Главная >  Публикации 

 

1.3. Концепция психоанализа в рамках психодрамы



После окончания Второй мировой войны идея психодрамы вызвала большой интерес во Франции, и некоторые психоаналитики и психиатры (Delaney, Monod, Schutzenberger, Lebovici) после контакта с Морено начали развивать данный метод, в результате чего возникла особая форма психодрамы - аналитическая психодрама.

Интерес к произведениям Морено возрастал также и в немецкоязычных странах. Этому способствовало и то, что в 1968 году на одном из венских курортов состоялся международный конгресс по психодраме, вызвавший большой интерес. В 1970 году в DAGG был организован отдел психодрамы.

Широкое распространение в Германии психодрама получила, когда практическую деятельность в данной области стало вести уже второе поколение терапевтов; метод с возрастающим успехом стал применяться в консультациях наркологических амбулаториях, в психотерапевтических клиниках.

Со времени своего возникновения психодрама развивалась в рамках трех школ.

1. Классическая американская психодрама, которая пытается следовать «чистым» идеям Морено, без внесения дополнений, например из области метапсихологии или психоанализа, в техники и теоретическую часть (см. работы Морено и критические замечания в книге Ploger, 1983).

2. Французская аналитическая психодрама (см. S. Lebovici, 1956, 1969, 1971, D. Anrieu, 1956, 1969\1970; D. Widlocher, 1974), основное развитие которой было связано с лечением детей. Особое внимание здесь уделяется переносу, который особенно проявляется в ролевой игре детей с несколькими партнерами-терапевтами и позволяет дать достаточно точную интерпретацию. Лебовичи (Lebovici, 1971) считает, что эта аналитическая интерпретация смысла психодраматических игр способствует символическому удовлетворению желаний.

3. Триадическая психодрама. В основе данного направления лежит триада, созданная Морено и объединяющая групповую психотерапию, социометрию и психодраму в единое терапевтическое целое, которое можно использовать для самых разных терапевтических целей, к примеру, для лечения невротических расстройств. «Индивид и общество рассматриваются с точки зрения этой триадической системы в ее взаимно обусловливающей и взаимно влияющей игре, в результате чего анализ и лечение исходят не только от терапевта, но и от самого пациента» (Leutz, 1974, с. 1) В последние годы все чаще встречаются специалисты в области психодрамы, которые, взяв за основу концептуальные положения Морено, вносят в них свои собственные представления и теоретические положения, уточняя и развивая таким образом идею психодрамы.

Несмотря на то что психодрама испытывает ощутимое влияние со стороны семейной терапии (см.: Boszormenyi-Nagy, 1973), телесно-ориентированной терапии (см. Petzold, 1977), групповой аналитической психотерапии (Kruger, 1980; Peichl, 1988, 1989) и гештальттерапии (Walter, 1977), ее стержнем остается «философия встречи».

Техники психодрамы и социометрии получили заслуженное признание, широко используются в супервизии и групповой работе (Gellert, Heinz, 1993; Jensen, 1990 и последующие статьи по психодраме, 1990, 3, тетрадь 2; Kasper, 1993; Schreyogg, 1992; Schwinger. 1984,1986; Weiss, 1991).

В рамках клинической психотерапии и психосоматики разрабатывается методика, получившая название «Скульптура семьи»; в основу этой методики положено понятие социального атома (см. Психодрама, 1991, 4, тетрадь 2) и его переработка техниками психодрамы. Эта методика успешно применяется в тех областях, где работа с воспоминаниями и другие вербальные методики затруднительны или малоэффективны (см. Seeger, 1991).

Для подготовки к раскрывающей терапии и специальной форме психодрамы, используемой у пациентов с алексимией (неспособностью индивида класснфицировать собственные эмоциональные проявления), применяют творческие, развивающие воображение методы, что позволяет провести эффективную работу с символикой болезни (Klingelhofer, 1993). При лечении наркомании непосредственно в сценической игре становится возможным узнать и опробовать новые формы отношения (Leutz, 1973; Психодрама, 1993, 6, тетрадь 2).

