Главная >  Публикации 

 

Заболевания, вызываемые патогенными эшерихиями



Обобщая данные о водных эпидемиях /вспышках/ бактериальной дизентерии можно указать на следующие особенности, отличающие их в известной степени от брюшнотифозных:

- они почти всегда носят острый характер;

- в ряде случаев отличаются очень высокой интенсивностью, пора­жая несколько десятков процентов потребителей зараженной воды;

- ввиду более краткой, чем при брюшном тифе инкубации, исследование воды на наличие возбудителя проводится в более короткие стоки от заражения воды, что имеет следствием более частое обнаружение шигелл в воде, явившейся фактором инфицирования.

- при водных заражениях дизентерией отмечается относительно равномерное поражение всех возрастных групп населения, тогда как при контактно-бытовых заражениях, чаще болеют дети младшего возраста /Н.В.Масляник , 1969 и др./

Следует отметить, что всемирную эпидемиологию шигеллеза отличает изменение этиологической структуры. В начале IXX в основным возбудителем была S.dysenterie, в середине стали доминировать заболевания, вызванные S.flexneri, а в последние десятилетия-S.sonnei.

В заключительном периоде отмечается рост заболеваемости дизентерией, вызванной S.flexneri, среди молодых женщин и гомосексуалистов. Конечно, эта характеристика в известной степени условна в связи с существованием на обширных территориях мозаики эндемичных очагов с другими возбудителями.

Заболевания, вызываемые патогенными эшерихиями

Несмотря на то, что современное учение о заболеваниях, вызываемых патогенными эшерихиями, сформировалось сравнительно недавно - в середине XX века, к настоящему времени мы уже располагаем довольно подробными данными о роли воды в распространении этого заболеваний.

О частоте присутствия диареегенной кишечной палочки в различных источниках водоснабжения можно судить по данным Z.Nemedi (1968), обследовавшего в Венгрии 2504 пробы воды различного происхождения. В воде рытых колодцев энтеропатогенная кишечная палочка содержалась в 58% проб, в воде буровых колодцев - 1,7%, в поверхно­стных водах - 13,4%, в сточных водах - 25%. 22% проб питьевой во­ды содержали энтеропатогенные палочки. По данным E.E.Geldreich, N.A.Clarke (1966) патогенные эшерихии могут находиться в кишечнике рыб и с ними заноситься в чистые воды.

Имеются данные о возможности длительного сохранения патоген­ных эшерихий в воде. Так по Г.Г.Мирзоеву при температуре 16-18°С эшерихии О111 сохранялись в колодезной воде 48 дней, в водопровод­ной - 87, в кипяченой - 100 дней. При температуре 4-6°С сохраняемость кишечных палочек в воде была несколько выше. По А.И.Реут /1963/ при температуре 10-15°С серовар О111 сохранялся в сырой воде 41-45 дней; серовар О55 - 26-33 дня, серовар О26 - 71-87 дней. В ки­пяченой воде сроки сохранения эшерихий, взятых в опыт, составили соответственно 146-260 дней, 41-71 день, 175-216 дней. Наблюдалось раз­множение О111 и О26 в кипяченой воде. Штаммы кишечной палочки, длительно находившиеся в воде, претерпевали явления изменчивости. В принципе иные данные были получены R.Mitchell: хотя энтеропатогенные кишечные палочки и длительно сохранялись в воде, но количество их быстро убывало - через 2-5 суток количество эшерихий составляло 5% первоначального. По Н.П.Воронец и К.Я.Родиной (1970) энтеровазианые О124 сохранялись в воде 45-139 дней; во льду 44 дня. При комнатной температуре эшерихии сохранялись лучше, чем при температуре холо­дильника. По Т.В.Бей (1971) эшерихии в речной воде сохранялись 68-192 дня. В отличие от предыдущего автора, Т.В.Бей отмечает лучшую сохраняемость кишечных палочек при низкой температуре.

