Главная >  Публикации 

 

Глава шестая



Предварительное судейство в классе высокого роста должно было быть после обеда в час. Я поднялся к себе во время обеда слегка вздремнуть. Проснулся ровно в час, когад услышал как Альберт колотит во входную дверь. Он кричал, что меня дисквалифицируют, если я через десять минут не выйду на сцену. Я моментально вскочил схватил плавки для позирования и побежал вниз - все уже стояли в линию готовые и ждали. Выглядело все это внушительно. Я имею в виду, что все они тут стояли, все раздутые, изобилие мускулов, а я вышел холодный и они знали об этом. Я взглянул на Дениса Тинеро, он совсем на меня не произвел впечатления. Он был в форме, был рельефный, но мог бы быть побольше и получше. Именно так я подумал.

Я пошел быстро переоделся, слегка намазался маслом и вернулся обратно на платформу. Времени подкачаться у меня не было вообще. Но я начал ощущать то чувство расширения, которое всегда возникало у меня на соревнованиях. Занял место в строю около Тинеро. Потому что он был человеком которого нужно было победить. Я не хотел, чтобы судьи допустили какую бы ни было ошибку из-за того что им неудобно было бы нас сравнивать. Я слышал как все говорили о нас. Было так много шума и разговоров, что судьи в какой-то момент остановились - перестали вызывать участников на позирование. Странный был момент. Помню как смотрел на шеренгу на соревнованиях. Передо мной было группа с телами как из полированной бронзы, кожа покрытая маслом блестела под огнями сцены. В конце концов удалось угомонить зал и вызовы на позирование продолжились. Вызывали по росту: в первую очередь самых невысоких. Я был самый высокий и поэтому самый последний, как раз после Тинерино. Это означало, что меня вызовут последним. Отлично.

Я следил за каждым движением Тинерино. Он позировал и было очень много аппладисментов. Он подходил ко всему очень профессионально; все мелочи - плавки, прическа, в общем все детали были продуманы. Но я был уверен, что я лучше. Высокий, ловкий и уверенный я двигался по платформе для позирования покошачьи. Я чувствовал себя отлично. Все мышцы раздулись и стали огромными, кровь под давлением поступало в каждый капилляр. У меня было ясное чувство, что Тинерино просто никак не может меня победить.

Во время первой ручной позы обстановка как бы отодвинулась; зал начал орать. Я плавно перешел к позе для спины и произошло то же самое. Обычно я делал пятнадцать или двадцать поз, но на этот раз я сократил программу до десяти. Я выбрал самые лучшие и отбросил те, в котрых я считал могло быть самое маленькое слабое место. Я сделал спинную позу в полоборота, потом грудь сбоку, и еще одну позу спины, потом чисто спинную позу и закончил боковой бицепснойц позой. Я слышал как люди орали и свистели. Потом я повернулся лицом и повторил двойную бицепсную позу. И закончил Самой Мускульной Позой. Все в зале апплодировали и сходили с ума. Обычно во время предварительного судейства апплодировать нельзя, потому что считается, что это может повлиять на судей, Но зрители не могли удержаться. В результате я чувствовал все большую накачку. Кровь под давлением поступала во все части тела. Мне не нужно было никаких дополнительных физических упражнений для такой накачки.

Затем наступило время сравнительного позирования. После индувидуального позирования судьи вызывают лучших шестерых строят их в линию и называют им позы. Они назвали двойную бицепсную позу. Я знал - здесь я побеждаю всех. Потом широчайшие. Тут я тоже чувствовал себя уверенно. Следующей была боковая для груди. Я был уверен, что грудь у меня самая лучшая. Затем они потребовали брюшной пресс. Тут Денис Тинеро меня побеждал; у него был очень рельефный и качественный пресс. Такдже побеждал он меня и по икрам. Затем нам разрешили сделать несколько произвольных поз. Я стоял с Тинерино и краем глаза внимательно наблюдал за ним. Когда он показывал пресс или бедра, я делал двойную бицепсную позу; когда он напрягал икры - я делал выразительную позу: спина-грудь в полооборота. Я подавил всех конкурентов, включая Тинерино. Реакция зала была полностью в мою пользу - впервые я запомнил, как зрители отчетливо скандировали: "Арннольд! Арнольд!" После соревнований судьи подходили и поздравляли меня. Не говоря ничего конкретно они уделили мне гораздо больше внимания. Некоторые из судей считали, что я был лучшим даже по каждому отдельно взятому мускулу. Из всего этого я был почти что уверен, что выиграл. Тем не менее Тинерино обыгрывал меня по некотрым параметрам. Но у меня была лучшая программа и лучший внешний вид. Победитель не будет назван до следующего дня - до финального шоу. Это означало, что надо ждать. Ко мне заходили и говорили, что я был самым сенсационным явлением, которое они когда-либо видели. Это мне, конечно, нравилось слышать. Но значение имело только судейское решение и поэтому я ждал шоу следующего дня.