История развития психодрамы в Германии связана также и с недоброжелательным отношением, недоразумениями и сопротивлением ее развитию (см.: Kreitler, Elbinger, 1961). Поскольку ролевая теория генетического развития имела определенные расхождения с результатами новых исследований грудных детей, а также исследований, посвященных изучению аффектов, необходимо было пересматривать теоретическую часть концепции психодрамы. Кроме того, мы можем ожидать, что в будущем нас ожидает пересмотр некоторых теоретических положений Морено в области психопатологии невротических состояний,.поскольку психодрама стремится выступать в качестве альтернативной теории с целью создания большего резонанса.

Хотя Морено принадлежит заслуга оформления основных направлений развития социометрии, нельзя не согласиться с Рене Кенигом (Rene Konig), который уже в 1956 году критически констатировал, что в рамках социологии теория социометрии получила гораздо большее развитие, чем у Морено.

В последние годы предпринимается попытка связать социометрические методы с современными формальными моделями изображения социодинамических процессов (Carlson-Sabelli, Sabelli-Hale, 1994).

1.3. Концепция психоанализа в рамках психодрамы

Пинес (Pines, 1986) пытается сопоставить психоанализ и психодраму с принципом функциональной асимметрии больших полушарий:

«Левое полушарие отвечает за ясность, дифференциацию, логическое мышление: все то, что положено в основу метапсихологии Фрейда. Правое полушарие познает мир посредством интуиции, чувств, мифов, легенд. Теле, постижение эмоций другого - не проблема для правого полушария» (М. Pines, 1986, с. 111).

Хотя эти представления являются очень наглядными (прежде всего, в том случае, когда психодрама и психоанализ сравниваются с жизненно-оргастическим и созерцательно-упорядочивающим), но, индуцируя поляризацию, в современном понимании психодрамы или психоанализа они исчезают. Современная теория объектных отношений, сценического понимания (Argelander, 1970; Loch, 1972; Lorenzer, 1970) с включением переноса «здесь и теперь» между клиентом и терапевтом подводят психоанализ к пониманию того, что уже длительное время он является частью терапевтических отношений в психодраме. В результате этого усовершенствовалась способность к пониманию психодраматического процесса, поскольку метапсихологическая рефлексия психоанализа использовалась при составлении структуры психодраматических событий и обеспечивала их надежную воспроизводимость (см. Eibach, 1980; Rohde-Dachser, 1980; Ploeger, 1983; Kruger, 1997).

Согласно Морено, индивид постоянно находится в движении и изменении, что является основой возникновения комплексных отношений. Таким образом, для Морено понятие изолированного человека это напрочь лишенная смысла абстракция. Бессознательное же понимается не ограниченно по отношению к отдельному человеку (как индивидуальное динамическое бессознательное у Фрейда), а существует только в качестве «совместного бессознательного». В соответствии с таким интерперсональным подходом, бессознательные состояния есть результат накопления совместного опыта, переживаний и оценок двумя и более людьми. Морено имеет в виду «такие состояния, которые партнеры испытывают или продуцируют совместно, в результате чего и воспроизвести которые можно лишь вместе» (Moreno, 1959, с. 67). Эта так называемая «общая бессознательная система» впоследствии получила название «интерпсихика». Под этим термином понималась бессознательная система регуляции отношений, которая благодаря совместным знаниям, опыту и отношениям между индивидами складывается в общий бессознательный проект. Подводя итоги, можно сказать следующее: понятия бессознательного в психодраме и психоанализе имеют принципиальные отличия: у Морено индивид мыслится не как монада, а как социальное существо в его взаимодействие с другими людьми. Единицей анализа является не индивид, а «социальный атом»: индивид в системе своих важнейших отношений (Moreno, 1981). Поэтому изображение собственного социального атома является средством диагностики, на основе которого составляется план терапии: какие отношения являются важными для пациента, что конкретно содержится в этих отношениях, что бы он хотел изменить.

