Главная >  Публикации 

 

30.3. Неопасный для жизни вред здоровью, являющийся тяжким по последствиям



Заключение эксперта: повреждения вследствие сдавления органов шеи с острым нарушением мозгового кровообращения в области стволового отдела могли быть причинены гражданке К. 24 января 1998 г. от сдавления шеи петлей и относятся к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности их для жизни в момент нанесения.

Перечисленные группы не исчерпывают всего многообразия опасных для жизни повреждений. Иногда опасность для жизни представляет не само по себе повреждение, а присоединившиеся осложнения.

Пример.

У гражданки В., 18 лет, в мае 1999 г. имел место случай сепсиса вследствие гнойного мастита, развившегося в результате нагноения кровоподтеков молочных желез (после избиения мужем). Сами по себе кровоподтеки на молочных железах в данном случае, хотя и большие по величине, при исследовании на 2-й день после травмы были отнесены судебно-медицинским экспертом к категории легкого вреда здоровью.

Через несколько дней кровоподтеки нагноились, развился тяжелый гнойный мастит, осложнившийся сепсисом. В течение 1,5 месяцев больная находилась в больнице в очень тяжелом состоянии. При повторном исследовании данное осложнение было отнесено судебно-медицинским экспертом к категории тяжкого вреда здоровью ввиду опасности его для жизни.

5. Острая почечная или острая печеночная недостаточность.

6. Острая дыхательная недостаточность тяжелой степени.

7. Гнойно-септические состояния.

8. Расстройства регионального и органного кровообращения, приводящего к инфаркту внутренних органов, гангрене конечностей, эмболии (газовой и жировой) сосудов головного мозга, тромбоэмболии.

9. Сочетание угрожающих жизни состояний.

30.3. Неопасный для жизни вред здоровью, являющийся тяжким по последствиям

Вред здоровью, приводящий к потере зрения, — под этим понимают полную стойкую слепоту на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до остроты зрения 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2-х м и до светоощущения).

При определении тяжести вреда здоровью по признаку потери зрения не учитывают возможность улучшения зрения с помощью медико-технических средств (коррегирующие очки).

Потеря зрения на один глаз представляет собой утрату органом его функций и относится к тяжкому вреду здоровью. Кроме того, при повреждениях одного глаза нельзя исключить опасность слепоты на второй глаз (симпатическая офтальмия), а при оперативном удалении поврежденного глаза обычно возникает вопрос о неизгладимом обезображении лица.

Пример.

Гражданка Р., 24 лет, 18 января 1998 г. получила ранение левого глаза куском выпавшего из окна стекла. При поступлении в больницу обнаружена проникающая рана верхнего века и зияющая рана роговицы. В ране роговицы ущемлены выпавшие глазные оболочки и стекловидное тело. Из раны вытекает кровь. Произведена хирургическая обработка ран. В связи с атрофией поврежденного глаза и появлением в нем самопроизвольных болей спустя три недели после травмы произведено удаление левого глазного яблока. Операция и послеоперационный период протекали нормально. При судебно-медицинском исследовании веки левого глаза сомкнуты и западают внутрь. В области левой надбровной дуги — два красноватых западающих рубца длиной 1,7 и 1,5 см. Правый глаз в норме.

Заключение эксперта: проникающее ранение левого глазного яблока с последующим его удалением могло быть причинено 18 января 1998 г. каким-либо заостренным предметом, например куском стекла, и (относится к тяжкому вреду здоровью, как повлекшее за собой утрату органом его функции. Установление обезображения лица относится к компетенции суда.

Потеря слепого глаза квалифицируется по времени длительности расстройства здоровья.

Вред здоровью, приводящий к потере речи, — под этим понимают потерю способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо в результате потери голоса. С этой точки зрения заикание в резко выраженной форме также должно относиться к тяжкому вреду здоровью.

Вред здоровью, приводящий к потере слуха, — под этим понимают полную глухоту или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3—5 см от ушной раковины.

Потеря слуха на одно ухо как утрата органом его функций относится к тяжкому вреду здоровью.

Пример.

Гражданину Б., 38 лет, 22 февраля 1998 г. во время драки был нанесен удар кулаком в область левого уха. Возник разрыв барабанной перепонки, а в дальнейшем развился травматический отит, приведший к полной потере слуха на левое ухо.

При судебно-медицинской экспертизе через 2 месяца после травмы отмечено: полная глухота на левое ухо, слух на правое ухо сохранен. По заключению отоларинголога восстановление слуха возможно только при костно-пластической операции.

Заключение эксперта: ранение левого уха с последующей полной глухотой на левое ухо относится к тяжкому вреду здоровью как утрата органом его функции.

При определении тяжести вреда здоровью по признаку потери слуха не учитывают возможность улучшения слуха с помощью медико-технических средств (слуховые аппараты и т.п.).