Н.Woratz, G.Bosse (1968) в эксперименте установили способность Е.сoli размножаться в осадке из водопроводных труб, содержащем же­лезо, марганец и органические вещества.

Приведенные выше данные свидетельствуют о возможности дли­тельного сохранения патогенных эшерихий в воде. Как и в отношении других микроорганизмов, сроки пребывания кишечных палочек в воде зависят от концентрации водородных ионов, различных примесей, сап­рофитной микрофлоры, инсоляции, температуры /по последнему воп­росу данные противоречивы/. Как правило Е.сoli в воде не размножа­ется, но в отдельных случаях, в частности, при наличии в воде орга­нических веществ, накопление возбудителя в воде возможно. Отмечает­ся так же, что антибиотикоустойчивые штаммы лучше сохраняются в воде.

Переходя к анализу эпидемиологических материалов о водном ра­спространении заболеваний, вызываемых патогенными эшерихиями, от­метим, что хотя этот путь распространения инфекции возможен при заболеваниях вызываемых, различными серогруппами Е.сoli, но, видимо, чаще всего встречается в тех случаях, когда возбудителем является О124:К72, по крайней мере значительная часть описанных водных вспышек  связана  именно  с  этим  возбудителем.  По  данным В.Б.Нестеровой (1969) изучившей 27 групповых заболеваний, вызванных О124, 7 вспышек были связаны с водным фактором. Большинство этих вспышек возникло зимой, что автор связывает со снижением самоочищающей способности воды в это время года. Одна из таких вспышек, охватившая 198 человек, наблюдалась П.М.Грабовским с соавт. (1967). Много вспышек /эпидемий/ водного характера вызванных 0124, описа­ны иностранными авторами. Одна из них, во время которой из 196 лиц, отдыхавших в санатории, заболело 38 /около 20%/ описана Кеtу et al (1958). Причиной вспышек было проникновение стоков в питье­вую воду. Ряд вспышек колиэнтеритов с водным путем передачи ин­фекции, обусловленных О124, наблюдались в Венгрии /Z.Kubinje, 1959; B.Lanyi et al. 1959/. В одном случае /в г.Веспреме/ поверхностные воды попадали в колодец, облицованный бетонными трубами. Коли-инфек­цией было охвачено около 30% населения, употреблявшего зараженную воду. В Парадшашваре заболело 50% детей находившихся в детском доме отдыха и 20% рабочих стекольного завода. Причиной вспышки было заражение источника минеральной воды /возбудитель выделен из воды/. О124 наиболее частый, но не единственный серовар диареегенных кишечных палочек, с которым могут быть связаны водные зара­жения. Самая крупная из встретившихся нам по данным литературы эпидемии коли-инфекции была обусловлена Е.соli 06:К15:Н16. Эта эпи­демия возникла в одном из национальных парков США в июле 1975 г. /М.Z.Rosenberg et al.1977/. Причиной эпидемии было заражение питьевой воды сточными водами вследствие неполадок в системе во­доснабжения. Установлена четкая связь между употреблением заражен­ной сырой воды и возникшими заболеваниями /заболело 288 лиц из персонала парка и около 2500 посетителей/.

С наиболее патогенным представителем коли-инфекции О111:В4, вызывающей энтеропатогенные и энтерогеморрагические поражения у людей,  была связана водная вспышка среди участников конференции в округе Колумбия /США/, описанная S.А.Schraeder (1968). Заражения этим сероваром, имеющим особо важное значение для детей раннего возраста, по мнению K.Morita (1959) возможны при купании детей в родильных домах.

Описывались  водные  вспышки  коли-инфекции  обусловленные энтеропатогенными О26:В6 /А.Ф.Сафронов, Ю.В.Филиппович, 1966/, О18:В21 /В.Е.Гресь с со­авт, 1968/, О135:Н1 /Basarab et al, 1970/. Наконец, известны вспышки, обусловленные несколькими сероварами. Так в Швеции наблюдали интенсивную вспышку коли-инфекции, во время которой заболело 442 человека. В водопроводной воде были найдены три серовара энтеропатогенных эше­рихий - О26:В6, О111:В4 и О128:В12 (Bull,OMS).