Надо отметить, что Морено проводит четкую грань между этим понятием и понятием «коллективное бессознательное» К. Г. Юнга: «В этой проблеме -коллективного бессознательного. - Прим. авт. речь идет не о коллективных идеях общественной культуры или всего человечества, а о конкретных отношениях и связях ряда индивидов внутри группы или субкультуры» Moreno, 1959, с. 51). Свое предположение об эффективности психодраматических техник (обмен ролями, двойники, зеркала) Морено основывает на постулате о существовании «коллективных бессознательных состояний» внутри группы. Эти техники являются своего рода орудиями, с помощью которых «можно исследовать общественные бессознательные состояния» (Moreno, 1959, с. 51). В качестве иллюстрации Крюгер (Kruger, 1989) использует обмен ролями, который позволяет в процессе принятия на себя роли другого человека отчетливо представить себе интерперсональное поле конфликта и «прочувствовать» его. Вследствие этого проекция как бессознательный обмен ролями и отрицание как отказ принятия перспектив становятся препятствиями. Конфликт же можно разрешить через принятие на себя обеих ролей (Kellerman, 1994).

Понятию переноса Морено противопоставляет понятие встречи, подразумевая под этим то, что два человека не только встречаются, но и испытывают, пытаются понять друг друга каждый своим способом.

«Люди встречаются со всеми своими сильными и слабыми сторонами, переживают встречу "здесь и теперь". Поэтому встреча существенно отличается от того, что психоаналитики именуют переносом, а также от психологического термина "эмпатия". Смысл данного понятия состоит в перемещении от "Я" к "Ты" и от "Ты" к "Я", в двухстороннем процессе передачи эмоций, во взаимном обмене эмпатией - "ТЕЛЕ" (Moreno, 1959, с. 54).

Теле, по определению Лойц, представляет собой полностью сформировавшиеся здоровые взаимоотношения между людьми, отличительными чертами которых являются взаимная реалистичная оценка и, соответственно, реалистичные взаимодействия. Перенос же в понимании Морено - это патологическая форма человеческих взаимоотношений, искажающая или делающая невозможными отношения «теле», поскольку он препятствует настоящей встрече, то есть возможности видеть других людей такими, какие они есть на самом деле. Без сомнения, повсюду в жизни, и, соответственно, в психодраме, имеет место перенос как передача эмоций с членов группы на терапевта и/или друг друга, однако его использование и нейтрализация его тормозящего развития имеет специфические различия. На фоне ролевой теории психодрамы перенос проявляется как сильнейший и неизменный способ удержания схемы роли, которая навязывается человеку извне еще в детстве, и таким образом делает возможным развитие креативности и способности к спонтанному реагированию лишь в ограниченном игровом пространстве. Непосредственно в процессе психодраматической ролевой игры на основе выбора, оформления и презентации роли с помощью специально отобранных партнеров обнаруживается и получает свое развитие предрасположенность к переносу, свидетелями чего являются зрители. Это дало повод Понталису (Pontalis, 1968) сделать, несмотря на всю критику в адрес психодрамы, следующий комментарий: «Действительно можно наблюдать поразительный эффект, когда пациенты Морено проявляют и демонстрируют основные черты своих неврозов, частью которых является их окружение» (с. 194). Вопрос о переносе в рабочих и реальных отношениях рассматривается у Гернштенберга (Gernstenberg, 1986).

