Главная >  Публикации 

 

23. Обратиться за профессиональной помощью



Это все довольно крайние случаи проявления чистейшей жалости к себе, которую нетрудно распознать всякому, кто когда-либо переживал сам нечто подобное, видел пьяную истерику или просто хотел поплакаться. Сущностью этого чувства является полнейшая занятость одним собой. Мы можем так далеко зайти в заботе о своем «я-я-я-я», что утрачиваем контакт фактически с любым человеком. Не каждого можно вынести, кто ведет себя подобным образом, исключая лишь заболевших грудных младенцев. Поэтому, когда нас затягивает в трясину жалости к себе, мы стараемся скрыть это, особенно от самих себя. Однако это не способ выбраться из болота. Вместо этого, мы должны вывести себя из состояния поглощенности собой, отстраниться и посмотреть на себя как следует и по-честному. Как только мы распознаем, что на самом деле представляет собой жалость к себе, мы попробуем справиться с этим чувством как-нибудь иначе, нежели при помощи выпивки. Друзья могут оказать нам огромную помощь, если они настолько близки нам, что мы можем откровенно поговорить с ними. Они могут уловить фальшивую ноту в нашей «скорбной песне» и обратить на это наше внимание. Может быть, мы и сами сможем обнаружить фальшь; мы начинаем разбираться в наших истинных чувствах посредством простого их выражения вслух. Другим блестящим оружием является юмор. Оглушительные взрывы смеха раздаются, когда кто-нибудь из членов А.А. описывает свой последний припадок жалости к себе, и нам, слушающим его (или ее), кажется, что мы в комнате смеха смотрим на себя в кривые зеркала. Нас, взрослых мужчин и женщин, как бы одели в детские пеленки и наделили эмоциями годовалых. Это можно назвать шоковой терапией, но такой общий смех освобождает от боли, и конечный результат как правило оказывается благотворным. Когда мы ловим себя на возникновении чувства жалости к себе, то можем ему противодействовать, приступив немедленно к подведению баланса. Для каждого упоминания о неприятности, которое мы должны отнести к графе расходов, мы отыскиваем приятное событие, которое относим к графе доходов

Сюда мы отнесем наше здоровье, перечисление болезней, которыми мы не страдаем, любимых друзей, солнечную погоду, вкусную еду, доброжелательность– как проявленную нами, так и в наш адрес, (утки, проведенные без выпивки, хорошо выполненную работу, хорошую книгу для чтения, а также многие другие вещи, которые, суммируясь, перевесят те причины, которые вызвали жалость к себе. Этим же методом можно избавиться от праздничной хандры, которой страдают не только алкоголики. Рождество и Новый год, дни рождения и годовщины затягивали многих в трясину переживания собственных несчастий. В А.А. мы учимся распознавать старое стремление сосредоточиться на ностальгическом унынии или причитать о тех, кто нас покинул, или о тех, кто нами ныне пренебрегает, или сожалеть о том, как мало мы можем отдать другим в сравнении с богачами. Вместо этого мы заносим в шкалу доходов нашего гроссбуха признательность за наше здоровье, за то, что наши любимые с нами, за нашу нынешнюю способность дарить любовь, когда мы не пьем. И вновь чаша весов склоняется в сторону доходов.

