Главная >  Публикации 

 

Сеанс гипноза



Особенно страдает потомство от женского алкоголизма. Даже капля спиртного, принятая беременной или кормящей женщиной, сразу же обнаруживается в организме ребенка. И действует спирт на него разрушающе. Известно, что в прошлом веке на 10 мужчин-алкоголиков приходилась 1 женщина-алкоголичка. Ныне соотношение 5:1. Не этим ли, в частности, объясняется стремительное увеличение числа больниц для умственно отсталых и физически неполноценных детей?

До сих пор в полной мере актуальны слова немецкого врача Г. Зондфрегеря, сказанные едва ли не сотню лет назад: «Запретите половину кабаков, и вы сможете закрыть тогда половину больниц, домов для умалишенных, притонов для нищих и тюрем».

Еще сравнительно недавно кое-кто говорил об экономической выгоде широкого потребления спиртных напитков. Дескать, государство при минимальных затратах получает большие прибыли. Причем получает очень быстро. Даже простые расчеты показали вздорность таких рассуждений. Ущерб, наносимый здоровью людей, не может быть компенсирован никакими финансовыми прибылями. Такова сущность нашего социалистического государства.

В монографии Ю. Лисицына и Н. Копыта «Алкоголизм» показано, что злоупотребление спиртными напитками снижает производительность труда на 9,6 процента. Эти данные подтверждены в работе С. Струмилина и М. Сонина, которые утверждают, что «полное отрезвление трудовых процессов» могло бы увеличить производительность труда примерно на 10 процентов. Огромный ущерб наносят прогулы и заболевания, связанные с пьянством, а также частая смена мест работы. Большая часть уголовных преступлений совершается под влиянием винных паров либо алкоголиками, стремящимися раздобыть средства на выпивку.

Сеанс гипноза

Однако вернёмся в Феодосию. На медицинской комиссии у прибывших к Довженко алкоголиков выяснялись в основном два вопроса: хотят ли они совершенно отказаться от спиртного и сумели ли до начала лечения не пить в течение 15 дней. Попутно определяется их психическое и физическое здоровье. Есть и другие предварительные условия: не принимать никаких лекарств по крайней мере в течение двух недель, знать эффективность метода Довженко, верить в успешность лечения, чувствовать поддержку членов семьи.

После комиссии Александр Романович сам беседует с каждым пациентом...

Тут надо пояснить кое-что о методе Довженко. Александр Романович лечит, конечно, без лекарств. Его оружие — внушение. Мне он объяснял так: «Приятные эмоции, возникающие у алкоголика после систематических выпивок, создают в коре больших полушарий мозга постоянный очаг, так называемую алкогольную доминанту. Можно сказать, что у этого человека сформировался условный рефлекс, вызывающий тягу к алкогольному воздействию. Мысль о выпивке теперь занимает в его сознании центральное место, отодвигая на задний план все привычные представления о порядочности, долге, обязанностях перед людьми и обществом. Когда случается такое, алкоголик начинает пропивать зарплату, не думая о жене и детях, подводит друзей, товарищей по работе, опускается физически и морально, утрачивает чувство стыда за свое поведение, становится способен на низкие и подлые поступки. Подорванное здоровье дополняется распадом личности.

Что можно противопоставить алкогольной доминанте? Другой очаг возбуждения, способный заглушить, подавить тот, что вызывает потребность в алкоголе. С помощью гипнотического внушения (без усыпления) я и создаю этот очаг. У бывшего алкоголика абсолютно пропадает желание выпить».

Меня допустили на коллективный сеанс гипноза, который проводил Александр Романович. В уютном зале в удобных креслах сидели 55 человек. Все слегка взволнованны и торжественны. В первом ряду — женщины. Потому что с ними, как говорит Довженко, особенно тяжело работать.

