Главная >  Публикации 

 

Глава 21. О пожилом возрасте (51-65 Лет)



Существует известный и удивительный психологический парадокс, давно знакомый писателям-романистам и психоаналитикам: самовлюбленность чаще всего и есть самая яркая форма неуверенности в себе. Это одна из наиболее известных человечеству превращенных форм сознания, описанная еще в мифах. Самовлюбленность мужчины, его суперэгоизм - это уход от реальных отношений с другими людьми в фантомный мир собственного представления о самом себе. Многие психологи склонны считать, что просыпающиеся в зрелом мужчине «донжуанские» наклонности - признак возрастающей неуверенности в себе.

Может быть, все не так однозначно в этой жизни, но обычно как мужской, так и женский «донжуанский» образ поведения продиктован такой концепцией жизни, в которой место другого человека весьма неопределенно и расплывчато.

О мужской неверности написано так много, что я позволю себе не писать ничего. Ограничусь только замечанием о том, что женское умение разговаривать с мужчиной о нем самом это большое искусство, которое в век эмансипации обесценено. Возможно, даже слишком.

Вспоминаю в связи с этим услышанное - искреннее и молящее: «Ну, посмотрите и скажите, что я - молодец и все хорошо сделал». Это были слова зрелого мужчины, обращенные к домочадцам. В той конкретной ситуации они были услышаны, а в других... где эта мольба не была столь открыта и откровенна...

Слова, обращенные окружающими к мужчине зрелого возраста, становятся для него не менее значимыми, чем все другие формы выражения отношений. Мудрые женщины к этому времени уже называют хозяина дома уважительными словами («он», «сам», «хозяин» и тому подобное) в любых жизненных ситуациях, чтобы ни на мгновение, ни у одного человека не возникло сомнения в достоинствах ее мужчины.

Чтобы попробовать убедить читателей в необходимости для мужчины такого ореола уважения, процитирую Яна Парандовского, писавшего в «Алхимии слова» так: «Магическая сила слова заключается в его способности вызывать представления, образы. Оно невидимый представитель вещей, воспринимаемых пятью чувствами. По его заклинанию появляются люди, предметы, далекие или не существующие вовсе.

А близкие и присутствующие делаются по-настоящему реальными, лишь будучи названными. Адам только тогда стал властелином мира, доверенного ему богом, когда каждую вещь обозначил особым названием...» Слово, обращенное к нему, становится для мужчины и источником силы, той силы, которая связана с возможностью осуществлять контроль, ответственность и принимать решения - как относительно себя, так и относительно другого человека.

Слова сказываются на самооценке, на его представлении о своих возможностях и в то же время по ним мужчина судит о самооценке другого человека, его реакции на самого себя и о возможностях этого человека. Будем помнить при этом, что к концу периода зрелости неуверенность мужчины в себе резко возрастает. Остается напомнить еще раз, что с чувствами не шутят, их нужно ценить, понимать и уметь выражать. Это относится ко всем членам семьи, но и к мужчине тоже. Я уже упоминала в этом тексте о том, что не выраженные чувства укорачивают жизнь.

Итак, мужчина в зрелом возрасте (особенно к- его концу) оказывается очень уязвимым перед следующими психологическими ловушками, каждая из которых грозит чувством своей незначительности, неуверенности в себе:

1) ловушка психологической импотенции; 2) ловушка молодежного образа жизни (инфаркт); 3) ловушка страха перед новым, перед изменениями (профессиональная деформация - ригидность мышления); 4) ловушки постоянных социальных ролей (притупление чувств); 5) ловушка идентификации (потеря самоуважения).

Достаточно. Становится немножко страшновато за 50-летних, еще полных сил и планов. Преодолеть соблазны этих ловушек, не поддаться магическому влиянию смерти мужчине помогает его дело. его семья, творческая сила его Я, противостоящие разрушающему холоду вечности.