23. Обратиться за профессиональной помощью

Наверное, каждый бывший алкоголик когда-нибудь нуждался в получении той профессиональной помощи, которую ему не может дать А.А. К слову сказать, два самых первых члена А.А., его основатели, тоже нуждались в такой помощи и получали ее от врачей, в больнице и у священнослужителей. Как только мы бросаем пить, оказывается, что исчезает множество наших проблем. Однако остаются или даже возникают определенные проблемы, которые требуют профессионального вмешательства таких специалистов, как акушер, мозольный оператор, юрист, эксперт по легочным заболеваниям, дантист, дерматолог или психиатр какой– либо специализации. Так как А.А. не располагает такими службами, то мы полагаемся на профессионалов, когда хотим устроиться на работу или получить профессиональную ориентацию, совет по семейным взаимоотношениям, консультации по психологическим проблемам и по многим другим вопросам. А.А. не обеспечивает алкоголиков финансовой помощью, пищей, одеждой или кровом. Однако имеются хорошие профессиональные службы и организации, которые будут особенно рады помочь алкоголику, искренне старающемуся стать трезвым. Если кто-то нуждается в том, чтобы ему протянули руку помощи, это не означает проявление слабости с его стороны и не может служить поводом для стыда. Ложным является чувство «гордости», удерживающее от принятия помощи специалиста, которая оказалась бы для нас очень полезной. Это абсолютно суетное чувство, часто мешающее нам выздороветь. Чем взрослее мы становимся, тем охотнее мы принимаем любой толковый совет и любую дельную помощь. Изучая «истории болезни» бывших алкоголиков, можно ясно увидеть, что все они когда-либо с подмой для себя прибегали к помощи специализированных психиатрических или Других медицинских служб, медсестер, консультантов, общественных работников, юристов, священнослужителей и других специалистов. В книге «Анонимные Алкоголики» – основном руководстве Сообщества А.А.– особо рекомендуется искать такую помощь к счастью, мы не обнаружили противоречий между идеями АА

и советами специалистов, хорошо разбирающихся в проблемах алкоголизма. Мы не отрицаем, что алкоголики, обращаясь за профессиональной помощью, много раз находили, что такая помощь неэффективна. Но неалкоголики, поскольку они составляют большинство, могут рассказать о значительно большем числе неудач. Еще не было на свете такого безукоризненного врача, пастора или юриста, которые не совершали бы промахов. И до тех пор, пока в мире существу– ют больные, вероятно, никогда не настоит такое время. когда их болезни будут излечиваться без ошибок. По совести говоря, мы должны признать, что алкоголики – это не те люди, которым легче всего помогать. Мы иногда лжем. Мы нарушаем предписания. А когда мы поправляемся, то начинаем винить врача за то, что он не смог вылечить нас раньше и ликвидировать тот вред, который мы причиняли сами себе в течение недель, месяцев, лет. Не все из нас своевременно скачивали свои счета. И время от времени мы делали все от нас зависящее, чтобы свести на нет хороший уход и совет, а потом свалить вину за неудачу на специалиста. Это была дешевая, фальшивая победа, так как в результате мы сами страдали от ее последствий. Некоторые из нас сегодня отдают себе отчет в том, что именно наше поведение удерживало нас от принятия полезных советов и ухода, в которых мы действительно нуждались. Одним из объяснений нашего упрямства может быть то, что оно было продиктовано нашей болезнью. Алкоголь – коварное и сбивающее с толку зелье. Он может вынудить любого вести себя таким образом, словно человек стремится уничтожить себя, вопреки здравому смыслу и истинным желаниям. Мы не собирались намеренно разрушать собственное здоровье; наше пагубное пристрастие к алкоголю само по себе ограждало нас от каких-либо факторов, способствующих сохранению здоровья. Если мы замечаем, что, став трезвыми, все еще относимся с недоверием к действительно квалифицированной профессиональной помощи, то это можно рассматривать как предупреждающий сигнал. Не пытается ли активный алкоголизм опять тайком прокрасться в нас? В некоторых случаях противоречивые мнения и рекомендации других вылечившихся алкоголиков могут затруднить для новичка поиски квалифицированной профессиональной помощи

