Главная >  Публикации 

 

Глава IV когда он еще не родился



Прежде всего нужно себе уяснить, что беременность - это естественный, нормальный процесс, как и многие другие процессы в нашем организме. При этом процессе, однако, во чреве матери развивается живое существо, которое уже в это время может усваивать многие уроки жизни. В этот период жизнь ребенка тесно связана с жизнью матери и мать уже может формировать его будущие качества. Его можно тренировать и закаливать, давая себе определенные физические нагрузки и занимаясь закаливанием. Это не только благотворно воздействует на состояние матери, но и непосредственно воздействует на ребенка, нарушая в некоторых разумных пределах его комфортное и “обеспеченное” существование и заставляя активизировать свои защитные и приспособленные механизмы. Это ведет не только к лучшему физическому развитию ребенка, повышению его общего иммунитета, сопротивляемости воздействиям окружающих условий, но и к более развитой и уравновешенной к моменту рождения психике. Такие дети рождаются хорошо физически развитыми, ведут себя активно, очень быстро адаптируются к новым условиям, быстро развиваются, с самых первых дней готовы к достаточно большим нагрузкам.

Физические нагрузки должны быть хотя и не сравнимы со спортивными, но достаточно большими, если к этому нет противопоказаний. По крайней мере, сама беременность не является противопоказанием.

Следует исключить, конечно, резкие движения, бег и поднятие тяжестей. (Однако опыт показывает, что не нужно прекращать бег, если он регулярно практиковался до беременности и не вызывает неприятных или подозрительных ощущений. В первые три месяца это еще вполне удобно, но далее нужно прислушиваться к себе и ребенку повнимательней). Полезно делать упражнения с мягкими, плавными движениями, просто танцевать.

В народе беременной женщине советовали почаще мыть полы. Эта простая рекомендация бесценна. Ежедневное мытье полов (передвигаясь на корточках) обеспечивает хорошую физическую нагрузку, укрепляет и делает эластичными мышцы промежности и тазового дна, что необходимо для хороших родов. Другими словами, нормальная беременность не должна быть преградой к высокой физической активности.

Чрезвычайно полезно плавать и нырять - в идеальном случае ежедневно и до состояния легкой и приятной усталости. Замечено, что плавание развивает те мышцы, которые работают при родах. Плавание дает хорошую физическую нагрузку всему организму. Повышается его потребность в кислороде, что тренирует и ребенка к условиям его нехватки. Этому способствуют также многократные ныряния. Тренировка ребенка к гипоксии - это важный элемент в подготовке к последующим физическим нагрузкам, закаливанию. Умеренная нехватка кислорода - благотворный фактор для повышения внутренних резервов организма. Нужно помнить также, что рождение для ребенка - это процесс, связанный с острой нехваткой кислорода.

Замечено, что дети, матери которых много плавали и ныряли на протяжении всей беременности, в первые же дни способны гораздо на большее время затаивать дыхание под водой, чем не тренированные таким образом. И.А.Аршавский отмечал: “…гипоксемические экспозиции у матери в третью треть беременности вызывают у плодов адаптивную реакцию увеличения кислородной емкости крови…”.44

Не нужно прекращать во время беременности и закаливающие процедуры. Они хорошо влияют на ребенка как через организм матери, так и непосредственно. Есть утверждения, что после 5-6 месяцев беременности, когда прослойка амниотической жидкости становится достаточно тонка, температурные воздействия могут достигать ребенка.

Холодные обливания матери хорошо “закаливают” ребенка в утробе, повышая его жизнестойкость. К сегодняшнему дню имеется большой опыт эпизодических (в среднем один раз в неделю) купаний беременных женщин в ледяной проруби. Конечно, желательно иметь такой опыт до беременности, но практика показывает, что, пройдя через обливания холодной водой, здоровая женщина может начать купания в проруби и во время беременности. И хотя это всегда вызывало нападки медиков, дети, рожденные после такой подготовки, их великолепное здоровье и какая-то внутренне присущая жизнерадостность, должны бы заставить задуматься об огромном onremvh`ke, содержащемся в естественных природных факторах. Кроме того, жизнь убеждает нас, что беременность сама по себе не является противопоказанием даже для таких сильных воздействий, как купание в ледяной воде.