Сам сеанс длился около двух часов. Мне, сидевшему в стороне и находившемуся как бы вне сферы воздействия Довженко, поток его слов не казался чем-то необычайным. А мощный бархатный баритон то тихо увещевал, объяснял, напоминал, то взлетал до громоподобных обвинений и угроз. И тогда у слушателей головы вжимались в плечи. И видно, мороз пробегал по коже. А сами слова — ничего особенного. Можно сказать так: гипнотизер говорил о страшном вреде алкоголя и о том, что отныне они уже не алкоголики, а бывшие алкоголики, потому что он внушил им безразличие к спиртным напиткам, избавил их от желания пить, тяги к алкоголю, от кабальной зависимости, которая калечила и их самих, и их семьи.

После сеанса — последняя процедура. Каждый из 55 заходил в кабинет Довженко, и там, с глазу на глаз, без посторонних, совершалось таинство «кодирования», заключительный штрих метода. Одни «кодировались» на 5 лет жизни без алкоголя, другие— на 10, 20, навсегда. Мне показали телеграмму из Ленинграда: «Через несколько дней кончается срок моего 20-летнего кодирования. 20 лет не пью. Чувствую себя прекрасно. В семье радость и спокойствие. Прошу принять меня, чтобы продлить кодирование до конца века».

Метод Довженко тщательно изучен в Харьковском НИИ неврологии и психиатрии и рекомендован для лечения хронического алкоголизма Министерством здравоохранения СССР. В феодосийский центр направляют лучших наркологов с заданием освоить метод Довженко. Правда, для того чтобы работать так, как Александр Романович, мало обладать большими знаниями и опытом. Нужен еще совершенно определенный комплекс личностных качеств. Из 12 наркологов, направленных к нему на стажировку, скажем, в 1984 году, Довженко оставил лишь двоих.

Один Довженко плюс 10—12 успешно работающих его учеников — это, конечно, маловато. А может быть, кто-то сумеет сформировать у себя эту самую антиалкогольную доминанту самостоятельно?

Доминанта михина

Однажды на майские праздники поехали мы с младшим сынишкой в подмосковный город Чехов, рядом с которым расположена знаменитая чеховская усадьба Мелихово. Пригласил нас в Чехов энергичный и громогласный человек по имени Юрий Ми-хин. Он и его друзья показали нам музей Антона Павловича. Потом мы вместе немного побегали и попарились в самодельной баньке. После бани уселись вокруг самовара. Вот тут я и записал историю, рассказанную Михиным.

«По профессии я тракторист, работаю на птицефабрике. А до 1970 года был экскаваторщиком. Силы во мне было много, но расходовал я ее нелепо: пил крепко, курил, образ жизни вел нездоровый. При росте 180 сантиметров весил 105 килограммов. И хотя казалось мне, что здоровью моему конца никогда не будет, пришла расплата. Пришла рано — на 38-м году жизни.

Шел я на работу, и вдруг будто вилы кто в спину воткнул. Жуткая боль в спине, слабость, пот холодный прошиб. Посидел я немного, в себя пришел. К врачу обращаться не стал. Двух дней не прошло — повторяется эта напасть. Так ударило, что рухнул я на землю, подняться не мог. Доставили меня в больницу, выходили. У врача подходящая фамилия — Воскресенский. Он мне на прощание сказал: «Хочешь вернуться к нам — пей дальше!»

Не хотелось мне снова помирать. Решил подождать до сорокалетия, не пить два года. Ни капли! И не курить, ни одной сигареты! Откровенно скажу, что мучился я не очень. А знаете почему? Потому что понял, как мне кажется, главное: секрет антиалкогольного дела не в запретах, предупреждениях или разносах, а в том, чтобы сделать выпивку неинтересной.

О чем думает выздоравливающий? О здоровье, конечно. Вот это интересовало меня в ту пору больше всего другого. Об этом я думал, говорил с людьми, читал. Сам стал кое-что делать. Шутка ли, человеческое здоровье! Лучшие умы во все времена занимались этой проблемой, многое сделано, а предстоит понять еще больше.

Так получилось, что прежним приятелям со мной стало неинтересно. Зато новые появились. Вот эту парную баньку построили, она у нас вроде клуба. Бегаем вместе, плаваем летом и зимой, гантелями, гирями занимаемся. Начали, конечно, с малого, а теперь вошли во вкус. В апреле моему дружку Олегу исполнилось 44, так мы 44 километра пробежали. В июне у меня 49-летие — бежим 49 километров. У нас большая группа бегунов образовалась: и взрослые и дети. Мой сын, шестиклассник Роман, вчера 10 километров вместе с нами пробежал. Все мы, конечно, в порядке. Вес мой теперь 83 килограмма.

