Главная >  Публикации 

 

Легкие



Лимфатическому оттоку от нижних конечностей способствует ходьба. Увы, увеличение количества автомашин, прогрессивная "моторизация" человечества способствует развитию слоновости, т.е. вызывает расширение вен и лимфатических сосудов и как следствие - лимфостаз. Через 20-30 лет половина цивилизованного человечества будет иметь огромные распухшие ноги.

Восстановление анатомической целостности легочной ткани после болезненных агрессий зависит от функции неповрежденной лимфатической системы. Каждая лимфатическая недостаточность сопровождается загромождением, засорением легочной ткани молекулами альбумина. Последние, поглощая воду (как губки), провоцируют отек легких с последующим новробразованием соединительной ткани, т.е. фиброзом или склерозом легких. Таким образом, стаз в лимфатических сосудах легких играет доминирующую роль при образовании легочного отека.

Жители городов и промышленных центров при каждом вдохе вместе с воздухом вводят в легкие нерастворимые частицы пыли, УГЛЯ, бензина; в равнинах Восточной Европы, на участках азиатских, африканских и ближневосточных пустынь население ежегодно в течение четырех месяцев вдыхает частички песка. Предположим, что в течение дня человек, живущий в этих районах, вдыхает 3-5 г тяжелых нерастворимых частичек, сделайте небольшое умножение: в течение месяца эти 3-5 г превратятся в 100-150 г. В течение года количество вдыхаемых частичек составит 1200-1300 г, за 60 лет это число достигает 72-100 кг.

Жизнь оказалась бы задушенной под тяжестью вредных частиц за какие-нибудь несколько месяцев, если бы механическому, химическому и микробному травматизму организм не противопоставил бы беспрерывный, непрекращающийся фагоцитоз и действие лимфы, которая дренирует, расщепляет, уносит опасные частицы. Уже в 1902 г. Тенделоо (Tendeloo) продемонстрировал присутствие в лимфе частичек пыли. Их находят и внутри фагоцитов.

Антракоз и силикоз поражают и разрушают огромные участки легочной ткани, если сокращается фагоцитарная способность клеток и если дренаж, совершаемый лимфатическим потоком, становится недостаточным.

Проницаемость капиллярной стенки может быть нарушена гипо-ксемией, избытком микробных токсинов, увеличением нормальных метаболитов (мочевина, мочевая кислота, хлористый натрий и пр.), которые загромождают капилляры и вызывают загустение плазмы крови путем закупорки, обструкции лимфатических узлов, расположенных в верхнем течении лимфы, и замедляют или полностью задерживают ее поток.

Когда проницаемость мембраны кровеносных капилляров чрезвычайно увеличивается, когда появляется гиперпория, превосходящая определенный уровень, увеличивается объем фильтруемой жидкости, которая, не находя себе места в переполненных лимфатических сосудах, заполняет альвеолы и бронхиолы. Развивается отек легкого с разрывом многочисленных кровеносных капилляров, поэтому лимфа может превратиться в геморрагическую.

Вблизи воротной вены, несущей кровь в печень из всех отделов желудочно-кишечного тракта, проходит мощный лимфатический сосуд. Поток лимфы, направляющийся в печень, очень изменчив: сразу после поступления пищи в желудок объем лимфы увеличивается на 80 %. Так называемое серозное воспаление печени может быть спровоцировано закупоркой лимфатического протока. Если кровеносный и лимфатический потоки, а также промежуточные жидкости находятся в состоянии застоя, не исключено развитие цирроза печени.

Давно известны вирусные гепатиты; когда обнаруживается болезненный синдром и одновременно микроб или вирус, последних обычно склонны принимать за причину заболевания. Нельзя ли допустить, что появлению вируса предшествовала массивная деструкция печеночных клеток из-за изменения состава крови, уменьшения притока кислорода? Почему не предположить, что роль вирусов и микробов является, скорее, действием могильщика, а не чрезвычайного агента болезненных изменений.

