Главная >  Публикации 

 

Отек мозга (гидроцефалия)



Вместо того чтобы иммунизировать организм вакцинами, вместо того чтобы понижать температуру антибиотиками, надо прежде всего-освободить организм от венозного застоя гидротерапевтическими приемами (горячими обертываниями и гаммой ванн). Тепло, подносимое обертываниями и ваннами, вызывает открытие бесчисленных закрытых кожных капилляров, освобождает организм от венозного застоя, уничтожает микробную флору, вызывает распад некротических очагов и выведение их продуктов. Фагоциты, агглютинины, лизины, всегда присутствующие в плазме крови, обеспечивают ее полное очищение, как и очищение лимфы и других жидкостей организма.

Несмотря на нашу более чем 60-летнюю медицинскую практику в пяти странах Европы, несмотря на 40-летние гистологические и клинические изыскания, мы не без основания предвидим, что наши концепции будут приняты как не имеющая большой цены ересь, предложенная дилетантом-фантастом. Тем не менее мы хотим представить нашим будущим критикам некоторые доказательства, собранные во всемирной научной литературе.

Предлагаю ознакомиться с выдающимся "Трактатом по патологической анатомии" проф. Л.Ашоффа: "После глубокого изучения венозного застоя мы нашли различные соотношения между венозным застоем и инфекцией. Факторы, вызывающие большой венозный застой, порождают инфекцию; трудно установить границу между инфекцией и венозным застоем" (Aschoff, 1923, с. 44). Это робкое утверждение, напечатанное мелким шрифтом, трудно отыскать на 2000 страницах обширного трактата.

Венозный застой всегда сопровождается уменьшением объема артериальной крови и резким уменьшением притока кислорода. Общая гипоксемия сокращает энергетический баланс организма, замедляет все биохимические реакции. В легких гипоксемия сопровождается увеличением углекислоты. Стенки вен расширяются и теряют свою эластичность, коронарные артерии не получают достаточного количества кислорода, так же как и клетки миокарда и эндокарда. Если состояние гипоксемии продолжается долго, то может развиться миокардит, эндокардит, инфаркт миокарда.

Венозный застой в полости живота сопровождается анемией мозга. Он наблюдается при перитоните у хронических алкоголиков. Венозный застой замедляется вследствие сдавливания в случаях опухолей, цирроза печени, гнойного или серозного плеврита, при пороках сердечных клапанов. Это объясняется тем, что венозная циркуляция стимулируется сердечными систолами и диастолами, движением диафрагмы, а также венозными клапанами.

Неподвижность грудной клетки (болезнь Мари Бехтеревой), перикардит, увеличивая венозный застой, сопровождается понижением артериального давления крови, слабостью и резким похудением брюшной мускулатуры. Длительный венозный застой вызывает утолщение эндотелия капилляров, разрастание соединительной ткани. Последняя, образуя рубцы в разных органах, вытесняет или заменяет специализированные клетки. В зависимости от места поражения это приводит: в почках - к нефросклерозу, в легких - к пневмосклерозу, в головном и спинном мозгу - к рассеянному склерозу, в коже - к склеродермии, в печени - к циррозу.

После перевязки языка у лабораторных животных в первой фазе наблюдается замедление кровотока с последующим диапедезом (выходом эритроцитов в межклеточные пространства через эндотелий капилляров). Такое же явление наблюдается в любой части организма подопытных животных, если исследуемый участок подвергается охлаждению до температуры -7 °С или перегреванию при температуре +46 °С. При экспериментальном продлении венозного застоя во второй фазе отмечаются многочисленные точечные кровоизлияния, за которыми следует образование некротических очагов. После появления некротических очагов широко открываются ворота для вторжения и размножения микробов.