Я закончу эту главу строчками из стихов русского поэта, жизнь которого закончилась именно в этом замечательном возрасте - возрасте мужской зрелости:

Cecipbi - тяжесть и нежность, одинаковы ваши приметы.

Медуница и осы тяжелую розу сосут.

Человек умирает, песок остывает согретый, И вчерашнее солнце на черных носилках несут Ах, тяжелые соты и нежные сети, Легче камень поднять, чем имя твое повторить' У меня остается одна забота на свете, Золотая забота, как времени бремя избыть Словно темную воду я пью помутившийся воздух.

Время вспахано плугом, а роза землею была.

В медленном водовороте тяжелые нежные розы, Розы тяжесть и нежность в двойные венки заплела.

О. Мандельштам

Глава 21. О пожилом возрасте (51-65 Лет)

Чему бы жизнь нас ни учила, Но сердце верит в чудеса.

Есть нескудеющая сила, Есть и нетленная краса.

И увядание земное Цветов не тронет неземных, И от полуденного зноя Роса не высохнет на них.

И эта вера не обманет Того, кто ею лишь живет, Не все, что здесь цвело, увянет, Не все, что было здесь, пройдет!

Но этой веры для немногих Лишь тем доступна благодать, Кто в искушеньях жизни строгих, Как вы, умел, любя, страдать, Чужие врачевать недуги Своим страданием умел, Кто душу положил за други И до конца все претерпел Ф.И.Тютчев Во многих странах мира, и у нас тоже, пожилой возраст это время выхода на пенсию, то есть предпенсионное состояние человека, сборы на «заслуженный отдых».

Мне очень трудно писать об этом периоде жизни человека, так как просто больно видеть обездоленных нищенской пенсией людей, проработавших десятки лет и не имеющих никаких условий для достойной жизни. Больно и потому, что теперь мы хорошо знаем, многие видели это своими глазами, что старость может быть спокойной, уверенной, просто экономически достойной.

Но попробую написать о тех психологических задачах, которые решают мужчины и женщины пожилого возраста. Пожалуй, начну с небольшой классификации. Людей, мужчин и женщин, приближающихся к пожилому возрасту, можно разделить на следующие группы:

1. Очень хотят выйти на пенсию, чтобы заняться другим делом. Они активно готовятся к этому, получают дополнительную специальность или просто осваивают новую, необходимую информацию. Пенсия воспринимается как начало новой жизни, когда можно заняться любимым делом с полной отдачей.

2. Очень боятся выхода на пенсию. Правдами и неправдами пытаются продлить время работы, чувствуют себя никому не нужными, если не могут заработать достаточное, с их точки зрения, количество денег.

3. Третью группу людей я бы назвала равнодушными, они уже давно не работают с полной отдачей, и выход на пенсию не приносит им существенных переживаний, связанных с необходимостью перераспределять жизненную энергию. Они продолжают свое существование, давно и привычно окрашенное всеми оттенками нелюбви к жизни.

Сначала не хотела писать об этой группе людей вообще, но в психологии пожилого возраста давно используется понятие эгоистической стагнации для описания этого унылого и бесцветного увядания, поэтому сразу скажу о нем то, что знаю, чтобы в дальнейшем описании говорить о жизни в пожилом возрасте.

Эгоистическая стагнация в пожилом возрасте поражает тех людей - мужчин и женщин, которые давно уже живут вне концепции жизни, отказались от собственной экзистенции, от собственных проявлений духа и погрузились не в глубины своего Я или поднялись к его высотам, а замкнулись на плоскости прошлого. Эгоистическая стагнация - это прерванная связь с настоящим временем, это отождествление собственных фантомов с любыми возможными проявлениями жизни. Это Я, которое реагирует только на изменения самого себя, где главным проявлением жизни становится собственная физическая боль, на которую Я реагирует появлением букета разнообразных заболеваний, от которых уже невозможно избавиться, так как без них теряется драгоценная часть Я.