Микробиологи и клиницисты забывают об одном эпидемиологическом феномене, многократно наблюдавшемся во время каждой эпидемии оспы, холеры, чумы, - болела только одна треть населения, не больше. Не имеем ли мы права предположить, что врожденный иммунитет в два раза более действен, чем самая опасная инфекция.

Анализ происхождения гепатита показывает, что каждая декомпозиция молекул, даже продукты распада белковых молекул, так же токсичны, как токсины самых вредоносных микробов и вирусов.

Печень Печень производит за 24 ч от 1 до 1.5 л желчи; одна ее часть направляется в кишечник, другая - в желчный пузырь, служащий складом, резервуаром. Желчь превращает жиры, содержащиеся в пищевых веществах, в субстанцию, которая затем расщепляется в тонком кишечнике на более мелкие фрагменты с помощью пищеварительных ферментов. Большинство этих ферментов поступает из поджелудочной железы.

Пищевые жиры не могут быть ассимилированы кишечником в том виде, в каком они содержатся в пище. Под действием желчи жиры распадаются на глицерин и жирные кислоты. В клетках слизистой оболочки кишечника молекулы глицерина и жирных кислот соединяются, и химически восстановленные жиры начинают свое путешествие в крови.

В крови жиры, обладающие большим запасом энергии, снова распадаются на субстанции с более простой структурой и с меньшей энергетической ценностью. Таким образом, несколько квантов энергии освобождается и может быть утилизировано клетками и тканями. Продукты метаболизма жиров покидают организм ь виде воды и углекислоты. Все эти чудесные превращения происходят в минерализованном потоке воды.

В желчном пузыре желчь теряет часть своей воды и становится более концентрированной; если она становится слишком концентрированной, образуются кристаллы камней, часто фиксирующие кальций. Вот взаимозависимость между формацией камней и внеклеточным движением жидкостей.

Поэтому при лечении холецистита нельзя забывать о первостепенной . роли движения внеклеточных жидкостей. Применяя одно лишь фармакологическое и диетическое лечение, невозможно достигнуть излечения или предупреждения холецистита и избежать образования камней. Каждый раз, когда попадает в кишечник, желчный пузырь сокращается, чтобы вылить на жир максимум желчи. Если в желчном пузыре есть камни, они могут провоцировать сильные боли, проникая в желчный проток. Наилучшим предупреждением желчных кризов является недопущение пищевой перегрузки, а также применение горячей грелки на область печени и желчного пузыря.

Для печени является тяжелой работой ежедневно производить 1-1.5 л желчи, она использует многочисленные субстанции для образования желчи, начиная с остатков распада эритроцитов. После эмульгирования жира желчные кислоты распадаются в тонком кишечнике и проникают через слизистую оболочку кишечника в кровь, затем они опять восстанавливаются в желчные кислоты и возвращаются в печень с потоками крови.

Чтобы дезагрегировать желчные кислоты в кишечнике, необходимо действие микробов - колибацилл, без этих микроорганизмов непрерывное восстановление желчных кислот было бы невозможным. Можно предположить, что действие микробов не всегда вредоносно, и, даже с антропоцентрической точки зрения, лишь очень незначительная часть микробной флоры кишечника представляет собой асоциальный элемент.

Известно приблизительно около 30 биохимических функций печени; когда наши исследовательские возможности продвинутся еще дальше, обнаружатся еще 130 функций, а может быть, и больше!... Что же, то, что нам уже известно, достаточно, чтобы понять, какое чудо представляет собой крошечная клеточка печени. Печень, как и другие органы, не прекращает своей работы ночью. Химико-гепати-ческий трест вынужден в течение ночи дезинтоксицировать, нейтрализовать, выводить токсины усталости, скопившиеся за день. Если печень не выводит токсические вещества, сон не приносит организму никакого отдыха и утром человек просыпается усталым, даже более утомленным, чем в момент засыпания.

В США биохимики расценили работу печени: для обеспечения ее химических реакций потребуется лаборатория с заведующим, тремя ассистентами и пятью лаборантами! В микроскопическом пространстве в недрах каждой клетки с головокружительной быстротой в течение всей нашей жизни рождаются, протекают и заканчиваются неисчислимые реакции, представляющие собой огромное чудо, которое мы с восхищением наблюдаем.

