Главная >  Публикации 

 

Глава II. Развитие артериальной сети в мягкой мозговой оболочке полушарий головного мозга



Но, несмотря на то, что в артериальной сети имеет место обособление артерий, существуют все же подлинные анастомозы между периферическими ветвями основных артерий мозга в зоне смежного кровоснабжения. Анастомозы представляют собой сосуды диаметром в 200—250 м, соединяющие ветви средней мозговой артерии с передней, ветви послед-ней с ветвями задней, а ветви задней с ветвями средней. Однако число анастомозов весьма незначительно.

Как будет видно из дальнейшего, Дюре описал ход развития и характер сформированной артериальной сети мягкой мозговой оболочки у взрослого человека во многих отношениях совершенно правильно. Ошибочные же заключения этого исследователя явились результатом того: что в поле его зрения оказалась артериальная сеть лишь наружной поверхности извилин. Дюре не проследил строения ее в глубине борозд, где между артериями и их ветвями у взрослого человека сохраняется большое количество анастомозов различного размера, создающих подлинные сетеобразные структуры.

Сетеобразные структуры отчетливо обнаруживаются в зонах смежного кровоснабжения, которые у взрослого человека располагаются главным образом в глубинах борозд, а не на наружной поверхности извилин, как это думал Дюре.

Это же обстоятельство явилось причиной разногласий между Дюре и его современником Гюбнером (Heubner, 1874).

В противоположность Дюре Гюбнер изучал строение артериальной сети мягкой мозговой оболочки в глубине борозд и установил существование многочисленных анастомозов между периферическими ветвями основных мозговых артерий.

В литературе, посвященной вопросам строения артериальной сети мягкой мозговой оболочки, описание характера строения артериальной сети очень часто сводилось к указанию на сетеобразность структур именно в смежных зонах кровоснабжения. Анастомозами же назывались главным образом анастомозы между периферическими ветвями основных мозговых артерий в тех же зонах смежного кровоснабжения.

Так, например, М. А. Тихомиров (1880) пишет о сетеобразном распределении артериальных сосудов мягкой мозговой оболочки, но при этом указывает лишь на анастомозы между ветвями основных артерий мозга только в зонах смежного кровоснабжения. С подобным же явлением мы встречаемся в работе Бифора (Beevor, 1908) и др.

Ограничение всего вопроса рассмотрением отдельной его части явилось результатом того, что заключение о существовании анастомозов между артериями мягкой мозговой оболочки возникло на основании самого способа изучения их.

Действительно при введении различных масс и красок в стволы основных мозговых артерий или в наиболее крупные их ветви постоянно наблюдается перемещение инъицированных веществ в широких пределах. Инъекционная масса заполняет не только указанные сосуды в области распределения ветвей инъицируемой артерии, но появляется и в крупных артериальных стволах и их ветвях, принадлежащих другой основной артерии мозга. Заполнение этих стволов происходит значительно быстрее, чем незначительных по размеру артерий, располагающихся в бассейне заполняемого сосуда. Передвижение красящих веществ из области одной мозговой артерии в другую указывает на существование в смежной зоне непосредственных анастомозов, сосудов значительного диаметра, представляющих для тока жидкости меньшее сопротивление, чем мелкие по калибру артерии в зоне распределения ветвей инъицируемой артерии. Иначе говоря, передвижение инъекционных масс само по себе может служить косвенным доказательством существования непрерывной сосудистой структуры в мягкой мозговой оболочке.

Однако найти прямые доказательства этого значительно труднее. Как мы увидим ниже, анастомозирование между артериями мягкой мозговой оболочки много сложнее, чем это можно представить себе на основании наблюдения непосредственного перехода ветвей одной мозговой артерии в ветви другой в зонах смежного кровоснабжения.

Кроме того, основная масса анастомозов у взрослого человека сосредоточивается в глубине борозд, благодаря чему истинное представление о распределении артериальных сосудов в мягкой мозговой оболочке может быть получено только после изучения наружных и внутренних поверхностей мозговых извилин.

К сожалению, мы не имели возможности детально познакомиться с диссертационными работами по интересующему нас вопросу, выполненными в лаборатории Л. Я. Пинеса. Но краткие сообщения о результатах ис следований А. С. Ионтова, Б. Т. Шапиро и А. Хидроглуяна (1938—1940), появившиеся в печати, указывают, что метод препаровки позволил установить наличие анастомозов только в зонах смежного кровоснабжения, да и то в самом общем виде. Собственно же строение артериальной сети в мягкой мозговой оболочке в указанных работах отражения не получило.

Точно так же в монографии Б. К. Гиндце (1947), посвященной описанию артериальной системы головного мозга человека и животных, вопрос о строении сосудистой сети в мягкой мозговой оболочке и об анастомозах между располагающимися в ней артериями совершенно не затронут. При препаровке у данного исследователя погибли все анастомозы, связывающие артерии между собой. Сетеобразное распределение исчезло, и каждая из артерий оказалась «конечной».