Вред здоровью, приводящий к потере какого-либо органа либо утрате органом его функций, - под этим следует понимать:

1. Потерю руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или утрату ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность.

Потерю наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы) приравнивают к потере руки или ноги. Кроме того, потеря кисти или стопы влечет за собой стойкую утрату трудоспособности более одной трети и по этому признаку также относится к тяжкому вреду здоровью.

Пример.

Гражданин С. 35 лег, ночью 12 января 1998 г. подвергся нападению четырех неизвестных лиц, которые сняли с него пальто и сапоги, а затем привязали к дереву. Температура воздуха была -12°С. Пострадавшего обнаружили утром случайные прохожие, которые на попутной автомашине доставили его в больницу.

При поступлении отмечено: сознание отсутствует, температура тела - +29° С, тоны сердца приглушены, пульс — 52 удара в минуту, слабого напряжения и наполнения; артериальное давление - 110/60 мм. рт. ст. Кожные покровы бледные, холодные. Больной согрет, проведено искусственное дыхание, введены соответствующие лекарства. Через несколько часов сознание возвратилось, стал реагировать на голос и окружающую обстановку. Кожа на на стопах обеих ног синюшная, покрыта пузырями, заполненными кровянистой жидкостью. Болевая, термическая и глубокая мышечная чувствительность в области стоп полностью отсутствует. На 12-й день появилась демаркационная линия на уровне дистальных головок плюсневых костей. Произведена ампутация обеих стоп в пределах здоровых тканей.

Заключение эксперта: ампутация обеих стоп на уровне дистальных головок плюсневых костей относится к причинению тяжкого вреда здоровью как утрата органом его функции.

2. Повреждения половых органов, сопровождающиеся потерей производительной способности, т.е. способности к совокуплению, оплодотворению, зачатию, вынашиванию, деторождению и вскармливанию.

3. Потерю одного яичка, являющуюся потерей органа.

Пример.

Гражданину А., 20 лет, 15 декабря 1999 г. при взрыве ручной гранаты Ф-1 осколком был полностью отсечен половой член и мошонка с яичками. Сразу же бригадой скорой медицинской помощи доставлен в больницу, где отмечено: состояние средней тяжести, изо рта — резкий запах этилового спирта. Пульс 72 удара в 1 минуту, удовлетворительного наполнения и напряжения; артериальное давление 110/60 мм. рт. ст. Из пересеченных семенных канатиков и перевязанного отрубка полового члена — незначительное кровотечение. Кровоточащие сосуды перевязаны, наложены швы на кожу мошонки. В последующие дни состояние больного удовлетворительное.

Через 12 дней выписан под амбулаторное наблюдение хирурга поликлиники по месту жительства и еще через 7 дней — на работу.

Заключение эксперта: травматическая ампутация полового члена и мошонки с яичками, относится к тяжкому вреду здоровью как утрата органом его функции.

Психическое расстройство, его диагностику и причинную связь с полученным воздействием осуществляет судебно-психиатрическая экспертиза. Данная экспертиза может проводиться также комплексно с участием психиатра, невропатолога под председательством судебно-медицинского эксперта.

Пример.

Гражданка П., 39 лет, вечером 13 августа 1999 г. в подъезде дома по улице Садово-Кудринской получила несколько ударов кулаком по лицу и голове, в результате чего упала и ударилась головой. После падения ей было нанесено несколько ударов ногой по голове. Теряла ли сознание, не помнит.

После травмы в течение 112 дней находилась в больнице № 33.

Клинический диагноз: ушиб правой затылочной области головного мозга, сотрясение мозга 2-й степени. Субдуральная гематома в области левой лобно-височной доли.

На разрешение комиссии по сложным судебно-медицинским делам поставлены следующие вопросы:

1. Каковы характер и степень тяжести повреждений, полученных гражданкой П. 13 августа 1999 г.?

2. Могли ли эти повреждения быть результатом ударов кулаком, ногами, падения на пол?

3. Страдает ли гражданка П. в настоящее время психическим расстройством или иным заболеванием, и если да, то находятся ли они в причинной связи с телесными повреждениями, полученными ею 13 августа 1999 г.?

Экспертная комиссия с участием психиатров и нейрохирургов пришли к следующим выводам:

1. У гражданки П. в результате телесных повреждений, нанесенных ей 13 августа 1999 г., была закрытая тяжелая черепно-мозговая травма с явлениями ушиба мозга и наличием субдуральной гематомы. Данное повреждение относится к тяжкому вреду здоровью, опасного для жизни в момент нанесения.

2. Описанные повреждения могли быть причинены твердым тупым предметом, возможно кулаками и ногами, а также могли возникнуть при падении и ударе о пол и другие предметы.

