Главная >  Публикации 

 

Боевая ориентировка



Что же выгодно в бою для спортсмена: пытаться чаще наносить уколы-удары со скромными, но все-таки положительными возможностями на успех или редко, но с большей вероятностью поражать противника?

Определенного ответа здесь нет. Во-первых, потому, что среди сильных фехтовальщиков, претендующих на высокие места в любых соревнованиях, встречаются бойцы, которые нападают и часто и редко, а во-вторых, потому, что в зависимости от боевых и психологических особенностей противника и своего настроя бывает выгодным (если, конечно, боец имеет возможность менять свою боевую манеру) придерживаться то одной, то другой тактики в нападении.

Среди фехтовальщиков, однако, есть спортсмены, которые, понимая, что задуманная ими попытка поразить противника имеет равные возможности на успех и поражение, все же сознательно идут на риск, поскольку действовать даже в условиях небольшой вероятности достижения успеха все равно доставляет им радость.

Такие спортсмены ведут бой, насыщая его своими атаками и смело провоцируя своего противника на выполнение атак. Однако такая психология риск ради риска - не способствует воспитанию большого спортсмена, для которого типично прежде всего стремление к утверждению своего превосходства в спортивной борьбе.

Значение увлеченности тактической борьбой. Фехтовальщики после плохо проведенного ими боя часто говорят: не чувствовал противника, не чувствовал боя, не видел боя и т. д. Все это свидетельствует о том, что бой тактически был проведен слабо или на уровне, который не свойствен этим фехтовальщикам.

Практика соревнований показывает, что такие тактические провалы возникают как следствие неблагополучных психических состояний, вызываемых астеническими эмоциями (боязнью проиграть, неверием в успех, общей угнетенностью, досадой на неудачно складывающиеся обстоятельства как в отдельном бою, так и в процессе всего соревнования, случайным проигрышем, невыгодной для бойца жеребьевкой и т. д. ).

Борьба с возникновением этих отрицательных психических состояний и их преодоление зависят главным образом от усилий самого спортсмена.

Характерно, что хорошо владеющие собой фехтовальщики, как правило, чувствуют бой как конфликтную игру ума. Такая игра вызывает у них интерес, и они способны увлекаться ею, уходить в нее полностью, не оставляя места в своем сознании для проникновения каких-либо мыслей, не относящихся непосредственно к ведению боя.

Это вытеснение из боя астенических психологических моментов является самым действенным средством, обеспечивающим в сознании спортсмена благоприятные предпосылки для успешного ведения боя.

Тактические положения и рекомендации

Тактика фехтовальщиков должна основываться на знаниях, сообщаемых тренером, приобретаемых из специальной литературы, добытых в личном боевом опыте и при наблюдении боев других спортсменов.

Тактически опытный боец должен отвечать следующим требованиям: быть активным, действовать неожиданно, решительно и быстро, сохранять ясную голову и самостоятельность мышления, подавлять волю противника, владеть инициативой, создавать у противника ошибочные представления о своих возможностях и намерениях, навязывать ему невыгодные для него поведение и действия, заставлять делать то, что у него получается наиболее слабо, самому пользоваться тем, что наиболее удается.

Советы общего психологического характера, например не теряться в бою, подавлять волю противника и т. д. . утверждают лишь выгодные положительные моменты, направляющие внимание и волевые усилия спортсмена в нужном направлении как во время боя, так и в повседневной учебно-тренировочной работе.

Как вести бой. Первым условием, необходимым для наилучшего использования своих боевых возможностей в соревновательном бою, является интенсивное стремление к победе. Желание добиться успеха будет более действенным, если оно сочетается с глубоким интересом к бою и с удовольствием от самого процесса ведения боя.

Бой должен проходить в попытках бойца использовать боевые движения, положения и все поведение противника во время боя, чтобы наносить ему уколы-удары, а не получать их от него.

С этой целью необходимо наблюдать за противником, ища или создавая моменты для нанесения туше.

Однако ведя активно бой, фехтовальщику следует все время быть в состоянии оборонной настороженности на случаи нападения противника. Нельзя всецело увлекаться подготовкой нападения и не заботиться о том, чтобы не быть застигнутым врасплох атакой противника.

Наблюдая за противником, фехтовальщик должен учитывать не только содержание его движений, но и их назначение, т. е. смысл. Имея представление о слабостях противника (например, медленная атака, технически неправильное выполнение парадов, быстрая утомляемость и т. д. ), фехтовальщик не должен полностью подстраивать свой бой под обыгрывание их. Основное направление боя должно все же идти на реализацию текущих боевых, тактических промахов и неосторожностей противника.

