Главная >  Публикации 

 

Глава 4. Роды. Тело.



«Ваши дети — не дети вам. Они — сыновья и дочери тоски жизни по самой себе. Они пришли от вас, но не принадлежат вам.

Вы можете дать им ваши слова, но не ваши мысли, ибо, у них есть свои мысли. Вы можете учиться у них, но не учить их, ибо они обитают в долине Завтрашнего дня, где вы не можете побывать даже в снах...» Если вы забудете эти строки Джебрана, вы рискуете стать бедой для своего ребёнка. Вы — главный и постоянный рестимулятор всех пренатальных записей боли.

Вы — главный враг, и вы — главный защитник малыша. Он — в тисках этих эмоций, и вы — тоже. Поэтому, будьте свободным человеком и дайте быть свободным человеком малышу, — быть тем, чем он является, по своей природе.

Глава 4. Роды. Тело.

Главная информация: если реактивный банк малыша чист, то потребуются большие и целенаправленные усилия, чтобы он начал болеть. Однако, часто мы, из-за своей неспособности видеть результат, делаем именно это.

1) Иммунитет и запуск системы питания.

Во всём млекопитающем мире, сразу после появления на свет, детёныши энергично ищут соски и высасывают первую, самую главную для жизни порцию продукта — молозива.

Трудно переоценить его значение. Молозиво содержит массу гормонов и запускает, стимулирует работу пищеварительной системы, печени, почек, гормонального аппарата пищеварения.

Молозиво содержит и поставляет в кровь малыша половину иммунных тел из его первичного иммунного комплекта.

Считая молозиво «негодным» (?!) молоком, лишая малышей груди в первые минуты «свободы», в роддомах совершают действительно массовое убийство.

Диатезы, золотуха, проблемы с кишечной микрофлорой, которыми страдают 80-95% малышей, прямой результат того, что малышам не дают грудь мамы после родов, разлучая их на сутки, а то и на двое-трое.

Пожалуйста, защитите своего малыша от беды! Ведь, ни одна самка не позволит оторвать от себя детёныша, и только мы утеряли инстинкты «заботы о потомстве».

Другая беда нескармливания молозива — «перегорание» груди, чреватое нарушением лактации, а в худшем случае — воспалением желез.

Дело в том, что малыш, вместо груди сосавший в первые сутки глюкозу из соски, потом часто не берёт грудь — из неё сосать труднее!

Незнание выхода из этого положения порождает проблему искусственников с их ожирениями, болезнями и отставанием в развитии.

А выход — прост. Надо просто прикладывать малыша к груди каждый час-полтора, и на второй-третий день молоко появится. Чтобы оценить эффективность и безвредность этого метода, учтём два факта.

Первое: новорождённый малыш — не поглощатель пищи, а живой организм, и может обходиться без еды, без вреда для себя, минимум, десять дней. Такие случаи описаны. Лучше поорать три дня, чем стать искусственником «на всю жизнь».

Второе: у любой женщины или девочки, если грудь сформирована, не важно, рожала она или нет, молоко появляется в железах на второй-третий день рассасывания груди.

Многие народности спасают малышей, у которых погибла мать, зная об этом, — роль кормилицы берёт на себя бабушка или другая женщина.

Поэтому, ваш малыш должен высосать молозиво, появившись на свет.

2) Опыт Никитиных, Аршавского и многих их последователей показывает, что естественным и желательным для малыша фактором Среды является холодная вода с момента появления на свет.

Аршавский оздоравливал и ускорял развитие незрелых малышей просто тем, что, перед каждым кормлением, помещал их под ледяной кран на 5-10 секунд. Только после такой бодрящей процедуры малыш мог согреться и начинал есть.

Человек сохраняет сексуальную активность на протяжении всего года, и дети готовы родиться и в жару, и в дождь, и в снег.

Обмен веществ их в несколько раз выше, чем наш, и устойчивость к стрессовым факторам намного превышает нашу.

Холодная вода — включатель иммунитета.

В соответствии с главным законом, с каждым днём тепличной жизни, тело все больше «вянет», атрофируются его защитные механизмы.