Эгоистическая стагнация обостряет в человеке его личностные качества, это время и момент жизни для проявления в полной мере сущностных качеств человека - его любви к людям и жизни или отсутствия таковой. Куда только исчезает былая разговорчивость, превратившаяся в нескончаемую старческую болтовню. Что стало с рассудительностью, почему вместо нее подозрительность? Осторожность и осмотрительность становятся недоверчивостью и мнительностью... Неуловимое время прорисовывает далеко не лучшие черты у пожилого человека, попавшего в эгоистическую стагнацию, обусловленную всем ходом его предыдущей жизни. Пожалеем этих людей и поговорим о тех, кто живет достойно весь отпущенный им век.

Галина Петровна начала готовиться к выходу на пенсию заранее. Она стала посещать курсы экскурсоводов, чтобы иметь возможность жить новой жизнью. Ее никто не выгонял с работы, там все получалось, но хотелось другого - сил для нового было вполне достаточно... Она и сегодня, десять лет спустя после выхода на пенсию, бодра, полна сил, живых чувств, ей все интересно, и с ней интересно. У нее есть верные друзья, нормальные отношения с домашними.

Петр Иванович после выхода на пенсию остался работать в своем коллективе, где он раньше был руководителем. Я бы не хотела подробно комментировать этот факт, скажу только, что окружающие воспринимают это далеко не однозначно, а силы, которые Петр Иванович тратит на то, чтобы не отстать от времени в своей профессиональной деятельности, не приносят ему желаемого удовлетворения от ее результатов.

Это только два коротких факта о том, как перестраивается индивидуальная судьба человека в пожилом возрасте.

Надо сказать, что сегодня, в 1995 году, два поколения наиболее остро чувствуют на себе последствия социальноэкономических преобразований: это люди зрелого и пожилого возраста. Экономические неурядицы выступают для них в очень конкретном облике царя голода, о котором в свое время писал Н.Некрасов. Чтобы жить, а не выживать, особенно людям пожилого возраста, нужны знания и навыки для налаживания социальных коммуникаций, для того, чтобы реализовать те силы жизни, которые они в себе чувствуют. Народная театральная студия, хор ветеранов, дача и тому подобное - немного их, возможностей для самореализации. Еще, может быть, общественная деятельность, которую надо организовать самим, чтобы чувствовать свою значимость, но на нее будут уходить силы, которые не принесут материальной выгоды - только моральное удовлетворение.

Предпенсионный возраст и выход на пенсию бесконечно обостряют переживания человека, связанные с модальностью «Я могу» его психической реальности. Они словно волны о берег разбиваются при встрече с реальным Я, с реальностью изменившихся свойств и качеств организма, с реальностью осуществления жизненных планов...

Об этом в свое время очень эмоционально сказал Ю.Олеша:

«...в том, чтобы дожить до старости, есть фантастика. Я вовсе не острю. Ведь я мог и не дожить, не правда ли? Но я дожил, и фантастика в том, что мне как будто меня показывают. Так как с ощущением «я живу» ничего не происходит и оно остается таким же, каким было в младенчестве, то этим ощущением я воспринимаю себя по-прежнему молодо и свежо. И этот старик необычайно уж нов для меня - ведь, повторяю, я мог и не увидеть этого старика, во всяком случае, много-много лет не думал о том, что увижу. И вдруг на молодого меня, который и внутри и снаружи, в зеркале смотрит старик. Фантастика! Театр!

...Теперь нас двое - я и тот. В молодости я тоже менялся, но незаметно, оставаясь всю сердцевину жизни почти одним и тем же. А тут такая резкая перемена, совсем другой. Здравствуй, кто ты? Я - ты. Неправда!» Напряженность этих переживаний связана с тем, что в диалоге со своим настоящим, прошлым и будущим человеку пожилого возраста трудно найти точку опоры, систему координат для адекватной самооценки. Для его сознания старость всегда связана со смертью, и в ней нет никакого, даже минимального, очарования как в периоде жизни.

