Главная >  Публикации 

 

Никаких крахмалов грудным детям



Благодаря частично большему своему присутствию в незаменимой аминокислоте-триптофане белок материнского молока является более высокого качества, нежели белок коровьего. Растущий ребенок нуждается в довольно большом количестве триптофана, и когда белок содержит лишь незначительное количество этой аминокислоты, то рост организма происходит соответственно медленнее.

Хотя содержание белка в человеческом молоке лишь немногим больше половины белкового содержания в коровьем молоке, абсолютное содержание триптофана значительно выше в человеческом, чем в коровьем молоке. В этом частичное объяснение того, почему грудные младенцы растут быстрее на материнском молоке, нежели на коровьем. Разбавление коровьего молока снижает содержание триптофана.

Как уже сказано ранее, аминокислоты (лецин, лизин, ци-стин, тирозин, триптофан и др.) усваиваются организмом лишь пропорционально количеству других составных частей рациона, которые позволяют организму синтезировать их в белки, присущие человеку. Любое разбавление солей молока, которое не компенсируется другими источниками, делает молоко менее пригодным для питания.

Коровье молоко по сравнению с материнским содержит в четыре раза больше извести, но вдвое меньше железа. И тем не менее при разбавлении коровьего молока для кормления младенца практикуют добавки извести, игнорируя количество железа. А ведь детям нужно больше железа, чем взрослым, так же, как беременные и кормящие женщины требуют пропорционально больше железа, чем мужчины. При разбавлении молока разбавляются и все эти соли, а не только кальций.

Фруктовые соки. По словам д-ра Тилдена, „если мы когда-нибудь перейдем на рациональное питание, то дети до двух лет будут получать исключительно молочную диету с апельсиновым или другим фруктовым или овощным соком". Фруктовые соки содержат минералы, витамины и сахара, а также, помимо других минералов, железо, которого так не хватает в разбавленном молоке. Фруктовый сахар (левулоза) содержится в уже готовом для потребления и усвоения организмом виде. Именно такой готовый к усвоению сахар сразу освежает и восстанавливает силы у очень утомленных взрослых мужчин и женщин. В винограде найден лучший для грудного младенца источник сахара. Возьмите какое-то количество свежего зрелого винограда и растолките его в сосуде. Выжмите сок и процедите его. Налейте в бутылочку и дайте его ребенку, как вы даете ему молоко. Не разбавляйте этот сок. Маленькие дети могут выпивать за один прием до четырех унций этого сока, более взрослые дети (после шести месяцев) - восемь унций. Но никогда не давайте бутылочного сока и никогда не варите сок. Вне сезона можно употреблять необработанные инжир, финики или чернослив. Их надо замачивать на ночь, как обычно, затем растолочь и сок отжать. Такой сок надо давать из бутылочки и в количествах, равных количеству свежего сока. Этот сладкий фруктовый сок нельзя давать вместе с молоком, а лишь через три-четыре часа после молочного кормления.

Апельсиновый сок - один из самых восхитительных и прекрасных видов пищи для ребенка. Он содержит уже готовое для потребления и усвоения питание. Это, видимо, и объясняет, почему стакан этого сока так освежает ослабевшего после голодания человека. И чем слаще этот сок, тем лучше он подкрепляет. Апельсины богаты кальцием и другими щелочами, препятствуют или устраняют ацидоз. Невежественных врачей, которые возражают против апельсинов за то, что те будто бы „закисляют" кровь, надо отстранять от лечебной практики.

Систематическое потребление апельсинового сока задерживает кальций и фосфор в организме, приводит к ассимиляции азота (протеина) пропорционально количеству содержащихся в соке этих элементов. Сок этот фактически позволяет организму использовать указанные элементы лучше, чем он мог бы это сделать каким-то другим путем. Для детей и, прежде всего недоедающих, не может быть ничего полезнее апельсинового сока - и не две - три ложечки в день, а один - два полных стакана. Не скупитесь на апельсиновый сок, перестаньте обманывать себя и ребенка порциями его с чайную ложку.

