Главная >  Публикации 

 

Понимание замешательства



Мардж: Это интересно. Это многое объясняет в моей жизни. Люди часто называют меня оптимисткой, потому что я всегда думаю о том, как будет хорошо, когда нечто неприятное будет позади. Я всегда многое довожу до конца, но у меня бывали проблемы с тем, чтобы заставить других выполнить неприятную работу. Когда я говорю им, как будет хорошо, когда она будет сделана, -- обычно они тупо таращатся на меня.

Правильно. Они просто не понимают. Они мотивируют себя не этим способом.

Фрэнк: Кажется, вы говорите, что человек может быть мощно и эффективно мотивирован, даже не испытывая никаких неприятных ощущений. Есть ли хоть какая-то надежда для остальных из нас, кто стимулирует себя тревогой?

Безусловно. Как и все остальное, что делают люди, стратегии мотивации заучены, и вы всегда можете выучить еще одну. Вас довольно легко научить, как использовать стратегию Мардж. Но вы должны быть осторожны, когда проделываете столь глубокое изменение в чьей-либо жизни.

Некоторые люди принимают паршивые решения, но поскольку они не очень мотивированы -- то и не наживают себе больших неприятностей. Если вы обучите их действительно эффективной стратегии мотивации, они действительно воплотят все эти дурные решения и совершат кучу глупых, неуместных и, возможно, опасных поступков. Поэтому прежде, чем я обучаю человека новой мощной стратегии мотивации, я убеждаюсь, что о нем уже есть эффективный способ принятия решений. Если нет, я научу его новой стратегии принятия решений прежде, чем новой стратегии мотивации.

Существует множество вариаций того, как люди мотивируют себя, но мы уже получили примеры двух основных паттернов. Большинство людей мотивируют себя, думая о том, как плохо им будет, если они чего-то не сделают, -- а потом движутся от этого плохого чувства. Крысиные психологи называют это

"обусловливание отвращением".

Немногие делают наоборот, как поступает Мардж. Она использует приятные ощущения, чтобы двигаться по направлению к тому, что действительно хочет, чтобы произошло, -- а не от того, что она не хочет, чтобы происходило; и еще она получает подкрепление по пути.

Человек со стратегией мотивации, как у Мардж, живет в совершенно другом мире, чем большинство людей, -- в мире без множества тревог, неприятностей и стрессов, переживаемых многими людьми.

Многие пользуются какой-то комбинацией этих двух стратегий. Они могут сначала подумать о том, что произойдет, если они чего-то не сделают, -- а потом о том, как будет хорошо, когда это будет сделано.

Все стратегии мотивации работают, а отбрасывать то, что работает, нельзя. Однако некоторые из них гораздо быстрее, устойчивее и приятнее других.

Множество проблем, приводящих людей на терапию или в тюрьму, -- имеют отношение к мотивации. Они или не мотивированы выполнять то, что они хотят делать - или другие хотят, чтобы они делали -- или мотивированы выполнять то, чего они или другие люди не хотят, чтобы они делали. Сегодня мы сделали здесь вот что: немножко поисследовали, как работает мотивация, так что вы можете до некоторой степени контролировать, что вы мотивированы делать. То, что мы здесь сделали, есть лишь начало того, что можно делать с мотивацией; но это дает вам нечто, что вы можете полнее изучить самостоятельно.

Понимание замешательства

Многие люди попадают в передряги потому, что испытывают из-за чего-либо замешательство. Я хотел бы показать вам, как брать замешательство и превращать его в понимание. Мне нужен человек, чтобы поиграть с ним -продемонстрировать, как это делается. Продемонстрировав, я собираюсь попросить вас объединиться в пары и проделать это друг с другом, так что будьте внимательны.

Билл: Я бы хотел это сделать.

Сначала подумайте о том, что приводит вас в замешательство и что вы хотели бы понять.

Билл: Есть куча вещей, которых я не понимаю.