3 и 4. В настоящее время у гражданки П. признаков выраженного психического заболевания нет, но имеются изменения со стороны психики, обусловленные хронической субдуральной гематомой, расположенной в левой лобно-височной области, что явилось результатом травмы от 13 августа 1999 г.

Тяжесть психического заболевания, являющегося самостоятельным проявлением вреда здоровью, определяет судебно-психиатрическая экспертиза.

К тяжкому вреду здоровью относят повреждения, заболевания, патологические состояния, повлекшие за собой стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть.

Под трудоспособностью вообще понимается совокупность врожденных и приобретенных способностей человека к действию, направленному на получение социально значимого результата в виде определенного продукта, изделия или услуги.

Стойкая утрата трудоспособности определяется лишь после выявления исхода повреждения, когда наступает окончательное заживление повреждения. Размеры нетрудоспособности устанавливаются по официальной таблице для определения процента стойкой утраты общей трудоспособности.

У детей утрата трудоспособности определяется исходя из нетрудоспособности, которая возникает от этого повреждения в будущем. Так, потеря большого и указательного пальцев правой кисти у ребенка повлечет за собой в будущем утрату общей трудоспособности в размере 55%, т.е. более одной трети, и поэтому такое повреждение у ребенка должно относиться к тяжкому вреду здоровью.

У инвалидов и стариков утрата трудоспособности определяется как у практически здоровых людей независимо от инвалидности и предшествующего состояния здоровья пострадавшего. Если инвалид 2-й группы с тяжелым соматическим заболеванием в результате автомобильной травмы получил закрытый перелом плеча, осложнившийся ложным суставом, то это повреждение должно относиться к тяжкому вреду здоровью, поскольку оно само по себе приводит к потере трудоспособности более чем на одну треть (65%).

К тяжкому вреду здоровью также относят повреждения, заболевания, патологические состояния, повлекшие за собой полную утрату профессиональной трудоспособности.

Под профессиональной трудоспособностью понимают способность человека к выполнению определенного объема и качества работы по конкретной профессии. Если подэкспертный имеет несколько профессий, то основной считается та, при которой было получено повреждение или по которой имеется наиболее продолжительный стаж работы, либо та, которая получена путем специального обучения, либо та, в которой достигнута наивысшая квалификация. Именно эта профессия учитывается при определении степени утраты профессиональной трудоспособности.

Полная потеря (100%) утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в тех случаях, когда у подэкспертного диагностируются резко выраженные нарушения функции организма при наличии абсолютных медицинских противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности.

Прерывание беременности, независимо от ее срока, является тяжким вредом здоровью, если оно находится в прямой причинной связи с внешним воздействием, а не обусловлено индивидуальными особенностями организма или заболеваниями обследуемой. Судебно-медицинскую экспертизу в этих случаях производят комиссионно с участием акушера-гинеколога. Акушерско-гинекологическими исследованиями должно быть установлено, что прерывание беременности не связано с индивидуальными особенностями организма потерпевшей (заболевания или недоразвития внутренних половых органов), а стоит в прямой причинной связи с нанесенными повреждениями. Необходимо иметь в виду возможность предварительного производства криминального аборта, который подэкспертная может представлять как последствие причиненной, по ее словам, травмы.

Иногда судебно-медицинскому эксперту предъявляются медицинские документы, в которых сказано об «угрожающем аборте», «угрожающих преждевременных родах» и т.д. Судебно-медицинский эксперт и акушер-гинеколог должны внимательно разобраться в этих документах и удостовериться в обоснованности поставленного диагноза. Нередко в таких случаях диагноз основывается лишь на основании анамнестических данных.

Из сказанного, конечно, не следует, что судебно-медицинский эксперт не должен учитывать анамнестические сведения. Но он обязан подвергать их тщательному анализу, сопоставлять с данными объективного исследования, которое должно быть положено в основу выводов эксперта.

Пример.

Гражданка Р., 22 лет, 2 января 1998 г. во время декретного отпуска подверглась избиению со стороны соседа Ю. по коммунальной квартире. С 4 по 12 января 1998 г. была госпитализирована по поводу угрожающих преждевременных родов (беременность 33 недели). За время нахождения в отделении схваток не наблюдалось. Выписана из родильного дома с сохраненной беременностью. 1 февраля 1998 г. родила мальчика.

Первичная судебно-медицинская экспертиза начата 4 января 1998 г. и закончена 3 апреля 1998 г.

Выводы эксперта: кровоподтеки на левом коленном суставе и левом плече, а также шесть ссадин на левом предплечье могли быть причинены 2 января 1998 г. тупыми предметами и относятся к разряду легкого вреда здоровью, повлекших кратковременное расстройство здоровья. Пребывание в родильном доме с 4 по 12 января 1998 г. с диагнозом «угрожающие преждевременные роды» связано с нанесением телесных повреждений 2 января 1998 г. и относится к тяжкому вреду здоровью по последствиям повреждений.

