Главная >  Публикации 

 

Глава VIII. Снабжение нервами сосудов мягкой мозговой оболочки мозга



Имеющиеся в нашем распоряжении данные показывают, что сдав-ление этого образования при увеличении внутричерепного давления повышает эндолимфатическое давление во внутреннем ухе, которое в свою очередь вызывает раздражение нейроэпителия мешочков и полукружных каналов. Раздражение же последнего влечет за собой падение кровяного давления, локальное расширение сосудов лобной области (Б. Н. Клосовский, Н. В. Семенов, 1947).

Не существует в настоящее время также ясности в вопросе о характере рефлекторных влияний на давление и дыхание со стороны твердой мозговой оболочки.

Предстоит еще решить, являются ли эти рефлексы тоническими или они носят кратковременный характер и прекращаются, прежде чем выключается раздражение.

В случаях опухолей мозга или при наличии окклюзионной гидроцефалии имеет место резкое повышение внутричерепного давления. Однако, несмотря на длительное раздражение (давлением) твердой мозговой оболочки, не наблюдается понижения общего кровяного давления. Принимая во внимание тот факт, что как опухольный процесс, так и гидроцефалия развиваются сравнительно медленно, нельзя исключить возможность приспособления интерорецепторов твердой мозговой оболочки к постепенно нарастающему давлению. Следовательно, имеющиеся в настоящее время клинические и экспериментальные данные не дают пока права отнести рефлексы с твердой мозговой оболочки к категории тонических или кратковременных. Таким образом, вопрос о том или ином характере этих рефлексов требует дальнейшего исследования.

Помимо обнаруженных рефлекторных влияний на кровяное давление с твердой мозговой оболочки, имеются указания о существовании подобного рода рефлексов со стороны средней артерии твердой мозговой оболочки, являющейся главной магистралью, питающей эту оболочку. Так, например, Шнейдер (Schneider, 1934) считает, что основным раздражителем при этом является падение давления в артерии и ее разветвлениях. Падение давления в средней артерии твердой мозговой оболочки рефлекторно вызывает увеличение скорости тока крови во внутренней сонной артерии.

Согласно данным авторов, описавших эти рефлексы, путь эфферентной части рефлекторной дуги проходит от средней артерии твердой мозговой оболочки, через бульбарную часть мозга и направляется к сосудам мозга и в основном к внутренней сонной артерии.

Открытие рефлексов от средней артерии твердой мозговой оболочки вызывало многочисленные попытки проверить полученные данные. Результатом повторных экспериментов явилось большое сомнение в факте существования описываемого рефлекса. Лишь немногие исследователи присоединились к мнению Шнейдера, тогда как большинство не смогло подтвердить результаты его опытов. Полученный Шнейдером эффект, например, сводили всецело к гидродинамическим изменениям, наступающим в системе артерий, снабжающих мозг. Букерт и Гейманс показали, что в своих экспериментах Шнейдер не учитывал существования крупного артериального анастомоза между верхнечелюстной артерией (ветвью наружной сонной артерии) и внутренней сонной артерией (рис. 109). Закрытие наружной сонной или верхнечелюстной артерии ведет к уменьшению давления крови в области виллизиева круга, что в силу гидродинамических условий вызывает усиление тока крови по внутренней сонной артерии. Точно так же при закрытии нескольких артерий, снабжающих бульбарные центры, Гольвицер-Майер и Экарт наблюдали увеличение тока крови в других артериях, по которым кровь поступает в виллизиев круг.

Кроме того, в нейрохирургической практике почти при каждой операции на полушариях головного мозга средняя менингеальная артерия не только перевязывается у своего основания, но часто на время операции вырезается лоскут твердой мозговой оболочки в области разветвления этой артерии. Наблюдение за изменением кровяного давления в этих условиях не дает никаких оснований для подтверждения существования рефлекса Шнейдера.

Таким образом, рефлекторное влияние на кровяное давление может считаться установленным лишь со стороны твердой мозговой оболочки, тогда как возможность рефлекса со средней артерии твердой мозговой оболочки продолжает оставаться сомнительной.