Стоп. Я хочу, чтобы вы внимательно слушали, что я прошу вас сделать. Я не просил вас думать о том, чего вы не понимаете; я попросил вас подумать о том, что приводит вас в замешательство. "Замешательство" и "непонимание" сильно отличаются друг от друга. Есть куча вещей, которых вы не понимаете, потому что ничего о них не знаете. Возможно, вы не понимаете хирургии на открытом сердце или как сконструировать водородную бомбу. Вы не испытываете из-за этого замешательства; у вас просто нет информации, необходимой, чтобы понять, как делаются эти вещи.

Замешательство, однако, всегда есть указание на то, что вы находитесь на пути к пониманию. Замешательство предполагает, что у вас есть множество данных, но они еще не организованы способом, который позволяет вам понять их. Итак, я хочу, чтобы вы подумали о чем-то, что приводит вас в замешательство: что-то, в чем у вас большой опыт, но он лишен для вас смысла.

Билл: О'кей. Я думаю о...

Минуточку. Вам запрещается сообщать мне содержание того, о чем вы думаете. Содержание нужно лишь в том случае, если вы любопытны. Я математик; я интересуюсь только формой. Кроме того, остальным людям здесь слишком легко потеряться в содержании. Я хочу, чтобы они научились процессу, который я демонстрирую.

Вы подумали о том, что приводит вас в замешательство. Теперь я хочу, чтобы вы подумали о чем-то похожем и понятном вам. Говоря "похожее", я имею в виду, что если ваше замешательство относится к чьему-либо поведению, то пусть ваше "понимание" тоже относится к чьему-то поведению. Если ваше замешательство имеет отношение к тому, как работает автомобильный мотор, то пусть понимание будет чем-то механическим -- ну, например, как работает ваш тостер.

Билл: Я подумал о том, что понимаю.

Теперь у вас есть два внутренних опыта; один из них мы называем

"понимание", а другой -- "замешательство". В обоих есть картины?

Билл: Да.

Различия между ними -- вот что меня интересует. Чем они отличаются?

Например, одна может быть фильмом, а другая слайдом. Или одна может быть черно-белой, а другая цветной. Я хочу, чтобы вы обратились внутрь и исследовали эти два опыта, а потом сказали мне, чем они отличаются.

Билл: Замешательство -- слайд, и он маленький. Понимание -- это фильм, и большой.

Есть еще какие-то отличия? Если образ замешательства меньше, он, вероятно, и дальше находится.

Билл: Да, он дальше.

В каком-либо из них есть звук?

Билл: Да, в понимании есть звук, описывающий, что я вижу.

Замешательство беззвучно.

Откуда вы знаете, что одно вызывает у вас замешательство, а другое вы понимаете?

Билл: У меня разные ощущения, когда я смотрю на эти две картины.

О'кей. Как ваши чувства узнают, что нужно чувствовать именно это, когда вы смотрите на эти картины.

Билл: Полагаю, потому, что я их так научил.

Я хочу, чтобы вы все кое-что заметили. Я задал вопрос типа "Как?", спрашивая о процессе, а он ответил на вопрос "Почему?". "Потому что" всегда отвечает на "Почему". Все, что вы получите из "потому что" -- пучок исторических теорий. У меня есть только одна теория: что люди потому испытывают столько проблем с управлением своими мозгами, что земная ось наклонена. Так что на самом деле у вас чей-то чужой мозг, и он дурной. Вот и все теоретизирование, каким я занимаюсь.

Попробуем еще. Билл, как вы узнаете, что нужно испытывать разные чувства, когда смотрите на эти две разные картины?..

Билл: Не знаю.

Мне нравится этот ответ.

Билл: После того как я подумал об этом, я решил, что не знаю.

Бывает. Притворитесь, что знаете. Говорите. Худшее, что может произойти, -- это, что вы можете ошибиться. Много лет назад я осознал, что ошибался так много раз, что решил просто идти вперед и ошибаться более интересными способами.

Билл: Когда я смотрю на картину понимания, то могу видеть, как все работает. Это дает мне мягкое чувство расслабления. Когда я смотрю на другую картину, я не моту увидеть, что произойдет дальше; я чувствую небольшое напряжение.

Это определенно звучит как весьма отличные переживания. У кого-либо есть какие-либо вопросы о том, что я делаю?

Мужчина: У вас это выглядит так просто. Как вы узнаете, какие вопросы задавать?