В психодраме свое место находит и понятие сопротивления, но также в особом понимании термина. Морено считает, что сопротивление проявляется там, где спонтанным сценическим действиям протагонистов (протагонист -главный исполнитель психодраматической сцены, который представляет свои проблемы) мешают внутренние и внешние причины. Под внутренними причинами понимается сопротивление, которое ведет к внутрипсихическому сопротивлению пациента, что проявляется, например, во внезапно возникающем страхе, чувстве пустоты и беспомощности, вспоминаемых как уже прошедшие. Внешние причины видятся как возникающие извне «препятствия», которые нарушают течение игры протагониста и зачастую ведут к ее прекращению. При ближайшем рассмотрении они оказываются бессознательной организацией протагониста во взаимодействии с другими игроками или терапевтом. Можно привести следующий пример: партнеры подбираются таким образом, что они не могут исполнить роль, причиной чему является их преморбидная личность, или же выбирается руководитель игры, который не может развить проблему, тем самым бессознательно усиливая сопротивление протагониста.

В этом смысле сопротивление является игровым, то есть сопротивлением воспоминаниям и поступкам, обусловленных ролью (см. Kruger, 1980). Со стороны психоанализа психодрама подвергается критике, направленной на то, что она вторгается в сопротивление клиентов, применяя манипулятивные техники. Здесь речь идет не о том, что психодрама через объяснение способствует осознанию инсценируемого сопротивления; тут делается акцент на той технике психодрамы, которая предоставляет протагонисту возможность сознательно пережить свое сопротивление и тем самым постичь его. Сопротивление в терапевтической группе проявляется в форме молчания, непродуктивности или интеллектуальной обороны по отношению к «опасным» темам, а также как блокада воспоминаний и чувств отдельными протагонистами или всей группой в целом. В психодраме можно выявить и проработать сопротивление через инсценировку как нечто очень близкое, эмоционально переживаемое, не осуществляя извне опасные терапевтические манипуляции (см. Binswanger, 1980).

Психодрама основывается на том положении, что в любом сопротивлении можно выделить сомато-аффективную часть, которая дифференцируется как телесное чувство и которую можно изобразить при помощи инсценировки (например, мысленно блокируется существование и происходит сосредоточение на телесном чувстве посредством окаменения, обездвиживания и т. д.)

2. Терапевтические техники2.1. Общие положения

Помимо существования монодрамы, психодраматической техники, применяемой в индивидуальной терапии, существует масса превосходных методов групповой терапии, основанных на теории психодрамы. Психодраматическая терапия основывается на триаде групповая терапия - социометрия - психодрама. Групповая психотерапия направлена на работу с отношениями между людьми с целью интеграции членов группы и противопоставления группы в целом окружающему миру. «Групповая психотерапия лечит не только отдельного человека, который находится в центре внимания из-за трудностей приспособления, но и всю группу и всех индивидов, состоящих с ним в разного рода отношениях» (Moreno, 1953). Средством для достижения данной цели является спонтанное свободное социальное взаимодействие прежде всего в терапевтической игре, все участники которой выступают друг для друга в роли терапевтического агента.

Социометрия позволяет составить схемы социальных отношений в группе. Структуру жизненно необходимых схем можно выявить при помощи социометрических тестов (см. Riegels, 1981). Процесс психодрамы состоит в следующем: один из членов группы (так называемый протагонист) создает на сцене эпизод из собственной жизни, инсценируя свою проблему или часть своей биографии при участии других членов группы. Терапевт в психодраме выполняет одновременно функции собственно терапевта, постановщика, наблюдателя и участника. Если психодраматическая игра ориентирована на группу, то оптимальным является использование игр-экспромтов, инсценировок снов или сказок, причем проблема, над которой осуществляется работа, должна быть значимой для всех членов группы. «Психодраматическая игра стремится к реальному взаимодействию "здесь и теперь" - особая реалистичность игры позволяет проделать это как с актуальными событиями, так и с прошедшими и с потенциально возможными» (Schwinger, 1986, с. 42).