Альбуминурия в тканях. Термин этот создан Эпингером и должен был бы стимулировать микробиологов тщательно пересмотреть и передумать, тщательно пережевать свои слишком догматические доктрины. Продолжая усиленные вакцинации, кончают очень опасной, нелогичной интеллектуальной аутовакцинацией.

Милль (Mill, 1957) объединил несколько клинических наблюдений детей Ямайки, страдающих циррозом печени, спровоцированным голодом. Расстояние между печеночными клетками и в окружности воротной вены были закупорены эозинофильными коагулянтами. Когда кровеносный и лимфатический протоки, промежуточные жидкости находятся в состоянии застоя, непроточности, цирроз возникает без предшествующего внедрения вирусов.

Печеночная лимфа содержит больше белковых молекул, чем лимфа других органов. Так называемое серозное воспаление может быть спровоцировано закупоркой лимфатического потока в печени. Закупорка лимфатических путей капсулы печени провоцирует болезненные изменения, останавливает движение жидкостей брюшной полости. Асцит, скопление газов в толстой кишке, оттесняя печень к грудной клетке, сжимают нижнюю полую вену, сужают лимфатические пути в брюшной области и сокращают лимфопоток в печени.

Легкие

Легочные капиллярные сосуды замечательно адаптируются к разнообразным нуждам организма. В состоянии покоя через них походят 4-5 л крови, необходимые для обеспечения фиксации и доставки кислорода в ткани и органы. При физической работе капилляры легких могут принять 30 л крови в минуту. Время прохождения крови через капилляры легких в покое равно 0.75 с, при тяжелой физической работе - 0.35 с.

Число легочных альвеол колеблется от 300 до 400 млн с общей поверхностью в 50 м при выдохе и 130-150 м при вдохе. Альвеолярные клетки обладают липолитическим, протеолитическим и гли-колитическим хозяйством. Они способны также элиминировать частички холестерина.

Если признать специфическую деятельность каждой клетки, надо допустить, что вне ее каждая клетка дирижирует оркестром неисчислимых ферментов, в каждой клетке должен существовать центр, подлинный ум клетки, который направляет, стимулирует, тормозит, управляет проницаемостью, цитоплазматическими потоками, дозирует ферментативные микровзрывы.

Крошечная альвеолярная клеточка не является пассивной мембраной: она фагоцитирует гематин и, если нужно, отрывается от альвеолярной ткани, для того чтобы фагоцитировать (как лейкоцит) жирные и красящие частички. Она образует псевдоподии.

Большие бронхи имеют калибр 200 мм, конечные бронхи - 1 мм. Непонятно, почему преподаватели анатомии и анатомические трактаты не дают никаких указаний о пространстве и структурных пропорциях органов. Врач не имеет никакого понятия и представления ни о микроскопической величине, ни о микроскопической комплексности. Он пребывает в словесном плену, он волен нагружать себя абстрактной терминологией, но он не может дать себе отчета ни в истинном действии фармакологических веществ, ни в отдельных результатах хирургических вмешательств.

Это полное неведение реальных анатомических величин клеточного хозяйства, которое необходимо знать и уважать, создало истинно антибиологическое положение в медицине, направленное против жизни, против здоровья: бесконечные скопии, калечащие биопсии, удовлетворяющие лишь нездоровое и опасное любопытство.

Калибр бронхиол меньше одного миллиметра. Каждый раз, когда вводят в бронхи липоидол при рентгенологических исследованиях, отдают ли себе отчет в том, что при этом надолго травмируют миллионы бронхиол - огромную дыхательную поверхность - и что только крошечная часть уцелевших бронхиол может регенерировать в течение многих лет.

Бронхиолы удлиняются и расширяются во время вдоха и принимают нормальный объем при выдохе. Дыхательная бронхиола - это группа альвеол, зона легкого проникновения микробов. На этом уровне происходят аутокаталитические процессы.