Не менее полезно посещать баню. Однако с этим всегда связано много страхов и предрассудков. И едва ли врач даст “добро” на посещение бани своей беременной “подопечной”. На деле же все сводится к вопросу дозировок и противопоказаний. Нужно, конечно, помнить, что в условиях повышения потребности в кислороде, при потерях тепла и в парной организм матери должен быть способен восстановить равновесие не только в себе, но и в организме ребенка, так как многие ее органы работают “на двоих”. Предельно допустимые нагрузки здесь, естественно, будут ниже, чем обычно. Нельзя проводить сильнодействующие закаливающие процедуры при таких осложнениях, как повышенный тонус матки, слабость матки, нарушенное кровообращение и т.д. Но список противопоказаний, скорее всего, не так уж велик.

Хорошим тренирующим воздействием на ребенка обладают кратковременные голодания матери на протяжении всей беременности. (Безусловные противопоказания - диабет и анемия). Небольшой дефицит питательных веществ приводит к тренировке ребенка лучше использовать свои внутренние резервы. При отсутствии каких-либо серьезных нарушений здоровья не следует бояться, что ребенку будет чего-либо угрожающе недоставать, если мать полноценно питалась до голодания. Ребенок “вытягивает” все необходимое из материнского организма, так что матери нужно внимательно следить за своим состоянием, а не волноваться за ребенка.

Если до беременности не было опыта голоданий, то не следует голодать более 1-2 раз в месяц по одному дню (больше из психологических соображений, поскольку во время голодания может сильно повыситься раздражительность, нервозность). Если такой опыт был, то можно периодически голодать и по 3 дня (ежемесячно). Не следует проводить так называемых “сухих” голоданий, то есть без воды, так как внутренняя интоксикация при этом значительно больше. Особое внимание следует уделять плавности выхода из голодания. Помимо всего, голодание способствует очищению организма матери, что помогает, например, избавиться от токсикоза.

Не стоит проводить слишком длительные голодания, особенно в середине и конце беременности, хотя при этом дети рождаются очень jpeojhlh и развитыми, но слишком крупными, а значит повышается вероятность травмирования как ребенка, так и матери при родах. В отличие от “раскормленных” детей при традиционном “постельном” режиме и еде “за двоих”, дети, прошедшие “голодания”, обладали развитой мускулатурой при относительно малом количестве жира, были очень подвижны и активны. Это доказывает положительный эффект голодания. Однако прибегать к длительным голоданиям не следует.

Все это имеет также и воспитательное значение для еще не родившегося малыша. Во-первых, мать уже в этом периоде его жизни предоставляет ему определенную модель поведения, связанного со здоровым образом жизни. Во-вторых, условия его внутриутробного существования приближаются к естественным или, по краней мере, расширяется диапазон воздействий, которые воспринимаются ребенком как естественные. Мать не закладывает в него страха перед природой, а значит появляется надежда, что между малышом и природой не будет того чудовищного разрыва, который создает наша цивилизация.

Вместо этого сегодня многие беспокоятся об интеллектуальном развитии своих детей. Это приобретает черты чуть ли не массового психоза. Появился термин “раннее развитие”, подразумевающий именно развитие интеллекта. Добрались и до процесса беременности. Появились даже специальные “обучающие” программы, реализуемые с помощью динамиков, помещаемых у материнского живота, .от которых исходят особые ритмичные сигналы, стимулирующие те или иные мозговые структуры. Помимо “особо организованного животного” ребенок стал рассматриваться как “компьютер”, напичканный “программами”, которые нужно во что бы то ни стало “включить”. Интеллектуал в пеленках - вот новый идеал, новое порождение “царя природы”, присвоившего себе право игнорировать ее законы.

Раннее интеллектуальное развитие, раннее половое созревание, раннее старение - нет ли в этом ряду какого-то сходства? В природе все подчиняется ритму. У нее для всего свое время. Или и здесь она сделала ошибку?

