Главная >  Публикации 

 

Глава XIII Психические болезни



Из памяти выпадают также события, предшествовавшие заболеванию. Продолжительность такого периода, выпавшего из памяти, может быть различна, от нескольких месяцев до нескольких лет. Логическое мышление больных не нарушается, поэтому грубые расстройства памяти больные компенсируют сообразительностью и догадливостью. Больные частично осознают свою болезнь и пытаются скрыть пробелы в памяти от окружающих.

Неврологические расстройства проявляются в полиневритах различной степени выраженности: от ослабления рефлексов, нарушения чувствительности кожи до полного отсутствия рефлексов, атрофии мышц, грубого нарушения походки. Корсаковским психозом страдают как мужчины, так и женщины. Однако, последние лучше поддаются терапевтическому воздействию. Приблизительно у половины больных в результате лечения восстанавливается способность к запоминанию и сглаживаются симптомы полиневрита. Однако, прогноз более или менее благоприятен только в случаях воздержания от пьянства и длительной поддерживающей терапии. Больные же часто забывают, что их лечили, и продолжают пить.

Лечение комплексное. Проводят массивную дезинтоксикационную и метаболическую терапию, применяя большие дозы витаминов В 1, Вб, В 12, С, ноотропов (ноотропил, пирацетам - внутривенно капельно, внутримышечно). Вместе с тем для лечения полиневрита назначают массаж, лечебную физкультуру, физиотерапевтические процедуры. Лечение длительное, зависит от тяжести заболевания и воздержания от алкоголизациии.

Дисморфофобия иднсморфомання. Эта форма психических расстройств свойственна подростковому и юношескому возрасту, в среднем от 13 до 20 лет, и выражается недовольством своей внешностью, отдельными чертами лица или фигуры. Оно может возникать эпизодически (после соответствующих замечаний со стороны сверстников или взрослых), а может быть относительно постоянным (если, например, дразнят в школе, во дворе и т.п.)

В других случаях появляются болезненные мысли о наличии какого-то воображаемого или переоцениваемого физического недостатка. Наиболее часто это касается видимых частей тела: формы или размеров носа, ушей, лба, губ, строения ног. Несколько реже - размеров груди, талии, живота, бедер - для девочек и девушек, размеров и формы половых органов - для мальчиков и юношей.

Также встречаются болезненные мысли о распространении больным неприятных запахов (кишечных газов, мочи, пота, запахов изо рта). Эта патология известна под названием "дисморфофобия", что в переводе с греческого буквально означает навязчивый страх телесной деформации. Этот страх, касающийся якобы неправильного или уродливого строения той или иной части тела, обычно сопровождается критическим отношением к своим переживаниям, хотя больной бывает не в силах его преодолеть.

Дисморфомания - это расстройство более глубокое, психотического уровня, когда болезненная убежденность в наличии воображаемого физического недостатка приобретает сверхценный или бредовой характер, т.е. не поддается коррекции и сопровождается отсутствием критики со стороны больного.

Дисморфомания сопровождается подавленным настроением, тщательной маскировкой своих переживаний и "дефектов" и стремлением к исправлению своего "недостатка" любым путем. Поэтому такие больные для маскировки "уродливых" ушей придумывают особую прическу или не снимают головного убора - при "уродстве" головы. Обращаются к врачам, чаще всего хирургам и косметологам, с просьбой "исправить" им уши, нос, губы, сделать пересадку кожи, удалить жир с живота, бедер, удалить все зубы и вставить новые, изменить форму челюсти, вывести все родимые пятна и тд.

Добиваясь врачебного вмешательства, чаще всего пластической операции, больные проявляют такую активность и изобретательность, что в ряде случаев им удается убедить врачей и родителей в своей правоте. Однако, даже самая удачная операция не приносит успокоения больному, он обнаруживает новые дефекты и страдает по-прежнему. Больные часто пытаются собственными методами исправить недостатки. Например, упорно отказываются от еды или придерживаются особой диеты, придумывают специальный комплекс изнуряющих упражнений, подрезают себе нос, подпиливают зубы и тд. В случае неудачных попыток исправления (или самоисправления) своих "недостатков" могут совершить самоубийство.