Все, что я хочу знать, это:"Чем отличаются эти два опыта?" Ответом являются конкретные различия в зрительном, слуховом и кинестетическом опыте человека. Мои вопросы часто направлены на то, чего человек не замечает, и всегда -- на то, чтобы помочь ему сделать такие различения, которых он не делал раньше. Например, когда я спросил Билла, было ли это слайдом или фильмом, он ответил с легкостью. Но раньше он, вероятно, никогда даже не замечал этой разницы, потому что его об этом никто никогда не спрашивал.

Женщина: Существует ли какой-то определенный порядок вопросов, которые вы задаете? Вы спросили, был ли это слайд или фильм, до вопроса о цветном или черно-белом.

Есть определенный смысл в том, чтобы сначала спрашивать о вещах, а потом о качествах; вы реже будете сбиваться с дороги. Если вы спрашиваете:"Сколь быстро оно движется?", а оно оказывается слайдом -- это может привести в некоторое замешательство человека, с которым вы это проделываете. Сначала ищите основное, а потом спрашивайте о других более тонких различениях, которые могут там оказаться.

То, какие вопросы вы задаете, -- это еще и функция от осведомленности.

Я уже несколько раз исследовал замешательство и понимание, так что я уже знаю, какого рода различия там скорее всего окажутся. Это так же, как и все, чему мы обучаемся. Делая это впервые, мы немного запинаемся. Позже, лучше познакомившись с тем, что делаем, мы приобретаем большую рациональность и систематичность. Кроме того, вы можете просто составить длинный список всех вариантов и пройтись по ним -- одному за другим. Но проще сначала упомянуть несколько основных особенностей -- чтобы повернуть разум этого человека в правильном направлении -- а потом спросить:"Чем отличается одно от другого?"

Теперь давайте перейдем к более интересной части. Билл, я хочу, чтобы вы взяли "замешательство" и изменяли его, пока оно не станет точно таким же, как "понимание". Я не хочу, чтобы вы меняли содержание. Я хочу, чтобы вы изменили только процесс, который используете, -- чтобы представить то же самое содержание. Сначала я хочу, чтобы вы взяли этот слайд и превратили его в фильм.

Билл: Даже близко не могу этого сделать.

Сделайте так. Сначала сделайте серию слайдов с разных моментов времени.

Когда их у вас будет достаточно, быстро просмотрите их один за другим.

Немного ускорьте это -- и получите фильм. Фильм -- это всего лишь последовательность неподвижных картин, которые показывают быстро и последовательно.

Билл: О'кей. Я получил фильм.

Хорошо. Теперь добавьте повествовательную звуковую дорожку, описывающую его (Билл кивает).

Теперь увеличьте размеры этого фильма и придвиньте его к себе, пока он не окажется той же величины и на том же расстоянии, что и ваше изображение понимания. Что происходит, когда вы это делаете? Теперь вы понимаете?

Билл: Да. Теперь я могу видеть, что происходит; я чувствую себя гораздо комфортнее. У меня одинаковое чувство к обеим картинам.

Есть смысл в том, что когда у вас есть широкоформатный фильм с повествовательной звуковой дорожкой, то вы поймете нечто лучше, чем когда все, что у вас есть, -- это маленькая, молчащая, неподвижная картинка. У вас гораздо больше информации, и она организована так, что вы можете ее постичь.

Это естественный для Билла способ учиться тому, как понимать что-либо.

Женщина: Разве не обязательно иметь больше информации, чтобы выйти из замешательства?

Иногда дело в этом. Но часто у человека на самом деле есть информация; к ней просто нет такого доступа, который обеспечил бы понимание. Дело не в том, что чего-то не хватает; просто то, что у вас есть, плохо организовано.

Вы все знаете гораздо больше, чем думаете. Замешательство обычно порождается не недостатком информации, а ее избытком. Часто чье-либо замешательство представляет собой огромный коллаж из данных или множество быстро мелькающих картинок. Картины понимания у большинства людей, напротив, хорошо организованы и очень экономны. Они похожи на элегантное математическое уравнение или на хорошие стихи. Эти люди очищают скопище данных вплоть до очень простого представления. То, что я сделал с Биллом, просто дало ему возможность собрать данные, которые у него уже были, таким образом, чтобы он смог понять их. Способность использовать ваш мозг означает способность получать доступ, организовывать и использовать то, что вы уже имеете.