Человеческий разум не исчерпывается интеллектом и имеет много предпосылок и условий для своего развития.

Развитие это реализуется путем прохождения многих этапов. Один из них - внутриутробный. Но это не время для интеллекта (впрочем также, как и первые годы внеутробной жизни). В это время ребенок симбиотичен с природой, он с ней - одно целое. Не женщина, а вся ophpnd` беременна этим ребенком. Женщина лишь инструмент, посредник. И мы не имеем права диктовать свои условия. Мы можем быть лишь хорошими посредниками.

Рождение - это акт своеобразного “отвержения”, потери симбиоза. И это само по себе травма. Но природа дает человеку интеллект, чтобы придти к гармонии в отношениях, и разум, чтобы снова придти к утраченному симбиозу. Шаг за шагом, постепенно ведя его к этой цели.

Раннее стимулирование развития интеллекта - это грубое вмешательство в природную программу, за которое приходится расплачиваться ни чем иным как ее неполной или искаженной реализацией. И даже развитый, “простимулированный” интеллект не способен “доделать” то, что не смогла сделать природа благодаря усилиям ее “царя”.

Период внутриутробного развития - период симбиоза ребенка с природой, период их взаимной любви, и нужно этот симбиоз поддерживать, нужно дать ребенку природу, ибо мы ее теряем, а он теряет ее вместе с нами. А вместе с этим теряется Любовь, без которой разум - бесчувственный компьютер, сухой интеллект, расчленяющий и анализирующий, бьющийся в беплодных попытках понять то, что без Любви ему понять не дано.

!1 Глава V О том, как мы нужны друг другу

Одна из характерных черт нашего времени - это отношение к маленькому ребенку как к некоему довольно умилительному существу, но тем не менее безмозглому, обделенному разумностью по сравнению с нами, взрослыми. Если абстрагироваться от родительских чувств, которые природа неминуемо пробуждает в матери и отце, и от чувств кровного родства, питаемых родственниками, отношение это граничит с отношением к красивой и премилой кукле. Бели мы и говорим о каком-то формальном равноправии ребенка со взрослыми, то скорее всего лукавим. Для взрослого человека малыш - чаще всего недоразвитый взрослый, а потому в чем-то неполноценный.

Не говоря уже о ребенке который еще не родился. Его как будто просто нет. “У них будет ребенок”, - говорят о семье, ожидающей рождения малыша. Он только будет. А сейчас его просто нет…

А когда он совсем крошечный и еще не проявляет своего существования во внешнем виде мамы, мы считаем своим правом решать, будет ли он жить или нет. “Будете оставлять ребенка?'', me такой ли вопрос задает врач женщине, впервые пришедшей на осмотр, заподозрив свою беременность. Не содержится ли в этом вопросе в концентрированном виде вся наша культура отношения к детям, друг к другу, и в конечном итоге к жизни вообще?

А обращение с младенцем при его рождении? Спросим себя: можно ли так обращаться с человеком? Каждый из нас не пожелал бы этого себе. Почему же это допускается по отношению к ребенку? Не потому ли, что за человека-то он и не считается, по крайней мере за полноценного?

А дальше мы говорим о воспитании, которое, несмотря на обилие теорий и красивых слов, на практике сводится в конечном итоге к простой схеме: один человек, умный (это, конечно, взрослый, воспитатель) должен чему-то обучить другого, глупого (это, конечно, ребенок, воспитуемый). А далее появляются легковоспитуемые и трудновоспитуемые. На помощь приходит наука педагогика, которая при таком отношении к ребенку также будет сводиться к задаче: как добиться цели обучения, несмотря ни на что.

И все же мы любим детей. Не замечая, что любим их какой-то странной любовью, к которой примешано потаенное чувство собственного превосходства, собственной “доделанности”.

Здесь мы намеренно стараемся не использовать слово “воспитание”, подразумевающее воспитателя и воспитуемого. Мы говорим о взаимодействии, предполагающем равноправное партнерство родителей и детей в процессах взаимообогащения и взаимного роста, называемых родительством и детством.

