Главная >  Публикации 

 

Салаты



Химия организма в большей степени определяется пищей. Согласно положению физиологии, привычка к какой-то конкретной пище производит и конкретные энзимы или их модификации, содержание конкретных жидкостей и железистых секреций организма, конкретные нервные проявления. Привычки питания действуют кумулятивно и создают почву для метаболических реакций. Вероятно, изменение действия энзима ни в одном другом процессе не проявляется столь явно и быстро, как в функции пищеварения. У всех живых тканей существует тенденция быть в положении более или менее стабильном, будь то при усиленной работе или наоборот. То же самое Павлов отметил у пищеварительных секреций. Например, при кормлении животных было установлено, что с изменением их обычного рациона питания энзимное содержание желудочного сока с каждым днем все больше приспосабливалось к требованиям новой диеты. У собаки, которую на протяжении недель кормили только молоком и хлебом, а затем перевели на исключительно мясное питание, содержащее больше белков, и почти без углеводов, способность пищеварительного сока день ото дня возрастала, пока не достигла максимальной силы, в то время как ее амилолитическая (крахмалорасщепляющая) способность прогрессивно снижалась. Собака на таком питании показала „даже через три дня, что белковый фермент имел тенденцию к росту, а крахмалистый фермент - к падению". И это изменение отмечалось до двадцати трех дней. В противоположность этой собаке другую собаку, которую ранее держали на исключительно мясной диете, перевели на питание молоком и хлебом при наблюдении за деятельностью секреций поджелудочной железы. Способность соков поджелудочной железы к усвоению белков прогрессивно уменьшалась, и когда после двадцати шести дней пребывания собаки на молочно-хлебной диете собрали выделенный за двадцать четыре часа сок поджелудочной железы, то его исследование показало, что способность сока к усвоению белка была нулевой, а к усвоению крахмала возросла. У одних собак изменения в характере сока поджелудочной железы начинают проявляться уже вскоре после изменения их рациона, в то время как у других эти изменения происходили медленнее. В последнем случае это может объясняться тем, что быстрый переход от одной пищи к другой зачастую вызывает серьезную болезнь — лечебный криз. Но если внезапный и быстрый переход от привычной пищи к новой не привел к каким-то систематическим реакциям, то мы считаем, что новая диета была того же характера, что и прежняя, и не ожидаем от этого сколько-нибудь благоприятных результатов. Все это указывает на то, что чем дольше потребляется один какой-то вид пищи, тем эффективнее становится ее усвоение.

Лучший способ научиться усвоению какой-то пищи, которая трудно нами усваивается, это продолжать ее потреблять. Но, конечно, существуют и пределы: сверхстимуляция будет иметь обратный эффект.

У многих людей, как говорилось, имеется проблема с усвоением шпината. Но „повторение есть мать учения", и, как в любой другой работе, настойчивость в потреблении шпината сотворит и способность к его усвоению. Это продемонстрировано в сотнях случаев. И такое правило применимо ко всем видам продуктов. Мы стремимся искать пищу нежную, хорошо усваивающуюся. Но эта практика несомненно ослабляет нашу способность к перевариванию пищи. Подлинный пищеварительный „атлетизм" стремится наращивать способность усвоения разумным использованием пищи, требующей большей или меньшей работы пищеварительной системы. Изнеживание этой системы, без сомнения, делает из нее неженку, „тряпку". Конечно, я не имею в виду злоупотреблять нагрузкой на эту систему.

Анализ стула с целью выявления того, сколь много пищи проходит неусвоенной, не определяет усвояемость какого-то ее вида, по крайней мере, пока человек не будет получать для исследования питания время, достаточно длительное, чтобы приобрести максимальную способность ее усвоения. При определении усвояемости какой-то пищи также важно давать ее в сочетаниях, не препятствующих действию энзимов. Крахмал, легко усваиваемый, при смешении крахмала с кислотами или белками может оказаться в стуле неусвоенным.