Из эпидемических вспышек эшерихиоза, описанных в последнее де­сятилетие, можно упомянуть вспышку в окрестностях Эрфурта /Германия/, связанную с потреблением питьевой воды, загрязненной коммунальными и сельскохозяйственными сточными водами. В воде обнаружен энтеротоксигенный штамм Е.соli. Возникновению вспышки способствовали карстовые явления в водосборном бас­сейне / K.Grenkel und and 1985/. Крупную эпидемическую вспышку эширихиозного гастроэнтерита наблюдали O.Mahony М.С.еt аl (1986). На борту крупного судна заболели 251 пассажир /из 1682/ и 51 /из 790/ членов команды. Вспышка явилась следствием неправильного ре­жима хлорирования пресной бункерной воды, наличием трещин в ре­зервуаре пресной воды.

Приведенные материалы показывают, что при коли-инфекции воз­можны водные вспышки /эпидемии/ значительной интенсивности /до нескольких десятков процентов к числу потребителей зараженной воды/, охватывающие десятки, сотни и даже тысячи лиц. Они могут по­ражать контингенты различного возраста и быть связаны с различными системами водоснабжения. Чаще других в публикациях описываются энтероинвазивные E.coli О124, которые обусловливают инфекции, весьма напоминающие дизентерии, вызываемые шигеллами. Однако водный фактор может являться основным при распространениидиареегенных эшерихий ETEC, EIEC и EPEC , т.е. вызывающие у человека кишечные энтеротоксигенные, энтероинвазивные, энтеропатогенные поражения.

Заболевания, вызываемые другими энтеробактериями

С водным путем распространения связывают вспышки /эпидемии/ кишечных инфекций обусловленные некоторыми условно-патогенными энтеробактериями, которые довольно часто обнаруживаются в водоемах Л.В.Григорьева (1975) ссылаясь на работы Ю.Г.Талаевой (1960, 1970) И.А.Сироко и Е.Е.Верхоломова (1965), Г.П.Калина с соавт.  (1969) Т.В.Бей (1970) указывают, что энтеробактерии при длительном пребывании в воде подвергаются изменчивости, хотя вирулентность их обычно сохраняется.

Прежде всего, следует упомянуть о вспышках, при которых в каче­стве возбудителя фигурируют различные представители группы протея. Таkасs et al. (1964) описал вспышку заболеваний с клиникой энте­рита. От больных, а также и проб воды выделялись Proteus vulgaris и Pseudomonas pyocyanea. Заболели 48 из 60 жителей шахтерского по­селка. После запрещения пользоваться загрязненной водой заболевания прекратились. В.Т.Щугайло с соавт. (1976) описана в Ивано-Франковской области водная вспышка, обусловленная Ргоteus morganii. Ди­агноз подтвержден бактериологически и серологически.

Aho М.еt аl /1989/ описывают вспышки кампилобактериоза среди военнослужащих, находившихся на учениях, во время которого они пили воду из открытого водоема, одним из источников которого был болотный ручей. Заболели 75 из 88 участников учения, клинически и лабораторно установлен кишечный кампилобактериоз. Помимо упомя­нутых, описано еще несколько вспышек кампилобактериоза, при кото­рых в качестве путей распространения инфекции подозревается вода.