Я считаю, что заботиться следует не только о своем здоровье, но и вовлекать в это дело как можно больше людей. Именно из таких соображений я и дал согласие на то, чтобы избрали меня председателем совета коллектива физкультуры нашей птицефабрики, где работает около тысячи человек. Тренируемся, успешно сдаем нормы ГТО.

А что же алкоголь? Давно минуло мое 40-летие, но спиртного (даже пива) за двенадцать лет я не выпил ни капли. Никаких трудностей, связанных с преодолением своего желания, у меня не было. Проблема в общении. Слишком много дел решается за рюмкой, на непьющего смотрят порой с недоверием, недоброжелательно. Для праздничных компаний у меня выработалась такая формулировка: не нравлюсь я вам трезвый — могу уйти. И случалось — уходил.

Быть совершенно непьющим, абстинентом, нелегко. Но очень правильно сказал знаменитый врач В. М. Бехтерев: «Борьба нужна не только с злоупотреблением спиртными напитками, но и с потреблением их вообще. Так как борьба наполовину никогда не обещает успеха». Эту точку зрения разделяют многие мои друзья».

Да, в борьбе с пьянством особенно важным представляется постоянное расширение круга культурных запросов, выработка стабильного интереса к сохранению своего здоровья. Решение этих проблем практически не оставляет места для пьянства как социального явления, заменяет пустое, бездуховное алкогольное времяпрепровождение насыщенным, интеллектуально обогащающим общением. А занятия спортом закрепляют отвоеванные позиции.

Пожалуй, Михин не был в том алкогольном состоянии, до которого доходят обычные пациенты Довженко. Хотя до инфаркта он все-таки допился. Так вот он сумел настроиться на занятие, которое напрочь вытеснило одно жгучее желание — выпить, избавило его от стабильной тяги к алкоголю. А отчего она вообще-то, эта тяга?

Неадекватный посредник

Сколько времени существует алкоголизм, столько времени и пытаются ученые объяснить его распространение. Сейчас уже есть вполне устоявшиеся объяснения, сочетающие как внешние, социальные причины, способствующие злоупотреблению алкоголем, так и причины, кроющиеся в самой личности.

Считается, что для тех, кто становится алкоголиком, чаще всего характерна повышенная эмоциональность, внушаемость, желание уйти от действительности, неустойчивость к одиночеству и невзгодам, неспособность переносить их и упорно с ними бороться. Возможно, есть зависимость и от индивидуальных особенностей организма, предрасполагающих к алкогольному привыканию.

Одной из основных причин злоупотребления спиртным считается недостаточный уровень культуры, ограниченность духовных запросов, неумение рационально использовать свободное время, отставание уровня культурных потребностей от уровня благосостояния.

Экспертный опрос, проведенный журналом «ЭКО», назвал в числе прочего такие причины пьянства: «...повышение жизненного ритма и психического напряжения; диспропорция между свободным временем у мужчин и женщин; информационные перегрузки; терпимость к пьянству общественности и хозяйственных руководителей, из которых многие сами изрядно пьют; ошибочное представление об истинных свойствах алкоголя; отсутствие антиалкогольного воспитания в школе; психологическое и материальное нивелирование в труде; однообразие быта; высокооплачиваемость неквалифицированного труда, не стимулирующая стремление к профессиональному росту и образованию; подражание лицам, пользующимся авторитетом; доступность спиртных напитков».

Кто-то из психологов назвал алкоголь «неадекватным посредником» между личностью и обществом. Якобы помогая адаптироваться, преодолевать существующие проблемы, вино лишь усугубляет их.

Позволю себе повторить слова академика Ф. Г.

Углова, страстные выступления которого против алкоголизма широко известны: «В нашей далекой сибирской деревне и в Киренске, где работал отец, было пять тысяч жителей, но только трое считались пьяницами. Их все знали, некоторые жалели, но никто не считал полноценными людьми. Я приехал на свою родину через 50 лет. Меня очень хорошо встречали. Сколько прекрасных людей, культурных и образованных было вокруг! Никакого сравнения со старыми временами! Но... очень многие пили. И как! Водку — стаканами. Только это отравило мое пребывание на родной стороне!»