Вегетарианец быстро приобретает способность к усвоению и метаболизации нового питания. Несомненно, также, что эта способность носит и наследственный характер. По словам доктора Рейнхеммера, „унаследованность химических свойств, которые имеют большое значение для производства вида, фактически имеющего место на земле, ныне хорошо известна как наследие морфологических качеств". Из некоторых наблюдений я сделал вывод, что ребенок лучше всего наслаждается и быстрее всего усваивает ту пищу, которую мать потребляла во время беременности. Скорость и эффективность различна у разных людей и при разных обстоятельствах. Однако быстрее из желудка уходят следующие виды пищи - фрукты, овощи, хлеб, яйца, телятина, говядина, свинина, курятина, орехи и другие. Углеводы обычно быстро эвакуируются из желудка, белки остаются в нем дольше. Виды пищи, требующие больше времени для желудочного пищеварения, необязательно более трудно усваиваются, часто процесс усвоения разный. Пища, требующая больше времени для усвоения, дольше всего и остается в желудке. Говядина требует лишь не намного больше времени для усвоения, чем телятина. Для мяса цыплят это время более длительное, чем для свинины, даже жирной. Красная свекла быстро проходит через желудок. Также и спаржа, сырые помидоры, салат-латук (если их прохождение не задерживают приправы), большинство овощей с низким содержанием белков и крахмалов. Овощи с большим содержанием крахмалов задерживаются для более тщательного переваривания. Овощи с небольшим содержанием белков проходят через желудок с небольшими изменениями. Сырая капуста уходит из желудка быстрее, чем вареная, о чем знают многие. Вареные бобы уходят медленнее, шпинат медленно по сравнению с другими овощами. У яиц с молоком прохождение медленнее, чем просто у яиц. При этом несвежие яйца требуют больше времени, чем свежие. Вареные яйца остаются в желудке дольше, чем сырые. Так же долго там остается яичница. Быстро уходит из желудка сырой яичный белок, он не возбуждает желудочную секрецию, если не будет принят с апельсиновым соком. Белок плохо усваивается и ассимилируется в организме. Медленно покидает желудок сырое молоко, еще медленнее пастеризованное и еще медленнее кипяченое. Молоко с богатым жировым содержанием проходит через желудок медленнее, нежели молоко с бедным содержанием жира. Желудочную секрецию стимулирует пахта. Бекон усваивается медленно и, вероятно, из-за жира понижает желудочную кислотность. У большинства людей он трудно усваивается. Жир заметно препятствует выделению желудочного сока, сокращениям желудка и снижает усвоение. Большая часть работы по усвоению пищи происходит в тонком кишечнике.

В предыдущих главах этой книги мы выяснили, что кофе, чай, горькие вещества и т.п. вызывают быстрое опорожнение желудка. Иными словами, пища может покинуть желудок без завершения желудочного пищеварения.

Салаты

Лошади не могут жить на одной злаковой пище. Вместе со злаками им нужно много зеленой пищевой массы - трав. Травы - это их „салат". Истощенные лошади, переведенные на подобный „салат", - травы пастбищ, где они могут вволю пастись, быстро поднимаются, начинают активно двигаться и проявлять строптивость от избытка одной лишь дополнительной энергии.

Бамбуковые ростки - молодые, нежные, легко усваиваемые - образуют большую часть питания горилл и других человекообразных обезьян, для которых это составляет поразительно полезный растительный салат. Такие же ростки или обычные зеленые растения и корни в качестве салатов являются жизненно важными для правильного развития и совершенного здоровья также и для человека.

Травоядные в силу своей природы не живут только на злаках, а испытывают большую любовь к молодой и нежной зелени, предпочитая свежие ростки только что проросших растений. То же самое проявляют многие черви, насекомые, черепахи и прочие животные.

До открытия витаминов, никто, кроме исследователей природы и практиков натурального питания, не знал, почему смирная домашняя корова вдруг ломает изгородь, чтобы добраться до проросшей кукурузы, или до зеленеющей травы, или зарослей люцерны. Если пустить старую корову к обильной зелени или же злакам, то она предпочтет самую грубую траву. Еще недавно не совсем было ясно, почему маленькие дети начинают красть яблоки и другие только что созревшие фрукты из чужого сада. В прежних теориях питания не принимались во внимание инстинкты, которые движут любым живым организмом при удовлетворении элементарных потребностей. Человеку столь же необходимо ежедневное поступление в организм зеленой травы, как и лошади, корове, обезьяне, птице и др., причем каждому живому организму нужен не маленький салатик из двух листочков увядшей зелени, или тонкий ломтик полуспелого помидора, или столовая ложка безвкусной приправы, что подают в ресторане, а большое блюдо салата. Со времен Грэхема жители нашей страны обучились потреблению большого количества фруктов и овощей. Но мы могли бы позволить себе их еще больше.