Когда вспоминаешь, что уже больше столетия легкие человека засорены антрацитной пылью, когда отдаешь себе отчет в том, что у населения больших городов дыхательная поверхность легких ежегодно сокращается, когда думаешь о распространении вредоносных газов от миллионов машин, когда присутствуешь при возрастающей радиоактивности, то безразличие медицинских органов к этим бедствиям выглядит чудовищным и становится недопустимым. Теперь прочтите небольшую выдержку из отчета, сделанного на конгрессе, состоявшемся в Риме в декабре 1957 г., о загрязнении атмосферы.

"В Англии легкие жителей больших городов, обследованные после смерти, не имеют более розовой окраски, они серые по причине инкрустации в них сажи. Число заболеваний раком легкого без конца увеличивается. Туман, смешанный с дымом, является неоспоримым канцерогенным фактором, - утверждают врачи и биологи Калифорнии в США, Они подвергали тысячи животных действию тумана и дыма. Эта смесь препятствует проникновению ультрафиолетовых лучей, необходимых для нормального роста детей - увеличивается количество случаев рахита.

В Турине зарегистрировано 7 т осадков пыли и сажи за 24 ч. Кроме сажи воздух заражен канцерогеном - бензопиреном, побочным продуктом бензина, а также серой, аммиаком, окисью углерода, опаснейшего врага дыхания. Обогревание газом увеличивает это отравление. Ветер разносит эти частички на тысячи километров.

В Милане расходуется ежедневно 1 300 000 л бензина. В Париже - приблизительно 9 000 000 л; 7 % этого бензина, т.е. более чем 600 000 л несгораемых отходов, ежедневно загрязняют его атмосферу. Десятки тысяч углеводородов интоксицируют парижан.

Частички сероводорода витают в атмосфере, падают, перемешиваясь с каплями дождя, на камни домов, покрывая их серым грязным слоем, и провоцируют эрозию стен. Бедные человеческие легкие с их изумительным механизмом защиты более выносливы, чем стены!" Отравленный воздух порождает хроническую гипоксемию не только в легких, но и в умах. Мысль, воля приглушены, люди в больших городах становятся инертными стадами и, тем самым, легкой добычей диктаторов и авантюристов. Индустриальная цивилизация умирает в физической, моральной и умственной асфиксии.

Нервная система Помимо своих специфических функций тело нервной клетки должно обеспечивать интеграцию и непрерывное возобновление своей цитоплазмы, вплоть до окончания аксона и дендритов. Нервная клетка должна также возобновлять содержимое нервных стволов, длина которых составляет метр, а со всеми своими разветвлениями - гораздо больше. Какой взрывчатый динамизм, какая невероятная сила дана этой крошечной нервной клеточке, чтобы хотя бы выполнить функцию питания и элиминации отходов на огромной поверхности в сравнении с объемами тела клетки.

Кроме того, нервная клетка является центром, средоточием сигнализаций, стимуляций, колыбелью мысли, науки, искусства, страстей, чувств, распорядительным постом, направляющим все физиологические функции, регистрирующим каждую пертурбацию, бдительным часовым всех жизненных феноменов.

Если каждая клетка мозга представляет собой штаб, центр, беспрерывно управляющий распадом и восстановлением, деструкцией и реконструкцией, то как на этом химическом складе, полном молекул, летающих со скоростью выпущенной пули, как среди всего этого вращения могла родиться, оформиться частичка мысли, нуждающаяся в покое, сосредоточенности и размышлении?

И тут мы вынуждены констатировать, что ничего, трижды ничего не заем о связях, взаимоотношении между содержимым церебральной клетки, с одной стороны, и вспышками мысли - с другой. Нам известны расстройства моторики, чувствительности, но взаимозависимость между клетками мозга и мыслью остается тайной.

Какую же тогда ценность представляют дискуссии о сознании и подсознании? И сколько лет надрывались эпигоны Фрейда, Адлера, Юнга, чтобы определить границу между Сознанием и Подсознанием?

