Главная >  Публикации 

 

Содержание и классификация боевых действий



Вызывать можно не только определенные боевые действия противника, но и различные психические его состояния и тактические решения общего характера, затрудняющие реализацию намеченного им плана боя. Например, в бою с сильным в обороне противником, изображая подавленность и робость, можно поднять его активность, вызвать на необдуманную, чрезмерно смелую и технически слабую атаку и, легко взяв защиту, нанести противнику ответный укол или удар.

Общим тактическим противодействием вызовам является разоблачение их, т. е. понимание того, что хочет вызвать противник своими подсказывающими движениями. Уловив вызов и конкретно желаемое действие противника, фехтовальщику выгоднее всего обмануть его и пойти первым движением на вызов, а последующим обойти заготовленное противодействие и нанести укол-удар. Например, фехтовальщик создает впечатление, что он собирается начать атаку с захватом в 4-е соединение, приглашая противника произвести контратаку в верхний наружный сектор с тем, чтобы, отпарировав ее, нанести укол в ответе. Для этого он умышленно делает вид, что собирается атаковать, выполняя захват в 4-е соединение. Противник, разоблачив эту игру, ложным движением контратаки - уколом вверх кнаружи - вызывает у ложноатакующего движение 6-й защиты и, обведя ее, наносит укол внутрь.

Тактическая борьба может усложняться за счет более сложных умственных реагирований. Так, например, вызывающий контратаку уколом кнаружи может сознательно сделать вызов захватом в 4-е соединение, решив, что противник не пойдет на контратаку с переводом, а попытается контратаковать с обманом. Но фехтовальщик, учтя замысел соперника, наносит укол прямо в контртемп на его обман. Подавленный морально в бою противник, как правило, теряет инициативу действий.

Однако овладеть инициативой действий в бою и управлять движениями противника можно и не подавляя его воли, В этом случае противник не ощущает угнетения, а иногда даже считает себя "хозяином положения", действующим обдуманно и самостоятельно. На самом же деле он находится на поводу у фехтовальщика, заставившего его поступать согласно своим желаниям.

Вызванный на определенные действия, противник может неискушенному зрителю показаться даже активным, подавившим соперника своей инициативой, и только результат боя в этих случаях раскроет истинное положение. Маневрирование, или игра дистанцией, может решать целый ряд тактических задач.

Овладение полем боя. На поле боя для фехтовальщика могут возникать то благоприятные, то неблагоприятные условия для ведения боя. Так, боец, оттесненный к самому концу поля, лишен возможности отступить и вынужден защищаться стоя на месте. Такое положение затрудняет ему вести бой, а его противнику, наоборот, облегчает.

Поле боя можно выигрывать обычно в результате преобладания наступательных действий над оборонительными или терять, если бойцу то и дело приходится обращаться к оборонительным действиям, при которых он в основном отступает. В специальную тактическую задачу фехтовальщика может войти, например, овладение полем боя, когда он установит, что его противник стремится вести бой на сверхдальней дистанции и спасается от атак глубоким отступлением, или когда фехтовальщик окажется прижатым к задней границе поля боя.

Для овладения полем боя применяют шаги вперед и ложные атаки, выражающиеся в притоптываниях стоящей впереди ногой, в наклонах туловища вперед, укороченных выпадах или обозначениях шага вперед и выпада. Применяется и глубокое длительное наступление.

Значение одиночных перемещений и вперед и назад в маневренной игре. Шаг вперед. Большая часть боя проходит на дальней дистанции, в которой фехтовальщики, если они не маневрируют, а стоят па месте, чувствуют себя относительно спокойно. Однако длительное бездействие, будь оно невольным или умышленным, согласно правилам пресекается замечанием судьи.

Бездействие фехтовальщиков в бою может происходить по разным причинам. Например, в бою на шпагах оба соперника, опасаясь друг друга и имея одинаково большой отрыв от остальных членов пульки, могут стремиться к взаимному поражению, что бывает довольно редко. В бою на саблях и рапирах обоюдное бездействие обычно выгодно слабейшему из соперников, так как ситуация, в которой судьбу поединка решает один удар-укол, невыгодна для сильнейшего бойца, ибо может случиться так, что бой сложится в пользу менее сильного фехтовальщика.

Боец, желающий пресечь бездействие, делает шаг вперед с целью обострить обстановку. Однако выполнять этот шаг следует с большой осторожностью, так как неподвижный противник мог поставить перед собой задачу вызвать это маневренное приближение, чтобы совершить атаку на начало шага вперед.

Поэтому техника шага вперед в этой ситуации должна позволять фехтовальщику мгновенно пресечь движение вперед или также быстро перейти в контратаковое движение выпада или броска.