Фехтовальщик в бою не должен пытаться использовать только те боевые моменты, которые позволяют ему применить свой "конек". Установки па обыгрывание "хронических" слабостей противника и на использование в бою только своих "коньков" обедняют боевое тактическое творчество, делают бойца однообразным, уменьшают его возможности действовать неожиданно.

Каждый момент боя фехтовальщик должен оценивать в зависимости от предыдущего хода взаимодействий, так как только в этом случае можно делать обоснованные предположения о том, что замышляет противник, а следовательно, можно быстрее и эффективнее противодействовать ему.

Это обстоятельство заставляет фехтовальщика обманывать противника не только в понимании и оценке им смысла и содержания боевых движений и подготавливающей игры, но и запутывать его относительно своих замыслов и намерений.

Наблюдая игру противника, фехтовальщику следует прежде всего определить ее характер и тактическое содержание, является ли это технической подготовкой атаки, маскировкой начала атаки, провоцированием противника на определенные действия или психическим прессингом и т. д. При этом надо иметь в виду, что определение тактического назначения игры очень сложная задача, так как похожие движения могут иметь совершенно различное тактическое назначение.

Как правило, в бою выгодно быть тактически активным (что неравнозначно двигательной активности фехтовальщика). Под тактической активностью следует понимать остроту и непрерывность тактического общения, постоянную готовность бойца сознательно противодействовать акциям противника и обыгрывать его игру и поведение для подготовки своих нападений.

Фехтовальщик, который в бою не "делает" боя, часто теряет нить тактического общения и ждет, что получится, может служить примером тактической пассивности. Такого типа фехтовальщик, вступая в борьбу с тактически активным противником, ставит себя в невыгодные условия.

Значение первого туше. Фехтовальщик, нанесший в бою при нулевом счете первый укол-удар, получает психологическое преимущество перед своим противником. Время становится его другом, и тем в большей степени, чем ближе конец боя.

Поэтому в бою с превосходящим по силе противником выгодно, нанеся ему укол-удар, не форсировать борьбу. Время делает свое дело.

При длительном бездействии наступает момент, когда получивший туше боец, заметив тактику проволочек своего противника и предчувствуя приближение конца боя по времени, начинает беспокоиться за судьбу поединка. Он спешит действовать, но дефицит времени не позволяет ему готовить тщательно нападение. Поглощенный стремлением как можно раньше нанести укол-удар, он снижает свою оборонную бдительность и легко может стать жертвой внезапного нападения. Почти несущественный в начале боя перевес сил становится решающим, боевым преимуществом.

Чтобы продлить после нанесения первого туше время безрезультатного ведения боя, фехтовальщик не должен выдавать свое намерение "тянуть" время пассивностью поведения, т. е. беспрестанно стремиться к глубоким отступлениям с выходом из дистанции боя. Наоборот, он должен создавать впечатление, что собирается вести бой активно и смело.

Тактические особенности ведения боев. Бой с незнакомым противником. При ведении боя с незнакомым противником фехтовальщик не знает, что можно ожидать от него в бою. Хотя полного незнания быть не должно, так как боец, как правило, имеет возможность увидеть своего неизвестного противника в лучшем случае в бою с кем-нибудь из соревнующихся в пределах начавшейся пульки, а в худшем - при боевой разминке.

В таких ситуациях с противником приходится знакомиться во время боя, будучи готовым при этом в любое мгновение к отступлению. Эта фаза исследования противника, сопряженная с несколькими успешными отступлениями и разведывательными короткими ложными атаками, снимает в некоторой степени чрезмерную настороженность и взволнованность фехтовальщика. У него появляется успокаивающая убежденность в возможности всегда спастись от нападения глубоким отступлением.

Боец должен стремиться к тому, чтобы в наикратчайший отрезок времени составить наиболее полное общее представление о противнике и уяснить в первую очередь главнейшие вопросы боя: 1) способен ли противник выполнять внезапные атаки; 2) какие оборонительные действия применяет он при ожидании атаки и при неожиданном нападении; 3) каково содержание его подготавливающей игры.

Бой с превосходящим по силе противником. Фехтовальщик в бою с противником, который обычно или почти всегда оказывается в соревнованиях впереди, должен прежде всего иметь в виду, что превосходство в фехтовании далеко не всегда приводит к победе в бою более сильного спортсмена.

В отдельных боях менее сильный фехтовальщик, уступая противнику в технике или в развитии физических качеств, может оказаться сильнее своего соперника и выиграть бой с явным преимуществом за счет тактики и других психологических моментов, правда, менее устойчивых, нежели техническое мастерство и физическая развитость.

Осознание этого обстоятельства может и должно освобождать фехтовальщика в бою с превосходящим по силе противником от настроения обреченности на неуспех.