В настоящее время кампилобактериям отводится роль существен­ного этиологического фактора, как причины острых кишечных инфек­ций. Источниками инфекции при кампилобактериозе являются люди, дикие и домашние животные, в том числе птицы. В воде кампилобактерии выживают неделю. По данным А.И.Дородникова (1988) в сточ­ных водах они сохраняются 1-3 суток, в воде от 2 до 15 суток. Штаммы, выделенные из воды менее патогенны, чем штаммы, выде­ленные от животных. A.Pickert und аnd (1986) посвятили выживаемости Саmpilobacter jejuni в питьевой, речной воде и сточных водах специ­альную работу. Несмотря на высокую начальную концентрацию возбу­дитель исчезал из питьевой воды за 5 дней, из речной воды за 2 дня, из сточной воды за 15 дня. Выживаемость С.jejuni в воде не зависит от концентрации кислорода, наличия питательных веществ, но зависит от температуры. Появились сообщения о заболеваниях кампилобактериозом, связанных с заражением при употреблении воды. Так, в Вер­монте /США/ заболевание у 3000 человек было вызвано употребле­нием воды, загрязненной сбросами /Кожевникова Г.М, 1984/. Из воды были изолированы патогенные для человека кампилобактеры.

Вирусные кишечные инфекции, связанные с водными заражениями описываются редко. Из работ последнего десятилетия, где такие дан­ные приводятся, можно упомянуть о двух больших /заболело более 12000 шахтеров/ вспышках в Китае, вызванных новым ротавирусом /Тао Н.еt аl., 1984/, а также две вспышки гастроэнтерита в США /Пенсильвания и Делавер/. По мнению авторов их описавших / Y.H.Таlbot еt аl., 1987/ заражения были связаны со льдом, прибавляемым к алкогольным напиткам. Возбудитель - вирус, который не удалось ат­рибутировать.

Приведенными примерами конечно, не исчерпываются материалы о возможности водной передачи заболеваний обусловленных условно-патогенными энтеробактериями. Тем не менее, следует признать относительную редкость, например, по сравнению с пищевым путем, водного распространения этих инфекций. Это контрастирует на первый взгляд с частым присутствием энтеропатогенных бактерий в воде. Объяснение следует видеть в том, что накопления данной группы микроорганизмов в воде, как правило, не происходит, почему концентрация их в воде обычно не достигает патогенных доз.

Д.Моллов с соавт. (1977) в Болгарии наблюдали крупную /486 за­болевших/ вспышку кишечных заболеваний, вызванных Наfnia alvei. Этот же микроорганизм был выделен из питьевой воды.

Две эпидемии диарейных заболеваний, предположительно вызванных Рlesiomonas shigelloides наблюдались в Японии V.Тsukamoto с соавт. (1978). Во время первой из этих вспышек из 2141 отдыхающих в моло­дежном центре в г. Осака заболело 978 человек /45,6%/. Вторая вспыш­ка охватила 24 из 35 служащих одного учреждения в том же геогра­фическом регионе. В обоих случаях предполагается водное распро­странение инфекции.

Заболевания, вызываемые патогенными вибрионами.
Холера

Выше мы уже приводили материалы о том, что водный путь распространения холеры в добактериологическую эпоху предполагался врачами работавшими в Индии еще до того, как эта инфекция появи­лась в Европе. Аналогичные взгляды высказывались и некоторыми врачами в период 1 и II холерной пандемий. Считается, что первое классическое описание водной эпидемии /вспышки/ холеры принадле­жит J.snow (1855), наблюдавшего в сентябре 1854 г. колодезную вспышку на Брод-стрит в Лондоне. Эта вспышка началась в ночь с 31 августа на 1 сентября, за 10 дней на участке радиусом в 250 ярдов умерло от холеры более 500 человек.