А теперь разрешите представить другие свидетельства крупных ученых и исследователей, работы которых опубликованы в научной периодике. Преобладающее значение объема жидкостей в человеческом организме, их роль в устойчивости анатомических структур, в равновесии и ритме всех функций организма были уже предугаданы выдающимся патологом Конгеймом (Cohnheim, 1877). Идеи Конгей-ма были разработаны и расширены проф. Грегорачи (Gregoraci, 1927), который считал, что микробы, постоянно находящиеся в пазухах носа, во рту, в горле, на коже, не проявляются и не размножаются до тех пор, пока клетки, ткани, органы не подвергнутся предварительному распаду. Проф. Виллеман (Villemain), цитируемый Грегорачи, отмечал, что наши терапевтические и профилактические усилия должны быть ориентированы в двух направлениях:

1) уменьшить вирулентность микробов и их размножение; 2) усилить сопротивляемость организма.

Проф. Воес (Woes), также цитируемый Грегорачи, представил большое количество случаев самовыздоровления от кавернозного туберкулеза. Проф. Биллрот (Billroth), знаменитый венский хирург, был убежден, что сами по себе микробы не обладают достаточной жизненной энергией, чтобы разрушить нормальную ткань. Здесь мне хотелось бы выразить глубокую благодарность моему большому другу, неутомимому исследователю доктору Манчини (Mancini), обратившему мое внимание на прекрасную работу проф. Грегорачи. Эта посмертная встреча очень помогла мне и способствовала в моих усилиях подвергнуть холодному анализу такие жгучие проблемы.

Доктор Ренэ Дюбо (Dubos, 1961), проживающий в США, опубликовал замечательную работу "Мираж здоровья", характеризуемую обширнейшей эрудицией и удивительной ясностью ума. Познакомим читателя с его основными идеями. Он считал, что как только современной медицине удается уничтожить одну форму болезни, немедленно другая болезнь заступает ее место. Не существует болезни, которая могла бы быть вызвана микробом: это не палочка Коха была возбудителем прогрессивного распространения туберкулеза в XIX в. Эпидемия туберкулеза, свирепствовавшая в Европе в XIX столетии, была лишь следствием социальной трагедии, вызванной индустриальной революцией: массовое переселение из деревень в индустриальные центры, где рабочие селились в городских трущобах, жили и работали в ужаснейших условиях... Рабочие проводили долгие часы изнурительного труда в удушающей атмосфере угольных шахт... Эксплуатировался детский труд..., питание в городах было плохое.

Отсутствие даже самых примитивных гигиенических условий, недостаточность питания, отсутствие солнца и света создавали комплекс факторов, в тысячи раз более губительных, чем бацилла туберкулеза. Животный организм, как и организм человека, даже самый здоровый, всегда является носителем вирусов и микробов. Уничтожая опасные микробы, уничтожают в то же время и микроорганизмы, охраняющие наше здоровье. Борьба с микробами приводит к уничтожению полезной микробной флоры кишечника.

Эпидемии проказы, сыпного тифа, чумы исчезли в Западной Европе до появления микробиологии. В 1960 г. в США, несмотря на высокий уровень жизни, каждый житель тратил 10 % своего заработка на лечение. Там даже на улице можно было купить в автомате за 5 центов возбуждающие или успокаивающие лекарства, часто очень ядовитые.

Четверть населения США пытается ежегодно в течение двух-трех месяцев осуществить психический отдых и восстановить умственное равновесие в психиатрических больницах.

Лабораторные животные, воспитанные в абсолютно стерильных условиях, гибнут все без исключения, вступая в контакт с микробами, существующими в нормальной среде. Эти животные теряют способность реагировать на инфекцию мобилизацией всех своих защитных реакций, в противовес животным, привыкшим жить в условиях симбиоза с микробами.

Отсюда можно сделать заключение о том, что необходимо соприкосновение с микробами для адаптации к неизбежному симбиозу. Антибиотики, уничтожая определенную расу микроорганизмов, создают благоприятные биологические условия для развития других видов микробов. Микробиология становится в своей крайности микромифологией!

Пастер в последние годы жизни утверждал, что степень сопротивляемости человеческого организма зависит от его наследственности, от его питания, от социальной среды, окружающей его, от климата, а также от его психического состояния. Пастер рассматривал микроб как один из факторов среди многих других, способных вызвать инфекцию.