Апельсиновый, виноградный и другие соки можно давать грудным детям с момента рождения. Двухнедельному ребенку надо давать сок половины апельсина, около двух унций в прием, неразбавленного. К трехмесячному возрасту он должен принимать за один прием четыре унции неразбавленного апельсинового сока. Но никогда не добавляйте туда сахар или других веществ. Можно также давать ребенку и лимонный, томатный, виноградный, дынный и другие фруктовые соки, но не так регулярно, как апельсиновый. Большинству детей нравится виноградный сок, но многие из них отказываются от томатного.

Никогда не давайте грудным и более взрослым детям консервированные или обработанные фруктовые соки. Никогда не добавляйте туда сахар, растительное масло и прочие вещества.

При молочном четырехразовом кормлении соки нужно давать не позднее чем за полчаса до второго утреннего и дневного молочного приема или через три-четыре часа после молочного приема.

График питания. График кормления грудного ребенка должен быть следующим:

6.00 - молоко; 10.00 - виноградный или другой сладкий фруктовый сок (на юге можно давать свежий инжирный сок); 12.00 - молоко; 15.00 —16.00 - апельсиновый, томатный, грейпфруто-вый или другой сок; 18.00 - молоко.

Искусственное детское питание. Привычки нашего мышления и поступков столь искусственны, а мы так боимся продуктов питания в том виде, как их заготовила природа, что все более распространенной становится практика питания грудных детей искусственной пищей. Действительно, современные врачи широко рекомендуют искусственную пищу, не задумываясь над тем, а не могут ли матери сами кормить ребенка. Каждая мать при выписке из родильного дома получает брошюры, изданные компаниями по производству готового детского питания и сухого молока. Подобная практика фактически отучает матерей от грудного кормления и вынуждает их с недоверием относиться к естественному свежему молоку. Есть даже врачи, которые убеждают матерей, что сухое молоко - единственно безопасное.

Однажды я был свидетелем того, как врач разъяснял молодой матери процедуру приготовления молока для ее двухнедельного ребенка. Он толковал о сухом консервированном молоке. Когда же мать спросила его относительно цельного свежего молока, тот ответил, что оно допустимо, если поблизости нет магазина, где можно было бы достать сухое и сгущенное.

Врачи, как и общественность, являются жертвами коммерсантов, наживающихся на детском питании, а также рецептурной (связанной с пищевой промышленностью) медицины. Только невежество диетологии позволяет врачам „уступать" требованиям промышленников, изготовляющих „рецептурную" пищу для детей. Мне приходилось часто встречать детей, вскормленных по совету врачей пастеризованным и даже кипяченым молоком.

Искусственная детская пища нежелательна. По словам д-ра Р. Маккарисона (Англия), „семена болезней, неизбежно убивающих свои жертвы в среднем возрасте, часто попадают в их организм с первой бутылкой коровьего молока или искусственной детской пищей". При этом он не упоминает о микробах. Д-р Пейдж осуждал различные виды искусственного питания, рекламируемого как замена материнского молока, и, хотя „многим детям удается прожить на них и даже процветать", он не считает эту пищу хорошей.

Несколько лет назад д-р Фишер в своей работе „Детское питание" привел анализы некоторых видов порошкового молока и продуктов детского питания, находившихся тогда в продаже. Оказалось, что „Несла", „Морлик молтед милз", „Милкайн" значительно уступали как продукты питания материнскому молоку. По словам д-ра Тилдена, „на рынке очень много искусственных продуктов питания. Ежегодно их потребляют в США многие тонны. Но что касает ся их истинной ценности, то до сих пор остается сомнительным, что они приносят пользу, когда удовлетворяется потребность, которая не может быть удовлетворена более ценным питательным веществом. Я это говорю не из-за недостатка моего опыта, опыта многолетнего. Когда-то я считал, что большинство лучших из этих товаров приносят большую пользу. Но, проанализировав свой прошлый опыт, я обнаружил, что, оказывается, постепенно и невольно отказывался от употребления всех этих продуктов. И это не потому, что я люблю их меньше, а потому, что люблю естественные продукты больше и, конечно, получаю от последних лучшие результаты".