Например, в первую неделю вы можете смело погружать малыша под воду, а уже через месяц, лицевой рефлекс исчезает и малыш может захлёбывать воду, кашлять и пугаться, и надо много терпения, чтобы научить его плавать и нырять.

Из этого, кстати, следует, что человек — существо, очень сродственное воде, и если находится в ней с рождения, легко делает её своей родной стихией, где быстрее развивается и оздоравливается, что убедительно доказал своими работами всемирно известный сейчас Б. Чарковский.

Обливайте малыша трижды в день холодной водой, делайте холодной водой все подмывания, и у вас не будет проблем с простудами, тонусом и активностью малыша.

Если есть возможность, купайтесь с ним в проруби или натирайтесь снегом. Однако, если вы уже кутаете малыша пару месяцев, и его иммунитет уже блокирован вашими усилиями, не удивляйтесь проблемам и своему ощущению их неизбежности.

3) Напомню, что пуповину нельзя трогать до тех пор, пока вся кровь из неё не перейдет в кровоток малыша.

4) Околоплодная слизь необходима и полезна малышу. Она должна впитаться в кожу в течение первых суток. Не надо специально купать и мыть его — в первые часы это, к тому же, очень болезненно. Вы ещё успеете помыться!

5) Ни в коем случае: не закапывайте в глаза, в нос малыша никаких медикаментов, особенно — борной кислоты. Ничем не смазывайте соски. Не применяйте никакой химии. Всё, что нужно, природа уже предусмотрела.

6) Наблюдения показывают, что послеродовые инъекции приносят сейчас больше вреда, чем пользы (см. книгу Никитиных). Если нет специальных показаний, не стоит лишний раз вызывать болевой шок, а потом бороться с диспептическими явлениями и поствакцинальными проявлениями заболевания, например, туберкулёза, проявляющимися в каждом 15-м случае.

Выводы.

Два первых дня — период максимальных адаптивных возможностей малыша. В эти дни надо успеть запустить все адаптивные механизмы.

Роды не являются непредсказуемым и болезненным процессом.

Смысл действий, при родах, состоит в максимальном ограждении от боли малыша и мамы, в максимальном невмешательстве в естественные механизмы и сроки этого процесса.

Не повторяйте ошибку родителей. Ваш малыш — человек. Он считает, что имеет все права человека.

Он прав. Вы — только создатель его тела. Душа у него своя, и вы можете только не мешать ей осваивать этот мир.

Глава 5. Грудничок. Ум.

И тут я начинаю осознавать, что практически пересказывая книгу Никитиных. Это действительно потрясающая книга, и без её детального изучения я просто «добром прошу» не браться за создание потомства.

Главная информация: малыш — самообучающаяся система, реализующая программу активного познания мира, он не нуждается ни в чём так сильно, как в свободе манипулирования, контакта и познания окружающего.

Самое большое удовольствие для малыша — новые ощущения, внешние и внутренние. Самое большое горе — ограничение ощущений и действий.

Что бы ни делал малыш, он познаёт. Что бы он ни делал, он просто развивается. У него нет другой задачи, у нас — другого желания. Он — всегда прав.

Он имеет право исследовать мир так, как он хочет и может. У него — свой путь и свой опыт. Опыт не бывает чужим (т. е., вашим). Не получив опыта, он не может и не должен иметь какие-то мнения.

Поэтому, «материнская любовь» (или отцовская), как система действий, способствующих жизни малыша, а не разрушающих её, сводится к следующему:



  • наблюдению, анализу результатов и познанию законов развития; 



  • созданию безопасной и разнообразной среды; 



  • представлению в этой среде полной свободы; 



  • обеспечению реальных (т. е., востребованных самим малышом) биологических потребностей и условий среды, поддерживающих его тонус и здоровье. 



Это — всё, что вы должны. Всё прочее может оказаться созиданием разрушения жизни вашего подопечного человека. Это так, хотя трудно смириться с этим.