Глава VIII. Снабжение нервами сосудов мягкой мозговой оболочки мозга

Нервные волокна, идущие к сосудам мягкой мозговой оболочки и мозга, берут свое начало в двух источниках.

Первым является симпатическое сплетение внутренней сонной и позвоночной артерии.

Видимое невооруженным глазом сплетение нервных волокон, располагающееся на внутренней сонной артерии, было установлено еще в первой половине XVIII века. Однако единственный известный исследователям того времени метод анатомической препаровки давал возможность получить лишь общие представления о ходе и положении нервных стволов и их крупных подразделений в обнаруженном ими сплетении.

Работы последующего столетия, выполнявшиеся тем же способом, но усовершенствованным уже предварительной обработкой препаратов различными веществами и главным образом кислотами (уксусной, азотной), позволяли установить детально как расположение отдельных нервных стволов в сплетении, так и связь его с симпатическим нервным стволом.

Макроскопическое изучение нервов на внутренней сонной артерии и ее ветвях было дополнено затем микроскопическим исследованием тех же нервов, отпрепарованных после предварительной протравы с последующим окрашиванием (Белоусов, В. П. Воробьев, Кондратьев, Михайлов, Соколов и др.).

Тем не менее значительное усовершенствование методов не привело к накоплению достаточного количества фактов, на основании которых можно было бы сказать, что вопрос об иннервации сосудов мозга даже в той части, которая касается нервных сплетений на крупных артериях, снабжающих его кровью, решен полностью.

В литературе нет указаний на существование точных и прочно уста-новленных фактов, объясняющих происхождение того большого количества нервных волокон, которое можно наблюдать на сонных и позвоночных артериях. Еще в меньшей степени выяснено взаимодействие нервных стволов и волокон, входящих в состав сплетения с сосудистой стенкой, на которой они располагаются. До самого последнего времени не существовало подробного описания даже чисто анатомического распределения нервных стволов в сплетениях, располагающихся на артериях, подводящих кровь к мозгу, а также на сосудах основания головного мозга и их главных ветвях.

Опубликованная в 1948 г. работа А. С. Цветкова дает уже более детальное описание формы сплетений на внутричерепных отделах сонной и позвоночной артерии, а также на их основных ветвях вплоть до деления последних в мягкой мозговой оболочке.

Эта работа представляет собой наиболее полное и детальное описание сплетений по сравнению с предыдущими работами. В дальнейшем при рассмотрении морфологии и анатомии сплетений мы будет поэтому основываться на данных, сообщенных А. С. Цветковым.

Преганглионарные во локна симпатической при роды для сосудов головы и шеи отходят от клеток бокового рога спинного мозга на уровне С8 и T1-3 (рис. 120), направляются в звездчатый узел и верх ний шейный симпатиче ский узел, на клетках ко торых они частично окан чиваются. Таким образом, крупный нервный ствол, отходящий от верхнего полюса верхнего шейного симпатического узла, Рис. 120. Схема симпатической и парасимпатической иннервации сосудов мозга.

включает в свой состав часть постганглионарных и часть преганглионарных волокон. Нервный ствол п. caroticus internus идет вместе с внутренней сонной артерией по каналу внутренней сонной артерии. Вместе с названной артерией п. caroticus internus входит в полость черепа, где ветвится на 1—3 ветви, которые являются основными стволами образующегося сплетения внутренней сонной артерии.

Эти 1—3 нервных ствола тянутся вдоль внутричерепного отдела внутренней сонной артерии, располагаясь в большинстве случаев на внутренней и наружной поверхности ее, и объединяются прямолинейными или дугообразными анастомозами, формируя сплетение.

При наличии в сплетении двух нервных стволов, из которых один идет по внутренней, а другой по наружной поверхности внутренней сонной артерии, отмечается большое количество вариаций в способе иннервации ветвей внутренней сонной артерии, систематизировать которые трудно.