Анастомозы между ветвями основных мозговых артерий описывались неоднократно, описываются они и в работах последнего времени. Так, на их существование указывала С. С. Брюсова (1938); писал о наличии зон перекрытия в кровоснабжении основных артерий мозга Б. К. Огнев (1946) и др.

В литературе давно создалось и прочно укоренилось представление о сетеобразном расположении артерий в мягкой мозговой оболочке. Но вместе с тем до настоящего времени еще нет ни одной работы, из которой можно было бы получить детальные сведения о строении этой сети, проследить ее характер на поверхности извилин и в глубине борозд, убедиться, за счет чего же осуществляется сетеобразность. Нет никаких более или менее определенных данных относительно размера, характера и положения анастомозов не только на всей поверхности полушарий головного мозга, но и в зонах смежного кровоснабжения.

В то же время изучение сосудистой сети мягкой мозговой оболочки с помощью капилляроскопа через «окно», герметически ввинченное в череп, при жизни животного, а также рассмотрение поверхности мозга взрослого человека, сосудистая сеть которого заполнена окрашенной массой, позволяют убедиться, что понятие сетеобразности достаточно спорно.

Действительно, наблюдение за циркуляцией крови в сосудах мягкой мозговой оболочки у ненаркотизированного взрослого животного дает возможность констатировать, что часть артерий оказывается как бы выключенной из общей сети.

Такого рода артерии различного размера, являясь ветвью более крупного сосуда, идут на некотором расстоянии по мягкой мозговой оболочке и слепо оканчиваются в ней, не вступая ни в какие связи с рядом расположенными сосудами.

Ток крови, дойдя до такого слепого конца, исчезает, уходя вглубь мозгового вещества. Это говорит о том, что артерия в месте своего слепого окончания в мягкой мозговой оболочке изгибается и уходит в мозг в виде теперь уже радиальной артерии.

Указанные наблюдения отчасти совпадают с данными, сообщенными в свое время Будуен и Тиксье (Boudouin, Tixer, 1912). Эти авторы указывали, что артерии мягкой мозговой оболочки оканчиваются арборизациями, которые имеют вид маленьких «кустиков», расположенных друг возле друга. Большинство арборизаций не анастомозирует между собой и является слепо оканчивающимися сосудами. Данные, полученные на живом объекте, вместе с тем свидетельствуют о том, что Пфайфер (Pfeifer, 1928), отрицавший возможность слепого окончания артерий в мягкой мозговой оболочке и относивший обнаружение их за счет несовершенной инъекции, был неправ.

Изучение циркуляции крови по сосудам мягкой мозговой оболочки через «окно», ввинченное в череп, по необходимости ограничивается наружной поверхностью извилин и не дает никакого представления о характере распределения артерий по бортам и дну борозд. Поэтому отсутствие анастомозов или незначительное количество их на наружной поверхности еще ничего не говорит о соотношениях в глубине борозд. Как мы увидим ниже, вполне возможно ожидать по бортам и дну борозд в основных и смежных зонах распределения ветвей основных мозговых артерий иной характер артериальной сети, тем более что 2/з мозговой поверхности взрослого человека оказываются сосредоточенными в глубине борозд.

Выяснение общего характера строения артериальной сети мягкой мозговой оболочки и особенно данные относительно количества, величины и местоположения анастомозов играют очень большую роль в установлении механизма коллатерального кровообращения в мозгу.

В свое время сотрудница нашей лаборатории Е. Н. Космарская (1948) выяснила условия, определяющие переключение бассейна закрытой мозговой артерии на кровоснабжение по коллатералям. Полученные ею данные касались лишь анатомических путей коллатерального кровообращения, установленных при изучении внутримозговой сосудисто-капиллярной сети.

Для того чтобы представить себе общую картину перемещения кро-зи по коллатералям в случае нарушения ее нормальной циркуляции, необходимо было дополнить полученные результаты выяснением анатомических путей, существующих в артериальной сети мягкой мозговой обо-лочки.

Поскольку исследование Е. Н. Космарской было выполнено на собаках, перед нами возник вопрос установить у этих же животных возможные анатомические пути для коллатерального кровоснабжения в мягкой мозговой оболочке. Эта часть работы, выполненная Е. В. Ка-пустиной, привела к результатам, которые для корреляции их с данными, полученными ею же при изучении строения артериальной сети мягкой мозговой оболочки взрослого человека, потребовали дополнительных исследований.

Задача, поставленная перед Е. В. Капустиной, была расширена рассмотрением последовательных стадий формирования артериальной сети мягкой мозговой оболочки на различных этапах онтогенетического развития плода человека. В настоящем разделе нашего изложения мы представляем результаты первого этапа работы Е. В. Капустиной, проведенной на большом материале, включавшем плоды человека, начиная с 5 месяцев внутриутробной жизни, плоды 6-го, 7-го, 8-го лунных месяцев и взрослого человека.