Думаю, что читатель поймет меня правильно, если я воспользуюсь еще одной, в данном случае поэтической, цитатой из стихов Михаила Светлова:

Выйди замуж за старика!

Час последний - он недалек.

Жизни взбалмошная река Превращается в ручеек.

Даже рифмы выдумывать лень, Вместо страсти и ожиданий Разукрашен завтрашний день Светляками воспоминаний.

Выйди замуж за старика!

За меня! Вот такой урод!

Не везде река глубока Перейди меня тихо вброд.

Там, на маленьком берегу, Где закат над плакучей ивой, Я остатки слов берегу, Чтобы делать тебя счастливой.

Так и не было, хоть убей, Хоть с ума сойди от бессилия, Ни воркующих голубей, Ни орлов, распластавших крылья.

В этих строчках тоже противоречивые переживания - полноты жизни (любви) и невозможности ее осуществления. Она требует особого отношения к себе, чтобы их противоречивость не переросла в трагическое неразрешимое противоречие, ведущее к психологической смерти раньше физической.

Внутренний диалог пожилого человека неизмеримо осложняется, для разрешения возникающих противоречий нужны силы. Что может быть их источником?

Современная геронтология дает ответ, который мне очень нравится. Он формулируется как содержание психологической задачи личностного развития, которую можно сформулировать как задачу установления связей вне семьи, говоря иначе, расширение, изменение жизненного контекста. Как жаль, что для наших городских пожилых людей это может закончиться скамейкой у подъезда. Сельские жители в этом смысле в более выгодном положении - заботы о хозяйстве, их нескончаемый круг, близость с природой, появление элементов досуга скрашивают остроту переживаний интенсивностью приложения сил (на физическую работу в пожилом возрасте их, естественно, уходит больше, чем в возрасте зрелом).

Установление связей вне семьи переживается пожилыми людьми как потенциально существующая готовность быть полезными своими знаниями и опытом другим людям. Они готовы учить, но не всегда умеют это делать.

Навыки учительства и умение дать дельный жизненный совет являются естественным следствием развития в Я-концепции диалогичности сознания, предполагающей возможность встать на точку зрения другого человека.

Содержание актуальных переживаний пожилых людей способствует осуществлению внутреннего диалога, который основан на осознании концепции жизни и собственной Яконцепции. Именно они создают благоприятные условия для осуществления возможного перехода от одной педагогической позиции к другой, более обобщенной и осмысленной. За этим стоит и качественно новое перераспределение ответственности с близкими и чужими людьми за осуществление разных проявлений жизни.

Конечно, все это существует как потенциальная возможность, которой можно воспользоваться, а можно и не заметить, продолжая существовать в мире фантомном, сюрреалистическом.

Недаром многие психотерапевтические направления уделяют такое большое внимание работе с прошлым. Именно оно обладает способностью создавать мир ирреальный, в котором переживание настоящего и планирование будущего ориентируются только на прошлое, причем давно прошедшее, в чем, например, убеждает анализ ранних воспоминаний в соответствии с концепцией Альфреда Адлера'.

I См. подробно: Сидоренко Е.В. Комплекс «неполноценности» и анализ ранних воспоминаний в концепции Альфреда Адлера. -СПб., 1993.

Навыки учительства и умение дать совет для пожилых людей проявляются в социальном интересе. Психологи связывают его проявление с тремя областями объектов: 1) неодушевленные предметы, ситуации или виды деятельности - природа, наука, искусство. Человек проявляет к ним интерес, никак не связанный с его собственным Я, - это интерес бескорыстный; 2) все живое. Социальный интерес здесь проявляется как способность ценить жизнь и принять точку зрения другого; 3) вселенная и мир в целом, это идентификация как с живыми, так и неживыми объектами, это единство со всей полнотой мира - космическое чувство жизни.