Для своевременного выявления описанного психического расстройства используют два объективных показателя: "симптом зеркала" и "симптом фотографии". "Симптом зеркала" выражается в постоянном стремлении рассматривать в зеркале свое отображение с целью, во-первых, "подыскать наиболее удачную позу", выражение лица, походку, чтобы скрыть от окружающих свой мнимый недостаток или, по крайней мере, сделать его менее заметным. Во-вторых, для того, чтобы "уяснить себе", какая именно коррекция им требуется и каким образом ее лучше осуществить. Больные рассматривают себя в зеркале в то время, когда, по их убеждению, на них никто не смотрит.

"Симптом фотографии" заключается в том, что больные категорически отказываются фотографироваться, даже для очень важных документов, истинным мотивом такого поведения является убеждение, что фотография "увековечит уродство", "в статическом виде дефект более заметен".

Синдром дисморфомании (дисморфофобии) может наблюдаться как у больных с пограничными расстройствами (при особом складе характера, после воздействия психогенного фактора), так и при шизофрении. Во втором случае прогноз менее благоприятен из-за малой эффективности существующих методов лечения. Неблагоприятен прогноз в случае возникновения идеи физического недостатка по отношению к наиболее правильной и красивой части тела. Наоборот, прогноз благоприятен, когдадля развития идеи или страха физической неполноценности имеется определенная "почва" (например, действительно не слишком красивый нос, но и неуродливый, чтобы так сильно на нем фиксироваться).

Прилечении больных с описанным синдромом необходимо избегать оперативного вмешательства по просьбе больных, ибо это приводит, как правило, к еще большему утяжелению болезни. Желательно также как можно раньше обратиться за помощью к психиатру, т.к. эффективность лечения обратно пропорциональна длительности синдрома. В процессе лечения применяют как медикаментозные средства (нейролептики, антидепрессанты), так и различные методы психотерапевтического воздействия и социальной реабилитации.

Особое значение в профилактике дисморфоманических и особенно дисморфофобических расстройств имеет правильное воспитание с детского возраста, чтобы избежать формирования пониженной самооценки, комплекса неполноценности.

Не следует делать обидные замечания в адрес ребенка, его внешности (например, "какой ты у нас лопоухий", "ну и толстый же ты", "в кого у тебя такой длинный нос" и т.п.). Если у ребенка есть какие-то недостатки во внешнем виде (излишняя полнота, юношеские угри), нужно помочь ему избавиться от этого, а не заострять его внимание на этом. Н еобходи мо собл юден ие определенного такта и со стороны учителей, школьных врачей и медсестер. Особого внимания требуют дети с действительными физическими дефектами - в этих случаях нужно как можно раньше устранить физический недостаток, при необходимости даже хирургическим путем, пока он не вызвал психических нарушений у подростка.

Инволюционные (пресенильные, предстарческие) психозы. Психические болезни позднего возраста делятся наинволюционные функциональные (обратимые) психозы, не ведущие к развитию слабоумия, и старческие органические психозы, возникающие на фоне деструктивного процесса в головном мозге и сопровождающиеся развитием грубых нарушений интеллекта (см. Старческие психозы).

К инволюционным психозам относят инволюционную депрессию (меланхолию), инволюционный параноид.

Возникновению и развитию инволюционных психозов способствуют своеобразный склад личности с чертами ригидности, тревожности, мнительности, различные психотравмирующие ситуации, предшествующие соматические заболевания. Инволюционные психозы у женщин развиваются, как правило, после менопаузы (климактерия), т.е. после периода гормональной перестройки в организме. Другими словами, "климакс" не является причиной инволюционных психозов.

Инволюционная меланхолия - затяжная тревожная или тревожно-бредовая депрессия, впервые возникшая в инволюционном возрасте. Отмечается чаще у женщин в возрасте 50-65 лет.

