Главная >  Публикации 

 

Глава 17. О юности (18-22 Года)



Продолжу разговор о тех задачах развития подростков, которые возникают при освоении ими абстрактных мыслительных операций. Одна из важнейших особенностей абстрактного мышления состоит в том, что оно основано на применении в качестве средств мышления понятий, не псевдо, а настоящих понятий, в которых процедуры собственного мышления становятся доступными для человека. Мышление в понятиях дает основания для мысли о мысли, для рефлексии на содержание собственной познавательной активности. Говоря иначе/мышление из спонтанного процесса становится опосредованным отношением к нему самого человека, то есть диалогичность собственного сознания становится доступной для воздействия самим человеком^Л'0, каким человек видит себя в этом диалоге, как он себя видит, определяет эффективность мышления, иначе это еще называют смелостью мышления. Мне очень импонирует идея о том, что уровень интеллектуального развития подростков надо «измерять» не в показателях успеваемости по школьным предметам и не по широте или глубине умозаключений, а по общему развитию и соотношению углубленных жизненных интересов, по содержанию той концепции жизни, которая отражает и уровень овладения собственным Я. Думаю, что так и должно быть в условиях жизни, где искусственно не искажаются факторы развития подростка, так как он уже подошел к тому рубежу развития, когда он не только в фантомном мире мечты, но и в реальности подошел к взрослости. Половое созревание, то есть изменения в биохимии организма, которые оно вызывает, создает достаточно органических, телесных, если хотите, предпосылок для ощущения реальной полноты жизни, чтобы воплотить ее в соответствующей концепции, построенной совершенно произвольно на основе самовоздействия на собственный процесс мышления.

г^Если начало подросткового возраста связано со снижением показателей интеллектуальной активности (это отмечают • многие исследователи), то период вступления в юность, завершение полового созревания связан с подъемом интеллектуальной активности на качественно новый уровень^Подростковый возраст, думаю, можно считать завершенным, если юный человек начинает переживать возможность «приключения» своего Я в области мысли, то есть возможность самовоздействия и самопреобразования в соответствии с образом своего же Я. Это вносит особое содержание в психологическое пространство молодого человека, можно было бы назвать его источником собственной силы, так как я не знаю, как его обозначить точнее в научных терминах. Может быть, это переживание интегративных (объединительных) свойств своего Я.

Это проявляется и в возрастании интереса и способности к отвлеченной мысли, к обобщению, стремлению понять смысл действительности, смысл самой жизни.

Эта ориентация опосредует все психические процессы и придает им большую устойчивость, так как смысл является саморазвивающимся образованием, он и есть одно из проявлений жизни. Юные ищут в смысле проявление своего Я, поэтому когда вместо него предлагают готовые механические схемы, которые надо просто воспроизводить в соответствии с образцом, возникает проблема оглушения. Опять можно сказать об огне: если для него нет пищи, он гаснет.

Если для юных людей нет возможности соответствовать в мышлении самим себе, своим потребностям, они теряют интерес, в том числе может быть потерян интерес и к жизни вообще. Боюсь, что именно это происходит со многими современными старшеклассниками, которые «проходят» классическую литературу в качестве и количестве, не соответствующем их потребностям. Недаром среди выпускников школ так много людей, которые часто не читали классических произведений, по которым писали сочинения на «пятерки» и «четверки».

Для подростков естественно в своем умственном образовании стремиться к углублению и расширению своего психологического пространства, своего Я. Секрет в том, что это стремление осуществляется среди взрослых, которые решают свои задачи в отношении обучения молодых. Подростки бесконечно нуждаются в помощи и поддержке старших по решению жизненно важной задачи - развития своих интеллектуальных возможностей, так как в этот период жизни реальность собственного мышления такова же, как реальность тела, можно сказать, что она осязаема в результатах мышления и его процессе как мне принадлежащем.

Это обостряет значение содержания общения между подростком и взрослыми людьми. Подчеркиваю, именно взрослыми людьми.

На поверхности бытового поведения подростков наблюдатель видит, что они очень много сил и времени отдают общению со сверстниками. Казалось бы, значение взрослых существенно меняется в сторону уменьшения его значения. Но чудо жизни Я состоит в том, что зажечь его в полную силу у юного человека может человек зрелый, я уже пыталась его однажды в этом тексте назвать таким, который в своей жизни персонифицирует, конкретизирует сущностные характеристики человека. Это не только теоретическое построение, оно подтверждается фактами экспериментально-психологических исследований'. Использование бесед, стандартизированного интервью и опроса дало возможность прийти к заключению о том, что потребность в общении со взрослыми обусловлена прежде всего проблемами перспективного жизненного самоопределения. Содержанием общения со взрослыми становятся вопросы взаимоотношения людей, отношения между полами, выбор профессии.