Д-р Маккарисон говорил: „Я просил бы обратить внимание на растущую тенденцию в наше время кормить детей искусственно - кипяченым и сухим молоком, „рецептурной" пищей, которая вся значительно уступает материнскому молоку по содержанию элементов, необходимых для благополучия ребенка, и уступает не только в отношении витаминов, но и энзимов, и тироидных производных, и других важных элементов". По словам Менделя, „при изготовлении некоторых современных продуктов рецептурного питания - продуктов столь многочисленных и рекламируемых столь противоречиво, что и врач и мать одинаково становятся в тупик при их выборе, - налицо большое жонглирование с фактами, преподносимыми „по-новому". Но новизна не должна мешать осознанию того, сколь же надежна наша основа для правильного понимания новейших коммерческих тенденций".

В бюллетене „Уход за детьми" министерства труда США, касающемся вопроса об искусственном детском питании, говорится: „Общее мнение специалистов, видимо, таково, что тот или иной из этих продуктов может время от времени употребляться, если нет свежего коровьего молока (например, в путешествии или в тропиках), но постоянное и исключительное их потребление должно быть запрещено. Все они дорогостоящие, и многие из них не дают ребенку ни необходимых питательных элементов, ни должных пропорций. В то же время потребление ряда этих продуктов, как известно, влечет за собой различные виды заболеваний". Цин га, рахит, анемия, недоедание - это часто результат потребления искусственных продуктов питания. Многие дети, хотя и кажется, что какое-то время хорошо растут на таком питании и чувствуют себя лучше по сравнению с теми, кто вскормлен материнским молоком, но впоследствии все же подвергаются катастрофе. Не позволяйте обманывать себя рекламами тех, кто продает детское питание. Эти монополии существуют для прибыли, а не для благополучия детей.

Сгущенное, сухое молоко и другие искусственные продукты питания непригодны для грудного ребенка, и ни одна разумная мать никогда не станет ими кормить.

Летнее питание. Жаркую погоду обвиняют, сравнивая ее с „ужасным убийцей" человеческого существа - этого типичного тропического животного, безусловно, хорошо приспособленного к жаркому климату. Обвинения жаркой погоды в наших „болезнях, присущих детям", и при смертельных исходах в этих случаях очень часто вводят в заблуждение. По словам д-ра Пейджа, „избыток пищи, который можно перенести при бодром и антисептическом воздействии холодной погоды, угрожает болезнями в жаркий период". Жаркая погода способствует разложению пищи, а холодная препятствует этому. Но, в общем-то, мы подвергаемся почти или совсем одинаково пагубному влиянию избытка пищи как зимой, так и летом. Главное же отличие заключается в том, что мы больше страдаем от кишечных заболеваний летом, а от респираторных - зимой. Взрослые инстинктивно едят меньше в жаркую погоду, нежели в холодную или прохладную. Летом часто вообще пропускают один или два приема пищи. Как часто нам приходится слышать: „Слишком жарко, чтобы кушать". Мы также часто видим взрослых, ничего не знающих о трофологии, но живущих в основном на зеленых овощах, свежих фруктах, дынях и т. д. Они потребляют хлеб, картофель, мясо, злаки и др. в очень небольшом количестве и часто пропускают дневной прием пищи. Но как еще мало родителей, которые проявляют здравый смысл при кормлении своих грудных и взрослых детей в летнее время! Как часто приходится встречать страдающих младенцев, которых поят летом таким же количеством молока, что и зимой! А когда такой ребенок заболевает поносом или лихорадкой, мы видим, как его начиняют лекарствами, чтобы изгнать демона болезни из маленького тельца.