Вы обратили внимание на слово «жалели». Сейчас столь однозначного отношения к пьяницам нет. Послушайте, о чем порой говорят подростки или юноши: о том, где, с кем и сколько выпили, какие «подвиги» совершили напившись. То, чего по нормальным понятиям следовало бы стыдиться, странным образом становится предметом гордости. Наслушавшись таких разговоров, даже самый скромный юноша, испытывающий естественное отвращение к алкоголю (молодому человеку привыкнуть к нему нелегко), чувствует необходимость лихо выпить и что-нибудь «совершить».

Пьяница или алкоголик!

Известный психотерапевт доктор медицинских наук профессор Владимир Евгеньевич Рожнов более трех десятилетий посвятил лечению алкоголизма и научным изысканиям в этой области.

— Алкоголь обладает способностью удивительно быстро всасываться в кровь,— говорил он.— Уже через 1—2 минуты после принятия ощущается влияние алкоголя на нервную систему. Оно выражается в блокировании процессов торможения. Человек «без тормозов» становится неестественно возбужденным, развязным, болтливым, несдержанным. У него появляется обманчивое чувство легкости движений и мышления, быстро меняются представления о рискованности поступков и слов: «Пьяному море по колено».

Привыкание к алкоголю — довольно сложный процесс. Самая первая реакция любого организма, не приученного к алкоголю,— отвращение к выпивке, тяжелая реакция нервной системы и особенно желудочно-кишечного тракта. Чем меньше дозы алкоголя, вызывающие тошноту, тем о большей силе нормальной реакции желудка это свидетельствует. Здоровая пищеварительная и нервная системы самым активным образом сопротивляются проникновению алкоголя в организм. Увы, человек далеко не всегда правильно воспринимает сигналы организма! Из совершенно вздорных представлений о престиже он нередко насилует свое естество и постепенно приучает организм к алкогольному отравлению. Он гордится тем, что теперь может выпить довольно много, но гордиться нечем: яд не перестает быть ядом, даже если он не вызывает внешней реакции организма: в печени, сердце, кровеносных сосудах, в нервной системе, желудке, почках накапливаются необратимые изменения. Легкое возбуждение, состояние расторможенной расслабленности, вызываемые алкоголем, становятся привычными. Появляется постоянное желание выпить. С годами снижаются компенсаторные возможности организма. Это выражается в утрате былой переносимости алкоголя: теперь, как и в самом начале пьянства, небольшие дозы спиртного могут вызывать глубокое опьянение.

По мнению специалистов Массачусетсского госпиталя, следует обратить особое внимание на тех, кто:

был пьян четырежды в течение одного года; пьяным ходит на работу; должен пить, чтобы быть в состоянии работать; садится за руль после выпивки; получил травму в состоянии опьянения; выпив, делает то, что никогда не сделал бы, будучи трезвым.

Тот, кто подходит хотя бы под один из шести названных пунктов, находится на самом пороге алкоголизма. Тот, кто подпадает под два пункта,— начинающий алкоголик. Тот, кто подпадает под три и более пунктов,— алкоголик, остро нуждающийся в лечении.

Тут следует заметить, что пьяница и алкоголик — это не одно и то же. Пьяницей считают человека, который любит выпить и порой бывает пьяным. Однако его зависимость от спиртных напитков еще не носит патологического характера. А алкоголик — это уже больной человек, нуждающийся в лечении.

В университете Джона Хопкинса в Балтиморе был разработан перечень вопросов, ответив на которые, выпивающий человек сам сможет сказать, перешел ли он уже грань, отделяющую пьяницу от алкоголика. Вот эта анкета.

1. Прогуливаете ли вы рабочие часы из-за выпивок?

2. Мешают ли выпивки вашей семейной жизни?

3. Выпиваете ли вы из-за трудностей при общении с окружающими?

4. Влияют ли выпивки на вашу репутацию?