В тех случаях, когда в образовании сплетения принимают участие три ствола (внутренний, наружный и задний), наблюдается преимущественное снабжение каждым из них определенной ветви внутренней сонной артерии.

Так, от внутреннего ствола нервные волокна отходят главным образом к передней мозговой и передней соединительной артерии, образуя сплетения, которые носят одноименные названия. Значительно меньшее количество волокон внутренний ствол дает для средней мозговой и задней соединительной артерий.

От наружного ствола нервные волокна отходят преимущественно к средней мозговой артерии и лишь небольшая часть волокон этого ствола вступает в сплетение передней мозговой и задней соединительной артерии. Сплетение последней артерии в основном формируется за счет нервных волокон заднего ствола.

Рис. 121. Распределение нервов «каротидной» и вертебральной системы» по артериям основания головного мозга (по Цветкову). К — «каротидная система» сосудистых нервов: 1 — артерии мозолистого тела; 2 — передняя соединительная артерия; 3 — передняя мозговая артерия; 4 — среднемозговая артерия; 5 — ветви среднемоз-говой артерии; 6 — внутренняя сонная артерия (внутричерепная часть); 7 — задняя соединительная артерия; 8 — переход сплетения задней соединительной артерии на каротидную часть задней мозговой артерии; 10 — задняя мозговая артерия (каротидная часть).

В — «вертебральная система» сосудистых нервов: 9 — задняя мозговая артерия (базилярная часть); 11—верхняя мозжечковая артерия; 12 — переход сплетения основной артерии на верхнюю мозжечковую артерию; 13 — основная артерия; 14, 15, 16 — подходящие нервные стволы; 17 — позвоночные артерии.

Нервы артерий основания мозга зарисованы со стороны, прилегающей к мозгу.

Существует большое разнообразие в отношении протяжения обособленного хода того или другого крупного нервного ствола, входящего в состав сплетения какой-либо из артерий. В одних случаях нервный ствол может быть прослежен как целое не только на протяжении его хода вдоль внутренней сонной артерии, но и при переходе на одну из ее ветвей. В других - обособленность хода нервного ствола сохраняется только до места деления сонной артерии на среднюю, переднюю и заднюю соединительную артерии. Наконец, часто нервный ствол в месте деления артерии в свою очередь распадается на ветви, каждая из которых служит для образования сплетения той или другой из названных выше ветвей внутренней сонной артерии.

Сплетение задней соединительной артерии представляет собой связующее звено между нервными сплетениями внутренней сонной и позвоночной артерии.

Задняя соединительная артерия объединяет, как было сказано, два источника кровоснабжения головного мозга. Хорошо выраженное нервное сплетение этой артерии сформировано из нервных стволиков, достигающих 200 м в диаметре. Густое сплетение состоит из узких петель, вытянутых по длине сосуда. От сплетения отходит большое количество нервных веточек к задней мозговой артерии, что отчетливо представлено на приводимом здесь рисунке, взятом из работы А.С.Цветова (рис. 121).

Сплетение позвоночной артерии, имеющее источником своего происхождения звездчатый узел и шейные узлы симпатической нервной системы, включая в себя от 1 до 4 нервных стволов, располагающихся на передней и задней поверхностях сосуда. Как и нервы, входящие в состав сплетения внутренней сонной артерии, нервные стволы сплетения позвоночной артерии сохраняют свой обособленный ход на различном протяжении.

В ряде случаев можно видеть, как крупные нервные стволы доходят до места отхождения верхних мозжечковых артерий, но чаще обособленный ход того или иного крупного ствола сохраняется до места слияния позвоночных артерий в основную или даже на некотором протяжении вдоль последней. Вместе с тем иногда основные нервные стволы, входящие в состав сплетения позвоночной артерии, распадаются на ветви уже при входе этой артерии в полость черепа.

Рис. 122. Переход сплетения задней соединительной артерии на каротидную часть задней мозговой артерии (по Цвет-кову).