Самые прочные преимущества заключаются в техническом мастерстве и физическом совершенстве. Поэтому боец, который уступает в этом своему сопернику, должен противопоставить ему психологическую подготовку, поскольку здесь специальные навыки не играют такой решающей роли, как в технической подготовке.

С более сильным противником не выгодно "разговаривать" на его репертуарно-техническом языке, так как в этом случае он без труда "переговорит" своего менее сильного соперника.

В данном случае выгодно применять непривычные, редко используемые приемы. Так, например, А. Кемеровский выиграл бой у сильнейшего фехтовальщика Т. Климова, совершив три раза подряд атаку с финтом ударом по голове и последующим ударом по голове. Этот пример особенно показателен, так как свои действия Кемеровский заранее продумал. Необычность их заключалась не только в техническом содержании, но и в тактическом. Климов никак не мог ожидать трехкратного повторения подряд одной и той же атаки. Или другой пример.

На первенстве СССР второразрядница из Узбекистана нанесла сокрушительное поражение чемпионке СССР А. Пономаревой, находящейся в лучшей своей спортивной форме. В атаке второразрядница наносила уколы с таким невероятным замахом, что возникал эффект пропуска темпа (синкопы). Очень быстрое движение парада чемпионки оказывалось преждевременным и не спасало ее от получения уколов.

Бой с уступающим по силе противником. В бою с не очень сильным противником мастер фехтования должен учитывать, что и он может успешно провести отдельный бой. С уступающим по силе фехтовальщиком бой надо вести серьезно, а не вполсилы, так как это не этично в отношении противника. У фехтовальщиков бытует выражение "отбирать свои".

Здесь имеются в виду победы над несильными противниками, которые обеспечивают сильному фехтовальщику попадание в конечном счете в финал.

Небрежное ведение боя уравнивает силы фехтовальщиков и нередко приводит сильного бойца к непоправимой неудаче. Поэтому с любым противником бой следует вести серьезно, позволяя себе лишь варьировать степенями боевого напряжения и риска.

Бой у задней границы поля боя. В такие моменты боя тактические ходы противником совершенно различны: один сражается без тыла, рискуя получить штрафной укол за выход за границу боя, а другой, обладая простором для маневра, имеет перед собой противника, лишенного возможности отступать и поэтому обреченного на необходимость атаковать или обороняться в крайне трудной боевой обстановке.

Бойцу, стоящему у границы, целесообразно, не давая противнику приблизиться, атаковать его с неожиданным по направлению действием на оружие, или выполнить атаку второго намерения, вызывая ответ или контратаку противника, или провести в один темп простую контртемповую атаку.

В практике известно немало других вариантов, но здесь мы предлагаем наиболее целесообразные. Прижатый к границе боец, поступая таким образом, не испытывает больших затруднений от того, что нет тыла. Противник же прежде всего не должен отступать в маневренной игре, чтобы не потерять позиционного преимущества. Выгоднее всего ему атаковать теми же способами, что и стоящему у границы. Тогда его атаки будут иметь очень большие возможности на успех, так как противнику некуда будет отступать.

Бой перед концом поединка. После объявления судьи, что до конца осталась одна минута, бой принимает определенный характер. Близость конца поединка при равном счете побуждает обычно более уставшего бойца к форсированному ведению боя, а менее утомленного - к спокойному, исключающему по возможности большой риск и преждевременные обострения.

При перевесе в счете одного из бойцов поведение в бою фехтовальщиков резко отличается по тактическому содержанию, так как одному финальная команда "альт" несет поражение, а другому - победу. Имеющему перевес в счете, как правило, выгодно создавать обстановку своей относительной безопасности, т. е. не идти на обострение, пытаясь не терять при этом пространства позади себя. Достигнуть относительной безопасности можно применяя ложные атаки, вызывающие отступления противника, или с помощью глубокого отступления от его действительных атак.

Имеющий неблагоприятный счет, естественно, стремится поскорее его сравнять или сделать выигрышным для себя. Ограниченность времени при этом заставляет его спешить, вести бой форсированно, не позволяя противнику приемами проволочки времени достигнуть своей цели.

Предельно обостряется боевая обстановка для отстающего в счете, когда до конца боя остаются считанные секунды. Поэтому следует сразу же после команды "Алле!" флешообразным наступлением настигать убегающего противника в расчете выполнить туше в атаке или в ответе на его попытку нанести укол-удар в темп.

Бой, не имеющий влияния на общий результат соревнований одного, а иногда к обоих участников встречи. Для фехтовальщика. которому нечего терять, такие бои могут иметь специфическую ценность, которую целесообразно использовать в полной мере.