В то время, когда Роберт Кох опубликовал свой знаменитый доклад о бацилле туберкулеза, почти все жители городов Западной Европы являлись ее носителями, но лишь минимальный процент населения был поражен в той или иной форме клиническим туберкулезом.

В 1900 г. знаменитый гигиенист Петтенкофер в Баварии и не менее знаменитый Мечников во Франции, а также их ученики решили, рискуя собственной жизнью, провести своеобразный опыт. Они проглотили культуры вибрионов холеры, взятых из кишок больных, погибших от холеры. В экскрементах (испражнениях) этих ученых было найдено огромное количество холерных вибрионов, кое у кого из экспериментаторов появился легкий понос, но проглоченные микроорганизмы не вызвали ни одного случая заболевания холерой.

После Петтенкофера, Мечникова и их учеников нашлись другие, очень смелые экспериментаторы, глотавшие миллиарды бацилл дизентерии в условиях, способствовавших развитию инфекции. Для увеличения шанса заболевания дошли даже до того, что глотали облатки с испражнениями больных тяжелой формой бациллярной дизентерии. Большинство из них не испытало даже малейшего недомогания.

В течение зимы 1952-1953 гг. 4 дня туманов в Лондоне повлекли за собой смерть 5000 больных. По нашему мнению, эта чрезвычайная смертность была вызвана резким понижением объема кислорода в атмосфере и скоплением радиоактивных частичек в воздухе.

Дорогие читатели, прочитайте захватывающую книгу доктора Дюбо, На с. 130 и 132 вы найдете его размышления о "магическом действии" современных медикаментов. Дюбо объясняет экспансию антибиотиков, успокоительных и стимулирующих средств "коллективной истерией" врачей и пациентов.

Мы не отрицаем полезность антибиотиков при лечении менингита, но мы утверждаем, что большинство инфекционных и хронических болезней поддаются лечению без осложнений методами бальнеотерапии. В случаях хронических заболеваний современные медикаменты являются лишь моральным утешением, оплачиваемым последующими осложнениями болезни.

Большие эпидемии прошлого были вызваны отсутствием гигиены, они исчезали сами по себе без медикаментов и лечения, по мере того как улучшался жизненный уровень. В настоящее время мы являемся свидетелями увеличения сердечно-сосудистых и мозговых заболеваний, злокачественных опухолей; число умственно отсталых детей увеличивается в катастрофических пропорциях во всех цивилизованных странах.

Ссылки на работы ряда ученых, разделяющих наши взгляды на ту роль, которую играет венозный застой в случаях развития различных инфекций, могут быть дополнены наблюдениями, собранными в стрессовых условиях: не в спокойной обстановке какой-нибудь лаборатории или в факультетской клинике, а в чистилище многочисленных концентрационных лагерей гитлеровской Германии.

В 1958 г. проф. Шарль Рише (Richet), член Медицинской академии Франции и доктор Мане (Mans), генеральный инспектор здравоохранения, член Медицинской академии опубликовали работу под названием "Патология пленников гитлеровских застенков". Эти два знаменитых автора разделили судьбу миллионов интернированных, приговоренных к медленной смерти, к беспрерывным притеснениям и пыткам. Несмотря на ужасные условия жизни, эти два исследователя сохранили ясность мысли для наблюдений, регистрации всего, что происходило вокруг них и в конечном итоге пришли к ценным научным заключениям.

В частности, они отметили влияние охлаждения и переохлаждения на развитие многих неинфекционных и инфекционных заболеваний. Так, на с. 36 можно прочитать: "Холод также был одним из наших злейших врагов, и от ноября до апреля большинство заключенных ни на час не имели возможности согреться, даже ночью". И далее на с. 38: "Итак, холод является важнейшей, даже решающей причиной возникновения огромного количества инфекций, в том числе пневмонии, плеврита, рожистого воспаления, нефрита".

А какие последствия вызывает длительное охлаждение? Венозный застой! А каковы последствия венозного застоя?