Групповая психодрама осуществляется следующим образом. Группа состоит из 8-10 человек и терапевта (а в большинстве случаев и со-терапевта); стулья, на которых они сидят, расставлены в форме круга. Во время первой фазы, фазы разогрева, участники должны познакомиться друг с другом и найти тему, которая будет прорабатываться посредством инсценировки на второй ступени сеанса психодрамы. После этой фазы, когда происходит встреча человека с самим собой и группой, следует фаза психодраматической инсценировки (игровая фаза). Вместе с терапевтом протагонист воссоздает реальные проблемные жизненные ситуации, которые он проигрывает при помощи других членов группы. При помощи определенных техник - «обмен ролями», «зеркала», «двойники» и т. д. - клиент может подойти к более глубокому пониманию своих неосознаваемых мотивов, скрытых желаний и страхов, истинных отношений и установок. В обмене ролями, что является основным приемом психодрамы, протагонист обретает возможность увидеть удачные и неудачные социальные взаимодействия не только собственными глазами, но и с точки зрения другого человека, что способствует лучшему пониманию проблемы и осознанию неадекватности собственного поведения. Со стороны терапевта протагонист получает вербальную и эмоциональную поддержку. Остальные члены группы, принимая на себя определенные роли, могут способствовать достижению катарсиса протагонистом.

На третьей фазе, фазе обсуждения, протагонист получает от остальных членов группы ролевую и идентификационную обратную связь. В ролевой обратной связи участники психодрамы описывают чувства, возникшие при исполнении своих ролей, а идентификационную обратную связь дают зрители и терапевт. Эта фаза служит реинтеграции протагонистов в группу и расширяет игровое пространство сознания.

Психодрама, центрированная на протагонисте, может в случае необходимости дифференцироваться от психодрамы, центрированной на терапевтической группе, где совместная работа всех участников в форме игр-экспромтов, инсценировок сказок и снов служит единой выбранной всеми теме. Также частью психодрамы может стать социометрический анализ структур взаимоотношений в группе. Как правило, сеанс психодрамы продолжается около трех часов, а в сокращенном варианте - 1,5-2 часа.

Пример На четвертом сеансе психодрамы одна из участниц, назовем ее А., сообщила о своем намерении покинуть группу в том случае, если в будущем не будет уделяться больше внимания ее проблемам. Во время развернувшейся по этому поводу дискуссии другая женщина, В., до этого все время молча сидевшая в отдалении, внезапно начала плакать. На просьбу терапевта поделиться своими переживаниями с группой, она ответила: «Я почувствовала одновременно окаменение, полное отсутствие чувств и сильное волнение». Следуя далее указаниям терапевта закрыть глаза и описывать все возникающие мысли и воспоминания, она рассказала следующее: «Я снова вспоминаю свой разговор с мужем, который произошел позавчера во время завтрака после того, как накануне у нас был жаркий спор». В. снова начала плакать и закрыла лицо руками. Терапевт предложил ей выйти вместе с ним на сцену, чтобы разыграть этот возникший в ее памяти эпизод. Еще раз были уточнены обстановка кухни, атмосфера, царившая на ней, а среди участников группы распределены роли двух детей, 7 и 12 лет, и мужа. В. стояла позади каждого из них и пыталась описать, пользуясь техникой ролевой идентификации, мысли и чувства, которые в это утро могли возникнуть у каждого члена семьи. Постепенно В. удалось воспроизвести диалог, произошедший за завтраком. Стало ясным, что ее муж после произошедшей накануне ссоры угрожал покинуть семью, в случае если она, В., не ослабит своих профессиональных амбиций и не начнет с большим усердием заботиться о доме и детях. На вопрос терапевта о том, какие возникшие в тот момент чувства ей удалось испытать вновь во время психодраматической инсценировки, она назвала страх одиночества и покинутости, который она испытывала еще в детстве, и чувство, что все можно исправить, если начать вести себя так, как нужно (на этих словах В. снова начала плакать)

Далее:

 

Недостаточность коры надпочечников.

Глава 20. О зрелости (36-50 Лет).

Как это делается.

Раздел 9 Заболевание ногтей.

Индекс справедливости.

О любви и сексе, о мужчине и женщине  3IN VIVO 51.

Hepar sulphurIS calcarea (гепар сульфурис калькареа).

 

Главная >  Публикации 


0.0309