Многократное отступление противника обычно устраивает бойца, желающего обострить бой, так как соперник, потеряв тыл, т. е. возможность отступать, становится перед дилеммой: или атаковать ожидающего атаку соперника или защищаться в трудных условиях на сближенной дистанции. Боец, прижавший противника одиночными шагами к конечной границе поля боя, имеет хорошие возможности для обыгрывания выгодной для себя боевой ситуации, чтобы нанести туше. Таким образом, одиночные шаги вперед при умелом их применении могут создавать, как правило, инициативную сложную тактическую игру. Поэтому тактическое овладение шагом вперед является основой маневрирования.

Наступление. Наиболее зримым проявлением боевой активности и инициативности в маневрировании является наступление. Наступать объективно выгодно бойцу, так как, отступая, противник может совсем потерять тыл, а это уже весьма существенный аванс для наступающего бойца. Длительное наступление, как методическое теснение противника, становится возможно, когда фехтовальщик терпит большую дистанционную близость, нежели его противник, так как имеет превосходство в оборонительных действиях.

Наступающий фехтовальщик должен все время сохранять оборонную настороженность, но в то же время она не должна приводить его к стартовым опаздываниям при переходах к нападению.

Теснящий противника боец имеет и биомеханическое преимущество перед отступающим, так как у него больше возможности для перехода в быструю атаку (старт с разбега). Это чисто техническое преимущество нередко может сделать незаметным для судьи тактическое преимущество атакующего из-за отступления противника.

Обманывание противника в чувстве дистанции. Понимание дистанции, или, как говорят фехтовальщики, чувство дистанции, - одно из важнейших условий успешного ведения боя. Грубо ошибающийся в оценке дистанции фехтовальщик обречен на поражение, и, наоборот, боец, обладающий острым чувством дистанции и использующий в бою свое превосходство в этом над противником, будет иметь явное боевое преимущество перед ним.

Пассивное ожидание возможности атаковать с сокращенной дистанции может не привести к победе, особенно в бою с опытным противником, у которого хорошо развито чувство дистанции. В этом случае не следует быть пассивным, а необходимо обманывать противника игрой дистанцией, т. е. специальным маневрированием, затрудняющим и понижающим его возможности правильно оценивать боевую дистанцию.

Борьба за "свою" дистанцию. Каждый фехтовальщик, как правило, стремится вести бой в выгодной для него и поэтому излюбленной им дистанции. Излюбленная дистанция позволяет фехтовальщику наиболее выгодно сочетать нападение с обороной.

Размеры такой дистанции индивидуальны. Она зависит от длины, быстроты и неожиданности своих атак, от прочности и надежности своих парадов с ответами, от быстроты и глубины своих отходов и т. д.

Ведущий бой боец стремится вынудить противника если не все время, то хотя бы периодически находиться в его дистанции. Например, боец небольшого роста, но владеющий очень сильной защитой, стремится вести бой на "укороченной" дистанции со слабым в обороне бойцом.

Фехтовальщику, обладающему стремительной, глубокой и хорошо освоенной технически и тактически атакой, выгодно держать противника подальше от себя. Возникает борьба за "свою" дистанцию посредством различных перемещений, убирания и выдвижения оружия в позиционной игре, незаметной подстановки вперед стопы ноги, находящейся сзади, сближений на атаку соперника и т. д.

Все эти приемы носят обманный характер, так как имеют целью обмануть противника в его чувстве дистанции. Фехтовальщику, успешно действующему в завязках ближнего боя, выгодно, например, на атаку высокого и неуклюжего противника сделать шаг вперед, чтобы в "родной" обстановке расправиться с ним.

Игра оружием и дистанцией. Подобно тому, как чувство боя включает в себя многие элементы тактического мышления, так и комплексная игра оружием и дистанцией содержит в себе "обозначения" всех подготавливающих действий. И тем не менее об игре оружием и дистанцией необходимо говорить отдельно, как о самостоятельных боевых движениях фехтовальщика.

Игра оружием и дистанцией, которую в дальнейшем мы будем называть просто игрой, отличается от подготавливающих действий меньшей конкретностью и определенностью целей.

Игра - это своего рода двигательный фон, характерный возникновениями многочисленных поводов для успешного применения не только основных действий, но и подготавливающих. Поэтому игра не должна всецело концентрировать на себе внимание фехтовальщика. Игра имеет положительное значение и как физиологически благоприятный режим для выполнения взрывных, предельно быстрых, решающих, движений.

Комплексная игра оружием и дистанцией представляет собой слитное выполнение отдельных, связанных воедино предварительных приемов атаки, различных действий и совсем неопределенных движений. Это непрерывное или лишь изредка прерываемое "холостое" движение оружием и ногами призвано решать целый ряд тактических задач, часто даже не вполне осознаваемых бойцом. Фехтовальщики приходят к игре оружием и дистанцией даже тогда, когда их этому не обучали.