1) Значительное увеличение углекислоты в венозной крови; 2) увеличение объема венозной крови и сокращение объема артериальной крови; 3) сокращение количества кислорода в клетках, в тканях, во всех органах и увеличение объема углекислоты во всем организме. Это гипоксемия и интоксикация слишком большим количеством углекислоты.

Размножение и вторжение микробов, нормально живущих в дыхательных путях и на коже, становятся возможными лишь при определенной стадии гипоксемии и определенной степени отравления углекислотой. Микробы атакуют лишь пораженные или мертвые участки. Мы выделяем только одно исключение для возникновения малярии и сифилиса. К этому вопросу мы специально вернемся в дальнейшем.

Как организовать мероприятия по борьбе с венозным застоем? Грелка на область печени уменьшает венозный застой в печени и во всей территории, орошаемой воротной веной. В случае цирроза печени надо придерживаться фруктово-овощной диеты, каждые два месяца ставить пиявки на область печени. Горячие обертывания грудной клетки уменьшают или снимают венозный застой в легких, в плевре, в миокарде. Гамма гипертермических ванн (никогда не превышая 42 °С) является действенным средством для уменьшения общего и местного венозного застоя.

Мы наблюдаем в настоящее время преобладание следующих заболеваний: грипп, ставший пандемией, хронический бронхит, бронхиальная астма, пневмосклероз, нефросклероз, инфаркт миокарда, инсульт, профессиональный дерматит, экзема, различные опухоли (рак), почечная недостаточность. Во Франции 1.5 млн отсталых детей, состояние которых может быть улучшено. Можно добиться выздоровления миллионов больных, не прибегая к современным медикаментам, к операциям.

Сколько здоровых детей имеют в полости рта и глотке бациллы дифтерита, у скольких здоровых детей можно обнаружить бациллы брюшного тифа и дизентерии в желчном пузыре! Микробиологи окрестили этих субъектов "бациллоносителями". Даже не ставится вопрос о физиологических механизмах этого любопытного явления. Нужно ли заключить, что "бациллы научного любопытства" недостаточно заразны и не поражают бактериологов?

Нельзя забывать, что без микробов, фиксирующих азот на корнях растений, жизнь растений и жизнь животных была бы невозможна; что определенная раса микробов должна рассматриваться в качестве хранителей источников жизни на Земле.

Инкубационный период принято считать за первую фазу инфекционного заболевания. Для меня - это степень предшествующей усталости, сопровождаемой уменьшением кислородного снабжения в комбинации со скоплением вредных субстанций в жидкостях организма, провоцирующих повреждение клеток и "призывающих" микробы явиться уже в роли могильщиков. Огромное количество клеток погибает, причем их микротрупы в процессе распада увеличивают количество белковых токсинов именно в этот-то момент микробы всегда находятся в организме и начинают размножаться. И тем не менее очень много болезненных состояний развиваются без какого бы то ни было микробного вмешательства. А именно: серия сердечно-сосудистых заболеваний, почти все заболевания мозга, невриты и невралгии, астма, базедова болезнь (тиреотоксикоз), эпилепсия, глаукома, катаракта и др.

Исход каждой инфекции решается уже во время инкубации. Если предварительная усталость незначительна, инфекция не проявится; если степень предварительной усталости клеток, тканей и органов не слишком велика - больной выздоровеет; если же накопившаяся усталость слишком велика - больной умрет.

Микробы, спокойно обитающие в организме человека, проникают в кровь, разносятся кровотоком и могут зафиксироваться и размножаться лишь в предварительно утомленных органах. Изменения, которые наблюдаются в лимфатических сосудах, появление характерных пленок на миндалинах в горле при дифтерии, гепатизация легочной ткани во время пневмонии - все это не является результатом деятельности микробов, это - результат действия защитных сил организма. Это - фиксация микробов в лимфатических сосудах, например при тифе, это - разрастание волокнистых нитей, вызывающих уплотнение легочной ткани во время пневмонии, такая же фиксация микробов выявляется на пленках при дифтерите.

Наблюдая более 50 лет в различных больницах и клиниках медицинского факультета развитие инфекционных заболеваний, сопоставляя истории болезни с данными патологоанатомического заключения, мы начали собирать литературу, документирующую роль физиологической и патологической усталости.