“Сознательное родительство” - это отношение к родительству как к пути реализации личности, ее развития и духовного роста. И наши дети реально предоставляют нам эту возможность.

Если мы не склонны считать себя просто белковыми телами, если мы задумываемся о том, что же такое жизнь, что такое ощущаемое нами “Я”, то мы обнаружим, что появление на свет нового человека - это событие, движимое силами, недоступными пониманию нашим ограниченным интеллектом. Это таинство, переживаемое лишь какимто трансцендентным образом, за пределами обычной логики. Таинство жизни и одновременно смерти, рождения и умирания, расцвета и угасания. Тайна, которой мы являемся сами для себя. И если мы не уподобляемся глупцу, считающему себя совершенным и мудрым, мы должны признать эту тайну, которую приносит с собой в мир ребенок, мы должны признать в нем “Я” так же, как в себе, такое fe право жить, развиваться и проявлять это свое “Я”.

Если мы задумаемся над тем, что же такое родительство как природное явление, то обнаружим, что это хитроумный способ, с помощью которого душа появляется в этом мире, а родители - те люди, которые помогают ей сделать первые шаги. Поэтому родительство - миссия, и возлагается она, как показывает сама жизнь, не только по нашему желанию. Мы должны ее принять, принять с благодарностью как способ приоткрыть завесу тайны, возможносп пережить глубины Бытия, отражение которых приносит с собой наш малыш.

Мы говорим: “мой ребенок”, и любовь наша к нему - это любовь к чему-то “моему”. Не обязательно любить то, что “не мое”. Но “мое” мы всегда любим. Но если родитель - лишь средство для души прийти в этот мир, то становится естественным глупый на первый взгляд вопрос: “А действительно ли это ваш ребенок?”. Не нужно быть искушенным психологом, чтобы понять, что любовь к “своему” прежде всего любовь “себя”. Нужно признаться себе, что, любя своего ребенка, я прежде всего люблю себя, волнуясь за него, я волнуюсь на самом деле за себя.

Ребенок заболел, родители волнуются. Почему? Проанализируем их чувства. Они волнуются потому, что им неприятно, что ребенок заболел, они не хотят, чтобы он болел, потому что им плохо, когда ребенок болеет. Когда мы хотим, чтобы наш ребенок был здоров, то не есть ли это прежде всего желание для себя благополучия и спокойной жизни?

Наша любовь к детям так непохожа на ту Любовь, которую дети приносят с собой. Любовь безусловную, без всякой “самости”. Они еще не умеют думать о себе. Мы должны признать, что наша любовь больше похожа на привязанность, а настоящая Любовь - это то, чему мы должны учиться у них.

Но вместо этого они учатся у нас нашей любви. Любя детей, мы хотим, чтобы они были похожи на нас, но при этом не совершали наших ошибок. И они становятся похожими на нас, но упорно повторяют наши ошибки. Каждый ребенок - памятник своим родителям. И та душевная боль, которую нам порой причиняют наши дети, - не боль ли это от встречи с самим собой, со своими собственными качествами?

Прежде всего нам нужно научиться любить детей ради них, а не ради себя. А этому лучше всего нас могут научить они сами. Как взывал Ф.Лебойе “Пусть женщины поймут, почувствуют: “Я его мать”, ` не “Это мой ребенок”.45

Итак, наши дети - наши равноправные партнеры. И в не меньшей степени, чем мы для них, они наши учителя. Нужно лишь избавиться от чувства собственного превосходства и уметь взять то, что они нам дают. А дают они нам немало. Вот как сформулировал возможность детей быть нашими учителями С.В.Ковалев. Итак, наши дети:

1) предъявляют нам образцы поведения, принадлежащие к числу высших этических эталонов: сосредоточенность на исследуемом предмете - бескорыстную и самозабвенную (у нас уже этого зачастую не остается), а также доверительное, подлинно диалогическое общение без свойственных нам, взрослым, защитных механизмов;

2) предоставляют нам редкую возможность, встав на детскую точку зрения, увидеть мир по-новому, без искажающих наше восприятие стереотипов и предрассудков;

3) воспринимая нас непосредственно и точно, без свойственных нам, взрослым, “соглашательских” моментов, именно дети возвращают нам действительно точное зеркальное изображение нас, родителей, свободное от всяческих “взрослых” искажений”.46

Дети часто становятся жертвами нашей вопиющей неграмотности и того тщательно скрытого пренебрежительного отношения к ним, которое исповедует наша сегодняшняя культура.