Кукьтуристы и болельшики вертелись вокруг меня целый день. И все уже для себя считали, что я победитель. Ко мне начали относится как к "Мистеру Юниверс". Это было одно из самых удивительных впечатлений в моей жизни. Но одновременно такое отношение выводило из равновесия. Я по-прежнему не знал победил я или нет. Ушел к себе в номер, но не смог там долго оставаться. И тогда на лифте снова спустился в вестибюль гостиницы. И опять все стали поздралять меня: "Не беспокойся, Арнольд, дело сделано". Все что мне оставалось это ждать и не сознаваться себе, что могу согласится на второе место. Поэтому я ходил взад-вперед слушал, что мне говорят и подслушивал, что говорят обо мне. Сознаюсь мне приятно было слышать как один говорит другому: "Смотри это Арнольд. Он прямо как зверь".

На следующий день перед финальным шоу, когда должны были объявить победителей и среди них выбрать "Мистера Юниверс", я так и не смог поспать. За кулисами атмосфера была почти театральной. Я нашел раздевалку для участников категории высокого роста. Начал примерно за полтора часа до начала шоу подкачиваться, делая в основном упор на работу со своими слабыми местами.

Я подтягивался на водопроводных трубах - первая, за которую я схватился оказалась горячая и я обжог руки. Я пытался растянуть полотенце, отжимался , стоя на руках, отжимался обычным образом, отжимался на спинках стульев, с помощью полотенец работал на бицепсы, вообщем использовал все возможности для движений с сопротивлением. Просил кого-то подержать мне руки и с сопротивлением поднимал их через стороны, чтобы напустить кровь в дельтовидные. Поднимался на носок на каждой ноге поочередно, делал легкие приседания, приседая наполовину и держа спину прямой, чтобы кровь прилила к передней части бедер. Слишком много работать я не хотел, потому что тогда достигнутая накачка спадет до того как я выйду на сцену.

Мы были там как гладиаторы. Везде было полно масла; люди разговаривали на разных языках: по французски, английски, португальски. немецки, арабски. На другом конце комнаты кто-то растягивался и почти что выдрал водопроводную трубу. Я прошел через комнату и выпрямил трубу, придав ей первоначальное положение, как будто я был единственный, кто мог это сделать. Я знаю, что на меня смотрели. Это застявляло напрячься, я как бы был над всеми, я был победитель. Потом кто-то из организаторов просунул голову в приоткрытую дверь и крикнул: "Окей, высокий ростЕ выходи! Становитесь в линию." Тут я себе сказал: "Нормально, Арнольд, вот оно самое".

Почему-то когда мы стояли позади складок опущенного театрального занавеса я заметил, что вспомнилось мое первое соревнование Mr EUROPE JUNIOR. Тогда я приехал в штутгарт совсем без опыта позирования, из армии, с армейской стрижкой, со свзятыми взаймы плавками и выиграл. Вдруг я понял, насколько далеко я ушел с тех пор и за такой короткий срок...

Как только началось позирование, меня встретили бурные аплодисменты британской публики. В тот момент я скорее выступал чем соревновался, поэтому вся моя позировальная программа превратилась в балет. Мне пришлось выйти на повтор, на бис. Я единственный из ребят, кто позировал второй раз. Потом объявили победителей в классе высокого роста. Я выиграл среди высокого и стало ясно что я победитель, потому что я знал, что единственным моим соперником был Danny Tinerino. А его я победил.

Построились все победители: низкого, среднего и высокого роста. Публика прямо с ума сходила. Опять все кричали: "Арнольд! Арнольд!" Я почувствовал как из зала идет энергия, их энтузиазм проникал внутрь меня как фантастическая накачка. Мне казалось я все расту и расту. В конце концов ведущий смог успокоить публику достаточно, чтобы объявить сначала 3 место, потом 2-ое и наконец победителя - Mr UNIVERS 1967.