Трудности питания. Модный ныне способ питания - это способ вслепую, наугад, метод „попробуй это, попробуй то", а затем „попробуй что-нибудь еще". И мать, и сестра, и врач находятся в постоянных поисках нужной диеты, обременяя себя предельными расходами. Если они все же находят какую-то „подходящую" диету, то не знаю, чем она подходит. Когда же диета оказывается неподходящей, они оказываются опять в потемках. Пока ребенку хорошо на данной диете, они удовлетворены. Но если у него развивается понос или вздувается животик, сразу производится замена и пробуется другая диета. Так продолжается до тех пор, пока не будут перепробованы все знакомые продукты. Маленькие жертвы догадок и злоупотреблений, которые обладают счастливой возможностью выжить вопреки этим манипуляциям, наконец, подходят к периоду, когда их избавляют от питания грудного ребенка, и тогда смертность начинает снижаться. Своим спасением ребенок обязан тому питанию, которое потреблялось в последнюю очередь.

Многие болезни в грудном возрасте, которые определенно требуют изменений в молочном кормлении, имеют своей причиной фактор переедания. Это может быть переедание в момент, когда пищеварительный тракт ребенка требовал отдыха. Часто это следствие заслуживающих внимания физических и физиологических факторов. Сильный шум, перевозбуждение, перегревание, охлаждение, излишняя одежда, недостаток сна и отдыха, „инфекции", слабость, недостаток свежего воздуха, грубое обращение, избыточное купание и др. — все это факторы, способствующие угнетению пищеварительной системы как младенца, так и взрослого.

Здоровый проголодавшийся грудной ребенок может усвоить почти любую разумно приготовленную молочную смесь. Нездоровый ребенок часто нуждается в изменении подхода и окружения больше, чем в изменении питания. Выше говорилось, что регулярность питания часто приводит к перееданию и дискомфорту. Матери и врачи усвоили неразумную идею, будто младенцев надо кормить регулярно независимо от того, есть фактическая потребность в еде или нет. Но они не принимают во внимание каждодневные изменения в физиологических потребностях ребенка. Матерей предупреждают, чтобы они будили ребенка точно в назначенное для еды время (определяемое по часам), и большинство из них оказываются достаточно неразумными, чтобы следовать предупреждениям. Это приучает ребенка делать из приема пищи привычку, а не удовлетворять фактическую потребность.

Ныне распространенный способ кормления фактически затрудняет решение проблемы детского питания. Нет возможности приучить ребенка даже к самой полезной и легко усвояемой пище, когда его кормят таким количеством. При правильном кормлении небольшого труда составляет найти пищу, „подходящую" для ребенка.

В чем же великий секрет успеха кормления грудных детей? Д-р Тилден хорошо сказал: „Приспосабливайте детей к пище, но никогда не пытайтесь приспособить пищу к детям". Как? Легко! Запомните несколько простых правил.

1. Кормите ребенка естественной, т.е. невареной, необработанной, нестерилизованной, нефальсифицированной, без химии, лекарств и добавок пищей.

2. Не перекармливайте ребенка. Делайте для него в день три умеренных приема пищи.

3. Давайте ему простую пищу. Не кормите такими сочетаниями продуктов, которые могут вызвать брожение.

4. Не кормите между приемами пищи и на ночь.

5. Если ребенок в плохом настроении, чувствует себя плохо, возбужден, устал, перегрелся, озяб или чувствует где-либо боль, не давайте ему еды. Не кормите его и при высокой температуре.

Никаких крахмалов грудным детям

Несколько лет назад доктор Проспиро Сонсино (Пиза) с помощью опытов доказал, что в начальный период жизни у грудных детей физиологическая, или нормальная, диспепсия (абсолютная неспособность к усвоению) в отношении крахмалистой пищи.

Это действительно так. Ввиду того, что крахмал во всех продуктах требует полного и тщательного пережевывания и смачивания слюной, его нельзя давать грудным детям, пока у них не появятся зубы. Эту точку зрения подтвердили доктора Рут, Хаксли, Юманс, Далтон и, вероятно, остальные, кто когда-либо изучал этот вопрос. Доктор Пейдж особенно активно выступал против питания грудных детей крахмалистой пищей. „Манная крупа, кукурузная и другая мука, - писал он, - являются модными в диете младенцев продуктами питания. Но худший выбор вряд ли можно сделать". Он предостерегал от вреда для жизненно важных органов, наносимого преждевременным кормлением грудных детей даже отборными продуктами общего стола и добавлял: „Нередко грудным детям дают пирожные, конфеты и даже свинину, жареную рыбу, ветчину, картофель, капусту, несмотря на то, что зубы отвечают за последующие желудочно-кишечные расстройства".