Значительное большинство исследованных школьников показало, что они испытывают острую потребность в нерегламентированном общении со взрослыми, которые составляют их ближайшее окружение.

Обращает на себя внимание еще одна особенность общения подростков со взрослыми. Если ребята в большинстве случаев не удовлетворены отношениями со старшими, то взрослые те же отношения считают вполне приемлемыми, то есть не понимают отношения с подростками - переоценивают или недооценивают их. Реально то, что взрослые, скорее, не понимают, чем понимают потребности детей, скорее всего «срабатывает» распространенность среди взрослых педагогической позиции, основанной на механизмах проекции.

(«Подросток - это я».) Заслуживает особого внимания экспериментальный материал, который показывает влияние характера общения со взрослыми на развитие Я подростков2. Я уже писала выше, что важнейшим моментом в развитии подростка является переживание им интегративных возможностей своего Я, их можно в экспериментально-психологическом исследовании личности зафиксировать в виде устойчивости и адекватности самооценки. ' По мнению многих исследователей3, именно эти свойства самооценки определяют степень самостоятельности и независимости человека в разных видах деятельности и во взаимоотношениях с другими людьми.

' Кон И.С. Психология старшеклассника. - М., 1980; Миславский Ю.А. Саморегуляция и активность личности в юношеском возрасте. - М., 1991; и др.

2 По материалам сборника: Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту / Под ред. И.В.Дубровиной. М., 1987.

3 Например: Донцов А. И., Сапожникова Л. С., Чеснокова И. И. и др.

Оказалось, что характер общения со взрослыми существенно (!) влияет на эти параметры самооценки. Вот эти цифры: у подростков, которые могут доверительно общаться с родителями, только в 8,3% неадекватная самооценка (они так или иначе недооценивают себя). У ребят с преобладанием регламентированного типа общения с родителями неадекватная самооценка в 87,9% случаев. Хочется поставить здесь ряд восклицательных знаков как знаков внимания к тому, что детское следование правильности в отношениях с родителями давно уже сменилось стремлением подростка следовать своему собственному Я. Кто-нибудь из старших это замечал?

Только кое-кто.

Устойчивая же самооценка формируется у 79,1% исследуемых школьников, если им есть с кем доверительно общаться, при регламентированном общении с родителями - у 25%.

Не надо быть особенно прозорливым, чтобы представить себе, какие переживания преобладают у человека с устойчивой самооценкой и человека с неустойчивой самооценкой.

Воспользуюсь для иллюстрации образом: крепко сколоченный корабль с бушующем море - это образ устойчивой самооценки, и корабль, который скрипит всеми болтами и гайками, пытаясь одолеть бурное море, - это образ неустойчивой самооценки. Какому кораблю предстоит более долгий путь, читатель решит сам.

Юные люди, удовлетворенные своим доверительным общением со взрослыми, характеризуются развитой способностью самостоятельно, без помощи других, не по готовому шаблону, глубоко и в соответствии со свойствами реальности человеческой жизни анализировать и оценивать качества своих сверстников и взрослых, составляющих их круг общения. У них нет противоречий между потребностью в доверительном общении и условиями ее реального удовлетворения. Поведение этих подростков взрослые и сверстники воспринимают и оценивают как «взрослое». (Остановите свое внимание на этом факте.) Совершенно иная картина характерна для школьников с низкой удовлетворенностью общения со взрослыми. Они затрудняются самостоятельно анализировать и оценивать сверстников и взрослых, не умеют и не хотят это делать. В поведении этих подростков наблюдатели отмечают агрессивность, недоверчивость, конфликтность, безразличие ко всему и так далее.

В экспериментах с несовершеннолетними правонарушителями установлено, что ближайший круг их общения становится важнейшим фактором формирования их ценностных ориентации. Их мотив самостоятельности, стремление к автономности не получает удовлетворения, что приводит к использованию искаженных средств, ограждающих от влияния взрослых, которые воспринимаются только как «помеха» для удовлетворения потребности в автономности, в самоутверждении. В зависимости от реальных объективных условий общения этот мотив получает антисоциальное содержание.

Подросток переживает период поиска форм проявления своей силы, энергии, возрастающей вместе с темпом физического созревания, это не только физическая сила, но и сила его Я, которая в этом возрасте проявляется в возможности интегрировать разные проявления жизни. Для интеграции нужен механизм, в психологии пока неизвестны более универсальные пути становления механизмов, осуществляющих психические процессы, чем пути интериоризации - вращивания и выращивания их. Нужен материал (психологическая информация) для вращивания и почва (необходимые переживания) для выращивания. Таким «материалом» для выращивания собственных интеграционных качеств для подростка является событие встречи с работающим - осуществляющимся или осуществлявшимся когда-то - интегрированным Я, живущим полной жизнью. Такое Я обладает важнейшим свойством - оно самодостаточно, ему для существования достаточно силы собственного Я, оно не отбирает часть (или все) психологического пространства другого человека, оно, это Я, действует по принципу света, высвечивая в другом человеке его истинные качества, которые как бы резонируют в ответ на воздействие, приобретая собственное звучание.

