Главная >  Публикации 

 

Глава I. Источники и механизмы заражения водоисточников патогенными микроорганизмами.



В некоторых случаях даже незначительное на первый взгляд улучшение водоснабжения может иметь существенное положительное значение. Так по данным Wayner, Lanoix (1958) в Калифорнии среди рабочих проживающих в бараках с внутренним водопроводом, частота носительства шигелл была значительно меньше, чем среди рабочих пользовавшихся той же водой, но проживающих в бараках, где внут­ренних кранов не было. Аналогичные данные (т.е. зависимость заболе­ваемости от наличия внутренних водоразборов) установлена в Бразилии при изучении смертности детей до 4 месяцев от диареи.

Имеется немало данных, показывающих значение уровня водоснаб­жения на распространенность кишечных инфекций, путем сравнения заболеваемости этими формами населения проживающего в одинаковых условиях, но по разному обеспеченных водой. Приведем некоторые из них.

Мinamata (1959) в Японии сопоставил характер водоснабжения и заболеваемости дизентерией и полиомиелитом в трех зонах. В зоне А водопроводной водой было обеспечено 70% населения, в зоне В - 10%, в зоне С - 5%. Заболеваемость упомянутыми инфекциями в зонах В и С была значительно выше, чем в зоне А. Вообще ряд показателей, характеризую­щих здоровье населения, в зоне С оказался выше, чем в других зонах. Rubensfein et al (1969) сравнили заболеваемость диареей детей перво­го года жизни в двух частях одной и той же деревни, причем одна часть имела водопровод и канализацию, другая была лишена и того и другого. В благоустроенной части деревни заболеваемость была в 3.4 раза ниже. Из современных, работ по этому вопросу можно упомянуть данные C.G. Vicfora et аl., (1988), относящиеся к южным районам Брази­лии. Сравнительное изучение показало, что степень риска заболевания диареей и летального исхода при этой инфекции в первую очередь зависит от характера водоснабжения населения.

Сошлемся на аналогичные материалы, полученные в странах СНГ. П.Г.Чумало и В.С.Китель (1972) сравнивали заболеваемость кишечными инфекциями в населенных пунктах по течению сильно загрязненной р. Западный Буг и в населенных пунктах по течению чистой реки (водоем первой категории) Солокия. Заболеваемость острыми кишеч­ными инфекциями, гепатитом и геогельминтозами среди населения, живущего по течению Западною Буга, была в 2-3 раза выше, чем в населенных пунктах по р.Солокия. И.И.Белясв (1954) установил корре­ляцию между санитарно-показательной микрофлорой водоисточников и заболеваемостью населения энтероколитами.

Э.А.Москвитиной с соавт.(1988) установлено, что при увеличении процента населения, обеспеченного центральным водоснабжением, и увеличении среднесуточного водопотребления на 1 человека в 1.7 раз, возникает явная тенденция к снижению заболеваемости острыми ки­шечными инфекциями. Между численностью населения, обеспеченного центральным водоснабжением, и заболеваемостью острыми кишечными заболеваниями и НАГ-инфекцией существует достоверная обратная связь. Связь между среднесуточным водопотреблением и заболеваемо­стью острыми кишечными инфекциями и дизентерией определялась коэффициентом корреляции равным 0,83. Заболеваемость острыми кишечными инфекциями на территориях, с незначительным развитием во­допроводной сети была в 2.7-3 раза выше, чем на территории с разви­той сетью водоснабжения. Сравнительный анализ показателей микро­бного загрязнения воды и заболеваемости кишечными инфекциями (кроме  сальмонеллеза)  выявил  их   синхронность  по  месяцам. П.И. Яровой с соавт. (1988) сравнивали зараженность энтеробактериями (клебсиеллы, протей, гафнии, энтеробактерии и др.) двух групп насе­ления: I - живущие в населенных пунктах около реки, связаны в быту и на работе с речной водой; II - живут вдали от реки, нет бытовой и производственной связи с речной водой. В период с марта по сентябрь (период сельскохозяйственных работ) зараженность группы I была значительно выше зараженности энтеробактериями группы II.