Симптомы и течение. Клиническая картина заболевания складывается из подавленного настроения, с тревогой, страхом, растерянностью. Больные пребывают в состоянии двигательного беспокойства, суетливости, переходящей временами в тревожно-тоскливое возбуждение. Они мечутся, не находят себе места, причитают, повторяют одни и те же слова. В таком состоянии возможны суицидальные попытки. Состояние может усложняться за счет присоединения слуховых иллюзий: в разговоре окружающих слышатся осуждение, упреки, обвинение. Присоединяются бредовые идеи самообвинения, осуждения, разорения, обнищания или ипохондрического содержания. Ипохондрические идеи заключаются в убежденности больных в наличии тяжелого соматического заболевания (рака, заболевания сердца, желудочно-кишечного тракта), что не подтверждается при объективном исследовании. В ряде случаев болезненные опасения принимают крайние формы отрицания функционирования отдельных органов и целых систем - "останавливается кровь", "гниет желудок", "разложился кишечник", "отсутствует стул и не выделяется моча". Чувство безысходности и тревожного ожидания может также проявляться в фантастически грандиозной форме - "все гибнет, происходит всеобщая катастрофа... все от моей греховности... единственный выход - в справедливом возмездии".

Инволюционная меланхолия отличается длительным течением. Она продолжается от нескольких месяцев до нескольких лет. Исходы болезни различны. Возможно полное выздоровление, особенно при своевременном и правильном лечении. Случаи злокачественного течения при нарастающих симптомах общего истощения в настоящее время крайне редки. Иногда в течение многих лет наблюдается монотонная тревога, фиксация на своем состоянии здоровья, снижение активности в плане поддержания своего внешнего вида, быта, общения с окружающими.

Распознавание болезни довольно сложное. Опорными признаками для постановки диагноза инволюционной меланхолии являются: возраст больных, отсутствие в прошлом психических расстройств и приступов депрессии, преобладание в состоянии больных подавленного настроения с тревогой, страхом, суетливостью, ожиданием наказания для себя и своих близких, фиксацией внимания на соматическом состоянии. Однако, если жалобы соматического характера стойкие и невозможно исключить наличие того или иного заболевания, необходимо провести тщательное физическое обследование с применением всех современных методов диагностики.

Лечение. Применяют антидепрессанты с успокаивающим действием (см. Методы лечения) в сочетании с небольшими дозами нейролептиков (сонапакс, френолон, этаперазин) с целью снятия страха, тревоги, бредовых расстройтсв. Препараты назначают осторожно, при отсутствии противопоказаний, с учетом возможной возрастной реакции на лекарства. В случае неэффективного лечения лекарственными средствами иногда применяют электросудорожную терапию. Лечение обычно проводится в условиях психиатрического стационара, т.к. необходимо постоянное наблюдение за физическим и психическим состоянием больного, тем более, что не исключена вероятность попыток к самоубийству.

Прогноз в целом благоприятный. Либо наступает полное выздоровление, либо сохраняются в течение определенного времени после выхода из психоза неустойчивый сон, головная боль, небольшая тревога и некоторое "внутреннее волнение". Однако, в любом случае, сохраняется трудоспособность, хотя многие к этому времени находятся в пенсионном возрасте. Обычно они обслуживают себя и близких, ведут домашнее хозяйство, воспитывают внуков, общаются с соседями и родственниками, т.е. ведут полноценный образ жизни.

Инволюционный параноид - психоз, впервые возникающий в возрасте инволюции (обратного развития) и характеризующийся бредом малого размаха или обыденных отношений.