Большинство из вас видели, что происходит, когда в камине догорает огонь. Если вы немного передвинете дрова -- он снова вспыхнет. Вы ничего не добавили. Единственный элемент, который вы изменили, -- это расположение, но это порождает гигантское различие.

Если вы думаете, что вам нужно больше информации -- возможно, вы зададите кучу вопросов. Если ответы содержат только сырые данные, они вряд ли вам помогут, и придется продолжать спрашивать. Чем больше у вас ответов, тем меньше вы будете думать о вопросах, которые задаете. Но если ответы позволяют вам организовать данные, которые у вас уже есть, -- это может помочь вам понять. Это то, что часто называют "пассивным обучением", -- про человека, который вечно требует:"Кормите меня с ложечки". Другие люди могут воспринять огромное количество сведений и организовать их самостоятельно, без особой помощи извне. Это то, что часто называют "активным обучением".

Теперь, Билл, я хочу, чтобы вы попробовали это в другую сторону.

Возьмите то, что вы вначале понимали, и превратите в меньшую, более удаленную, неподвижную картину, и сотрите звуковую дорожку

Билл: Теперь я напряжен и растерян.

Стало быть, теперь мы могли бы взять любую вещь, в которой вы уверены, и запутать вас ко всем чертям. Вы все смеетесь; вы не осознаете, как это может быть полезно! Разве вы не знакомы с людьми, которые уверены, что понимают что-либо, а на самом деле -- нет?.. И эта ложная уверенность доставляет им кучу неприятностей? Хорошая доза замешательства могла бы замотивировать их послушать окружающих и собрать кой-какую очень полезную информацию. Замешательство и понимание -- это внутренние переживания. Они не обязаны иметь какое-либо отношение к внешнему миру. Вообще, если вы оглянетесь вокруг, -- связи обычно немного.

Чтобы Билл получил опыт, который он называет "пониманием", ему нужно пройти через процесс, в котором имеющаяся у него информация представлена в качестве широкоформатного фильма со звуковой дорожкой. Иногда это происходит случайно, в других случаях это может быть вызвано другими людьми. Однако теперь, зная, как это работает, он может намеренно включать этот процесс всякий раз, когда он из-за чего-то растерян. Если у него недостаточно данных, он может не прийти к полному пониманию; в фильме могут быть пробелы, или звуковая дорожка может давать время от времени провалы. Но для него это будет лучшим представлением того, что ему известно. Эти пробелы в фильме точно укажут, где ему нужно получить дополнительную информацию. И всякий раз, когда ему наскучит то, что он уже слишком хорошо понимает, он может сам себя ввести в замешательство -- в качестве прелюдии перед тем, как прийти к какому-то новому, иному пониманию.

Теперь я хочу, чтобы вы все по очереди проделали то, что я делал с

Биллом. Возьмите в пару человека, которого вы не знаете, потому что так будет проще.

1. Попросите своего партнера подумать а) о чем-то приводящем его в замешательство и б) о чем-то похожем, что он понимает. Вашему партнеру запрещается сообщать вам что бы то ни было о содержании.

2. Спросите:"Чем отличаются эти два опыта?" Вас не волнует, чем они похожи, -- только чем один отличается от другого.

3. Когда у вас будет как минимум два различия, попросите своего партнера изменить замешательство, чтобы оно стало таким же, как понимание.

4. Проверьте, что вы сделали, спросив, понимает ли он то, что раньше приводило его в растерянность. Если он понимает, вы кончили. Если нет, вернитесь на шаг 2) и найдите еще несколько отличий. Продолжайте до тех пор, пока он либо не поймет, либо не определит, какая конкретно нехватка информации препятствует полному пониманию. Помните, что никто никогда ничего не понимает до конца. Это нормально. Это сохраняет интерес к жизни. На каждого по пятнадцать минут.