Очень сложно описать это воздействие человека на человека в нерегламентированном общении, в общении души с душой, где слова часто не имеют большого значения важнее отношение. Оно же может быть выражено во взгляде, жесте, короткой реплике, совместном чувстве... Этот другой человек находит имя для Я подростка и таким образом делает его видимым, доступным для воздействия, доступным для необходимой защиты, ухода и, если хотите, то для любви.

Доли этого нет, если к Я подростка подходят с мерками универсальной правильности жизни (словно такая существует), он попадает в конфликт между своим Я и несоответствующей ему формой жизни. В зависимости от степени ее жесткости и степени несоответствия подросток будет переживать разного рода напряжения - от депрессии до агрессии, пытаясь разрешить этот конфликт. Ситуация осложняется тем, что ресурсы для интегрирования собственного Я у него не бесконечны, отсутствие необходимой психологической информации приведет к пустоте. Это то, что еще называют духовным оскудением, безразличием к жизни, безответственностью, потерей себя и тому подобное. Это еще одно рассуждение о том, что огонь жизни Я в подростке поддерживает взрослый человек, всей своей жизнью показывающий ее осуществимость.

Преобладание нормативного содержания в отношении со взрослым толкает подростка на поиск людей, которые могут подарить ему любовь, отнестись к нему самому, а не к какому-то придуманному, фантомному образу Я этого конкретного человека. Такими людьми оказываются сверстники, хотя это могут быть и люди (компании) более старшего возраста. Эти люди могут дать подростку (в силу своей жизненной некомпетентности) недостоверную психологическую информацию, что окажет свое влияние на его отношение к собственной жизни.

Недаром конкретные экспериментальные данные показывают, что доверительное общение с родителями связано с проявлениями пониженной тревожности, а регламентированность - с повышенной.

С сожалением приходится констатировать, что потребность подростков в нерегламентированном общении со взрослыми не получает своего удовлетворения, так как в жизни преобладает регламентированный тип общения. Остается только думать, что за этим стоит еще одно проявление обусловленной любви, замененной псевдолюбовью, то явление, которое носит культурно-обусловленный характер, где идеал человека и концепция жизни не являются научными абстракциями, а составляют ткань отношения человека к другому человеку.

Вспоминаются в этой связи слова подростка, сорвавшиеся у него в ответ на упреки взрослых в его плохости: «Вспомните хотя бы, как вы меня любили в детстве». Хорошо еще, что есть что вспомнить.

Свою личностную Я-индивидуальность подросток охраняет, создавая разные формы ее целостности. Надо согласиться с Э.Эриксоном в том, что «это есть осознанный личностью опыт собственной способности интегрировать все идентификации с влечениями либидо, с умственными способностями, приобретенными в деятельности, и с благоприятными возможностями, предлагаемыми социальными ролями».

Опасностью этой стадии является ролевое смещение, потеря механизма интеграции собственных проявлений жизни. Для того чтобы компенсировать его, подростки развивают идентификацию со сверстниками, где сама принадлежность к группировке гарантирует переживания «своих» людей как «моих», где верность группе культивируется как верность себе.

Подросток потенциально готов к освоению морали, так как он уже переживает необходимость в интегративных механизмах, позволяющих сохранить его Я от воздействия других людей. У него уже есть готовность к организации своей жизни в соответствии с идеей-концепцией жизни, недаром мировоззрение подростков часто называют идеологизированным; он еще только определяет свое место среди людей, свое место в обществе, с которым он уже может общаться на равных. Он готов к воплощению идей лучшей организации жизни, можно сказать, что он готов к подвигу.

Этой готовностью к подвигу и можно было бы разграничить подростковый и юношеский возраст, о котором речь впереди.

В завершение этой главы я приведу несколько отрывков из «Дневника обыкновенной девушки», который был начат Ниной Костериной, московской школьницей, в 1936 году, когда ей исполнилось 15 лет'. Короткие отрывки, в которых хотелось бы показать читателю живое биение огня:

«...кто я и какая я? Талантов у меня нет никаких... Ну, самая обыкновенная. У меня даже в мечтах нет ничего особенного... А у меня в будущем - один туман...

Танцую я давно и люблю танцевать, но с таким удовольствием еще никогда. Шутя Алик поднял меня на воздух: сердце замерло, дыхание перехватило, и жарко запылали щеки...

Многое я уже прочитала, некоторые произведения доводили меня до бессонницы...