Симптомы и течение. Заболевание характеризуется постепенным развитием стойкого бреда на фоне ясного сознания и внешне относительно упорядоченного поведения. В бредовую концепцию вовлекаются люди из ближайшего окружения (члены семьи, соседи, знакомые), которые подозреваются в умышленном причинении всевозможных неприятностей: вредительства, притеснения, отравления, нанесения ущерба. Бредовая концепция обычно не распространяется за пределы узких бытовых отношений, поэтому и называется бредом "малого размаха" или "обыденных отношений". Больные убеждены в том, что соседи портят их вещи, забираются тайком в квартиру, подбирая ключи и отмычки, подсыпают в пищу соль, ядовитые вещества, подпускают под дверь газ и тд. К соседям ходят подозрительные лица, которые состоят с ними в заговоре. Все делается с конкретной целью "выжить" больного из квартиры, нанести материальный ущерб или вред здоровью. При этом больные могут по-бредовому истолковывать и имеющиеся у них телесные ощущения. Например, кашель, сердцебиение расцениваются как результат отравления газом, а желудочные расстройства, понос - как отравление ядами, подсыпанными в пищу. Больные отличаются большой активностью и упорством в отстаивании своих бредовых убеждений и борьбе с мнимыми врагами. Они устраивают слежку, навешивают на двери многочисленные замки, "пломбы", пишут жалобы в различные инстанции. Подавленного настроения, в отличие от меланхолии, не бывает.

Возможно развитие бреда в плане идей ревности, чаще у мужчин. Ревнуют к соседям по квартире, по даче, к сослуживцам. Самые обыденные факты интерпретируются побредовому. Например, поговорила жена с соседом через забор, значит назначила свидание, встретила случайно на улице знакомого - заранее спланированная встреча. Создается бредовая система с неадекватной оценкой прошлых событий (ретроспективная оценка). Больные с бредом ревности социально опасны, т.к. могут пытаться расправиться с мнимым любовником или любовницей, а также с объектом ревности (женой, мужем). Вне сферы бреда больные сохраняют социальные связи, ориентируются в бытовых вопросах, а в ряде случаев и продолжают работать.

Распознавание. Отличительной особенностью этой болезни является позднее начало (после 50 лет). Заболевание развивается обычно у личности, склонной к подозрительности, пунктуальности, ригидности (застреваемости), которые в дальнейшем перерастают в конфликтность, враждебность, мстительность. Даже при длительном течении болезни не выявляется тенденция к усложнению бредовых расстройств, как это бывает при шизофрении, а также не наступает слабоумия, в отличие от старческих психозов. Сложности в определении болезни обычно бывают на начальных ее этапах, когда бредовые высказывания больных принимаются за обычные бытовые ссоры, конфликты. Особенно сложно бывает разобраться в ситуации в коммунальных квартирах, когда реальные факты переплетаются с вымышленными.

Лечение. Проводится в стационаре. Применяются нейролептики (трифтазин, галоперидол) в сочетании с транквилизаторами (седуксен, феназепам). Лечение гормональными препаратами неэффективно и даже противопоказано (то же касается и инволюционной меланхолии). Перемена места жительства, рекомендуемая иногда врачами, приносит лишь временное облегчение. Больные на некоторое время успокаиваются, но затем бредовые высказывания возобновляются (либо оживает старая тематика, либо находят новых "врагов"). Прогноз при своевременно начатом лечении благоприятный.

Маниакально-депрессивный психоз (МДП). Заболевание, протекающее в форме депрессивных и маниакальных фаз (приступов), в промежутках между которыми больной практически здоров. Другими словами, из приступа больной выходит без изменений личностных особенностей, с полным исчезновением всей психопатологической симптоматики. Отсутствие дефекта личности даже после многократных приступов - свидетельство благоприятного прогноза заболевания в целом. МДП считается эндогенным психозом. К причинам этого заболевания относят наследственный и конституциональный факторы.

