Главная >  Публикации 

 

Глава 15. О конце детства (8-12 Лет)



Усвоение норм отношений порождает проблему, характерную только для подросткового возраста, - проблему нормальности. Особенно остро она проявляется в стремлении подростка «быть таким же, как все» - и внешне, и в поведении. При этом он слепо следует сложившимся в группе подростков-сверстников правилам и оценкам. Вот и появляются мучения подростков по поводу своей мнимой «ненормальности»: слишком худой или слишком полный, чересчур развязный или чересчур стеснительный, очень высокий или очень низкий. Малейшее замечание окружающих о «ненормальности» вызывает целую бурю чувств, а часто и весьма решительных действий, которые могут отразиться не только на психике подростка, но порой угрожают его жизни и ведут к неврозам.

Оценка себя подростком строится чаще всего по внешним признакам сходства или различия с другими. В частности, это связано с тем, что «половое созревание, нарастание физической силы, изменение внешних контуров тела, несомненно, активизируют интерес подростка к самому себе. Но дело не в самих по себе физиологических процессах, а в том, что физиологическое созревание является одновременно социальным символом, знаком повзросления, возмужания, на который обращают внимание и за которым пристально следят другие, как взрослые, так и сверстники», - пишет И. С. Кон'.

На основе этого социального символа строится целая система самооценок, отношений с другими. В этом состоит объективная возможность определить степень своего соответствия внешнему идеалу взрослого. Не последнее место занимает здесь оценка своего тела и внешности.

I Кон И.С. Открытие «Я». - М., 1978.-С.271.

Специальные исследования показывают, что популярность ребенка и его отношения среди сверстников в какой-то мере зависят от его привлекательности.

Но открытие своей внешности как значимого отражения своей личности - не только ничтожная часть открытия своей непохожести на других. Для подростка - это только открытие самой общей непохожести. Беда, если все этим и заканчивается, а не обогащается опытом взаимоотношения с другим, в том числе и противоположным полом. Дружба, которой так боятся некоторые родители, дает подросткам очень многое, и в первую очередь учит соизмерению своих поступков и планов с поступками и планами другого. Дружба приучает поступаться своими интересами ради другого, учит соизмерять свои желания и вкусы с желаниями и вкусами другого, учит нежности и заботе, внимательности и чуткости.

Люди, не имевшие подобного опыта в отрочестве, нередко неудачливы в личной жизни. Они так и не могут обучиться науке взаимопонимания, науке отношения с противоположным полом.

Трудно не согласиться с данным утверждением социологов, так как опыт жизни самих детей показывает, что там, где темы любви и взаимоотношений с противоположным полом обсуждаются только на уровне запрещения или простого игнорирования, то далеко не всегда подросток оказывается готов встретить появление в себе новых впечатлений и ощущений с достойной оценкой.

Если у ребенка мало знаний об отношениях между людьми, о неоднозначности оценок предметов, то в подростковом возрасте появляются тревожные симптомы в развитии личности действия и оценки по шаблону, являющиеся как бы показателями потери индивидуальности. С этой точки зрения в школе, например, стоит особая задача научить подростков выбирать наиболее рациональные способы учебных действий, овладевать разными способами контроля и оценки.

Учить чему-то подростка - значит учить его неоднозначности человеческих отношений и действий, учить необходимости иметь собственное мнение и отстаивать его, иметь свое «видение» даже учебных предметов. Тогда у него будет возможность сопоставить свою точку зрения с точкой зрения других, у него будет реальная основа для выбора способов действия.

В.А.Сухомлинский писал о том, что в годы отрочества каждый человек становится философом, каждый подросток начинает мыслить общественно-политическими и моральными понятиями. Чтобы такое мышление вошло в жизнь подростка, надо, чтобы он принимал реальное участие в тех делах взрослых, где эти категории выступают как подлинные действия.

Все виды и формы общественно полезной деятельности способствуют развитию ориентировки подростка в мире взрослых отношений, дают возможность пережить их социальную значимость, раскрывают общественную ценность их индивидуальности. Но все это невозможно без других людей. Недаром многие исследователи называют подростковый возраст возрастом поиска другого человека.

Поиск другого - это одновременно и поиск самого себя, своей индивидуальности. Индивидуальность человек приобретает там, где он научается совершать поступки - осуществлять выбор, основанный на предвидении своих действий для других.

Какой я? Зачем живут люди? Что я могу? Эти вопросы задаются в подростковом возрасте, и часто поиск ответов на них составляет существенную часть переживаний.

Современный подросток - человек с кипучей энергией, инициативностью, с оптимистическим восприятием жизни, стремящийся быть общественно полезным. Жизнь подростка в целеустремленной, сплоченной семье - важнейший путь формирования полноценной личности.