Неправильно кормить беззубых грудных детей картофельным пюре, манной, кукурузной кашей и тому подобным и представлять, что, поскольку все это можно глотать без разжевывания, проблема решена. Эта пища проглатывается без смачивания слюной и съедается теми, чьи пищеварительные соки еще не приспособлены для усвоения крахмалов.

Тот факт, что Природа не предусматривает усвоение крахмалов до появления всех зубов, должен служить достаточным свидетельством того, что она не намерена делать крахмалы частью рациона грудных детей.

До полного развития зубов слюна грудных детей содержит лишь следы птиалина - пищеварительного фермента, или энзима, превращающего крахмал в сахар. В это время птиалина достаточно лишь для того, чтобы превратить молочный сахар в декстрозу. Именно это почти полное отсутствие расщепляющих крахмалы энзимов в пищеварительных соках грудных детей ответственно за большое число желудочно-кишечных расстройств в результате кормления грудных детей крахмалистой пищей.

Но когда усвоение крахмала невозможно, его брожение неизбежно, что и приводит к отравлению ребенка.

Если мы ограничим следующее замечание диктора Пейджа молоком от здоровой, правильно питающейся матери, то он будет неизменно прав: „Молоко — это пища для грудных детей и содержит все элементы, необходимые для образования зубов, пока они все не образуются, молоко должно оставаться единственной для таких детей пищей. Нельзя ожидать, что появившиеся у них два или три зуба или их полдюжина сделают какую-либо часть работы уже взрослого ребенка".

Доктор Денсмор, который, не одобряя крахмалы даже для взрослых, писал в своей работе „Как лечит Природа": „Рацион из злаковых и вообще всех крахмалистых продуктов особенно неблагоприятен для детей и тем более для грудных. Пищеварительные ферменты, необходимые для усвоения крахмалистых продуктов, не выделяются, пока ребенку нет одного года, а, появившись, эти ферменты не так сильны, как у взрослых. Усвоение крахмалистых продуктов зависит от указанных ферментов; инжир, финики, сливы и т. п. в равной мере питательные и легче усваиваются, причем большая часть питательных веществ в этих фруктах готова для усвоения сразу после их потребления".

Доктор Тилден также категорично настроен в отношении того, что он называл „Программой - никаких крахмалов для грудных детей". Он писал: „Ошибкой является раннее кормление крахмалистой пищей, т.е. до двух лет, ибо малолетние не в состоянии усваивать слишком много крахмала. До двух-трех лет у детей трудности с превращением крахмала в сахар. Они должны получать сахар из фруктов — свежих летом и сухих сладких фруктов зимой - изюма, фиников и инжира".

В моей собственной практике я подчеркивал - никогда не предписывать для грудных детей до двух лет крахмалистую пищу любого вида. В своей семье я никогда не кормил детей злаковыми. Злаковые (кроме гороха и бобов) являются самыми трудными для усвоения крахмалами. Есть все основания полагать, что злаковые вызывают образование плохих костей и зубов.

Грудные дети не нуждаются в крахмалистых продуктах и не могут применять их с пользой для себя. Многие болезни, от которых страдают дети, есть результат практики их корм ления крахмалами. Злаковые с сахаром и сметаной или молоко с сахаром особенно вредны, ибо злаковые и сахара обычно денатурированы, а молоко пастеризовано, что усугубляет их порочность.

Далее:

 

2. Алкоголизм как болезнь.

Глава V Опыт целостного анализа аномального развития личности.

28-Я лекция.

Молитва архангелу божиему михаилу.

Патофизиология пролапса митрального клапана.

§ 6. Санитарно-микробиологическое исследование пищевых продуктов.

Кровотечение при язвенной болезни желудка как пример кровотечения из верхних отделов желудочно-кишечного тракта.

 

Главная >  Публикации 


0.0096