  1. — внутренняя сонная артерия, 



  2. — задняя соединительная арте

    рия; 3 — каротидная часть зад

    ней мозговой артерии; 4 — базилярная часть задней мозговой

    артерии; 5 — ветви сплетения

    внутренней сонной артерии, при

    нимающие участие в образова

    нии сплетений задней соедини;

    тельной артерии и каротидной

    части задней мозговой артерии.



Сплетение нервных волокон основной артерии представляет собой продолжение нервных сплетений слившихся позвоночных артерий. У места отхождения верхних мозжечковых артерий сплетение основной артерии меняет свой прямолинейный или спиральный ход на поперечный и, разделяясь, переходит в сплетение правой и левой верхних мозжечковых артерий. Лишь весьма незначительная часть тонких нервных ветвей отходит от сплетения основной артерии к базилярной части задней мозговой артерии (рис. 122).

Как видно на рис. 121 и 122, каротид-ный и базилярный участки задней мозговой артерии получают различное количество нервных волокон. При исследовании взаимоотношений сплетений внутренней сонной и позвоночной артерии рядом авторов отмечалось, что у человека сплетение задней мозговой артерии в основном является продолжением сплетения внутренней сонной артерии. Последнее обстоятельство, по мнению некоторых исследователей, должно указывать на вероятность иннервации сосудов всего большого мозга за счет нервов, отходящих от симпатического сплетения внутренней сонной артерии (Вильяме, 1936)1.

При сравнении густоты сплетения и числа нервных волокон с диаметром задней мозговой артерии обращает на себя внимание несоответствие количества нервных ветвей, образующих сплетение, с просветом этого сосуда. В то время как задняя соединительная артерия, имеющая диаметр, наименьший по сравнению с другими артериями основания мозга, обладает густым сплетением нервных волокон, задняя мозговая артерия, с просветом значительно большим, получает лишь незначительное нервное снабжение.

Подобные соотношения объясняются тем, что нервное сплетение задней соединительной артерии является не только собственным сплетением этого сосуда, но и представляет собой транзитный путь для нервов, формирующих сплетение задней мозговой артерии.

Мы отсылаем интересующихся к уже упоминавшейся работе А. С. Цветкова, в которой представлены полные данные относительно направления хода, количества нервных стволов в сплетениях, расположения их по отношению к стенке сосудов, характера анастомозов, наличия узлов в сплетениях и морфологической формы последних.

Как следует из приведенных описаний, густые сплетения нервных волокон располагаются на внутренних сонных и позвоночных артериях, а также на их ветвях внутри черепа. Возникает вопрос: каковы же взаимоотношения массы нервных волокон со стенкой сосуда, на которой они распределяются?

Проведенные исследования не оставляют повода для сомнения в том, что часть волокон, идущих в составе сплетений вдоль сосудов, оканчивается в адвентиции их типичными концевыми чувствительными препаратами.

В литературе имеются сообщения, согласно которым мышечная оболочка сосудов получает чрезвычайно тонкие, нежные нервные волоконца, оканчивающиеся в ней. Большинство авторов в своих работах отмечает трудности прослеживания нервных волокон в мышечной оболочке (tunica muscularis). Эти авторы склонны рассматривать отдельные нервные волокна, наблюдающиеся в редких случаях, как результат косо прошедшего среза, вследствие чего нервные волокна, принадлежащие в действительности адвентиции, кажутся расположенными в средней оболочке сосуда (Н. Д. Довгялло, 1932).

Второй источник, служащий для образования нервных сплетений на сосудах основания головного мозга, впервые был обнаружен Белоусовым в 1899 г. Изучая нервы на сосудах, инъицированных затвердевающей массой, этот автор отметил ветвь, отходящую от глазодвигательного нерва. На протяжении приблизительно сантиметра эта ветвь шла вместе с задней мозговой артерией, затем распадалась на ветви меньшего диаметра и формировала сплетение с многочисленными веточками, отходящими к расположенным поблизости сосудам мягкой мозговой оболочки. Данные, полученные Белоусовым, впоследствии были подтверждены рядом авторов, в том числе П. Е. Снесаревым (1929) и др.