Цитируем отрывок из работы Snow /по С.O.Stallybrass/. “Как только я познакомился с распределением и размерами этой вспышки холеры я заподозрил некоторое заражение наиболее часто посещаемого улич­ного колодца на Брод-стрит... Дальнейшие исследования показали мне, что кроме воды из вышеупомянутого колодца не было другого факто­ра, общего для окружающей местности, где произошла внезапная вспышка холеры, не распространившаяся за ее пределы. Было обнару­жено, что нечистоты из выгребной ямы и дренажей в д. N 40 по Брод-стрит просачивались в колодец. На расположенном на Брод-стрит пивоваренном заводе никто из рабочих не погиб от холеры. Завод снабжался водой из другого колодца и из реки. Рабочие завода вооб­ще мало употребляли воду, предпочитая ей пиво. С другой стороны, вдове фабриканта пистонов Илей, мастерские которого находились на Брод-стрит, и где из 200 рабочих умерло от холеры 19 человек, вода из колодца так нравилась, что ей посылали ежедневно бутылку воды в ее дом в Хемпстиде. Она и ее племянница пили эту воду и обе умерли от холеры. Других смертных случаев от холеры в Хемпстиде не было”.

После работы Snow, в последующие десятилетия, было сделано еще несколько наблюдений, доказывающих роль воды в распространении холеры, а после работ Роберта Коха, открывшего возбудитель холеры и выделившего его из воды, это положение стало общепризнанным. Особо большое значение в утверждении этих взглядов имел анализ холерной эпидемии в Гамбурге в 1892 году проведенный Кохом. В пе­риод V и VI пандемии во многих странах было описано очень много разнообразных /водопроводных, колодезных, связанных с употреблением воды из открытых водоемов; острых и хронических/ водных эпидемий и вспышек холеры в разных странах мира. Аналогичные эпидемические ситуации описывались в Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Твери, Львове и других юродах. “В Индии - пишет Уайт (1923) - эпидеми­ческая холера является главным образом, можно сказать - почти пол­ностью, водной инфекцией. Города, охраняющие водоснабжение, могут давать и часто действительно дают спорадические заболевания холе­рой, но они обеспечены от всякого широкого эпидемического развития заболеваний. И в городе и в деревне одинаково обеззараживание питьевой воды почти неизменно обрывает эпидемию холеры” /цит. по К.Сталлибрасс “Основы эпидемиологии”, 1936, стр. 296/. Конкретным примером могут быть данные о распространении холеры в Калькутте /А.Н.Abou - Garreb, 1961/. В частности показана зависимость между показателями смертности от холеры и обеспеченностью доброкачественной питьевой водой. Особенно много заболеваний холерой в Калькутте было у лодочников, среди которых многие употребляли по­кипяченную воду р.Ганг. В свою очередь этот контингент /лодочники/

- больные различными формами холеры и носители - в немалой сте­пени способствуют заражению водоемов, так как 98,4% лодочников испражнения спускали непосредственно в воду рек и каналов.

Вряд ли имеет смысл останавливаться на многочисленных материа­лах характеризующих роль водного фактора, вопроса выживаемости возбудителя в воде, полученные в период первых шести пандемий хо­леры, поскольку эти данные нашли отражение в нескольких моногра­фиях, посвященных холере и изданных в нашей стране в последние десятилетия. Мы позволили себе ограничиться лишь материалами, от­носящимися к VII пандемии. Можно со всей определенностью утвер­ждать, что при холере эльтор, роль водного фактора в распростране­нии инфекции не меньше, чем при холере, вызываемой классическим вибрионом.

Роль воды в передаче холеры эльтор была установлена еще до начала VII эпидемии, когда распространение этой инфекции ограничива­лось о.Сулавеси. В период первых вспышек холеры на этом острове в 1937, 1938, 1939, 1940, 1957 гг. в населенных пунктах, где были больные, холерные вибрионы выделялись примерно в половине обследованных колодцев, в то время как из 3240 колодцев в благополучных деревнях вибрионы найдены только в 2-х /Г.М.Грижебовский и А.К.Акиев, 1975/. О.Felsenfald (1963), анализирующий распространение холеры в первые годы после начала VII пандемии /1961-1962 гг./ в Индонезии, указывает, что главным образом болело население, употреблявшее недоброкачественную воду. В следующем - 1963 г. значительная /около 500 больных/ вспышка холеры Эльтор отмечена в г. Чиенгмай /Таиланд/. По данным R.Korn /1965/ вспышка носила водный характер /около 65% заболевших пользовались недоброкачественной в санитарном от­ношении водой/. Водный характер носила также вспышка холеры, воз­никшая на золотых приисках в Южной Африке в 1973 г. В 1979 г. в Индии /штат Мадхья Прадеш/ возникла интенсивная вспышка холеры, которая, по мнению Р.N.Schgal et al. (1972) возможно носила водный характер - возбудитель выделялся из прудов, на пораженной холерой территории.