"Человек, который смеется" Гюго чуть не сорвал мне экзамен по физике - зачиталась и забыла о том, что надо готовиться.

Эх, и не люблю, когда ко мне приходят мальчики! В квартире потом все на меня так глядят, что... Да ну их?.. Дали вожатую Люсю из Института права. Толстенькая по форме, а каково содержание - посмотрим...

' См.: Из дневников современников. - М., 1965.

Вчера папа купил мне гитару. Я очень обрадовалась подарку.

...И еще страшное и непонятное: арестован папа Стеллы.

Он был начальником главка при Наркомтяжпроме. Говорят, он предатель.

...Обидно, что не умею драться как надо.

...У нас с Леной одинаковые характеры: когда есть дело, когда мы заняты по горло, бегаем, суетимся, - мы счастливы, мы веселы. Но вот покой, тишина, дела нет - тень хандры опускается на нас, и мы ругаемся друг с другом...

Ну и дела? Мне сейчас объяснились в любви!.. Не хочу и не могу писать об этом. Когда он сказал мне это, я еле дошла домой. Есть не могу, плачу и смеюсь...» Нина Костерина погибла в декабре 1941 года.

Глава 17. О юности (18-22 Года)

Музыка ли, пенье, что ли, эхом Что же это зазвучало вновь?

От вокзала Дружбы мы отъехали К следующей станции - Любовь.

М.Светлев Я спросил у свободного ветра, Что мне сделать, чтоб быть молодым, Мне ответил играющий ветер:

«Будь воздушным, как ветер, как дым!» Я спросил у могучего моря, В чем великий завет бытия, Мне ответило звучное море:

«Будь всегда полнозвучным, как я!» Я спросил у высокого солнца, Как мне вспыхнуть светлее зари, Ничего не ответило солнце, Но душа услыхала: «Гори!» К.Бальмонт Юность, границы которой связываются с возрастом обязательного участия человека в общественной жизни. Человек должен принять на себя ответственность за устройство жизни в той степени, в какой это возможно в конкретных социальных условиях. С этой точки зрения юность - возраст участия в выборах органов государственной власти.

Решение каких задач собственного развития обеспечивает человеку эту возможность - потенциально правильную социальную ориентацию в качествах других людей?

Попробуем в этом разобраться. Подростковый возраст завершается переживанием необходимости собственной целостности, если хотите, интегрированности. Подросток нуждается в руководстве, в присутствии человека, задающего саму возможность такой интегрированности как цели, как жизненной перспективы, стремление к которой не является фантомным, утопичным, бессмысленным. Подросток готов к осуществлению подвига собственной жизни, реализуемой своими же усилиями.

Значит, он готов и к целостному, правдивому, реалистичному отношению к факту своего собственного существования.

Надо согласиться с мыслью о том, что именно переживание ценности, неповторимости своего Я как частицы мирового многообразия вызывает в человеке желание жить. Ценность эта привносится мыслящим о самом себе Я.

Остается еще раз удивиться тайне человеческой природы, в которой жизнь породила сознание, знающее, что существует и что может не существовать. Для того чтобы выбрать существование, выбрать жизнь, сознание должно само себе сказать «да», то есть Я должно предпочесть свою индивидуальную живую жизнь всем другим видам жизни, в том числе и смерти.

Я согласна с тем, что у человека всегда есть выбор между бытием и небытием, он совершается как балансирование по канату над пропастью, где грани между Я и не-Я удерживаются чувством ценности жизни, переживаемой как моя-жизнь.

Эсхил в свое время называл людей «эфемерными», то есть как бы кратковременно существующими для других. В этом глубокий смысл, так как моя-жизнь может существовать такой только тогда, когда она воспринимается так же другими.

Психологическое пространство человека весьма неоднородно, это делает целостность его Я неустойчивой, восприятие жизни как моей-жизни колеблется, часто по причинам, непонятным самому человеку. Это блистательно показано Фрейдом. Что придает устойчивость Я, так необходимого для осуществления выбора между бытием и небытием?

Человечество давно знает ответ на этот вопрос. Каждый человек ищет и находит на него ответ в разном возрасте, но наиболее вероятно, что и сам вопрос и возможность ответа на него приходят в юности.

Наверное, в самом общем виде ответ может быть дан такой: каждый человек в мире не лишний. Потенциально каждый человек - создатель нового, творец, говоря высоким стилем, самой жизни, так как обладает данной ему экзистенцией

Далее:

 

Глава 18. О взрослении (23-30 Лет).

Глава 5. рецепты японской кухни.

Медицинские проблемы массовой физической культуры.

Глава 4. Язвы.

Глава 4. травим паразитов..

Энергетическая основа раздельного питания.

ПСО: как доставлять наслаждение женщине..

 

Главная >  Публикации 


0.0006