Повторная судебно-медицинская экспертиза проведена комиссией с участием специалиста акушера-гинеколога.

Выводы комиссии:

1. На основании изучения истории болезни № 331 родильного дома № 12, где гражданка Р. находилась под наблюдением с 4 по 12 января 1998 г. с диагнозом «угрожающие роды; 33 недели беременности», видно, что объективных данных для установления такого диагноза у нее не было. На это указывает отсутствие выделений и схваток, сформированная шейка матки и закрытый внутренний и наружный зев матки, общее удовлетворительное состояние и нормальная возбуждаемость матки.

2. Судя по данным медицинских документов и указаний беременной о сроке последней менструации, сроке первого шевеления плода, можно сделать вывод, что роды наступили, возможно, на 10—12 дней раньше срока, что не должно расцениваться как патологическое недонашивание и вполне допустимо по современным научным данным. Это положение подтверждается рождением зрелого и вполне жизнеспособного плода.

3. Повреждения, обнаруженные при экспертизе 4 января 1998 г. в виде кровоподтеков на левом коленном суставе и левом плече и шести ссадин на левом предплечье, относятся к категории легкого вреда здоровью, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья.

Таким образом, при первичной экспертизе судебно-медицинский эксперт не смог разобраться в данных истории болезни и дать критическую оценку поставленного диагноза «угрожающие преждевременные роды». Это привело к ошибке в оценке степени тяжести причинения вреда здоровью, которая была исправлена при повторной комиссионной экспертизе с участием опытного консультанта — акушера-гинеколога.

Неизгладимое обезображивание лица. При квалификации этих повреждений учитывают ряд факторов, как-то: опасность для жизни в момент нанесения (сотрясение или ушиб мозга, шок при ударах в область носа, кровотечение при ранении наружной челюстной артерии и т.д.), поражение органов чувств (зрения, слуха, обоняния) и причинение неизгладимого обезображения лица. Судебно-медицинский эксперт не устанавливает наличия обезображения лица, так как это понятие не является медицинским. Вопрос об обезображении лица решается судом, поскольку эта проблема юридическая.

Судебно-медицинский эксперт определяет в таких случаях характер травмы и степень тяжести исходя из признаков самого повреждения. Кроме того, судебно-медицинский эксперт должен установить возможность изгладимости повреждений, если этот вопрос ставится на разрешение экспертизы.

Под изгладимостыо повреждения понимают возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительное уменьшение их (т.е. выраженности рубцов, деформаций, нарушения мимики) с течением времени или под влиянием консервативных методов лечения. Если же для устранения этих последствий требуется косметическая операция, то повреждение считается неизгладимым вне зависимости от исхода операции. Это связано с тем, что косметические операции, проводимые даже весьма квалифицированными специалистами, нередко заканчиваются неблагоприятным исходом. Кроме того, такие обычно многомоментные операции создают для пострадавшего дополнительные физическую и психическую травмы.

Пример.

Гражданке В., 36 лет, 19 декабря 1997 г. пьяный сожитель во время скандала на почве ревности откусил кончик носа. При поступлении в травматологическое отделение 13-й больницы обнаружено: зияющая, кровоточащая рана концевой части носа, отсутствие кончика носа, половины правого крыла и части носовой перегородки.

Потерпевшая находилась на стационарном лечении в течение 2,5 месяцев. Ей были произведены две операции: первая — в день поступления 19 декабря 1997 г. и вторая — операция по формированию кончика носа — через месяц после поступления. Заживление прошло первичным натяжением.

При исследовании найдено: кончик носа, часть правого крыла образованы кожным лоскутом размером 1,6 х 2,1 см, розоватой окраски, мало отличающейся от окружающей кожи. На правой щеке почти соответственно правой носогубной складке имеется едва заметный линейный рубец розового цвета длиной 4,5 см. Основные функции носа не нарушены, носовое дыхание, обоняние, ясность произношения слов сохранены.

Заключение эксперта: описанные повреждения — укушенная рана носа с дефектом кончика носа, части правого крыла и носовой перегородки — могли быть причинены 19 декабря 1997 г. зубами и сами по себе относятся к средней тяжести вреда здоровью как повлекшие за собой длительное расстройство здоровья (свыше 21 дня). Послеоперационные рубцы в области носа и на правой щеке со временем могут стать менее заметными, но не исчезнут совсем (неизгладимые). Вопрос об обезображении лица решается судом

Далее:

 

4.10. Выводы.

Распределение веществ в организме.

9.2. Методики психодиагностики самосознания.

"очистка колодца".

Пограничные психические расстройства у лиц, работающих в условиях темноты и неактиничного освещения.

Принципы полноценного питания.

Разделение опухолей на доброкачественные и злокачественные условно и.

 

Главная >  Публикации 


0.005