Главная >  Публикации 

 

Глава 30. Особые случаи судебномедицинского исследования трупов



При исследовании внебольничных выкидышей следует обращать внимание на наличие повреждений типа колотых ран, которые могут указывать на применение в целях плодоизгнания заостренных предметов (спиц и т. п.).

Причиной нежизнеспособности может служить недоразвитие или неправильное развитие жизненно важных органов — кровообращения, дыхания и др. (например, расположение сердца снаружи грудной клетки, отсутствие дыхательного горла, отсутствие головного мозга). Заболевания плода в утробе матери (сифилис, болезни крови) также бывают причиной нежизнеспособности.

Не следует смешивать нежизнеспособность с мертво-рожденностью. Нежизнеспособные дети могут иногда рождаться живыми, однако они неизбежно погибают вскоре после рождения.

Живорожденность или мертворожденность младенца определяют в основном двумя пробами — легочной и желудочно-кишечной. С помощью их разрешается вопрос, дышал ли младенец, или не дышал. Существуют и другие способы, однако указанные пробы производятся обязательно при любых условиях.

Во время нахождения в утробе матери легкие младенца находятся в спавшемся состоянии, не содержат воздуха. После рождения при первых же вдохах они расправляются, становятся воздушными. На этом основана легочная проба. Легкие погружают в воду, при наличии в них воздуха они всплывают. Однако может быть и так, что у дышавшего младенца расправятся не все легкие, а лишь отдельные их участки. Такие легкие могут и не всплыть. В данном случае легкие под водой разрезают ножницами на куски: расправившиеся (дышавшие) кусочки всплывают, остальные — тонут. Однако одной этой пробе нельзя придавать решающего значения. Так, при гниении в тканях и органах образуются газы (см. гл. 26), которые могут заставить плавать и недышавшие легкие. Кроме того, у замерзших трупов легкие тоже могут плавать независимо от того, дышали они или нет. Иногда наблюдается и вторичное спадение уже дышавшей легочной ткани, которая при этом утратит свою плавучесть.

Желудочно-кишечная проба основана на том, что живой младенец не только вдыхает, но и заглатывает воздух. Соответственно этому желудок, содержащий воздух, будучи погружен в воду, всплывает. Через 6 часов после рождения воздух обычно проникает в тонкий, а через 12 часов — в толстый кишечник (это можно использовать при определении длительности жизни после рождения). При производстве пробы желудок следует перевязывать у места отсечения его с тем, чтобы предотвратить засасывание воздуха извне или, наоборот, выдавливание его из желудка. Разумеется, все, что говорилось о мешающем влиянии гниения при производстве легочной пробы, в полной мере применимо и к желудочно-кишечной пробе.

Из изложенного видно, что обе пробы не являются абсолютно специфичными. Поэтому следует обращать внимание и на другие признаки живо- и мертворожден-ности. Недышавшие легкие имеют однородный темно-красный, синюшный цвет с поверхности и на разрезе, они находятся в спавшемся состоянии и не заполняют плевральные полости. Консистенция их плотная, мясистая. Дышавшие легкие имеют мраморный вид — бледно-розовые участки чередуются с красными; легкие заполняют плевральные полости, на ощупь они как бы пушисты. Решающее значение может иметь гистологическое исследование легких. Само собой разумеется, что нахождение в желудке свернувшегося молока свидетельствует о том, что ребенок не только жил, но и питался.

Продолжительность жизни младенца после рождения довольно точно определяется, особенно в первые сутки, по описанным ранее изменениям пуповины и поступлению воздуха в кишечник.

Имеет значение и наличие в толстом кишечнике первородного кала — темно-зеленой кашицеобразной массы. Опорожнение толстого кишечника от первородного кала обычно происходит на вторые — четвертые сутки после рождения. Однако и тут возможны отклонения. Так, при асфиксии может выделяться первородный кал из кишечника как до рождения (в утробе матери), так и сразу после появления ребенка на свет.