Благодаря аксону и дендритам поверхность и объем нервной клетки значительно увеличены. Можно бы говорить о вездесущности (повсеместном присутствии) каждой клетки мозга в каждой крошечной, наимельчайшей точке организма. Метаболизм нервной клетки огромен.

Надо переработать питательные вещества, организовать элиминацию отходов (метаболитов) на поверхностях и пространствах, по размерам в миллионы раз превышающих объем тела самой клетки.

Мозговая клетка - самая чудесная машина в миниатюре из всех существующих в мире. И с каким пренебрежением, с каким невежеством человек пользуется этой машиной! Он разрушает ее могущество, ее функции неправильным питанием, ленью, наивной доверчивостью, своими школами, удушающими расцвет свободной мысли, перегрузкой памяти, и клетки мозга, изъеденные ржавчиной, погружаются в инерцию, окончательную и непоправимую.

Оболочка миелина. Липопротеидные мембраны, составляющие оболочку миелина, число которых достигает нескольких десятков, изменяют проницаемость поверхности нервных путей. Эти мембраны обеспечивают ионные транзиты, без которых проводимость нервного импульса была бы невозможна.

Каково значение многочисленных миелиновых оболочек? Это защита ориентации ионного транзита, гарантия против распыления, рассеивания, утечки ионов, которые должны оставаться в аксоне для обеспечения запланированного пути нервного импульса.

Глава 3. Патология
Метаболиты - доминирующие факторы в патологии и клинике

Метаболиты - зола живой субстанции, отходы клеточного и тканевого метаболизма, если они не элиминированы, закупоривают, загромождают каналы выделения конечных продуктов обмена веществ. Существуют метаболиты плотные, соединенные в цепи гигантских молекул, находящихся в крови и лимфе или во внеклеточных жидкостях и представляющие большую опасность для организма.

Закупорка кровеносных капилляров является основой возникновения капиллярита, артериита, эмболии, тромбоангоитов, флебитов, коронарита, мозговых кровоизлияний (геморрагии), почечных болезней.

Закупорка лимфатических капилляров - основная причина лимфангоита, если закупорка сопровождается микробной агрессией; если закупорка чисто механическая - это элефантиазис (слоновость). Закупорка желчных капилляров ведет к воспалению желчных путей печени. Кровеносные капилляры, лимфатические, желчные - зажатые, задыхающиеся, гонят свою плазму, свои жидкости в брюшную полость. Налицо асцит, и на кладбище мертвых капилляров возникает тень пролиферирующей соединительной ткани, покрывающей могилы паренхиматозных клеток покровом меланхолического забвения.

Камни желчного пузыря, мочевой песок - это вторжение молекул кальция, связанных с фосфатами, оксалатами и холестерином, которые закупоривают извитые канальцы почек, располагаются в желчном пузыре, хрусталике, суставных полостях, периартикулярных тканях (хронический гипертрофический ревматизм), на внут-рипозвоночных дисках (золотоносные жилы для ревматологов и хирургов!), на внутренней поверхности черепной коробки (монго-лизм) и т.п.

Констатируя чрезмерную потерю кальция, вы наблюдаете рахит у детей, остеомаляцию костей у престарелых.

Скрупулезные описания специальной патологии перегружены устаревшими концепциями. Каждый маленький синдром окрещен абстрактным термином. С истинным самозабвением старательно группируются незначительные локальные поражения, но о больших потоках жизни не отдают себе отчета. Когда патологи и клиницисты поймут и осознают, что в большинстве заболеваний первостепенным фактором является закупорка капилляров, артериол, бронхиол, проходы, забитые гигантскими перекисленными молекулами метаболитов, число этикеток болезней сократится, также уменьшится избыток медикаментов и хирургических вмешательств, и простая, действенная и скромная терапия будет наконец применяться прозревшими врачами.

Далее:

 

Как рассказать мальчику о сексе.

Глава 6 - Гомо сапиенс, генетический дар.

Раздел 2 Внелегочные формы туберкулеза.

Жизнь дерева.

Шаман и галлюциногенные средства.

Биохимия грибов.

Мнение доктора.

 

Главная >  Публикации 


0.0006