Можно утверждать, что роль усталости абсолютно игнорируется в патогенезе инфекционных болезней.

Чередование периодов повышенной температуры с периодами ее нормализации не получило приемлемого объяснения. Открытие пневмококка не внесло ничего нового в объяснение пневмонии. Как в течение нескольких часов происходит опеченение легкого и как затем через 7, 9 или 11 дней неожиданно наступает массивное "оттаивание" легких, как альвеолы, бронхиолы и бронхи за 3-4 ч освобождаются от волокон фибрина и дают возможность больному легко дышать? Клиника и бактериология безмолвствуют.

Один и тот же микроб провоцирует разные болезни. Можно ли говорить о микробной специфике, если один и тот же микроорганизм способен вызвать септицемию (часто смертельную) или маленький фурункул, вылечиваемый за несколько дней?

Каждая чрезмерная усталость вызывает венозный застой. Каждый венозный застой открывает ворога инфекции. Дайте отстояться простой воде в бутылке в течение 15 дней, на ее поверхности появится пленка плесени. Если эту плесень положить под микроскоп, то можно увидеть многочисленную микробную флору.

То же явление, безусловно, - следствие венозного застоя. Полный венозный застой обнаруживается только на трупах. Местный, ограниченный застой совместим с жизнью, но замедление венозного потока предрасполагает к инфекции.

Эволюция каждой болезни разворачивается как фильм: на экране появляются меняющиеся пейзажи, т.е. многочисленные превращения, которым подвергаются клетки и ткани. Эти превращения не могут быть объяснены только одной причиной - бактерией или вирусом. Такому биологическому унитаризму не должно быть места ни в клинике, ни в патологии.

Лечащим врачам терапия различных инфекционных заболеваний диктуется микробиологами. Клиника приняла это положение со странным легкомыслием. Время от времени раздаются робкие протесты клиницистов, предостерегающих об опасности новых медикаментов. Большинство же врачей послушно следуют предписаниям бактериологов и биохимиков. Последние обладают обширнейшими познаниями в области лабораторных реакций подопытных животных. Различные бациллы прививаются в больших дозах кроликам, собакам и крысам, которые живут, питаются в условиях, немыслимых для организма человека. Обладая весьма посредственными клиническими знаниями, бактериологи, тем не менее, предписывают клинике терапию.

Мыслимо ли предложить историку, даже весьма знаменитому в своей области, вести занятия по астрономии?

Отек мозга (гидроцефалия)

Отек мозга часто наблюдается у детей дошкольного возраста. Если у ребенка 3-4 лет вы констатируете объем суточного количества мочи, не превышающий 200-300 мл, вместо 800 мл (нормальное выделение), если вы найдете припухлость лодыжек и тыльной поверхности руки и пальцев, если маленький больной месяцами, годами кричит по ночам, лишая отдыха всех членов семьи, если в то же время вы установите очень слабое дыхание в легких, перед вами будет случай патологического переполнения черепной коробки застоявшейся жидкостью, сдавливающей мозговые оболочки и мозг.

Если ритм дыхания прерывистый, это показывает сдавление продолговатого мозга и дыхательных центров. Этиологией почти всегда является болезнь почек у матери в период беременности, отравление плода во время внутриутробной жизни интоксицированной кровью матери. Лечение: пиявки за уши каждые 2 мес, фруктово-овощная диета, горячие обертывания грудной клетки, ванны с настоем сена, 3/4 л молока в день.

Далее:

 

7. Психологические принципы профилактики раннего алкоголизма.

Глава 2 Физиология микроорганизмов.

Судебномедицинская документация..

Глава 9. О великих теориях: Ж. Пиаже и Л. С. Выгодский.

Егор. Высвобождение. Наслаждение.

Поражения зажигательными смесями..

Очерк психоанализа и аналитической психотерапии (А. Хайгл-эверс, Ф. С. Хайгл, Ю. Отт).

 

Главная >  Публикации 


0.0007