"Арнольд Шварцнегер -" Я услышал свое имя и сделал шаг на платформу. Аплодисменты как гром перекатывались по залу. Люди шумели и орали. Я взглянул на шеренгу культуристов и сказал себе: "Бог мой, я это сделал! Я их всех победил". Тут вперые за год я позволил себе мысленно признаться в том, как хорошо они все выглядят. Там было 19 культуристов со всех концов мира и я победил их всех. В этот момент миллионы мыслей прошли у меня через голову. Это примерно как когда вы попали в аварию или когда человек падает. Тогда за мгновение через сознание проходит почти вся жизнь.

После объявления победителей несколько минут ушло на вручение призов. Я снова посмотрел в зал. Оттуда неслись крики и блицы фотовспышек: захватывающее, нереальной красоты зрелище. Я подумал: "Ну вот из-за чего ты тренировался, из-за этого момента. Это было нечто необъятное для воображения, как будто стоишь перед весом, который невозможно поднять. Я пытался понять, что все это значит: "То, что происходит сейчас, в данный момент - это самое важное в твоей жизни". Вот что значило мое решение, принятое в подростковом возрасте стать самым лучшим в какой-то сфере человеческой деятельности. Теперь мне было 20 лет и я был самым великим и самым лучшим.

Я повторял сам про себя: "Арнольд Шварцнегер - мистер Юниверс 1967".

Глава шестая

Утром в субботу я спустился вниз завтракать. В столовой оставалось еще человек пятнадцать культуристов в своих специальных куртках с широкими подбитыми плечами. Кое кто из этих ребят ели по десятку яиц, другие по два бефштекса, некоторые только 2 яйца, потому что были на диете. Один парень ел наверное штук пятнадцать гренок. Как только я вошел, все направились в мою сторону. Они столпились вокруг моего столика. Все настроены были очень дружелюбно, особенно арабы - они подходили, меня крепко обнимали и целовали. Все были рады моему успеху. Кто-то перегнулся через стол и сказал: "Окей, Арнольд, следующий после тебя - Serdgio Oliva". -Чего? Тут еще кто то добавил: -Нет, следующий Bil Pearl.

Вообщем они называли знаменитые в мире культуризма имена, имена тех, кого здесь не было и которых я по прежнему должен был победить. Эти слова меня задели. Я был Mr Univers и не был им одновременно. Ребятам пришлось объяснить мне. Я был Mr Univers, но за несколько месяцев до этого прошли соревнования на Mr Univers, организованные другой федерацией культуризма IFBB. Победителем там стал Serdgio Oliva, чернокожий культурист с Кубы. По сути дела было три человека Mr Univers. Один из них - Bil Pearl, выигравший этот титул на соревнованиях федерации NABBA среди профессионалов, в то время. как я имел титул Mr Univers NABBA среди любителей. И был также Mr Univers IFBB, Serdgio Oliva. (Существует две международные федерации культуризма: National Amator Bodybuilding Association - NABBA и IFBB: Inernational Federation of Bodybuilding. Обе эти федерации устраивают соревнования на Mr Univers). Кроме того был еще Ricky Wine, который только что выиграл Mr World в Нью Йорке. Sergio Oliva выиграл к тому же еще и соревнования Mr Olimpia.

В конце концов я понял следующее: я являюсь одним из четырех лучших культуристов в мире. Это уже достижение. Но остается победить еще трех человек, чтобы доказать всем, что я самый лучший в мире. Я достиг одной цели: завоевал титул Mr Univers, но нужно было продолжать. В противном случае ни о каком удовлетворении не могло быть и речи. Возьием к примеру Олимпойские Игры. Олимпийский чемпион, олимпийская медаль это большое достижение. Но этот чемпион - не лучший в мире. Лучшим вы становитесь, победив на всех соревнованиях, потому что на отдельном соревновании может кто-то не учавствовать изза того, что не смог прийти на соревнования, ну хотя бы проспал (знаю что и так бывает, так произошло например с бегуном, не участвовавшем в забеге на сто ярдов в 1972 году.) Вообщем бывают такие соревнования, которые вы выигрываете, но не уверены, что вы - лучший. Поэтому для вас главная цель - быто не только победителем, но и самым лучшим, приходитьс продолжать, именно так и было со мной. Моей целью было стать самым лучшим и главным победителем. Я поклялся продолжать и продолжать до тех пор, пока каждвй в мире не скажет: "Да, это он, это Арнольд! Он самый лучший".