Мы привели выборочные данные, свидетельствующие о связи забо­леваемости рядом инфекций и состоянием водоснабжения. Число таких материалов, опубликованных за последнее десятилетие, в медицинской ли­тературе необозримо. Уже с 80-х годов прошлого века в крупных го­родах экономически развитых стран под влиянием данных о роли воды в распространении инфекционных заболеваний стали проводиться кардинальные мероприятия по улучшению водоснабжения. Были разра­ботаны и усовершенствованы методы обеззараживания воды. В настоя­щее время, наряду с методами обеззараживания воды уже вошедшими в практику, - хлорированием, озонированием, обработкой ультрафиоле­товыми лучами, разрабатываются и апробируются такие методики, как применение ультразвука, гамма-излучения, импульсивных электричес­ких разрядов, йода, ионов серебра и др. Разрабатываются вопросы свя­занные с водо-охранными зонами, совершенствуются методы лаборатор­ного контроля за качеством воды. В результате этого крупные водопроводные эпидемии кишечных инфекций в экономически развитых странах становятся редким явлением. В последующем улучшение во­доснабжения постепенно распространяется и на мелкие населенные пункты. Однако и на настоящий момент вопросы улучшения водос­набжения продолжают оставаться актуальными даже в наиболее бога­тых странах - США и Канаде, где в 1971-1972 гг. зарегистрировано 47 вспышек и эпидемий, связанных с передачей инфекции через воду. Общее число заболевших во время этих 47 вспышек и эпидемий со­ставило 6817 человек. Среди упомянутых заболеваний - шигеллезы, вирусный гепатит, брюшной тиф, сальмонеллезы и др. Важней­шей причиной сохраняющегося влияния водного фактора в этих стра­нах является плохое обеззараживание стоков: 25% сточных вод в США не подвергались очистке, 31% проходило лишь первичную очистку (Г.Я. Масловская, 1970).

В принципе аналогичные данные приводят Е.С. Lippy, B.C. Waltrip (1984) - в США среднегодовое число водных вспышек составляет 38, а среднее число заболевших за год почти десять тысяч.

Если в экономически развитых странах водный путь пере­дачи инфекционных заболеваний постепенно оттесняется на задний план, то в развивающихся странах роль его колоссальна. По материа­лам, приводимым в обзорной статье Ю.П. Солодовникова с соавт. (1967) в развивающихся странах Африки, Южной Америки и Азии примерно 130 из 320 млн. жителей этих стран пользуются водой из колодцев или открытых водоемов. Только 11% населения обеспечено доброкаче­ственной водой. Г.Л.Зарубин и И.Л. Овчинкин (1974) в своей моногра­фии указывают, что в начале 70-х годов около 500 млн. человек еже­годно страдают от болезней передаваемых через воду.

В статье опубликованной в WНO Tech. Repоrt (N 541,v. 72 Geneve, 1974) основанной на материалах ВОЗ приводятся данные о том, что в 1970 г. в развивающихся странах 29% городского населения (114 млн. человек) не были обеспечены системой водопровода и канализа­ции, а в сельской местности 92% населения (962 млн.) полностью были лишены этих коммунальных удобств. Свидетельством нерешенности вопросов водоснабжения явилась последняя пандемия холеры Эль-Тор, охватившая многие страны Африки и Азии. В 1971 г. было зарегистри­ровано 162 тыс. случаев холеры. В Центральной и Южной Америке энтериты и другие кишечные инфекции являются одной из ведущих причин смертности. Начавшаяся в 1969 г. в Гватемале эпидемия шигеллеза, распространившаяся затем на другие страны Центральной Америки, носила в основном водный характер.

По состоянию на 12 января 1981 г. более миллиарда жителей нашей планеты были вынуждены довольствоваться загрязненной и опасной для здоровья водой. Провозглашенная ООН программа “международного десятилетия обеспечения питьевой водой и улучше­ния санитарных условий” потребовала расходов в 140 млрд. долларов США. Эта грандиозная программа началась в 1980 г. и проходила под лозунгом “Чистую воду и неукоснительное соблюдение требований са­нитарии для всех к 1990 году”. В документах ВОЗ, относящихся к этой программе, указывается, что из 13 миллионов детей, которые еже­годно умирают, не достигнув 5-летнего возраста, большинство погибает от заболеваний связанных с водой. Сотрудники “Программы развития ООН” утверждают, что если бы все имели доступ к чистой и без­вредной питьевой воде, а также пользовались всеми необходимыми са­нитарными условиями, то детская смертность во всем мире сократи­лась бы на 50%.

Осуществление этой программы помимо больших финансовых за­трат потребовало подготовки большого количества специалистов в об­ласти водоснабжения на разных условиях. По подсчетам специалистов ООН необходимо, чтобы примерно 500000 человек прошли специаль­ные курсы обучения.

В первое пятилетие осуществления этой программы получили доб­рокачественное питьевое водоснабжение 270 млн. человек а охват цен­трализованным водоснабжением в городах составил 77% населения, а в сельской местности 36%. Однако, эти достижения нивелируются ростом населения, в результате чего процент обеспеченных доброкаче­ственным водоснабжением не изменился (Сидоренко Г.И. с соавт, 1988).