Они становятся жертвами еще задолго до своего рождения. Например: “Результаты анкетных опросов показывают, что большинство детей, которых “не ждали”, в дальнейшем заболевало неврозом страха, поскольку первичная неуверенность в их рождении со стороны родителей в какой-то мере отражалась на появлении у них в последующем неуверенности в себе”.47 Или: “Отрицательное отношение к беременности и несоответствие пола ребенка ожидаемому родителями встречались в 68% случаев и часто имели последствием заболевание детей неврозом страха”.48

Что происходит с ребенком, когда родители решают вопрос, сделать аборт или позволить ребенку жить? Об этом редко задумываются. Ведь он еще не человек!

Одни родители ждут мальчиков, другие девочек. Да, люди различаются между собой и хотят играть в разные игрушки… “Мы хотим мальчика”. А если там девочка? Ах да, ведь ее еще нет…

Lnfmn ли представить себе больший абсурд?

Они становятся жертвами при рождении не только из-за варварского с ними обращения, а еще и потому что в это нелегкое время с ними нет… мамы. О чем думает мать во время родов? Скорее всего о том, как ей больно и чтобы все это поскорее кончилось. И больше никогда… А порой и ни в чем не повинный малыш предстает перед матерью как исчадие ада - ведь это он заставил ее так страдать.

Если бы она знала, что ее страдания не соизмеримы с его страданиями. В муках не только рожают, но в еще больших муках рождаются. И когда он наконец родился: “Восхищенное лицо. Эта женшина радуется красоте ребенка? Нет, конечно. Она улыбается, потому что… все закончилось”.49

Мать с ребенком в родах также должны быть партнерами, помогающими друг другу в этой нелегкой работе. Ребенок при рождении не пассивен. Он активно помогает матери, выделяя большое количество гормонов. Это их совместный процесс. Но эта помощь так сильно зависит от того, принимается она или нет, от того, где сейчас находится мама своим сознанием - с ним или далеко от него.

Но вот он дома. Маленькое существо, пришедшее в мир в страданиях. Но и это, оказывается, еще не все. Он становится жертвой страхов и волнений. За него постоянно волнуются. Мама, папа, особенно бабушка. Сейчас даже само материнское чувство связывается с волнением и беспокойством. Представьте себе мать, не волнующуюся за своего ребенка. Да разве это мать!

Страхи, окутывающие малыша, становятся его собственными страхами. Он не умеет не доверять. Он любит, а значит доверяет, верит в то, что думают о нем. И эти страхи обращаются в реальность. А что родители, бабушки и дедушки? Представьте себе человека, чьи опасения оправдались. Значит, он был прав, значит, он умеет предвидеть. И начинают предвидеться еще более страшные вещи…

Как трудно поверить, что наши мысли и страхи могут так легко стать реальностью. Вот классический пример. Ребенок начинает ходить. Вот он делает первые неуверенные шаги, новые ощущения переполняют его, он шагает все быстрее и быстрее, все дальше и дальше от мамы. Что думает мама, если ребенок достаточно далеко? Она думает: “Сейчас упадет!” Что делает ребенок? Конечно, падает. Думайте, что он слабый и неприспособленный, и он таким будет

Далее:

 

Голубой и синий.

Глава 7. заболевания надпочечников.

Глава 6. В качестве приложения.

Роль биосинхронной вакуум-лазеротерапии в подготовительном этапе лечения больных хроническим периодонтитом.

Акупунктура.

7. Питание.

Правовая охрана традиционных знаний информационным законодательством.

 

Главная >  Публикации 


0.0003