Старший школьник Социальное образование как особый период детства возникает прямо на наших глазах. По мере реализации общественных требований к данному возрасту, выступающих, в частности, как требования родителей, складываются психологические особенности этого возраста. На сегодняшний день о старшеклассниках написано много специальных исследований. Все они сходятся на том, что основным психическим новообразованием этого возраста является открытие своего Я, непосредственным образом связанное с построением жизненных планов, с профессиональным самоопределением.

Для подростка и юноши вопрос «Кто Я?» одинаково важен, но содержание его крайне различно. Подросток еще только определяет свое самое общее отличие от других, тогда как для юноши - это вопрос о его месте в системе общественных отношений.

В старшем школьном возрасте развитие личности происходит в рамках общественно полезной деятельности, которая проявляется в том числе и в учении в школе. Но в отличие от подростков оно носит ярко выраженный характер учебной профессиональной деятельности, поскольку предполагает профессиональное самоопределение школьника.

Проблема профессионального самоопределения - своеобразная проверка гражданской зрелости человека в деле выбопа профессии; проверка на его причастность к историческому времени; проверка на ответственность за будущее - за будущее не только свое, но и всего общества. Человек на своем месте - это тот, кто влюблен в свое дело, творчески и полноценно живущий, то есть счастливый и способный подарить счастье, оптимизм, уверенность другим людям.

Ошибки в выборе неизбежны. Но нельзя осуждать человека, если он нашел мужество признать ошибку. Как много разочарований возникает в связи с неосведомленностью о требованиях профессии. Ошибка в выборе воспринимается как жизненная катастрофа. Неудачник чувствует себя «несостоявшимся».

Выбирать можно любую профессию, но дело в том, что общество не в состоянии обеспечить всех творческим трудом.

Еще долго будут существовать общественно ценные и необходимые профессии, но такие, где характер труда далеко не творческий и не увлекательный. Как бы ни изменялся сам характер труда, он всегда будет требовать от человека способности выполнять любую работу, преодолевать любые трудности, подчинять свои желания интересам дела. Как бы ни складывалась жизнь человека, труд - это главная сфера для проявления качеств личности, для их формирования.

Думаю, что в этом тексте читатель столкнулся и со своими переживаниями по поводу школы. Я немного завидую тем, у кого они светлые и оптимистические, наполненные если не ежедневной радостью, то ее возможностью.

Продолжим разговор о конце детства, о том, что происходит с подрастающими детьми.

Мы остановились на том, что дети сталкиваются с необходимостью защищать границы своего психологического пространства от воздействия других и начинают сознавать меру правильных социальных отношений. Ребенок становится очень чувствительным к конкретным проявлениям правильности в отношении к нему самому и другим людям, эти конкретные проявления существуют для ребенка в виде образцов поведения реальных людей - взрослых и сверстников, а также персонифицированных образов - киногероев, литературных персонажей или созданных самим ребенком образов'.

Ориентация на конкретную меру правильности осуществления жизненного пути дает ребенку возможность выделять и общие принципы организации социальных отношений. Замечено, что именно в этом возрасте дети начинают интересоваться 1 См., например: Эльконин Д.Б., Драгунова Т.В. Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков. - М., 1970.

устройством общества, государства, создают свои модели правильных общественных устройств. Это могут быть как идеальные модели, представленные в виде текстов - фантастических рассказов, утопических проектов и тому подобное, так и в виде реальных проектов, осуществляемых в команде сверстников. Так складывается и начинает существовать подростковая субкультура, где актуальной становится проблема правильных, нормальных отношений между людьми.

Переживание своей нормальности, возможность быть правильным, хотя бы в глазах кого-то, очень важная особенность конца детства, так как ребенок уже столкнулся с существованием разных проявлений жизни, протекающих по своим специфическим правилам: реальной, фантомной и полной. Чтобы не потерять чувство собственной целостности (испытать положительное переживание своей экзистенции), ребенок должен получить достаточно психологической информации о возможной целостности жизни. При этом информация должна быть персонифицирована с его собственными переживаниями. Думаю, что не случайно сегодня большое развитие получила педагогика приключений, где ребенок рассматривается как человек, которому необходимы переживания социально значимого воплощения своей экзистенциальности, говоря иначе - жизненный успех, признанный другими, или личное достижение, открытое для социального окружения.

Если обратиться к категории переживания, то это переживание, подтверждающее правильность его жизни. Думаю, что это один из путей создания связи между реальным поведением и идеалом настоящего, хорошего, правильного жизненного пути человека. Ситуация осуществимого приключения, связанного с риском, с опасностью для Я - это момент остановки бытовой жизни, та точка личностного роста, когда появляется и переживается новое отношение к себе. Это испытание, за которое можно себя уважать.