Все сформировавшиеся фехтовальщики приобретают свою игру, в которой их индивидуальность проявляется с большей силой, нежели в других действиях, поскольку здесь нет жесткой необходимости всегда придавать движениям определенную техническую форму.

Основное назначение "холостого" движения оружием и ногами-это вызывание дистанционных ошибок у противника и маскировка начала 'Своих решающих действий. Видя перед собой оружие противника в постоянном легком движении, сочетаемом с чередованием быстрых коротких шагов вперед и назад, притоптываниями, обозначением нападений посредством ложного . выпада и т. д., фехтовальщик не всегда имеет возможность своевременно определить рискованную, опасную для себя близость и начало решающего действия противника.

Характерной особенностью игровых движений являются периодические и неглубокие вторжения в зону рискованной близости к противнику как телом, так и оружием. В этом случае играющий дистанцией то входит в дистанцию, в которой уже бездействовать нельзя, то снова выходит из пес, оставляя линию нормальной боевой дистанции где-то между точками своего приближения и отдаления. Тем не менее противник не успевает воспользоваться мгновенными приближениями фехтовальщика, так как они слишком мимолетны, чтобы можно было совершить в этот момент атаку.

Возникает ситуация, выгодная для играющего дистанцией, так как одно из своих сближений он может развить в действительную атаку, начав ее с дистанции, в которой противники в бою не стоят.

Таким образом, игра дистанций не только маскирует начало атаки, но и позволяет ее начать с укороченной дистанции. Но, как известно, нет приема, который не имел бы своего опровержения. Чрезмерная ритмическая размеренность в изменении дистанции может позволить противнику, упреждая движение вперед, самому устремиться в атаку и использовать момент сближения для нанесения укола-удара.

Еще больший эффект может дать игра дистанцией с выдвижениями вперед оружия в захватах, батманах, нажимах или показах укола-удара. Эти приемы имеют целью обезопасить себя в момент приближения к противнику посредством своевременного занятия оружием положения угрозы.

Игра оружием и дистанцией может решать и широкую задачу - вывести противника из состояния статической собранности посредством "расшатывания", на фоне которого легче найти повод для начала неожиданной атаки.

Действия, затрудняющие противнику начало атаки. В целях поднятия эффективности обороны фехтовальщики нередко пользуются действиями, назначение которых мешать противнику начать атаку. Например, противник хорошо владеет атаками с действием на оружие, этом случае фехтовальщику в бою с ним выгодно так держать свое оружие, чтобы захваты и батманы были бы технически затруднены или даже просто невыполнимы.

С этой целью можно или убрать оружие на себя, опустить его вниз, или быстро и непрерывно им двигать по неопределенной и неуловимой траектории. Лишив такого противника возможности применять свои самые эффективные атаки, фехтовальщик увеличивает свои возможности на успешное завершение боя.

Или другой пример. Боец любит в атаках применять финты и делает это искусно. Его противник имеет возможность существенно помешать ему применять атаку с финтами держа в бою позицию "вытянутая рука", которая обязывает рапириста начинать атаку с взятия оружия. Мешать противнику применять им атаки можно не только исключив из его атаки особенно удающиеся ему приемы, но и затруднив ему выход в атаку.

Такое затруднение обычно осуществляется отходами назад в моменты возникновения у противника его атаковой дистанции. В этом случае бойцы двигаются в одном направлении, при котором отступающий должен находить моменты для своих выходов в атаку.

Другим дистанционным способом, затрудняющим противнику выбор момента для начала атаки, является быстрая игра дистанцией, состоящая из как будто бы беспорядочных, быстрых перемещений вперед и назад. Но, как известно, в фехтовании нет неопровержимых действий.

И здесь приходят на помощь упреждающие игровой шаг вперед выходы в атаку. Необходимость их применения обусловлена тем, что затрудняющий атаку игрой дистанцией фехтовальщик так быстро сочетает шаг вперед с шагом назад и наоборот, что атакующий фактически начинает атаковое сближение на уже сделанный шаг противника назад.

Успеху упреждения содействуют равномерный ритм и постоянное по композиции сочетание шагов вперед и назад в игре противника. Поэтому фехтовальщик стремится придать игре ног ациклический, якобы хаотический характер.

Действия нападения

Нападение - лучшее средство спортивного единоборства. Нет более верного пути к победе, чем нападение, которое не ожидается противником. Но это не означает, что во время боя надо непрерывно нападать.

Нападение почти безотказно приносит успех только в тех случаях, когда оно своевременно, неожиданно для противника, т. е. застает его врасплох и в подходящей боевой дистанции.

Фехтовальщик непрестанно ищет и создает эти моменты, но встречает противника, стремящегося к тому же.