Об оказании или неоказании ухода свидетельствуют перевязка пуповины, состояние кожных покровов (загрязнение), наличие пеленки и т. п.

Причины смерти у новорожденного могут быть в общем те же, что и у взрослого, — естественные и насильственные, но они имеют некоторую специфику, свойственную данному возрасту.

Наиболее частыми причинами естественной смерти младенца в утробе матери и новорожденного являются те, которые связаны с ненормальным течением родового акта. Сюда относятся различные виды асфиксии вследствие внутриутробного расстройства кровообращения — отслойка детского места, обрыв пуповины, прижатие ее головкой плода к стенкам родовых путей, обвитие пуповины вокруг шеи плода со сдавлением последней. Причиной смерти может служить родовая травма во время прохождения через родовой тракт, приводящая к разрыву твердой мозговой оболочки, разрывам внутренних органов, нарушению целости костей черепа.

Особо следует сказать о неумышленных повреждениях, причиняемых плоду матерью в процессе самопомощи при родах. Зто происходит чаще, когда первородящая мать рожает без посторонней помощи. Стремясь ускорить роды, она иногда тянет руками выступающую из половой щели часть тела ребенка. При этом возникают ссадины, царапины (следы ногтей), повреждения позвоночника, разрывы мягких тканей шеи и сдавление ее с последующей асфиксией.

Причины насильственной смерти новорожденного различны, однако специфический характер им придают полная беспомощность жертвы и ее неспособность оказать сопротивление.

Чаще других встречается оставление в беспомощном состоянии. Младенец при этом погибает обычно от действия низкой температуры (для него губительна даже обычная комнатная температура, если тело не прикрыто). Имеет значение и потеря крови из неперевязанных сосудов пуповины.

Это — пассивная форма детоубийства. Из активных форм детоубийства чаще всего наблюдается удушение путем закрытия отверстий рта и носа руками или мягкими предметами либо введением в дыхательные пути инородных тел.

Удавление может быть произведено путем сдавления шеи рукой, петлей и в редких случаях пуповиной.

Часто встречается утопление ребенка в водоемах, отхожих местах, а иногда в ведре с водой, в ванне и т. п.

Травматические повреждения возникают вследствие ударов тупыми предметами либо при бросании ребенка на твердый предмет или поверхность. Иногда мать объясняет, что уронила ребенка нечаянно или что он сам неожиданно выпал при стремительных родах. Это вообще допустимо, но нередко множественность повреждений и их расположение на разных поверхностях тела позволяют отвергнуть выдвинутую убийцей версию.

Убийство новорожденных острыми режущими и колющими орудиями встречается редко.

Отравления новорожденных детей встречаются редко. При этом могут фигурировать как едкие, так и иные яды. Необычным может быть и способ введения яда, например при помощи клизмы.

Иногда убийца с целью сокрытия следов преступления расчленяет труп младенца на мелкие части или сжигает его.

Экспертизы в случаях естественной и насильственной смерти новорожденных производятся по общим правилам исследования трупа с обязательным тщательным протоколированием обнаруженных данных, а также детальным описанием проделанных проб и полученных результатов.

Глава 30. Особые случаи судебномедицинского исследования трупов

Исследование расчлененного трупа. Объектом судеб-номедицинской экспертизы может служить не только целый труп, но и отдельные его части, как результат естественного, случайного или умышленного расчленения. Расчленение может носить некриминальный характер или же быть связанным с преступлением.

Некриминальное расчленение может иметь место в результате гнилостного распада трупа, растаскивания отдельных его частей животными. У трупов, находящихся в воде и увлекаемых стремительным течением, иногда отделяются те или иные части тела (особенно при значительной гнилости). Плавающие трупы могут расчленяться винтами судов или при попадании в турбины гидростанций, на мельничные колеса, ковши землечерпалок и т. п. Значительное расчленение наблюдается при повреждениях рельсовым транспортом, при взрывах, при авиационных катастрофах.