Почти что всякий имеет свои излюбленные снадобья от похмелья или средства от простуды, и точно так же любой человек, кого мы знаем, делит своих врачей на любимых и нелюбимых. Конечно, разумно воспользоваться всем огромным накопленным опытом алкоголиков, заметно продвинувшихся в своем излечении. Однако то, что помогает другим, не всегда может оказаться полезным для вас. Каждый из нас должен принять на себя решающую ответственность за те или иные свои действия или отказ от них. Это мы должны решить самостоятельно. После того, как вы изучили различные возможности, посоветовались со своими друзьями и рассмотрели все «за» и «против», в конечном итоге вам самим предстоит принять решение, следует ли воспользоваться профессиональной помощью. Принимать или нет дисульфирам (лекарство для лечения алкоголизма), пройти ли психотерапию, вернуться в школу или поменять место работы, делать ли операцию, сесть ли на диету, бросить ли курить, принять или не принять советы вашего юриста насчет налогов – все эти вопросы нуждаются в вашем собственном решении. Мы уважаем ваше право принимать их или, если того потребуют обстоятельства, менять свое мнение. Конечно, не все медики, психологи и другие специалисты могут согласиться до последней запятой со всем тем, что мы предлагаем в этой книге. Ничего страшного в этом нет. Да и возможно ли иначе? Они не обладают нашим личным непосредственным опытом алкоголиков, и лишь немногие из них столь же часто, как мы, общались с алкоголиками. А мы, в свою очередь, не обладаем их профессиональной подготовкой и знаниями, которые им необходимы для выполнения своих обязанностей. Это не означает, что они правы, а мы ошибаемся, или наоборот. Мы с ними обладаем различными ролями и обязанностями, оказывая помощь алкоголикам. Может быть, в этом отношении вам повезет так же, как и многим из нас. Сотни тысяч из нас глубоко признательны огромному количеству профессионалов, которые помогли нам или пытались помочь.

24. Избегать эмоциональных сложностей

Влюбиться в вашего доктора, медсестру или в такого же пациента, как вы – старая романтическая история. Вылечившиеся алкоголики тоже восприимчивы к любовной лихорадке. Алкоголизм не создает иммунитета от какого– либо обычного человеческого чувства. Старая поговорка гласит: печаль рождается в горячем сердце. Там же могут родиться и прочие неприятности, включая алкогольный разгул. В нашем прошлом, заполненном бутылками, банками и стаканами, многие из нас потратили уйму времени, устраивая наши интимные отношения – как временные, так и продолжительные, или «серьезные». Мы часто были поглощены тем, что увлекались (или не увлекались) другими людьми. Очень многие из нас возлагали вину за отсутствие стойкой привязанности на свое пьянство и постоянно искали любовные взаимоотношения, шатаясь по барам и вечеринкам. Другие из нас, по всей очевидности, имели все те личные связи, которые мы столь настойчиво хотели обрести, но все равно пили. Алкоголь, конечно, не способствовал ни развитию наших представлений о настоящей любви, ни нашей способности ответить на нее и совладать с ней, когда она возникала на нашем пути. Скорее наоборот, наша алкогольная жизнь делает наше "я" в эмоциональном смысле уязвленным, задетым, искривленным и помятым, если не серьезно деформированным. Итак, наш опыт показывает, что в первые дни нашей трезвости мы оказываемся в наибольшей степени эмоционально уязвимыми. Является ли это следствием фармакологического воздействия алкоголя? Может быть, это естественное состояние для каждого, кто находится в процессе выздоровления от длительной и тяжелой болезни? Или это указывает на глубокий изъян характера? Ответы на эти вопросы на первых порах не имеют большого значения. Независимо от причины, мы находимся в таком состоянии, что следует глядеть в оба, потому что наша уязвимость может склонить нас к выпивке гораздо раньше, чем мы осознаем или даже просто заметим, что мы делаем. Мы обнаружили, что такие рецидивы возникают по– разному. Вначале, когда мы испытываем облегчение и наслаждаемся своим трезвым состоянием, мы можем чрезвычайно увлечься кем-нибудь как в А