Сегодня витамины являются единственными, по сути, пищевыми элементами, занимающими моноидейные умы, равно как когда-то калории были предметом их божественного поклонения, а декстрированный хлеб - великой идеей слабых мозгов. И если медик вообще снисходит до внимания к минералам, то он предпишет наверняка лактат кальция, минеральное железо и прочие препараты из неорганических солей, проигнорировав органические соли фруктов и овощей. Но, благодаря натургигиеническому просвещению, люди научились потреблять сырые продукты, несмотря на ужасные предупреждения медиков. Вскоре сырой салат, сельдерей стали подавать и в гостиницах, и в ресторанах, и в вагонах-ресторанах. В домах нашей страны сырая пища становилась все более популярной. Повсюду все больше выращивалось подобной продукции. Сегодня каждый год по всей стране тысячи грузовиков загружаются зеленым салатом, сельдереем и тому подобной зеленью. Ныне сырая пища потребляется ежедневно во всех домах, в том числе домах врачей. Более того, вместо смерти от брюшного тифа и прочих „микробных" болезней вследствие якобы потребления такой „неусвояемой", „непитательной" и „полной бактериями" пищи люди на практике выздоравливали от болезней, объявляемых медиками „неизлечимыми".

Надо было что-то делать. И они послали своих исследователей в лаборатории, чтобы выяснить, почему у „знахарей" был успех, а у них жалкий провал. И эти джентльмены вскоре выступили с открытием, что сырые фрукты и овощи имеют богатое содержание витаминов, которые и ответственны за выздоровление больных. Чудо из чудес! Витамины позволили врачам так забыть свою микрофобию, что они осмелились съесть листик свежего зеленого салата-латука. А некоторые даже съели незапеченные яблоки!

Фруктовые и овощные салаты дают полноценную минеральную и витаминную пищу, столь необходимую для настоящего питания. Но вместо того чтобы сделать акцент на свежих фруктах и сырых овощах, медики и их сателлиты из разных школ так называемого лечения вместе с профессиональными диетологами и биохимиками делают ставку на печень и печеночный экстракт, на рыбий жир, почки, молоко, яйца и дрожжи. Прописывают и синтетические „витамины". Что касается медицины в целом, а также широкой общественности, то налицо недопустимый разрыв между накопленными и доказанными фактами и принципами питания, с одной стороны, и фактическим использованием этих знаний, с другой.

Новейшие знания в области питания не очень активно используются публикой и врачами. В больницах по-прежнему все еще кормят своих пациентов, как и полвека назад. Официальная диета, предлагаемая больным, не основана на проверенных диетических принципах и почти в каждом случае им не соответствует.

Еще совсем недавно медицина советовала людям никогда не есть сырыми овощи и фрукты из-за находящихся якобы на них микробах. Всего лишь несколько лет назад реальный врач-"ученый" едва ли осмелился бы держать в своих руках головку салата без резиновых перчаток, если вообще дотрагивался до нее или вошел с ней в комнату. И вдруг медики открыли, что сырые овощи и фрукты содержат витамины и именно витамины восстанавливают здоровье и предотвращают болезни. Ранее медицина побуждала - даже заставляла - людей „есть очень много хорошей, питательной пищи", а не зараженные микробами овощи, и столь долго злоупотребляла жупелом опасности „малого веса от недоедания", что необходимо было противостоять безумию разгула питания. И на собраниях некоторые врачи стали выступать против диеты из мяса, хлеба, картофеля вместе с добавками вроде „сладких десертов, сливочного масла, сметаны, сахара, майонеза, вызывающих дегенеративные болезни".

Но будут ли врачи наставлять людей есть свежие фрукты и овощи и настаивать на большом ежедневном салате из сырых овощей? Нет. Слишком много людей могут дойти до истинного происхождения этого совета, что обеспокоило бы „ученую" толпу. Ведь ее биохимики должны извлекать квинтэссенцию жизни из любой пищи, наклеивать на нее ярлык „витамин" и побуждать публику ежедневно глотать пилюли из таких „витаминов", они должны систематизировать и классифицировать извлеченные и синтетические витамины, наряду с пепсином, инглюцином, инсулином, калориями, железистыми экстрактами и т.д. И они будут продолжать советовать опьяненному пищей человечеству: „Ешьте что хотите: питание, табак и прочие привычки не имеют ничего общего со здоровьем".