Криминальное расчленение трупа в редких случаях производится убийцей как выражение крайнего озлобления, мщения или по психопатическим мотивам. В последнем случае иногда наблюдается вырезание только половых частей или внутренних органов.

Чаще всего расчленение производят в целях сокрытия следов преступления, чтобы затруднить опознание трупа и установление причины смерти. Расчлененные части разбрасывают в разных местах, зарывают в землю, выбрасывают в водоемы, выгребные ямы, спускают в канализацию, подкидывают в поезда, отправляют багажом и т. д.

Для расчленения используют рубящие и режущие орудия, реже — пилу.

В ходе экспертизы расчлененного трупа надо тщательно описывать размеры и особенности доставленных частей, наличие особых примет (родимых пятен, рубцов и т. п.), трупные явления, имеющиеся повреждения, выясняя их прижизненное или посмертное происхождение. Обращают внимание на места отделения расчлененных частей. Это необходимо в целях идентификации примененного орудия, а также для сопоставления отдельных частей, которые будут поступать в дальнейшем (части расчлененного трупа обычно обнаруживаются не одновременно).

Поступившие части сопоставляют и фотографируют по отдельности и в собранном виде. Кусочки их обязательно направляют в лабораторию для определения группы крови или тканей (порядок направления изложен в гл. 34). Тщательно осматривают и фотографируют упаковку, в которой находились расчлененные части.

При экспертизе расчлененного трупа обычно приходится разрешать вопросы о принадлежности представленных частей человеку (в неясных случаях устанавливается серологическим и морфологическим лабораторным исследованием), поле, возрасте, и особых приметах умершего, принадлежности присланных частей одному или разным трупам, времени наступления смерти, причине смерти, времени и способах расчленения (о примененных орудиях).

После производства экспертизы части трупа сохраняют в морге для последующего сопоставления. Сохраняют и упаковку.

Исследование неопознанного трупа производят по общим правилам (см. гл. 28), имея, однако, в виду возможность опознания умершего в дальнейшем. Это определяет те требования, которые предъявляются при исследовании трупа неизвестного лица.

Перед исследованием труп фотографируют в одежде, а также раздетым, чтобы запечатлеть характерные признаки его внешнего облика (черты лица, прическа, харак-тер стрижки волос, особые приметы и др.). Лицо (голову) фотографируют в фас, левый и правый профили, 3/4 поворота головы вправо и влево. Особо характерный идентификационные признаки фиксируют на обзорном, узловом и детальном снимках.

Подробно описывают одежду, ее фасон, вид, цвет, рисунок и свойства материала, отделку, количество и свойства пуговиц, застежек; обозначение размера, клейма; фирменные знаки, метки прачечной, химчистки, изношенность, загрязненность, повреждения, следы ремонта, наличие паразитов. Состояние одежды описывают по правилам, изложенным в гл. 27 (застегнута, расстегнута и т. п.). При описании обуви обращают внимание на метки сапожно-ремонтных мастерских.

Измеряют длину трупа, окружность груди и головы, размер стоп и кистей. Измеряют и описывают татуировки, родинки, бородавки, рубцы, в необходимых случаях вырезая их (если труп уже не будет предъявляться для опознания) и сохраняя в 3 — 5%-ном растворе формалина. Обращают внимание на деформации костей, атрофии мышц, опухоли, уродства, профессиональные особенности: мозоли, трещины, прокрашивание кожи и ногтей. Описывают следы косметических воздействий — окраску волос, завивку, маникюр, педикюр.

Голову описывают по методу словесного портрета и после туалета фотографируют по правилам сигна-летической съемки — в фас, в 3/4, в правый и левый профили.

Возраст определяют по совокупности признаков, описанных в гл. 22, Снимают дактилоскопические оттиски. В случае надобности делают слепки с зубов, составляют формулы зубов. Кровь из трупа направляют в лабораторию для определения групповой и типовой принадлежности.