Социальный интерес и его проявление у пожилого человека позволяет переживать противоречия своего возраста через создание живительных связей с окружением. Помнится, женщина, только что вышедшая полгода назад на пенсию, с грустью и удивлением говорила: «Я раньше как оглушенная была, всей красоты природы не замечала, а ведь каждый камень, каждый листок жизни радуется. Как хорошо, что сейчас я это стала замечать».

Исследователи социального интереса отмечают, что с ним связаны такие чувства:

1) чувство принадлежности к группе или группам; 2) чувство, что «ты здесь дома» - личность и комфорт во взаимодействии с людьми; 3) чувство общности с другими людьми, переживание похожести на них; 4) вера в других - чувство, что в каждом человеке есть чтото хорошее; 5) мужество быть несовершенным - это ощущение того, что ошибки делать естественно, что и не надо быть всегда «первым», «правым», «лучшим» во всех своих начинаниях; 6) ощущение себя человеком - чувство, что ты часть человечества; 7) оптимизм - чувство, что мир можно сделать лучшим местом для жизни.

Социальный интерес связан со следующими мыслями человека о своей жизни: я человек, и мои общественные права и обязанности равны правам и обязанностям других; можно достичь моих личных целей так, чтобы это совпадало с общественным благом; процветание и выживание общества зависит от решимости и способности его членов научиться гармонично сосуществовать друг с другом; я убежден, что надо поступать по отношению к другим людям так, как мне хотелось бы, чтобы они поступали по отношению ко мне; общей 631 .

оценкой моей личности будет та степень, в которой я способствовал благополучию общества.

При этом поведение человека, осуществляющего живительные связи с окружением, проявляющем социальный интерес, выглядит следующим образом: готовность использовать свои возможности, знания или способности для оказания помощи другим людям; готовность щедро поделиться тем, что тебе принадлежит; готовность участвовать в групповой деятельности; готовность признавать чужие права, знания и опыт; стремление работать или играть вместе ради достижения общей цели или общей пользы; готовность идти на взаимные уступки для достижения взаимно приемлемых решений, проблем и конфликтов; умение показать другим, что ты понимаешь и ценишь их мысли и чувства; способность воодушевить, мотивировать других людей; улучшение социальных условий к общей пользе.

Исследования социального интереса показывают, что люди с низким уровнем его более негативно относятся к своим родителям и большое значение придают своему прошлому опыту, они преувеличивают значение прошлого опыта для своей нынешней жизни.

Выраженность социального интереса очень подвержена влиянию стрессовых факторов - ухудшению условий жизни, постоянного напряжения. Это повседневно, к большому сожалению, существует в нашей жизни, поэтому я часто чувствую себя профессионально бессильной, так как знаю, что могла бы помочь людям пожилого возраста решить их психологические задачи, но ни я, ни они не могут это реализовать в бытовой жизни.

Социальный интерес для самого пожилого человека и общественное внимание к нему, обеспечивающее достойное существование, нет, достойную жизнь, позволило бы жить в ладу с собой и с миром, а не ставить на себе крест при первых признаках старения.

Создание личного отношения к бренности существования это одна из задач личностного развития человека в этом возрасте. Я уже упоминала о необходимости осознания концепции жизни и Я-концепции для решения всех задач этого периода жизни, свое место в этом процессе должна найти и концепция смерти, которая, как я писала уже в первых главах, стыдливо прячется из бытовой жизни. Личное отношение к бренности своего существования может принимать разные конкретные формы: от обострения философско-религиозных исканий до приобретения экзотических увлечений (хобби).

При решении этой сложнейшей личной задачи пожилой человек сталкивается с необходимостью опираться на свои умственные способности, как бы заново их в себе рефлексируя

Далее:

 

Как воспоминания сохраняют наш стиль..

Почему мы болеем и как с этим бороться.

Обучение символическому видению.

1.5.1.4. Пустышка.

8. Особые проблемы зрения.

Учеба и учителя.

Механизм лечебного действия физических упражнений.

 

Главная >  Публикации 


0.0007