Медицина научилась говорить громогласно и длительно о многом. Ее болтливость - обретенная ею привычка, ее усилия направлены на то, чтобы сказать что-то о том, о чем ничего не знает. Ее долгие и пространные разговоры о витаминах, пищевых смесях, диете и прочем могут заставить рядового человека поверить, будто она что-то знает о науке питания. Но это заблуждение. Знания о питании так и не проникли далее поверхностного слоя „эпидермиса" медицины, и каждый день можно услышать от врача советы больным есть все, что они хотят, что пища не имеет отношения к здоровью.

Тысячи акров овощных плантаций и многомильные фруктовые сады в нашей стране, посаженные для удовлетворения постоянно растущего спроса на фрукты, есть результаты деятельности не официальной медицины, а усилий „знахарей", „фанатиков", „любителей". Именно они просветили людей относительно ценности таких продуктов в то время, когда официальная медицина заявляла, будто эти продукты не имеют питательной ценности и опасны в свежем, сыром виде из-за содержащихся в них микробов. Медицина не обращала никакого внимания на питание, пока настроения в народе не заставили ее прекратить длительную дезинформацию и даже польстить этому вопросу. Безграмотный человек может еще продолжать игнорировать такую пищу, называя ее „кроличьей". Но разумных людей уже нельзя больше ввести в заблуждение подобными пренебрежительными высказываниями. Уже не подлежат сомнению ценность и необходимость каждодневного потребления таких продуктов. Прежний стиль питания порождал у людей тугодумие и сонливость, развивал в них диабет, болезнь Брайта, туберкулез, язву желудка, отвердение кровеносных сосудов, апоплексию, камни в печени и прочее. Против дискомфорта и стрессов от такого питания наши отцы принимали горькие настойки, пепсин, пищевую соду. Новейший стиль питания тоже приводит к диабету, туберкулезу, болезням сердца, отложениям в сосудах, язве желудка, неврастении и прочим заболеваниям. И опять от стрессов, вызываемых таким питанием, люди принимают тонны и тонны алкалоидов, „Белланс", „Тум", пищевую соду и прочее и прочее.

Что такое „салат"?

„Салат" в переводе с латинского означает „соль". Настоящие салаты содержат много органических солей, в них также много и витаминов.

Салаты играют главенствующую роль, поэтому их нельзя игнорировать. Но салаты из картофеля, креветок и тому подобных продуктов нельзя рассматривать как овощные салаты, и они не являются их заменителями. Фруктовые салаты обычно делают из консервированных фруктов, и потому они также не являются подлинными салатами. И из вареных продуктов салаты не выполняют функцию истинного салата. Пародией на честное название салата служит и „салат" из макарон. Доктор Моррис Шефферман совершенно правильно называл салаты из картофеля, тунца, лосося, цыпленка и тому подобные смеси „ненастоящими салатами", говоря, что это „стряпня", изобретенная „старыми манипуляторами" из ресторанов и аптек. Однажды владелец ресторана так и сказал ему: „Вы можете сделать куриный салат гораздо лучше из свинины, чем из телятины". Ресторанные салаты обычно состоят из небольшой порции тунца, лосося, нарубленного сельдерея, шинкованной капусты, майонеза, пары листьев увядшего салата-латука, уксуса, соли, часто со специями. Вместо майонеза могут использовать французские приправы. Обычный овощной „салат" в ресторанах и гостиницах содержит два листочка вялого салата, один-два тонких ломтика полузрелого помидора, столовую ложку жирной подливки, редиску и маринованную оливу. Такой „салат" этого названия не заслуживает. И даже если он и хорош, то не удовлетворит потребности в зелени и канарейки. У натур-гигиенистов - правилом является потребление большого блюда салата.

Натургигиенисты соблюдают несколько простых правил приготовления салата.