В русской медицинской литературе мнения о возможности переда­чи заболеваний через воду высказываются уже в XVIII веке врачами Пекен (1765), Геори (1794). Еще в начале XVIII века (в 1719г.) появ­ляются первые законодательные постановления об охране водоемов от загрязнения (Указ от 1 нюня 1719 г. “О запрещении засаривать Неву и другие реки нечистотою”). В конце XVIII века вокруг Литовского ка­нала была организована зона санитарной охраны) М.В.Вержболовский, 1958(. Первый водопровод в Москве был принят в эксплуатацию в 1804г. В целом, однако, правительство Монархической России уделяло вопросам водоснабжения недостаточное внимание. Научная разработка проблемы на современном уровне была начата Г.В. Хлопиным. В 1906 г. была создана комиссия по разработке мероприятий по охране водое­мов от загрязнения, однако до революции работа этой комиссии не завершилась принятием какого-либо законодательного акта. Развитие системы централизованного водоснабжения происходило очень медлен­но. Так по данным И.И.Беляева (1975) в царской России только 7% населения обеспечивалось централизованным водоснабжением.

После революции была разработана и введена целая система водо-охранных законодательных актов. В частности закон “О санитарной охране водопроводов и источников водоснабжения” (1937), постановле­ние “Об усилении государственного контроля за использованием подземных вод и о мероприятиях по их охране” (1959). Только в 70-е го­ды были приняты следующие основополагающие документы по этому вопросу: постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 29-ХП-79г. “Об усилении охраны природы и улучшения использования природных ре­сурсов”; “Основы водного законодательства Союза ССР и союзных ре­спублик”; постановление Верховною Совета СССР от 20 сентября 1979 г. “О мерах по дальнейшему улучшению охраны и использования природных ресурсов”.

Общие положения конкретизированы в таких документах как ГОСТ 2874-73 “Вода питьевая”; ГОСТ 17.13.03-77 “Охрана природы, Гидросфера. Правила выбора и оценки качества источников централи­зованного хозяйственно-питьевого водоснабжения”; “Правила охраны поверхностных вод от загрязнения сточными водами” 1974 г.

К настоящему времени страны СНГ располагают мощной системой сооружений обеспечивающих водоснабжение населенных пунктов, очи­сткой и обеззараживанием воды.

К концу истекшего десятилетия в странах СНГ число действующих водопроводов приближалось к 100 тыс., причем около 97% из них использовали местные водоисточники. Однако во многих городах до 50% труб требуют замены, 13% водопроводов не полностью удовлетворяют санитарно-техническим требованиям, из них около 10% не имеют зон санитарной охраны, 3% - не имеют обеззараживающих установок, 1.7% - не имеют полного комплекса очистных сооружений. В послед­ние годы наметилось коренное улучшение водоснабжения сельской местности. В России в сельских населенных пунктах было 4812 систем водопроводов. В странах СНГ построено 150 групповых систем водос­набжения общей протяженностью около 20000 км. Протяженность не­которых из этих систем превышает тысячу километров. Вступают в строй опреснительные установки. Совершенствуется система обеззараживания воды, начало чему было положено еще в начале века (1908).

Расходы, связанные со строительством водопроводов, очистных со­оружений значительны, но они, как совершенно справедливо указывает Е.П.Клименко(1970) /Акт. вопр. эпид. Материалы научн. конференции. ЦНИИ эпидемиологии, Москва 14-15 апреля 1970/, окупаются экономическим эффектом обусловленным снижением заболеваемости. Но совершенно очевидно, что значение обеспечения доброкачественной водой в первую очередь определяется сохранением здоровья людей - задачей, решение которой выходит за рамки чисто экономических расчетов.

Глава I. Источники и механизмы заражения водоисточников патогенными микроорганизмами.

Необходимой предпосылкой возможности заражения человека от воды, является присутствие в ней патогенных микроорганизмов. Можно допустить две возможности наличия в воде возбудителей инфекцион­ных болезней:

- для патогенных микробов вода является естественной средой обитания, здесь происходит накопление возбудителя;

- патогенные микроорганизмы попадают в воду с экскретами лю­дей и животных или смываются с поверхности их тела (в отдельных случаях может быть с трупами источников инфекции, или другими инфицированными тем или иным образом объектами) и сохраняются в воде в течение некоторого времени.

Если в первом случае роль воды приравнивается по сути дела к источнику инфекции, то во втором ей отводится роль передачи.