Но в то субботнее утро меня засыпали вопросами: Как ты трунируешся? Как у тебя такая грудь большая выросла? А почему у меня грудь не растет? Как у тебя такой бицепс большой вырос? Как тебе, Арнольд, удалось достичь такого прогресса всего за один год?

Денниса Тинерино я увидел только через несколько дней. У него была репутация Плейбоя. Вокруг него всегда было много девушек. Казалось главная его задача - приехать сюда как следует поразвлечся и повалять дурака. Неделю спустя после соревнования Mr Univers мы вместе сделали выступление для Вага Бенета. Я попытался с ним поговорить. С английским у меня было лучше, чем в прошлом году, но разговор вести тем не менее показалось трудным. Ко мне он относился очень дружелюбно. Казалось, что он несколько удивлен. В печати его представляли как верного победителя, но ни единого намека на то, что судьи могли бы ошибиться или судить нечестно он не сделал. Перел нашим выступлением для Вага Бенета он сказал мне, что выгляжу я фантастически и что победил заслуженно. Я спросил Тинерино, что мне нужно было бы улучшать. Он ответил: "Продолжай работать со своими икрами, Арнольд". Он слегка повернул правую ногу и напряг икру - икры у него были великолепные, прямо как две небольшие тыквы.

Слегка меня разочаровала реакция родителей, когда я позвонил и сказал, что стал Mr Univers. Им было вроде приятно это слышать, но я чувствовал, что больше бы им понравилось, если бы местная газета в Граце сообщила бы, что я закончил колледж. Но я сказал себе, что это потому, что они представления не имеют, что такое чемпионат по бодибилдингу, ведь ничего подобного они никогда не видели.

В какой то мере меня беспокоило, что они не понимали этого. Я чувствовал, что в конце концов они должны понять, что это для меня значит. Они знали, как интенсивно я работал, чтобы этого достигнуть. Я попытался эти мысли выбросить из головы, но это было не так то легко. Мне кажется что всегда что-то делается и для того, в том числе, чтобы заслужить одобрение рдителей. Мне казалось, что я их понимаю, понимаю их заботы лучше, чем они понимают меня. В результате я убедил себя, что нужно забыть об этом. В любом случае я был далеко от дома и поэтому стал стремиться к тому, чтобы заслужить одобрение других людей.

Через несколько недель после соревнования Mr Univers я выступал в Штутгарте и мой отец приехал посмотреть на меня. Его очень взволновал тот факт, что мне много аплодировали. Я не думаю, что он понимал тот факт, что мне аплодируют из-за того, что я Mr Univers и что людям нравится на меня смотреть, на одну из лучших фигур в мире. Но он осознавал тот факт,что более 2000 человек пришли посмотреть, как я позирую. То же самое можно сказать наверное и о моей матери, кагда она увидела, как я выиграл Mr Olimpia в 1972 году.

Через некоторое время после соревнований я получил приглашение от Рега Парка, в котором он предлагал мне приехать в ЮАР и пожить у него дома, а также сделать совместное выступление, как он обещал. Я торжествовал, друзья мои были ошеломлены. Готовясь к этой поездке я тренировался так интенсивно, как не тренировался никогда, готовясь к соревнованиям. Трудно сказать, сколько лет я мечтал быть таким, как Рег Парк и, вдруг, внезапно, я стал таким, как он. Это замечали окружающие, они говорили, что мы похожи.

Я жил у Рега в Иоханенсбурге. У него был просторный одноэтажный дом с 50-ти метровым бассейном перед ним. Вокруг цветущие розы, большой сад с деревьями и цветами, раскинувшийся на несколько акров. В самом доме было много антикварных изделий со всех концов света. Вообщем дом говорил за хозяина, это был дом звезды. Ошибки быть не могло. Например в столовой нажимаешь на кнопку и тут же появляются слуги7 вначале я чувствовал себя не в своей тарелке, но постепенно неудобство исчезло. Рег и его жена, Мариана, относились ко мне как к сыну, они приглашали меня всюду, где бывали сами, они брали меня с собой на вечера, на фильмы, на ужины. Находясь с ними я увидел, что я могу иметь еще, кроме бесконечных дней, полностью занятых тренировками.