А вот — то, что приносит определённый вред жизни малыша:



  • любые насильственные действия, вроде пеленания и кормления по режиму; 



  • решение за малыша, что для него лучше, вместо наблюдения за реакцией; 



  • попытки ограничить действия малыша вместо приспособления среды к нему; 



  • попытки добиваться послушания, сна, «смирности», с целью делать свои дела; 



  • тревога за будущий «моральный облик» и попытки «воспитывать»; 



  • проявление страха, тревоги, гордости, показной нежности и других реактивных эмоций, не приносящих удовольствия малышу, вместо нужных ему действий.  



Видите? Начинать надо с себя!

Когда человек уже родился, — если, конечно, вы не претендуете на дианетически идеальное вынашивание — поздно в нём что-то менять: реактивный банк его уже загружен вами, и он запрограммирован, так или иначе, относиться к определённым вашим проявлениям, поведению, тону, словам, жестам.

Вы сами, своими действиями, которые не осознавали, заложили эту программу. Теперь вам остаётся только спокойно воспринимать эти реакции — они уже есть, и это просто ваша реальность.

Именно потому, что ваш реактивный банк так же заполнен, эти реакции — плач, сопротивление и т. д. — будут вызывать у вас сильное раздражение и отчаянье.

Но именно такая ваша реакция и есть рестимулятор для записей малыша, включатель его реактивного банка, напоминатель о болях и страхе, и, проявляя своё нетерпение, вы обнажаете вашу вражескую половину в его подсознании и так подавляете его.

Ваша задача — «...обнажить дружескую половину?» — догадались вы.

Представьте, и не это, хотя, это — так естественно для наших представлений о духовности. Конечно, это лучше, чем подавлять.

Но, помните — если ваша любовь имеет оттенок навязчивости, или если вы бурно проявляете её, когда малыш в беде, вы сделаете его реактивно зависимым от вас, а это просто другая сторона неразумия, аберрация ума, такая же вредоносная для жизни, как и агрессия.

Записав вас, как сочувствующего или защитника, тело ребёнка начнёт болеть для вас. Боль была причиной сочувствия, значит, она ценна для выживания.

Поняли? Так работает реактивный ум. Если вы любите выражать своё сочувствие, человек будет болеть просто потому, что вы — рядом.

Более того, он будет болеть рядом с кем-то, похожим на вас (чаще всего, это люди, к которым мы чувствуем влюблённость и женимся на них).

Это — непривычно и невероятно, но точно известно: все психосоматические болезни — ни что иное, как воспроизведение соматики (болевых ощущений и нарушений тела) записей сочувствия или защиты.

При нахождении и стирании этих моментов сочувствия, соответствующее расстройство исчезает за одну-две недели и никогда больше не появляется: тело не делает себе вреда, если он не ценен для выживания, как способ вызвать сочувствие.

Хорошо, подавлять нельзя, сочувствовать — тоже нельзя, что же делать?!

Помогать делом, а не словом и эмоциями. Это — труднее всего. Быть: а) интересной средой для развития; б) примером для подражания.

Недаром больше всего в Индии ценились немые гуру. Аналитический ум оперирует только результатами действий. Человек учится не тому, что мы говорим, а тому, что мы делаем.

Можно уверенно сказать, что для нас, простых аберрированных, слова являются инструментом подавления. Сколько тиранов процветают, благодаря словам!

Представьте, как было бы всё просто, если мы бы молча делали. Оглянитесь: именно таких людей мы ценим больше всего. Прекрасные книжки о разумности жизни с детьми пишет Рут Миншулл («Чудеса за завтраком»).

Короче говоря, наш собственный потолок неразумности является первым потолком, о который разбивают лбы, поднимаясь, наши дети, и эти удары они начинают испытывать с пелёнок.

Однако, мы можем во многом избежать этого, если заранее приготовим дом, вещи и свой ум к появлению малыша.

Мы избежим многих бед, если усвоим: уступая, мы учим уступать. Общаясь, учим общаться. Уважая, учим уважать. Работая, учим работать. Интересуясь жизнью, учим тому, что мир интересен.

Объясняя, что сын не прав, учим читать нотации. Ругая, учим ругать. Тревожась, учим бояться. Требуя уважения, учим подавлять. Требуя сочувствия, заставляем бежать из дома.