Большинство из вас, возможно, заметили, что ваш партнер относительно слов "понимание" и "замешательство" проделывает внутри себя нечто отличное от того, что делаете вы. Давайте сначала услышим о каких-нибудь различиях, которые вы обнаружили, а потом вы зададите любые вопросы.

Мужчина: Мое замешательство похоже на телевизор, у которого вышла из строя вертикальная развертка. Картинки мелькают так быстро, что я не могу их увидеть. Когда я их замедлил и успокоил, все это приобрело смысл. А для моей партнерши замешательство было близко придвинутой панорамой. Многое происходило так близко вокруг нее, что она не могла все это переварить. Ей нужно было это замедлить, а потом физически отодвинуть и рассмотреть на расстоянии, чтобы понять.

Мужчина: Мой партнер -- ученый. Когда он в замешательстве, он просто видит фильмы о происходящих событиях -- то, что он называет "сырыми данными". Когда он начинает понимать, то видит маленькие диаграммы, наложенные на фильмы. Эти диаграммы позволяют ему сжать события, и фильмы становятся все короче и короче, пока он не получит то, что называет

"движущейся неподвижной картиной". Это неподвижная картина с наложенной на нее диаграммой, в которой указаны всевозможные способы, какими неподвижная картина может превратиться в фильм. Эта картина как бы слегка покачивается.

Это очень экономно.

Классно. Для остальных здесь это имеет смысл? У нас уже есть немалое разнообразие.

Женщина: Когда я действительно что-то понимаю, у меня есть сразу пять разных четких картин -- как в телевизоре с разделенным экраном. Когда я в замешательстве, у меня только одна картина, и она размытая. А когда моя партнерша что-то понимает -- это всегда здесь, справа от нее. То, что приводит ее в замешательство, находится в центре, а то, о чем она ничего не знает, -- там, слева.

Алан: То, что делала моя партнерша, показалось мне очень необычным. Ее замешательство было очень сфокусированным и конкретным, а понимание -размытым и ярким фильмом без резкости. Когда она "размазала" замешательство, то почувствовала, что вроде бы поняла. Я сказал ей:"Поверните ручку, отрегулируйте линзы, чтобы расфокусировать это".

Так делать можно, но не обязательно прибегать к метафорам. У людей нет ручек в действительности; вы можете просто предложить им сделать это. Итак, когда она все смазала -- она поняла. Надеюсь, она не кардиохирург! Это один из самых странных случаев, о каких я когда-либо слышал. Если вы затуманиваете образ -- тогда вы его понимаете! Несомненно, это отличается от других результатов, полученных нами здесь. Ей это тоже казалось странным?

Алан: Да. Может это быть похоже на подключение к какому-то бессознательному процессу более низкого уровня, которому вы доверяете?

Нет, я не принимаю таких объяснений. Все эти процессы бессознательны, пока вы не спросите человека о них. Существует много такого, что мы делаем интуитивно, но это другое. Конечно, вы могли упустить что-то важное. Но -предполагая, что ваше описание верно, -- ее понимание не может быть связано с деланием чего-либо. Чтобы что-то делать, необходимо иметь какие-то конкретные детали. Поэтому я и сострил по поводу надежды, что она не оперирует на сердце. С таким типом понимания у ее пациентов был бы не очень высокий процент выживаемости.

Однако расплывчатое, яркое понимание будет полезно для некоторых случаев. Например, такой человек, вероятно, принесет массу удовольствия на вечеринке. Она будет очень отзывчива, потому что все, что ей нужно сделать, чтобы почувствовать, что она вроде бы понимает сказанное кем-то, -- это смазать свои картинки. Способность создать яркий, расплывчатый фильм не требует слишком большого количества информации. Она может сделать это очень быстро, а потом испытывать массу ощущений, глядя на этот яркий фильм

Далее:

 

Головокружение.

Фитотерапия метаболических артритов.

В чем лучше готовить: в сухарях, в муке или в тесте? какое количество масла надо брать?.

Квашеная капуста по-грузински.

Вспышки ярости.

Пузырчатка эпидемическая новорожденных.

Народная медицина? народное целительство!.

 

Главная >  Публикации 


0.021