У меня мог бы быть роскошный дом, свой бизнес, семья, хорошая жизнь. Зесь в гостях я мог чувствоваять некую закенченность. Неповторимое ощущение - видеть Рега дома, так долго быть у него, чувствовать такое внимание с их стороны.

Сплошных комплиментов не было. Я просил Рега покритиковать меня и получил эту критику. Он как и другие выделил икры. Сказал, что у него тоже была такая труднось, но он ее преодолел. Скоро я увидел как. Я посмотрел, как он тренируется на икроножной машине и мне стало стыдно. Я всегда на нее навешивал небольшой вес, он же повесил туда 800 фунтов и сделал 12 повторений. Я понял, что как бы интенсивно я не тренировался, мне нужно было тренироваться еще интенсивнее, чтобы достичь его уровня.

Когда я вернулся обратно в Мюнхен, еще больше народу записалось в мой зал. Количество записавшихся увеличилось до 400. Стали появляться деньги, а деньги означают свободу. В конце концов все это давало время на тренировки. Таким образом дела начали поправляться и даже очень хорошо.

Я заметил, что если ты выиграл мистер Юниверс, то ты еще не лучший культурист в мире. Были еще культуристы в Америке и их я наверняка не мог бы победить. Это был тяжелый удар. Были такие ребята, которые выигрывали мистер Юниверс два или даже три раза. Я подумал, что мне придется учавствовать в соревнованиях в два или три раза болше, чем они, прежде чем удастся доказать всем свое превосходство.

Я снова составил тренировочный график на весь год. Я снова начал "взрывать" тело на тренировках, приходил туда рано утром, оставался поздно вечером, проводил яростные тренировки. С тренировочными партнерами у меня не было никаких проблемм. Каждый культурист в мюнхене хотел тренироваться с Арнольдом. Они думали, что я знаю какие-нобудь секреты. Мы делали подходы "через силу", проводили по настоящему мучительные тренировки, толкая себя на преодолевание болевой греницы. Мы ели огромное количество еды. Случалось после тренировки идти в пивбар и съедать по целой курице, запивая ее пивом. Такой у нас был обед. К этим тренировочным программам я старался подходить еще более творчески, чем когда бы то ни было. Я старался пустить в ход свое воображение, чтобы "увидеть", каким образом подняться надо всеми. Если кто-то мог накачать руку 21 дюйм, я должен был сделать 22 дюйма.

Я всегда задавал себе вопрос: Арнольд, что ты можешь еще сделать, чтобы отличаться от остальных?

В конце концов я пришел к мысли, что мускулы надо шокировать, удивить. Например если вы делаете каждый день 10 подходов на жим лежа или какое-то другое упражнение, делаете это регулярно в течение года, мускулы постепенно привыкают к работе по 10 подходов на жим лежа и расти начинают замедленно. Поэтому раз в неделю я звал с собой тренировочного партнера, мы брали штангу и ехали за город. Эту тренировку мы посвящали только одному упражнению для определенной части тела. Помню, например, что в первый раз мы привезли 250 фунтов в лес и делали приседания в течении трех часов подряд. Сначала я сделал 20 повторений с 250 фунтами, потом мой партнер сделал столько, сколько смог, потом настала снова моя очередь. Закончили мы сделав около 55 подходов на приседания каждый, последний час казался нам бесконечным. Но результат проявился. Бедра у нас вздулись как мячи. В тот первый день мы задали нашим мускулам такую работу, такой удар, что в течении недели как следует ходить не могли. Мы еле ползали. Никогда нашим ногам не приходилось выдерживать что-то подобное этим 55 подходам. Но в результате у нас у обоих приросло что-то около 1/8 или 1/4 дюйма на ногу. Просто ноги не могли выжить иначе чем вырасти

Далее:

 

2.4.6. Хронический вирусный простатит.

Аномалии развития скелета туловища.

Четвертый месяц: взрослый взгляд.

2.4.5. Хронический бактериальный простатит.

Лебедь, рак и щука.

Шаг седьмой. Когда вас отвергают, относитесь к этому спокойно.

70-Я лекция.

 

Главная >  Публикации 


0.0032