Если взрослые не знают об этом, то есть не создают таких ситуаций приключений, то дети сами вовсю занимаются самовоздействием, особенно когда рядом нет контролирующих взрослых. Форм такого самовоздействия, которое я назвала бы приключением Я, много, в принципе они все связаны с физическим, эмоциональным или интеллектуальным риском.

Это варианты экспериментирования над собственным Я и социальными отношениями с целью исследования прочности их границ. Мне бы не хотелось объяснять факты, о которых буду говорить ниже, в психоаналитическом ключе, думаю, что экзистенциальная психология дает основания для анализа с другой точки зрения, которой я и пытаюсь следовать.

Эксперименты над собственным Я возникают как способ освоения разных проявлений жизни. Ребенок рискует своим телом, прыгая с большой высоты, заплывая слишком далеко, выбирая самую высокую гору для спуска с нее на лыжах, выдумывая все новые и новые способы катания на санках или велосипеде. Он осваивает самое реальное проявление жизни, ставя эксперименты над собственным телом, над его возможностями, при этом он получает совершенно определенное переживание силы своего Я, могущего воздействовать на самого себя. Именно поэтому дети нуждаются в контроле старших, их отношение к себе в этом возрасте часто граничит с безрассудством. Мне пришлось наблюдать группу детей, которая, оставшись без присмотра взрослых, занялась освоением прыжков с ветки одного дерева на другое, естественно, никаких летательных аппаратов, кроме собственных тел, у них не было. Довольно рискованно.

Я уже говорила, что в этом возрасте дети осваивают инструменты как возможное содержание собственного психологического пространства, освоение возможностей своего тела не менее важно и составляет важный момент становления психологического пространства, обращенного к реальной стороне жизни.

Все, кто занимался проблемами детского развития, так или иначе поднимали вопрос о способности детей отделять мир воображаемый (фантомный) от мира реального. Сегодня этот вопрос приобретает особую остроту в связи с созданием множества виртуальных миров - компьютерные, кино-видеомиры, мир героев книг, игрушек и тому подобное. Ребенку надо учиться справляться со свойствами собственного Я в этом проявлении жизни, надо научиться их выделять, сохранять, а при необходимости и защищать. Здесь на помощь приходят предельные экзистенциальные переживания, особенно переживание смерти, которая сама, по сути, и порождает существование мира фантомного (вспомните об омертвелых формах психического).

Он присутствует как реальность неживого в потоке жизни, становясь одним из ее проявлений, все эти бабы яги и кинконги, черепашки-ниндзя и Чебурашки - мир фантомный, предельным его выражением является смерть. Именно с нею и проводит ребенок в конце детства свои мысленные эксперименты, осваивая возможность проявления силы собственного Я в фантомном мире. Делает он это в форме страшилок - страшных историй, рассказываемых сверстникам. Аналогичное явление описано в виде «черных фантазий» и у американских детей.

Благодаря исследованиям М.В.Осориной', собравшей большое число таких историй, можно достаточно конкретно увидеть (почти всегда скрыто от глаз взрослых), как дети осваивают фантомное проявление жизни. Истории и обстоятельства, при которых они рассказываются, производят на детей очень сильное впечатление. Как отмечает М.В.Осорина, «расцвет жанра приходится на девять - двенадцать лет, а тринадцатичетырнадцатилетние подростки уже пренебрежительно называют это "детским враньем" и рассказывают совсем другие страшные истории». Время и обстановка обязательно должны быть соответствующими: взрослые далеко, дети одни, глубокие сумерки. Иногда дети прибегают к специальным ритуалам запугивания друг друга: «Ой, что это?!», «Под кроватью что-то шевелится?!» и тому подобное. Очень важной для воздействия является манера рассказа и поведение рассказчика. Обычно напряжение, вызванное эмоциональным впечатлением, всегда снимается общей возней, смехом, облегченным вздохом.

Рассказы-страшилки не имеют устойчивой формы, в них как бы сливаются сюжетная история и воспоминания. Есть устойчивые тексты детского фольклора, которые относительно неизменными передаются от поколения к поколению детей.

В страшилках герои условны и безымянны, у них нет характера и мотивов поведения, они представляют собой как бы полное воплощение Добра и Зла.

Жуткие преступления, которые описываются в страшилке, обычно не имеют какой-то конкретной причины, они происходят как проявление злодейской сущности. Доброй силой в страшилках выступают взрослые, чаще всего милиционеры, они сразу возвращают Добру его силу и наказывают Зло.

В страшилках дети обозначают только отдельные свойства предметов, чаще всего цвет как символ, это черный (наиболее частый), белый и красный цвета: «Черное пятно», «Белые перчатки», «Белая простынь» и тому подобное. Сюжеты страшилок не отличаются многообразием; М.В.Осорина выделила четыре их типа: 1) проникновение сил зла в дом; 2) «запрет нарушение - кара»; 3) похищение детей; 4) кража у мертвеца искусственного (золотого) органа. Думаю, что все их можно понимать с точки зрения освоения ребенком свойств своего Я, живущего (начинающего жить) в фантомном мире норм и правил сохранения и защиты своего психологического пространства, свойства которого надо узнать, исследовать и по10copинa М.В. Черная простыня летит по городу // Знание — сила. 198б.-№ 10.