Ценность этих боев заключается в сочетании соревновательной атмосферы с неограниченной возможностью боевых экспериментов и отработок. Особенно полезны эти бои с сильным партнером. Необходимо отметить, что соревновательный бой с несильным противником не создаст аналогичных условий для отработки боевого мастерства.

Все изложенные тактические положения применимы и в отношении противника-левши. Утверждения о том, что у фехтовальщика-левши имеются какие-то, присущие только ему, двигательные и тактические особенности, необоснованны.

В частности, утверждение об исключительной силе 4-й защиты у левши ошибочно. Возникает оно от непривычного ощущения, когда фехтовальщик в бою встречается с 4-й защитой там, где обычно он имеет дело с менее активным движением оружия противника в 6-й или 3-й защите.

Особые технические затруднения в ведении боя с противником-левшой могут возникнуть от непривычности положения его оружия и руки в боевых ситуациях и некоторого в связи с этим неудобства при выполнении приемов.

Однако эти затруднения легко устраняются при включении в индивидуальные уроки специальных упражнений против левши, а в боевую практику тренировочных боев с левшой.

Следовать советам конкретного характера - это не значит сводить все к тактическим стандартам, к однообразию. Фехтовальщик должен быть тактически гибким, разнообразным. Иногда, когда этого требуют обстоятельства, боец может прибегнуть и к однообразию.

Более того, однообразие приемов или даже повторение одного и того же приема несколько раз подряд может стать обманным маневром, но только в том случае, если фехтовальщик ожидает от своего противника непременного чередования разных приемов.

В некоторых случаях во время боя для обмана противника допустимы отдельные, как может показаться, боевые нелепости. Например, удары по закрытому месту. Такие удары могут быть успешными, так как фехтовальщик обычно не допускает мысли, что опытный противник попытается их совершить.

Например, боец на саблях сближается, приняв 5-ю позицию. Своим действием он вызывает противника на выполнение контратаки ударом по руке снаружи, на что тот не спеша наносит удар не в открытое место, а по голове.

Контратака ударом по голове оказалась успешной потому, что фехтовальщик, начавший сближение в 5-й позиции, заметив начало выпада в контратаке противника, поспешил послать оружие из 5-й позиции в задуманную 3-ю защиту.

Тактические доминанты. Поведение фехтовальщика в поединке и стиль его ведения боя определяются, как правило, психологическими особенностями человека. Конкретное же содержание его боевого репертуара и в большей мере тактические доминанты боя возникают как синтез специальной фехтовальной подготовки со склонностями человека.

Тактическая доминанта - это постоянная приверженность фехтовальщика к использованию определенного боевого действия, а чаще небольшого круга однотипных действий. Так, например, один фехтовальщик все свои бои проводит в поиске случая применить в момент неосторожного приближения противника простую атаку, второй, предоставляя возможность противнику атаковать, использует разнообразные контратаки, третий, незаметно вызывая противника на атаки, применяет парады с ответами, чередуя их с перехватами в движении вперед, четвертый (например сильнейший рапирист Герман Свешников) подавляет противника каскадом атак, чередуя ложные и прямые контртемповые атаки с действительными многотемповыми.

Тактические доминанты - это достояние фехтовальщиков. Они придают им определенный типовой облик.

Доминанты могут возникать в результате предлагаемого тренером учебного материала или возникать "стихийно" во время учебных боев. Так, например, юный фехтовальщик, постоянно тренирующийся с партнерами значительно слабее себя, может приобрести доминанту, выражающуюся в чрезмерно частом применении атак без тщательной их подготовки.

Тактические типы фехтовальщиков. Тактическое творчество фехтовальщика с большой полнотой отражает личность спортсмена, его темперамент, т. е. особенности его высшей нервной деятельности, его характер, морально-волевую направленность, эстетические вкусы и т. д.

Поэтому тактика фехтовальщика глубоко индивидуальна, хотя она в то же время в большей степени отражает особенности и направление тактической выучки. Ясно выраженное проявление индивидуальности в тактике ведения боя позволяет говорить о тактических типах фехтовальщиков.

Определение тактических типов помогает тренеру лучше разбираться в психологии своих учеников и находить для каждого из них соответствующее направление в тактической подготовке.

Кроме того, знакомство с тактической типологией помогает фехтовальщику создавать верное представление о противнике и на основании этого составлять план боя, наиболее соответствующий особенностям противника

Далее:

 

Советы и рекомендации.

Анатомо-физиологические особенности кожи и подкожной клетчатки.

Что вызвало болезни миндалин у девочек семейства квинтс?.

Глава XV Первая помощь при несчастных случаях и внезапных заболеваниях.

Девочка-амфибия (С. Шенкман).

3.12 Сердечная недостаточность (нf).

Варианты течения инфаркта миокарда.

 

Главная >  Публикации 


0.0007