Предъявляя труп для опознания, следует иметь в виду возможность ошибок со стороны даже близких родственников, обусловленную посмертным изменением черт лица (при отсутствии гниения).

Поэтому большую идентификационную ценностьиме-ет одежда и предметы личного пользования, обнаруженные на трупе.

Глава 31. Особенности исследования трупа при наличии повреждений

В случае смерти от повреждений перед экспертом могут быть поставлены различные вопросы в зависимости от особенностей данного, конкретного случая.

Вопрос о причинной связи.

Повреждение само по себе может вызвать сразу смерть (например, обширное разрушение черепа и головного мозга, разрушение сердца, размятие тела). Причиной смерти могут служить и те тяжкие последствия, которые развились в результате повреждения, например разлитое воспаление брюшины вследствие колото-резаной раны кишечника, гнойное воспаление мозговых оболочек при нарушении целости костей черепа, обширное внутрибрюшное кровотечение при разрыве селезенки. В таких случаях для наибольшей ясности эксперт должен указать в заключении на причинную связь между повреждением и смертью, на характер развившихся последствий и на их роль в наступлении смерти. В приведенных примерах соответствующий пункт заключения должен быть изложен примерно так: «смерть наступила от колото-резаного ранения брюшной стенки, проникающего в кишечник и приведшего к развитию гнойного воспаления брюшины», или «смерть наступила от сдавления живота тяжелым предметом, с разрывом селезенки, обильным кровотечением в брюшную полость и резким острым малокровием».

В заключении акта надлежит указывать также развившиеся на почве полученного повреждения осложнения, которые способствовали ухудшению общего состояния пострадавшего. Примером могут служить воспаление легких при черепно-мозговой травме, нагноение полученной раны.

Состояние здоровья лица, получившего повреждение, наличие тех или иных заболеваний, индивидуальные особенности организма — весь этот «фон» может иметь значение для исхода полученной травмы. Так, у людей с повышенной ломкостью костей (например, у стариков) иногда возникают обширные множественные переломы ребер при относительно небольшой травме. У лиц, имеющих болезненные изменения сосудов мозга, легче возникают внутричерепные кровоизлияния при ударах по голове. Поэтому перед экспертом правомерно могут быть поставлены вопросы о наличии у умершего заболеваний и их роли в наступлении смерти.

Практика показывает, что иногда эксперты склонны переоценивать значение болезненного «фона», отрицая или преуменьшая роль травмы как причины смерти. Были случаи, когда при смерти, наступившей сразу после ударов по голове-, от обширного внутричерепного кровоизлияния, эксперт неосновательно расценивал данное кровоизлияние как самопроизвольное лишь потому, что в сосудах мозга имелись более или менее выраженные болезненные изменения.

Подобная трактовка ошибочна, так как пострадавший с имевшимися у него болезненными изменениями в сосудах жил и, очевидно, что он не умер бы именно в тот момент, если не получил бы повреждений.

В связи с этим издано методическое письмо, касающееся судебномедицинской экспертной оценки внутричерепных кровоизлияний, возникающих после травм. Поэтому в случае недостаточной ясности в заключении эксперта перед ним нужно поставить вопрос о том, последовала ли бы смерть от имевшихся болезненных изменений, если не было бы повреждений. Отвечая на него, эксперт должен указать на наличие (или отсутствие) причинной связи между повреждением и смертью, оценить значение болезненного «фона» в наступлении смерти. Вопрос же о том, в какой мере лицо, причинившее повреждения, могло и обязано было предвидеть последствия своих действий, является юридическим и относится к компетенции судебно-следственных работников.

Предмет, которым было причинено повреждение. Ответ на вопрос, как правило, должен содержаться в заключении акта исследования трупа. Иногда он может носить лишь общий характер (тупой предмет, колюще-режущее оружие и т. п.). Если же добытые при исследовании данные оказываются достаточными, то возможна и некоторая детализация. В таких случаях указывают, например: «тупым предметом с четырехгранной ударяющей поверхностью», «колюще-режущим оружием с односторонней заточкой лезвия и с длиной лезвия не менее 8 см», «ранение из огнестрельного оружия с большой пробивной силой». В некоторых случаях путем специального трасологического исследования и сопоставления удается идентифицировать конкретный предмет, которым причинено повреждение.