А., так и вне его, особенно, когда к нам проявляют неподдельный интерес или когда мы замечаем, что на нас вроде бы смотрят с восхищением. Головокружительный восторг, который мы при этом можем ощущать, делает нас в высшей степени склонными уступить желанию выпить. Может возникнуть и противоположная эмоциональная реакция. Некоторое время после того, как мы бросили пить, мы можем находиться в таком душевном оцепенении, что оказываемся почти совершенно неспособны к проявлению любовных чувств. (Врачи рассказывают, что после того как человек бросил пить, он, как правило, в течение многих месяцев не проявляет интереса к сексу и обладает крайне ограниченными возможностями в этой области; однако эта проблема полностью исчезает сама собой по мере того, как восстанавливается наше здоровье. Мы это знаем!) Пока мы не уверены в том, что это оцепенение пройдет, возврат к выпивке будет казаться нам привлекательным «средством», которое на самом деле приведет к еще большим бедам. Наша эмоциональная неустойчивость затрагивает также и наши отношения со старыми друзьями и семьей. Для многих эти отношения налаживались сразу же, как только мы начинали выздоравливать. Другим предстоит пройти через период особой вспыльчивости у себя дома; теперь, когда мы стали трезвыми, мы должны разобраться в своих отношениях с мужем, женой, детьми, братьями и сестрами, родителями или соседями и пересмотреть свое поведение по отношению к ним. Такое же внимание следует уделить нашим отношениям с коллегами по работе, клиентами, подчиненными и начальниками. (Часто наши выпивки приводили к серьезным эмоциональным конфликтам с теми, кто нам близок, поэтому они тоже могут нуждаться в помощи. Они могут вступить в группу «Ал-Анон» или «Алатин» телефоны и адреса этих объединений можно получить в группах АА.}. Хотя эти сообщества официально не связаны с А.А., они основывают свою деятельность на аналогичных принципах и помогают друзьям и родственникам алкоголиков лучше устроить свою жизнь, зная о наших особенностях и нашем состоянии

) Через несколько лет мы глубоко убеждаемся в том, что почти никогда на ранней стадии трезвости не следует принимать очень важные для нас решения, если с этим можно какое-то время подождать. Такая предосторожность касается решений, принимаемых относительно других людей, решений, связанных с серьезными эмоциональными последствиями. Эти первые, неустойчивые недели трезвости не являются подходящим временем для осуществления радикальных жизненных перемен. Другое предостережение: связывая с кем-нибудь нашу трезвость, мы эмоционально вовлекаемся в совершенно губительные для нас сопоставления. Рассуждения типа – «я буду трезвым, если такой-то и такая-то поступят так-то и так-то»– являются препятствиями к выздоровлению. Мы должны быть трезвыми для самих себя, независимо от того, что делают или не делают другие. Мы должны помнить, что чувство сильной неприязни, часто возникающее вместо прежних любовных отношений, также может привести к сложному и запутанному эмоциональному состоянию. Мы должны сдержать любое чувство, грозящее захлестнуть нас, иначе оно приведет нас опять к выпивке. Легко вообразить, что вы являетесь исключением из этого общего правила. В начале своей трезвой жизни вы можете искренне поверить в то, что к вам наконец пришла глубокая, настоянная любовь, или в то, что ваше нынешнее состояние неприязни к кому-либо, сохраняющееся даже при полной трезвости, означает, что в этих отношениях всегда было что-то изначально порочное. В том и другом случае, может быть, вы правы, а пока разумнее будет не спешить и посмотреть – не изменится ли ваше отношение к этому. Снова и снова мы убеждаемся в том, что в течение нескольких первых месяцев трезвости эти чувства переживают драматические изменения. Поэтому, пользуясь правилом «Первым делом – главное», мы обнаружили, что вначале полезно сосредоточиться исключительно на нашей трезвости, избегая любых рискованных эмоциональных сложностей. Незрелые или преждевременные любовные связи наносят ущерб процессу нашего выздоровления. Только после того, как по прошествии времени мы станем более разумными не только в вопросах, относящихся к выпивке, мы будем по– настоящему способны вступать в серьезные отношения с другими людьми. Когда нам удалось заложить столь прочный фундамент нашей трезвости, что она в состоянии противостоять любому стрессу, только тогда мы готовы взять на себя труд навести порядок в иных сферах нашей жизни.