Живя своей интересной, счастливой жизнью, мы этому учим и ребёнка.

1) Основа развития — отсутствие рестимуляции, подавления, насилия, ограничений, навязчивого беспокойства и сочувствия, отсутствие низких тонов (ниже антагонизма).

Внедряйте в жизнь всё, что повышает тон малыша. Исключайте всё, что понижает тон малыша, будь это даже кормление, накрывание одеялом, взятие на руки или что угодно.

Обеспечьте малышу возможность самому регулировать факторы выживания, наблюдая за ним и сдерживая ваш страх и привычки.

2) Свобода ощущать и исследовать.

С первых дней жизни в биосфере, у любого живого существа включается и долгое время является доминирующей программа исследования и самообучения.

Последние исследования в саентологии показали, что, кроме самообучения, никакого другого обучения и не существует, но это — особая, педагогическая тема.

Л. С. Выготский, исследуя процесс освоения реальности, выделил три фазы освоения: манипулирование, опредмечивание и коммуникация, что значит: чувственное исследование, затем — осмысление назначения и использование (вещь становится предметом) и затем — использование для самовыражения, т. е., с целью коммуникации. И это также — серьёзная педагогическая тема.

Чувственное исследование, или манипулирование — важнейшая фаза освоения мира. Она начинается с момента рождения и продолжается примерно до 2-2,5 лет, особенно бурно проявляясь в 0,5-1,5 лет.

Малыш всё трогает, нюхает, тянет в рот, пробует гнуть, стучать, класть и т. д. Это он учится исследовать. Далее, он учится применять вещи. Глядя на нас (а не слушая).

Без преувеличения можно сказать, что умение исследовать и умение опредмечивать — самые главные для жизни умения человека.

Тот, кто умеет активно исследовать и понимать, умеет жить; он будет удачлив, умел и активен.

Однако, как в ранневозрастном воспитании, так и в более поздних педагогических режимах, происходит последовательное и целенаправленное разрушение, блокирование именно этих способностей.

«Нельзя!» — означает: «Я не хочу, чтобы ты исследовал или делал то, что тебе нравится».

Сначала мы не подпускаем малыша к вещам — они хрупки или опасны, потом не подпускаем к знаниям, подсовывая вместо них учителя (а это — не одно и то же!), затем, не подпускаем к работе и заработку, а потом упрекаем за равнодушие и безинициативность.

Мы активно вгоняем малыша в апатию, сажая его в манеж. Затем, мы, в том же духе, до 18 лет формируем у человека убеждение, что этот мир с удовольствием обошёлся бы без него.

При этом, декларируем мы прямо противоположные, очень красивые вещи. Это — очень смешно со стороны.

Но я увлёкся, а вы давно поняли, что я хотел сказать.

Шесть месяцев, за 3 — до, и 3 — после рождения, мозг малыша растёт с огромной скоростью: каждую минуту появляется 250 тысяч новых нейронов.

Затем, под воздействием сенсорной нагрузки, формируются ассоциативные зоны коры больших полушарий — инструмент разума.

Чем больше информации поступает через органы чувств в первый год жизни, тем мощнее и функциональнее будет ум.

Чем меньше запретов, тем увереннее человек будет осваивать этот мир. Поэтому, создайте обстановку, исключающую запреты.

Приготовьте дом заранее: наделайте полок и уберите туда всё хрупкое и опасное — острое, мелкое, химическое и т. д. — так вы исключите нанесение вреда и малышу, и вещам.

Малыш должен быть полным хозяином во всей квартире. Посуда, обувь, одежда, ящики тумбочек, стулья и прочие вещи на год призываются в армию материала для свободного манипулирования.

Приносите в дом муз. инструменты, разные интересные вещи — например, камни, коряжки, шишки — для ознакомления. Таскайте малыша с собой по улицам, на дачу, в лес.

Ему доставляет огромное удовольствие исследовать всё, чего он раньше не встречал. Не бойтесь, если он тянет в рот ботинки или веточки: его иммунитет, при активном исследовании, очень высок, и это не причинит ему никакого вреда.