5. Бывают ли у вас после пьянки угрызения совести?

6. Не испытываете ли вы в результате выпивок финансовые затруднения?

7. Не тянет ли вас пить с людьми более низкого культурного уровня?

8. Не делает ли вас алкоголь равнодушным к благополучию вашей семьи?

9. Не стали ли ваши стремления в последнее время более ограниченными?

10. Тянет ли вас выпить в определенное время дня?

11. Хочется ли вам выпить на следующее утро после пьянки?

12. Нарушен ли ваш сон?

13. Снизилась ли в последнее время ваша работоспособность?

14. Вредит ли выпивка вашей работе?

15. Пьете ли вы, чтобы забыть о заботах и неприятностях?

16. Пьете ли вы в одиночку?

17. Случались ли у вас провалы в памяти после выпивок?

18. Лечились ли вы от каких-либо последствий вашего пьянства?

19. Не кажется ли вам, что вы пьете, чтобы поддержать чувство собственного достоинства?

20. Были ли вы на лечении в наркологическом стационаре?

Если человек выпивает, но не ответил утвердительно ни на один из вопросов, то он еще не перешагнул границы, отделяющей нормального человека от пьяницы. Положительный ответ хотя бы на один вопрос свидетельствует о том, что он — начинающий пьяница.' Два положительных ответа — пьяница вполне сформировавшийся. Три положительных ответа — алкоголик. Чем больше положительных ответов, тем серьезней степень заболевания. Ведь пьянство — это опасная привычка, а алкоголизм — болезнь. Ее надо срочно лечить. Среди прочих средств борьбы с этой болезнью достойное место занимает физкультура.

Специалисты прежде всего обращают внимание на отвлекающее значение спортивных занятий. Человек, регулярно выполняющий физические упражнения, старается не сочетать их с выпивками, так как алкоголь (даже принятый за день до тренировки) резко ухудшает физическое состояние тренирующегося, снижает эффект занятий и может привести даже к спазматическим явлениям.

Когда перед человеком стоит дилемма — укреплять свое здоровье (с помощью спорта) или подрывать его (потребляя алкоголь), он, если речь идет о человеке разумном, безусловно выберет первое, тем более что спорт дает большое моральное удовлетворение и эмоциональный подъем, а удовольствие от обильной выпивки весьма сомнительно.

Однажды познакомили меня с крепким 40-летним инженером. Он рассказывал: «Летом в доме отдыха у меня был свой распорядок дня. После обеда хватал портфель и бежал в магазин. Брал пару бутылок портвейна и открывал гульбу. Порой так напивался, что ничего не мог вспомнить. Только дрожал весь с перепоя. Утром мне рассказывали, как я куролесил накануне: с кем подрался, где окно разбил, как в канаву свалился. В конце концов выгнали меня из дома отдыха. Пить отучила жена; говорит: «Выбирай — я или водка. Выпьешь рюмку — возьму детей и уйду к маме. Навсегда!» Характер у нее твердый. Если сказала, значит, точно сделает. Обиделся я поначалу, а потом подумал: «Можно ли из-за водки семью свою терять — жену любимую и двух девочек?» Не стоит, конечно, водка этого! А чтобы не маяться, посоветовал мне один приятель бегать как можно дольше. Вроде как переключить свои интересы: бег — сильное средство. Вначале трудно пришлось, ослаблен был очень, а потом наладилось. Набегаюсь, протрясусь, продышусь — о водке и курении даже подумать противно. Порой приятели зовут выпить, и я как-то почувствовал: хочется все-таки посидеть с ними. Но нет, спохватился. Они — в пивную, а я — в парк. Набегался, семь потов с меня сошло — о водке и вспомнить неприятно. Однажды — поверите ли — бегал так три часа подряд. И чем больше я бегаю, тем больше нравится мне это дело. А вот выпивать совсем не хочется...»

Далее:

 

Эмпатическое описание.

Глава 10. Нормальный человек – это....

Хронические поражения печени.

Лечение урогенитального трихомониаза.

Завершающий меморандум.

Болезни почек и мочевыводящих путей.

Не теряйте гибкость.

 

Главная >  Публикации 


0.0026