1. Салаты надо делать из свежих овощей. И если их можно принести прямо с огорода - тем лучше. При покупке же овощей на рынке надо выбирать самые свежие и самые крепкие овощи. Вялые и сморщенные овощи утратили и вкус, и питательную ценность. Самый лучший салат составят зеленые наружные листья растений - части, открытые при росте солнцу. Лиственный салат имеет преимущество перед кочанным, зеленый - перед белым. Прекрасными салатными овощами являются салат-латук, сельдерей, огурцы, помидоры, зеленый перец и т.п. Великолепная добавка к салату - репа, вкусное и ценное добавление - ботва редиса и листья шпината.

2. Используемые в салатах фрукты и овощи должны быть хорошо вымытыми. Такие продукты, как яблоки, обработанные мышьяком, надо тщательно вымыть и высушить. Нежные зеленые листья после промывания необходимо перед употреблением слегка просушить: нельзя перед употреблением срезать или соскребать поверхность моркови, свеклы и других корнеплодов, их надо тщательно очищать щеткой. Нельзя срезать шкурку с огурцов, ее надо съедать вместе с мякотью.

3. Салатные овощи нельзя разбивать, разрезать, крошить, нарезать ломтиками и т.д. Все это вследствие окисления ведет к утрате их жизненных сил. Мы также замечали, что продукты утрачивают свой вкус и подвергаются явным изменениям, будучи разрезанными, измельченными, накрошенными и т.д. вследствие окисления кислородом воздуха. Было также установлено, что эти манипуляции, столь распространенные среди любителей салатов, ведут к потере и разрушению витаминов в этих продуктах.

Результаты некоторых новейших исследований помогают нам понять ценность естественной пищи в ее природном состоянии.

Анализ витамина С показал, что примерно 10% его теряется в течение 6 мин при нарезании капусты и еще 4% утрачиваются за 10 мин, необходимых для ее приготовления к салату. Еще 4% теряется при мелком шинковании капусты. Чем мельче капуста нарезается или крошится, и чем дольше она в таком состоянии сохраняется до потребления, тем больше теряется этого витамина. Доктор Тисдолл из Торонто (Канада) сообщал о поразительной потере витамина С в продуктах вследствие их обработки. В этом сообщении, которое было сделано перед Американским институтом питания, говорилось, что одно лишь натирание сырого яблока или сырого картофеля приводит к полному исчезновению в них витамина С. „Божье благодарение помидору и апельсину, - восклицал этот доктор, - что это с ними не происходит". Другие исследователи сообщали о сравнительных потерях витаминов в прочих продуктах, как, например, при мелком крошении савойской капусты. Имеет значение даже тип самого крошения - в одном аппарате размельчение приводит за несколько минут к потере 30% витамина С, в другом аппарате - к потере 65%. Согласно недавним сообщениям, два английских ученых (доктор Ф. Уоке и доктор Дж.Орган) выявили, что витамин С разрушается аскорбиновой оксида-зой - оксидазой аскорбиновой кислоты. Большое количество аскорбиновой оксидазы вырабатывается при разрезании свежих фруктов и овощей. В сообщениях говорилось, что „высвобождаемая при нарезании оксидаза атакует витамин С, содержащийся в мелко нарезанных овощах и фруктах". Сообщалось, что „в помидорах, например, оксидаза находится в шкурке". И если помидор нарезается крупными ломтиками, то „высвобождается гораздо меньше оксидазы, чем при нарезании помидора мелкими ломтиками". Но это сообщение в том виде, как оно передано в печати, несколько запутано или искажено. Мы понимаем его таким образом, что оксидаза содержится в определенных частях фруктов или овощей и высвобождается при нарезании или измельчении и смешивании с общей массой пищи как субстратом. Приходя в контакт с витамином С, оксидаза заставляет его соединиться с кислородом (известный процесс окисления) и тем самым разрушает витамин С. Английские исследователи нашли, что при резке зеленого салата (латука) за одну минуту теряется 80% его витамина С. То же самое они обнаружили при экспериментах с апельсином, капустой, другими овощами и фруктами.

Далее:

 

Глава XVIII. Ангииты кожи.

Введение в таинства древних ведических культов.

Что такое осознание,и какое отношение оно имеет к процессу исцеления.

3.17. Коклюш.

Кардиомиопатии.

Подзатылочные мышцы.

246. Просвирник круглолистный.

 

Главная >  Публикации 


0.0031