Возникает борьба между соперниками, пытающимися создать и уловить выгодный момент для атаки, - борьба, которая исключает возможность непрерывного нападения.

Большинство фехтовальщиков предпочитают нападение, и поэтому подготовка атаки у них, чередуясь с подготовкой защитных действий, все же превалирует над последней.

Атака имеет тактическое преимущество перед действиями обороны, так как атакующий, как инициатор, как зачинатель боевых взаимодействий, может полностью сочетать начало атаки с моментом своей наибольшей готовности к движению в отличие от обороняющегося при неожиданном на него нападении.

Атакующий почти всегда имеет время на то, чтобы представить себе движения задуманной атаки, в то время как у защищающего от внезапного нападения противника этой возможности нет. Его защитные движения неожиданны для него самого, а это может привести к нарушению правильности движений и к опаздыванию начала реагирования на действия атакующего. Следует, однако, отметить, что овладение техническим мастерством уменьшает потери неожиданно застигнутого атакой бойца.

Основная трудность атаки заключается в невозможности поразить противника без предварительного приближения к нему. Поэтому внезапная атака с дистанции, немного меньшей, чем дальняя, имеет все преимущества.

Атака может быть успешной и с дальней дистанции, но в этих случаях надо уметь ловить встречное движение противника (начало маневренного шага, наклон туловища вперед и т. п. ).

Выгодность внезапной атаки заключается в том, что атакуемый может растеряться, а его движения принять хаотический характер, стать размашистыми, неточными, опаздывающими. Главное же, фехтовальщик, застигнутый атакой врасплох, не может преднамеренно пользоваться всем богатством приемов обороны, в частности такими активными, как контратака во всех ее разновидностях.

Необходимо, однако, отметить, что ожидающий или даже провоцирующий атаку боец может получать уколы-удары в атаках противника. Но здесь уже вступают в силу преимущественно атаки второго намерения. Мы же под словом "атака" имеем в виду основные истинные атаки.

Поводом для нападения могут быть фактические объективные боевые ситуации, возникающие неожиданно.

Например, предвидящий и ожидающий атаку противник может при маневрировании неосторожно вторгнуться в критическую близость, и его сопернику становится выгодным начать атаку, игнорируя психологический фактор. Более того, хорошим объектом для нападения может быть и провоцирующий атаку противник. Мысль атакующего при этом может идти по двум направлениям: вижу, что вызываешь, а я все-таки пойду на приглашение в расчете на обгон в быстроте; другой ход -все равно атакую, но момент неожиданности переношу с начала атаки на ее содержание.

Пример первого решения: противник приближается, держа саблю в опущенной руке, и провоцирует простую атаку ударом по голове; при этом он подходит слишком близко и слишком опускает руку.

Соперник, учитывал нерасчетливость и неосторожность провоцирующего, наносит в атаке удар по голове, используя лишь объективную выгодность ситуации.

Пример второго решения: противник провоцирует атаку двойным переводом с тем, чтобы, разрушая ее, применить перехват с ответом уколом. Атакующий, поняв замысел соперника, атакует с обманом переводом, как того желает противник, но затем неожиданно выполняет укол с переносом.

Другой пример: противник провоцирует атаку, чтобы поразить атакующего контратакой. В этом случае фехтовальщик может успешно применять действительные атаки со страхующими от контратаки заслонами или с неожиданными по направлению действиями на оружие.

Деление атак и всех фехтовальных действий на простые и сложные, которое лежало в основе классификации действий в теории классических школ фехтования, в настоящее время у нас утратило свое значение.

Возникли моменты более актуальные для характеристик различных действий, нежели критерий количества приемов в одном действии. Этот критерий не определяет широкую боевую оценку действия и должен быть сохранен лишь в технической классификации фехтовальных действий.

В тактическом же плане сложные атаки можно рассматривать как атаки, в которых подготовка успешной попытки нанести укол или удар входит в единое целое с финальным действием укола-удара. И тогда становится понятным утверждение опытных тренеров прошлого, что наиболее полно проявляется тактическое боевое мастерство фехтовальщика в успешном применении простых атак.

Простая атака может быть успешной только при безукоризненной тактической и технической ее своевременности, а нахождение или создание такого момента является наиболее полным проявлением тактического искусства.

Успешно применяющий простые атаки фехтовальщик открывает себе пути для смелых выходов в сложные атаки, так как его противник, ожидая нападение посредством простых атак, перестает пользоваться контратаками

Далее:

 

1. Поза опрокинутого навзничь.

Безболевой и послеродовый тироидит.

Распорядок трудового дня.

Укусы животных и детей.

Как предупредить инфекционное заболевание.

Необычная традиция?.

Агрессия в лечении.

 

Главная >  Публикации 


0.001