3) Свобода помогать.

Никитины пишут, что малыши предпочитают игрушкам реальные предметы домашнего обихода. Это — важный момент.

Здесь также явно видно наше реактивное нежелание принять детей в наш мир — отделить свой мир от их мира.

Они не проводят такого разделения, и очень интересуются реальными вещами нашего мира — общего, единого мира людей.

Мы же, создаём для них отдельный мир — мир игрушек. Мы считаем детей идиотиками и стремимся окружить их очень глупыми вещами — муляжами, которые нельзя применить. Большинство игрушек — муляжи, не подлежащие опредмечиванию.

Представьте себе, что вы попали в мир вещей, которые нельзя применить: целая мастерская пластмассовых станков и инструментов, крохотная посуда, резиновые телефоны и компьютеры.

Теперь представьте, что некие живущие рядом существа, похожие на вас, пользуются нормальными вещами, а на вас смотрят с улыбкой, но каждый раз подсовывают вам муляжи.

Что бы вы решили? Что вы — не нужны им!

В мастерской Никитиных, специально расположенной почти на полу, малыши возятся, едва научившись стоять. Они пытаются помогать вам.

С самого начала малыш помогает вам, чем может: сначала улыбается, потом — танцует, поёт, приносит разные предметы и подаёт вам, позже — крутится возле вас на кухне и пытается подражать вам.

Он помогает вам, он заботится о вас.

Можете не делать ничего другого, кроме как с энтузиазмом принимать эту помощь, и вы получите активного, созидательного человека.

Можете делать всё, кроме этого, и вы получите одинокого, убеждённого в своей ненужности и, как следствие, асоциального и больного человека, — такого, как большинство из нас (Р. Хаббард).

Вывод из пунктов 2 и 3: ребёнок, с момента появления на свет, — настоящий, нормальный человек. Такой же, как и мы, только ещё маленький.

Мир, создаваемый для него, должен быть работающим миром, просто — меньшего размера. Но в целом, ему вполне годится наш мир — мир реальных предметов.

4) Самостоятельность опыта.

Представим себе волчонка, которого год обучали по книгам, не выпуская их из норы, а потом выдали диплом «Специалист по жизни в лесу» и выпустили в лес.

Что с ним будет? Он начнёт учиться всему с нуля, набивая массу шишек, испытывая разочарования и проклиная учёбу. Это происходит со всеми нами.

Никитины заметили, что надо не ограждать малыша от опасностей, а создавать ситуацию приобретения личного опыта, опыта избегания или опыта преодоления.

Вот малыш тянет со стола миску с водой: пусть обольётся, зато, с этого момента он будет внимательно относиться к мискам, стоящим на столе.

А если это — кастрюля с горячей водой или супом? Быстро замените её другой кастрюлей.

Всегда можно дать что-то взамен, но не надо отнимать или запрещать: в другой раз малыш сам доберётся — без вас, т. к. вы помешали исследовать неисследованное.

Исследовать — природная функция малыша, в соответствии с которой, не должно остаться ничего неисследованного.

То же — с собственным телом. Вот он лезет на этажерку (кстати, по определению, если возможно туда залезть, значит это можно, и все предметы оттуда убраны).

Подстрахуйте, но не вмешивайтесь. Вот, он залез. Это — достижение, и можете его поздравить!

Вот он хочет слезть, и вы сняли его. Чему он научился? Тому, что произошло: лазить за этажерку здорово, а мама нужна для того, чтобы «слезать».

Разумнее было бы предоставить ему решать и проблемы слезания.

Оказалось, что если не поддерживать малыша, который учится ходить, он сначала «научивается» безопасно падать — на руки, или садится на попку.

Далее:

 

11.14. Облысение (алопеция)Гомеопатическое лечение..

82. Хронические заразные заболевания.

Употребление клетчатки..

Стадия вторая, или внимание - фиброзное кольцо.

Аменорея.

Хроническая ишемическая болезнь сердца.

Глава 8 Психодиагностика индивидуального сознания.

 

Главная >  Публикации 


0.0126