Симптомы и течение. Заболевание проявляется в виде депрессивных и маниакальных фаз, причем депрессивные отмечаются в несколько раз чаще, чем маниакальные. Это происходит, возможно, потому, что больные в слабо выраженном маниакальном состоянии (гипомании) к врачу не обращаются и окружающим также не доставляют особых хлопот. Депрессивное состояние определяется подавленным настроением, заторможенностью мыслительных и двигательных процессов. Больные жалуются на тоску (гнетущее чувство безысходности, душевную боль, щемящее чувство в области сердца, в эпигастрии под ложечкой), безразличие к близким, ко всему тому, что раньше доставляло удовольствие. Больные заторможены, иногда обездвижены, сидят в одной позе или лежат в постели. Выражение лица скорбное, печальное. На вопросы отвечают односложно, с задержкой, т.к. "туго текут мысли". Будущее кажется бесперспективным, жизнь - не имеющей смысла. Прошлое рассматривается только с точки зрения неудач и ошибок.

Больные говорят о своей никчемности, ненужности, несостоятельности, сами себя унижают, недооценивают. В таком состоянии могут возникать мысли о самоубийстве, которые нередко претворяются в жизнь. Кроме того, у больных исчезает аппетит, пища кажется безвкусной ("как трава"), больные теряют в весе, иногда значительно (1015 кг). У женщин на период депрессии исчезают менструации (аменорея). При неглубокой депрессии отмечаются характерные для МДП суточные колебания настроения: самочувствие хуже с утра (просыпаются рано с чувством тоски и тревоги, бездеятельны, безразличны), к вечеру несколько повышается настроение, активность. С возрастом в клинической картине депрессии все большее место занимает тревога (немотивированное беспокойство, предчувствие, что "что-то должно случиться", "внутреннее волнение"). Маниакальное состояние выражается в повышенном, приподнятом настроении, чрезмерно активной деятельности. Больные находятся в превосходном расположении духа, ощущают необычайную бодрость, прилив сил. Они веселы, многоречивы, шутят, легко отвлекаются, принимаются за ненужные дела, находят несвойственные им занятия. Многочисленные идеи, возникающие у них, не доводят до конца. Переоценивая свои возможности, предлагают свою кандидатуру на различные должности, не соответствующие их уровню знаний и квалификации. Нередко открывают у себя незаурядные способности, выдают себя за актера, поэта, писателя. Иногда покидают свою работу с целью заняться творчеством или просто сменить профессию. У больных прекрасный аппетит, однако, они могут худеть, т.к. слишком много расходуют энергии. Сон непродолжительный (3-4 часа), но этого им достаточно, иначе "проспишь всю жизнь". Повышается половое влечение, которое может вылиться в беспорядочные половые связи. В тех случаях, если маниакальный синдром не очень выражен, говорят о гипоманиакальном состоянии. В гипомании больные бывают чрезвычайно продуктивны, т.к. нет еще повышенной отвлекаемости, расторможенности. Работоспособность хорошая, память прекрасная, настроение великолепное, никаких проблем - в таком состоянии человек готов свернуть горы. Люди творческого труда - композиторы, художники, поэты, ученые, будучи в подобном состоянии, создают шедевры в искусстве и выдающиеся труды в науке. Но, к сожалению, грань между гипоманиакальным и маниакальным состоянием очень нечеткая и переступить ее легко, а за этой гранью - уже тяжелое болезненное состояние. Если у больного отмечаются только гипомании и субдепрессии, то такое заболевание называют циклотимией. Но если в гипомании больные не обращаются к врачу, то в субдепрессии требуется помощь врача, хотя бы амбулаторная.

У значительного числа больных за всю жизнь возникает лишь одна фаза болезни, после которой наступает выздоровление. Однако, вероятность появления второй и третьей фазы сохраняется до конца жизни. Больше чем у половины больных заболевание протекает только в виде Депрессивных фаз, примерно у 5% - только маниакальных (монополярное течение). Если маниакальные и депрессивные фазы чередуются - это биполярный тип течения. У некоторых больных приступы депрессии повторяются ежегодно, причем в определенное время года (осенью или ранней весной)

Далее:

 

Очерк III. О происхождении движений.

Забытая культура.

Глава III Без чего нельзя и дня прожить.

Ревматоидный артрит.

Глава XIII Психические болезни.

Боль в области лица.

2.3 нет ребенка - за что?.

 

Главная >  Публикации 


0.0006