Таким образом, последовательному изучению были подвергнуты все стадии развития плода человека при переходе от гладкой поверхности полушарий головного мозга к поверхности с вполне развитыми бороздами и извилинами. Сравнение строения артериальной сети мягкой мозговой оболочки на каждом из упомянутых этапов онтогенетического развития со строением ее у взрослого человека позволяло в наиболее отчетливой форме представить все тс изменения, которые претерпевает артериальная сеть по мере роста и формирования плода.

Для исследования Е. В. Капустина использовала инъекции артериальной сети мозга тушью, окрашенной желатиной и пластмассой (поли-метилметакрилатом). Различная дисперсность частиц этих масс обеспечивала постоянную проверку одних и тех же данных, полученных в различных опытах, и не оставляла места для произвольных толкований. Кроме того, разработанный Е. В. Капустиной метод растворения вещества мозга и получения слепков артериальной сети, позволял изучать артериальную сеть мягкой мозговой оболочки не только с наружной поверхности, но и со стороны мозгового вещества. Изучение такого рода коррозионных препаратов дало целый ряд дополнительных сведений к данным, полученным при исследовании артериальной сети на препаратах мозгов, налитых тушью и желатиной. В частности, особенно эффективным оказалось прослеживание на коррозионных препаратах крупных анастомозов, соединяющих периферические ветви основных мозговых артерий между собой.

При изложении основных данных по анатомии мозгового кровообращения мы видели, что к 5—6 месяцам внутриутробной жизни на основании мозга эмбриона человека уже существует вполне оформленный виллизиев круг. Основные артерии мозга—передняя, средняя и задняя— хорошо выражены в виде самостоятельных крупных стволов с разветвлениями.

От ствола передней мозговой артерии, расположенного на медиальной поверхности полушария над мозолистым телом, отходят первичные ветви, имеющие калибр, равный 90—200 м Большая часть первичных ветвей передней мозговой артерии, несколько отклоняясь кзади, идет в восходящем направлении (рис. 26, а).

Достигнув внутреннего края полушария, первичные ветви передней мозговой артерии с отходящими от них боковыми разветвлениями перегибаются через него и идут в нисходящем направлении по наружной поверхности полушария.

В области будущей средней лобной извилины, а также в областях прецентральной, центральной и постцентральной извилин, территориально как бы продолжающих среднюю лобную извилину кзади, первичные ветви и их разветвления диаметром 90—163 м соединяются анастомозами с артериями такого же размера, но являющимися ветвями средней мозговой артерии.

Соединение анастомозами крупных ветвей обеих артерий осуществляется кзади в области, расположенной между будущими верхней и нижней теменными извилинами.

На рис. 26 в и рис. 27 можно видеть, что первичные ветви средней мозговой артерии выходят из сильвиевой ямы и поднимаются по наружной поверхности полушария г, восходящем направлении наподобие веера. На уровне, будущей средней лобной и других извилин, как уже говорилось, артерии калибром в 90—160 м анастомозируют с идущими навстречу ветвями передней мозговой артерии.

Рис. 26. Схема, иллюстрирующая отхождение периферических ветвей от основных артерий мозга у плода человека второй половины внутриутробной жизни.

Смежные зоны кровоснабжения заштрихованы, а — передняя мозговая артерия; б — задняя мозговая гетерия: в — средняя мозговая артерия.

Рис. 27. Расположение периферических ветвей средней мозговой артерии на наружной поверхности полушария у плода 31,5 см длиной 6 месяцев внутриутробной жизни. Вид сбоку.

Помимо только что описанных анастомозов с крупными ветвями средней мозговой артерии, первичные ветви передней мозговой артерии, направляющиеся к области предклинья, анастомозируют на поверхности этой, извилины с соответствующими по размеру ветвями задней мозговой артерии. Благодаря анастомозам, соединяющим ветви той и дру-гой артерии, на медиальной поверхности полушария оформляется так называемая область смежного кровоснабжения, получающая питание из обеих мозговых артерий.

Другими словами, поверхность предклинья представляет собой ту область, в которой создаются возможности перемещения крови в том и другом направлении при нарушении нормальной циркуляции ее в передней или задней мозговой артерии.

На наружной поверхности полушария зона смежного кровоснабжения передней и средней мозговой артерии кзади смыкается с зоной смежного кровоснабжения, образующейся в результате анастомозирова-ния ветвей средней и задней мозговой артерий.

Ветви средней и задней мозговой артерии калибром 90—160 и соединяются благодаря анастомозам в области будущей угловой извилины и затылочного полюса.