25. Избегать подвохов, начинающихся со слова «если»

Не только эмоциональные сложности во взаимоотношениях с другими людьми создают ситуации, когда наша трезвость подвергается опасности со стороны чего-то, не зависящего от нас. Некоторые из нас, сами того не желая, связывают свою трезвость с разными другими условиями. Один член А.А. говорит: "Мы, пьяницы, очень склонны строить предположения, начинающиеся со слова «если». Когда мы пили, наши дни были заполнены не только алкоголем, но и бесчисленными «если». Множество наших мечтаний начиналось словами: «если бы только...» Мы постоянно твердили себе, что никогда бы не «надрались», если бы не случилось то или другое, или что мы вообще не имели бы никаких алкогольных проблем, «если бы только...» Мы все дополняли это последнее «если» нашими собственными объяснениями (оправданиями?), почему мы пьем. Каждый из нас думал: "Я бы не пил так...если бы не моя жена (муж, любовник)...если бы у меня было побольше денег и не так много долгов...если бы не все зги семейные проблемы...если бы на меня так не давили...если бы у меня была работа получше и более пристойное жиль>...если бы меня понимали...если бы мир не был таким отвратительным...если бы люди были более внимательны и честны... «если бы другие не рассчитывали, что я напьюсь...если бы не эта (любая) война....» И так далее, и так далее. Вспоминая такой способ мышления и наше поведение, вытекающее из него, мы видим сегодня, что в самом деле позволяли внешним обстоятельствам в значительной степени управлять нашей жизнью. Когда мы бросаем пить, большинство этих обстоятельств перестает занимать свои привычные места в нашем сознании. На уровне человеческих взаимоотношений многие из них действительно сразу же исчезают, как только мы встаем на путь трезвости и начинаем понимать, что способны когда-нибудь справиться и с остальными. Между тем, наша нынешняя трезвая жизнь намного лучше прежней, вне зависимости от того, что может произойти. Но потом для некоторых из нас, уже имеющих стаж трезвости, наступает время, когда – хлоп!– новое открытие сваливается на нас

Та самая старая привычка, тех дней, когда мы пьянствовали, мыслить по трафарету «если бы...» незаметно для нас приспособилась к нашему новому трезвому образу жизни. Неосознанно мы связываем нашу трезвость с определенными условиями. Мы начинаем считать, что трезвость не так уж плоха, если все идет хорошо и если не происходит никаких отклонений от нормы. В действительности мы игнорируем биохимическую, неизменную природу нашего недуга. Алкоголизм не признает никаких «если». Он не покидает нас ни на неделю, ни на день, ни даже на час, и не позволяет нам хоть немного побыть неалкоголиками и снова обрести способность выпить по какому-нибудь особому случаю или исключительному поводу – будь то происходящее раз в жизни торжество или огромное горе, или просто если в Испании идут дожди, или звездопады полыхают над Алабамой. Алкоголизм – это наша болезнь, не обусловленная никакими обстоятельствами и не дающая поблажки ни при каких условиях. Необходимо некоторое время для того, чтобы эта истина вошла в нашу плоть и кровь. Иногда мы не осознаем того, что связываем определенные обстоятельства с нашей трезвостью, пока что-нибудь не происходит и притом не по нашей вине. И вдруг – бац!– это происходит. Мы не приняли во внимание, что такое может случиться. Мысль о выпивке оказывается естественной перед лицом столь глубокого разочарования. Если нам не увеличивают зарплату и не повышают в должности, если нам не дают ту работу, к которой мы стремились, или что-то не клеится в нашей интимной жизни, или кто-либо дурно обращается с нами, тогда, возможно, мы понимаем, что все время мы полагались на то, что обстоятельства помогут нам остаться трезвыми. Где-то, в потайных извилинах нашего серого вещества мы находим скрытую крохотную оговорку – условие, при котором мы сможем остаться трезвыми. Она там только и ждет момента, чтобы ударить из засады. Мы продолжали думать: «Так-то оно так, трезвость – отличная штука, и я намереваюсь сохранить ее». Мы даже не слушали как та оговорка нам нашептывала: «И сохраню, конечно, юли все пойдет так, как я хочу

Далее:

 

Вопросы о спиде, возникающие у родителей.

Очищение печени.

Раздел 9 Болезни детей раннего и старшего возраста.

Хирургические методы лечения.

Нездоровые привычки.

Шестое правило здоровья: упражнение "для спины и живота".

Шестое правило здоровья: упражнение для спины и живота.

 

Главная >  Публикации 


0.001