Вопросы, об обстоятельствах нанесения повреждений (направлении и последовательности нанесения повреждений, взаимном расположении потерпевшего и лица, наносившего повреждения, позе пострадавшего в момент получения повреждений, времени, прошедшем между нанесением повреждений и смертью) нередко разрешить затруднительно, и ответы на них могут быть даны лишь при наличии достаточных судебномедицинских данных.

Вопрос о квалификации тяжести повреждений приобретает особое значение при наличии множественных повреждений, когда есть основания полагать, что они нанесены не одним лицом. В таких случаях эксперт должен оценить каждое повреждение или каждую группу повреждений, а также сказать, повлияли ли они на наступление смерти.

Необходимо указать на ошибочную квалификацию повреждений, допускаемую некоторыми экспертами. Так, кровоподтек или ссадину мягких покровов головы в месте удара тупым предметом, вызвавшего смертельное внутричерепное кровоизлияние, они квалифицируют как легкое повреждение, не причинившее расстройства здоровья. Такая оценка вносит только путаницу, затрудняя следователю и суду квалификацию действий лица, причинившего повреждение. Поскольку данное повреждение явилось следствием удара, вызвавшего смерть, его надлежит квалифицировать как тяжкое телесное повреждение.

Отличие прижизненных повреждений от посмертных. Весьма важное значение имеет вопрос о том, возникло ли то или иное повреждение прижизненно или оно было нанесено после смерти. Правильное разрешение его нередко способствует установлению важных обстоятельств дела.

Так, если при исследовании трупа, найденного на железнодорожных путях с признаками переезда колесами, устанавливается, что эти повреждения причинены посмертно, а наряду с ними обнаруживаются прижизненные тяжкие повреждения, нанесенные тупым предметом, это дает основание подозревать, что человек был убит тупым предметом, а в дальнейшем труп был подложен под поезд, чтобы инсценировать несчастный случай или самоубийство.

Характерным отличием повреждения, нанесенного при жизни, от посмертного является то, что первое сопровождается так называемыми прижизненными реакциями.

Различают местные и общие прижизненные реакции: местные возникают в тканях тела, расположенных в месте нанесенного повреждения и вокруг него; общие захватывают весь организм.

Местные реакции. Первой реакцией является кровотечение из поврежденных сосудов с кровоизлиянием в ткани в месте травмы и в непосредственной близости от него, а также наружное кровотечение из ран. Они будут тем интенсивнее, чем меньше было нарушено в этот момент нормальное кровообращение в организме. Поэтому при быстрой остановке сердца или резком нарушении его деятельности сразу после получения повреждения кровоизлияния в ткани могут оказаться ничтожно малыми. Это наблюдается, например, при обширном раз-мятии тела поездом, при разрушении тела в результате взрыва. Наружное кровотечение из открытых ран при очень быстром наступлении смерти также может оказаться незначительным.

Известно, что и посмертные повреждения, особенно если они нанесены сразу после смерти, могут сопровождаться кровянистым пропитыванием окружающих тканей. Более надежное дифференцирование в подобных случаях возможно на основании гистологического иссл!-дования (наличия признаков свертывания крови, рассасывания кровоизлияния, воспаления и других особенностей, характерных для прижизненного повреждения).

Далее:

 

3.23. Хламидиоз и хламидии.

Камни в почках, мочевом пузыре, печени, желчном пузыре.

258. Рогоз узколистный — камыш.

Физиологическая релаксация.

Какое количество? сколько раз?.

Глава 14. Вич-инфекция.

Отношение общества к ожирению.

 

Главная >  Публикации 


0.0032