Далее зона анастомозов между ветвями указанных выше артерий располагается по границе наружной и основной поверхности мозга в области будущей нижней височной извилины и полюса височной доли (рис. 26).

Рис. 28. Расположение периферических ветвей трек основных мозговых артерий на наружной поверхности полушария у плода 31,5 см длины.

Вид сверху. Видно анастомозирование артерий в зоне смежного кровоснабжения, а также анастомозы между ветвями различного калибра по ходу артерий.

Таким образом, на наружной поверхности полушария вначале второй половины внутриутробной жизни уже существует непрерывная зона смежного кровоснабжения, в области которой сосредоточивается основная масса анастомозов между крупными ветвями трех основных артерий мозга.

Крупные артериальные стволы, располагающиеся на медиальной, наружной и основной поверхности мозга, отличаются тремя особенностями.

Первая из них заключается в том, что артерии диаметром от 90 до 200 м на всем протяжении сохраняют в основном прямолинейное направление. Незначительные отклонения ствола в ту или другую сторону являются результатом отхождения боковых ветвей, каждая из которых, в зависимости от своей мощности, вызывает смещение основного ствола на большую или меньшую величину (рис. 27 и 28).

На данной стадии развития отсутствует любая другая извилистость артерий, столь характерная для них в постнатальной жизни и особенно у взрослого человека и являющаяся результатом погружения артерий в глубину борозд.

Отсутствие извилистости является результатом того, что у плода на 5—6-м месяце внутриутробной жизни наружная поверхность полушария не имеет еще борозд. На поверхности лишь намечаются в виде неглубоких желобков будущие центральная, прецентральная и постцентральная и другие борозды.

Важнейшая борозда наружной поверхности мозга — сильвиева -представлена к этому времени почти вертикально расположенной сильви-евой ямой с широко раскрытыми краями и незакрытым рейлевым островком.

На рис. 27 и 28 можно видеть, что от боковых поверхностей крупных артериальных сосудов, отходящих от передней, средней и задней мозговой артерии, на всем их протяжении в свою очередь отходят многочисленные ветви самого различного калибра. Угол отхождения боковых ветвей находится в прямых отношениях с мощностью данной ветви.

Более крупные по калибру артериальные сосуды образуют с основным стволом острый угол. С уменьшением калибра ветви угол отхожде-ния ее изменяется и, например, у ветвей диаметром от 60 до 20 м он может быть не только прямым, но даже и тупым.

Второй характерной чертой артерий мягкой мозговой оболочки у плода 5—6 месяцев внутриутробной жизни является то, что сосуды калибром в 90—200 м не отдают радиальных артерий, проникающих в мозговое вещество. Эта особенность указанных артерий заставляет считать их сосудами, не принимающими непосредственного участия в питании мозгового вещества. Сосуды такого калибра представляют собой транзитные пути, по которым кровь поступает к сосудам более мелкого калибра. От последних отходят радиальные артерии, вступающие в мозговую субстанцию.

Как это будет видно из дальнейшего изложения, по мере развития и увеличения мозговой поверхности первая особенность периферических ветвей основных мозговых артерий все более утрачивает свое значение. Вторая же характерная черта остается в силе для известного круга крупных артерий и у взрослого человека.

Третьей особенностью периферических ветвей основных артерий мозга является отсутствие непосредственных анастомозов между артериальными стволами, имеющими диаметр более 80 м в зонах распределения ветвей той или другой мозговой артерии.

Сосуды указанного калибра не анастомозируют между собой в тех случаях, когда они являются ветвями одного и того же первичного артериального ствола, отходящего от какой-либо основной артерии мозга. Не существует также анастомозов между артериями данных размеров, если они являются ветвями различных рядом расположенных первичных стволов. Последние в свою очередь также лишены непосредственных анастомозов, по которым был бы возможен прямой переход кровяного тока, из одного ствола в другой и обратно.

Однако мы уже видели, что именно такого порядка периферические ветви каждой из основных артерий мозга широко анастомозируют друг с другом в зонах смежного кровоснабжения.

Проследив по рис. 28 ход любой из первичных периферических ветвей средней мозговой артерии и ход их наиболее значительных по калибру подразделений, вплоть до зоны смежного кровоснабжения, где они анастомозируют с соответствующими ветвями передней мозговой артерии, можно убедиться в том, что у плода на 5—6-й месяц внутриутробной жизни калибр анастомоза не резко отличается от калибра соединяемых им артериальных сосудов. Часто артерии диаметром 90—-160 м анастомозируют с сосудами того же размера посредством анастомоза в 100—120 м.

Приведем в качестве примера несколько случаев подобной анасто-мотической связи

Далее:

 

6 Занятие.

Простые.

7.Освободи себя.

Восьмой секрет - сила окружающей среды.

Радость жизни.

Целиакия.

Простые.

 

Главная >  Публикации 


0.0084