На большое постоянство участия ветвей глазодвигательного нерва в формировании сплетений на сосудах основания мозга в свое время указывал также Н. Д. Довгялло (1932). Он отметил тонкие нервные стволики, проходившие в направлении не только задней мозговой артерии, но и вступавшие в состав сплетений верхней мозжечковой артерии, артерии сосудистого сплетения, а также в небольшой своей части в сплетение основной артерии. Таким образом, давно установлен и многократно подтвержден факт отхождения от глазодвигательного нерва очень постоянных ветвей к мягкой мозговой оболочке и расположенным в ней сосудам. Однако, несмотря на общепризнанность этого положения, никем из исследователей до настоящего времени не установлена природа такого рода нервных волокон. Отсутствие гистологических методов, пригодных для отличия миэлинизированных волокон парасимпатической природы от аналогичных волокон симпатического происхождения, не дает возможности отнести ту или другую группу их к симпатической или парасимпатической системе.

Для того чтобы установить деление нервных волокон на сосудах мягкой мозговой оболочки на симпатические и парасимпатические, мы решили проследить миэлинизацию сосудистых нервов на ранних этапах онтогенетического развития.

В центральной нервной системе и в периферических нервах нервные волокна покрываются миэлином не одновременно, а в зависимости от функции и филогенетической давности той или иной системы. Поэтому можно было ожидать, что не все нервы на сосудах мозга будут приобретать миэлиновую оболочку одновременно. Изучение миэлинизации нервных волокон на сосудах мозга подтвердило правильность нашего предположения, положенного в основу нашего исследования.

При рассмотрении серий непрерывных срезов, приготовленных методом Кульчицкого-Вольтерса (наиболее тонко выявляющим все миэлини-зированные волокна) из мозгов кошек различного возраста, было установлено, что первые миэлинизированные волокна на сосудах мозга появляются у котенка на 5—б-й день после рождения. На 9-й день эти :волокна уже могут быть отчетливо прослежены, начиная от места их возникновения от глазодвигательного нерва и далее на некотором протяжении хода в адвентиции сосуда, где они в конце концов и теряются. Приводимые здесь микрофотографии из мозга девятидневного котенка позволяют проследить это с большой наглядностью.

На рис. 123, а ясно видно, как от глазодвигательного нерва отходит пучок миэлинизированных волокон. Этот пучок нервных волокон еще с большей отчетливостью выступает на следующем срезе, представленном на рис. 123, б, на котором виден переход волокон от глазодвигательного нерва в адвентицию сосуда. Рис. 123, в позволяет проследить ход пучка миэлинизированных волокон в адвентиции сосуда. Не менее очевидно расположение волокон по ходу сосуда на рис. 123, г.

Характерно, что волокна, отходящие от глазодвигательного нерва к сосудам мозга, проходят стадии миэлинизации несколько позднее, чем другие волокна того же глазодвигательного нерва, что с очевидностью говорит об особой их функции.

Волокна пучка, отходящего к сосудам мозга от глазодвигательного нерва, могут быть прослежены лишь на небольшом протяжении их хода в адвентиции сосуда. Отмеченное обстоятельство служит указанием на то, что нервные волокна этого пучка оканчиваются на многочисленных нервных клетках, разбросанных в адвентиции сосудов, т. е. являются преганглионарными. Постганглионарные волокна того же сосудодвига-тельного пути являются аксонами клеток, в большом количестве обнаруживаемых в адвентиции по ходу сосудов, аксонами тех клеток, на которых оканчиваются преганглионарные волокна, идущие в составе глазодвигательного нерва.

Далее:

 

Глава 22. Саркоидоз, как проблема в акушерстве и гинекологии,.

Детали хирургической техники и предупреждение опасностей при оперировании послеоперационных грыж. Ведение ближайшего послеоперационного периода.

Профилактика рака.

Три извечных вопроса: Кто виноват?, Что делать? и С чего начать?.

 

Главная >  Публикации 


0.0031