Мнения о ведущей роли водной передачи холеры Эльтор придерживаются и отечественные авторы, изучавшие эпидемиологию холеры в СССР в 1970 г. Так А.В.Павлов (1975), по материалам, полученным в г.Керчь, считает воду преимущественным путем передачи инфекции, чем и объясняет спорадичность наблюдавшихся заболеваний. По Л.Е.Налетовой с соавт./1975/ 2/3 заболевании наблюдавшихся в наиболее крупном в СССР Астраханском очаге, имели водное происхождение.

Эти и другие наблюдения явились основанием к выводу доклада ВОЗ /1974/ о том, что последняя пандемия холеры в глобальном мас­штабе явилась свидетельством неудовлетворительного состояния вопро­сов, связанных с обеззараживанием сточных вод и водоснабжением.

Наконец, доказательством роли воды в распространении холеры мо­гут быть данные ВОЗ о том, что в районах Индии после улучшения водоснабжения смертность от холеры сократилась на 71,5% по Г.П.Зарубину и Ю.В.Новикову, (1976).

Одной из причин, и видимо весьма существенной, определяющей роль воды в распространении холеры, является хорошая сохраняемость возбудителя этого заболевания в воде, причем в водах различного со­става. Эти данные были получены уже давно. Например, еще в 1885 г., т.е. через 2 года после открытия возбудителя, Nicati и Rietsh сообщи­ли, что в стерильной морской воде холерные вибрионы сохраняются до 81 дня. Данные о длительности сохранения холерных вибрионов в различных водах подтверждаются и современными исследователями. Так Р.М.Саямов и А.М.Зайденов (1978) указывают, что в нестерильной воде при комнатной температуре холерный вибрион выживает до 2 месяцев, в стерильной - до 7 месяцев, в речной и озерной - до 5 месяцев, в морской воде - до 3 месяцев. Авторы установили возмож­ность весьма длительного сохранения вибрионов в минеральной /мацестинской/ воде, в которой имеется азот, метан, Н2,СО2, ионы натрия, калия, кальция, магния, хлора и ряда других элементов. Вода имела рН - 6,6-6,8. При температуре 20-24°С классические вибрионы сохранялись 15-65 дней, вибрионы Эльтор - 18-39 дней; при температу­ре 37°С - 104-289 дней и 289-413 дней соответственно. В первые дни происходило размножение микроорганизмов. В минеральной воде про­исходила диссоциация вибрионов на S и R формы. О возможности образовать L-форм при длительном нахождении вибрионов в воде пи­шут Л.М.Смоликова с соавт. /1977/. В.В.Алексеенко с соавт. /1991/ так­же отмечают изменения биологических свойств V.сholerae при дли­тельном сохранении в воде и во льду, хотя в дальнейшем первона­чальные свойства восстанавливались. В частности, вирулентные штаммы в период с 14 по 55 день приобретали способность лизировать эритро­циты барана, что, по мнению автора, говорит о потере ими в этот пе­риод вирулентности.

Далее:

 

Тестирование.

Инородные тела уха и верхних дыхательных путей.

11.4. Абсцесс.

Плохой запах изо рта.

Основные даты жизни и деятельности Н. И. Пирогова.

Мышцы возвышения мизинца.

Аллергия, крапивница.

 

Главная >  Публикации 


0.0014