строить. Это и переживание психологической дистанции, создаваемой нормами, правилами осуществления социальных связей (второй тип сюжетов), это и переживание хрупкости границ психологического пространства (первый сюжет), и переживание своей автономности и конечности (сюжет третий), и, наконец, переживание смерти как таковой (сюжет четвертый).

Все эти переживания необходимы с точки зрения решения важнейшей задачи личного развития - установления социальных связей, которые обладают не только реальной силой воздействия на Я ребенка (через рост, вес, массу и другие физические свойства взрослого), но и фантомной силой «правил», защищающих взрослых от воздействия детей, но не наоборот.

Приведем пример рассказа-страшилки (по материалам М.В.Осориной) девятилетней девочки: «Однажды одна семья переехала на новую квартиру. Там они заметили на стене черное пятно. Они вызвали маляров и спросили: "Почему тут пятно?" Маляры сказали: "Мы красили, красили, его никак не закрасить". Жильцы повесили на это место ковер и поставили детскую кровать. Наступила ночь. Родители положили младенца в кроватку и заснули. В полночь из пятна протянулись черные руки, схватили бабушку и унесли. На следующую ночь черные руки унесли дедушку, на третью ночь - отца, потом ребенка. Мать увидела, что никого не осталось, и подследила за этими руками. Потом пошла и заявила в милицию. Пришла милиция. Вместо маленького черного пятна оказалась перед ними уже черная дверь. Они вошли в эту дверь и увидели комнату. Там сидели бандиты. Милиция убила их, вошла во вторую комнату и увидела мертвых людей. Вдруг все люди ожили, потому что убили бандитов. Все стали жить по-прежнему, только не стало черного пятна».

Освоение психологического пространства собственного Я включает знания об общих признаках пространства. Кажется, что именно эта необходимость толкает детей на строительство шалашей, палаток, домиков, всевозможных укрытий. Замкнутость, границы - вот свойство защищенного пространства.

Думается, что отстаивая границы своего внешнего дома, дети учатся осознавать и границы Я как психологического пространства. В этом смысле очень символической кажется русская сказка «Теремок», аналоги которой есть у многих народов мира, - пространство дома не является бесконечным, медведь там уже был лишним, он сломал дом - разрушил его тайну, его границы; по аналогии можно сказать, что чрезмерное присутствие других может разрушить еще хрупкое психологическое пространство Я ребенка в конце детства.

Приключение ребенка в фантомном проявлении жизни, связанное с воздействием на собственное Я, позволяет осущест-^ вить не только страшная история, но и его собственное творчество. Именно в этом возрасте ребенок может осуществлять что-то не только по спонтанному порыву, но и «специально», как бы на заказ. При этом ребенок переживает неестественность подобного напряжения как ненужного для себя. Проявляется это в фактах отказа детей от особых занятий по разным направлениям искусства (музыка, живопись), спорта или другого вида деятельности. В этом возрасте родители сталкиваются с тем, что дети не хотят систематически учиться творческим видам деятельности. Сопротивление детей бывает очень сильным, несмотря на реальные успехи в обучении.

Творчество по заказу приобретает для ребенка качества фантомности, как бы не-к-себе-принадлежности. Такой феномен дает о себе знать еще и тем, что к концу детства большинство детей перестает рисовать по собственной инициативе.

Кроме того, ребенок расстается с игрушками. Они перестают быть частью его Я, становясь фантомами прожитой жизни.

Иначе говоря, в психологическом пространстве ребенка появляются отмершие образования - превращенные формы спонтанного творчества и превращенные формы чувств к когда-то своим предметам-игрушкам. Они дополняют фантомное проявление жизни, не только делают его осязаемым (мои старые игрушки, рисунки, забытый музыкальный инструмент и так далее), но и создают за счет этого особый план психологического пространства - Прошлое. В настоящем фантомном осуществлении жизни для ребенка актуальна возможность освоения своей силы при встрече с конечными, дискретными свойствами мира - с самой смертью. А в прошлом остаются проявления его полной, целостной, спонтанной жизни, как его же собственные воспоминания о детстве, фиксирующие разделение единого потока жизни на разные ее составляющие

Далее:

 

48.2. Обнаружение следов крови.

Несовершенство самоактуализированного человека.

Глава 2 Функциональные показатели.

Клинические проявления.

2.2. Техника лечения при помощи аутотренинга.

Общая характеристика новой концепции питания и здоровья человека.

Освоение техники дыхания по норбекову.

 

Главная >  Публикации 


0.0156