Представление о воде как источнике инфекции противоречит об­щепризнанным канонам эпидемиологии, согласно которым объекты внешней среды, к которым относится вода, не следует рассматривать как источник инфекции. Однако, по нашему мнению, несоответствие выдвигаемой концепции тем или иным закономерностям эпидемиоло­гии, не может являться основанием для отказа от анализа этой гипо­тезы на базе фактического материала. История науки знает немало примеров того, как положения представлявшиеся на каком-то этапе незыблемыми рушились под напором новых фактов. Эпидемиология в этом отношении не является исключением. В частности сейчас многи­ми эпидемиологами выделяется группа сапронозов - инфекций, возбу­дители которых местом своего естественного пребывания выбрали поч­ву, где и происходит накопление возбудителя. Таким образом, положе­ние о том, что источником инфекции может быть только организм че­ловека или животного, оказалось уже до определенной степени “раз­мытым”. Исходя из этих соображений следует рассмотреть материалы о возможности существования и накопления болезнетворных микробов в воде.

До сих пор предположение о возможности накопления болезнетвор­ных микробов в воде более или менее определенно высказывалось в отношении четырех групп микроорганизмов - лептоспир, возбудителей ботулизма, патогенных вибрионов и легионелл.

Гипотезу о возможности длительного существования и накопления патогенных лептоспир в воде, к настоящему времени можно считать окончательно опровергнутой. Хотя распространение лептоспирозов, и в частности инфицирование человека обычно связано с заражением через воду, однако длительность сохранения в этой среде патогенных лептоспир (в отличие от сапрофитных) не превышает одного месяца. Зара­жение водоемов лептоспирами происходит за счет выделений живот­ных, как диких (грызуны, реже насекомоядные), так и сельскохозяй­ственных (в первую очередь крупный рогатый скот и свиньи).

Менее категорично можно отрицать возможность накопления в воде возбудителя ботулизма. Дело идет о возбудителях типов С и Е. Тип С очень редко вызывает заболевания человека, но часто обуславливает инфекцию у животных. В ряде стран западного полушария в США, Канаде, Уругвае описаны массовые эпизоотии среди птиц, обусловлен­ные Сl.botulinum С2. К.И.Матвеев (1959), анализирующий данные амери­канских исследователей об этих эпизоотиях ботулизма пишет:

“При изучении причины и распространения ботулизма среди уток бы­ло установлено, что заболевание птиц наблюдается в таких болотах, где имеется мелкая стоячая вода и участки щелочной грязи, богатой растительными остатками. В отдельных участках болот имелись скоп­ления волокнистых водорослей, которые препятствовали движению во­ды. В этих местах, в жаркие дни создавались благоприятные условия для гниения, при котором происходит усиленное поглощение кисло­рода, что способствует развитию бактерий ботулизма типа С и образо­ванию большого количества токсина в воде и грязи болот. Большую роль играла также слабая щелочная или нейтральная реакция стоячей воды и грязи богатой растительными остатками. К этому можно доба­вить, что токсин обнаруживался в воде болот.

Меньше данных о роли воды и ила, как месте постоянного обита­ния возбудителя ботулизма имеются в отношении Сl.botulinum типа Е. Этот микроорганизм часто вызывает заболевания людей, как правило, связанных с употреблением рыбы. Сl.bоtulinum неоднократно находили в морской воде и иле (Ward,Carrol, 1965; Smith, Моrуsоn, 1975). Трудно сказать следует ли рассматривать эти субстраты как место по­стоянного пребывания и размножения возбудителя, или здесь имеет место лишь его более или менее длительное переживание. Надо, одна­ко, отметить одну характерную особенность Сl.botulinum типа Е - оптимум роста микроорганизма отмечается при температуре 25-28°С, в то время как патогенные микроорганизмы имеющие источником инфек­ции человека и (или) теплокровных животных имеют температурный оптимум, как правило, при температуре близкой к 37°С.

Иногда в воде обнаруживаются возбудители ботулизма и других типов, например типа В (Smith, Моrуsоn, 1975).

Доминирующая роль воды в распространении заболеваний вызывае­мых патогенными вибрионами не вызывает никаких сомнений. Изве­стна возможность длительного сохранения классического холерного вибриона в воде, а, по мнению некоторых исследователей, этот микроорганизм в отдельных случаях не может и размножаться в воде. Тем не менее, не подлежит сомнению, что при холере, вызываемой класси­ческим вибрионом, источником инфекции является человек, а вода должна рассматриваться как фактор передачи заболевания, так как возбудитель обнаруживается в водоемах лишь тех территории, где на­блюдаются заболевания среди населения.

Способность к длительному сохранению в воде еще в большей степени присуща V.еltог. В период VII пандемии было сделано нес­колько интересных наблюдений подтверждающих это положение. Так А.А. Алтухов, С.И.Иванов, В.Л.Семиотрочев и др. (1975) выделили V.eltor в сточных водах бани, введенной в эксплуатацию за 4 месяца до этого. Больных холерой в этом населенном пункте не было зарегистрирова­но, не были выявлены и носители, хотя было обследовано все население городка (сделано 19244 анализа; а в населенном пункте проживало 7200 человек). За год было взято 585 проб сточных вод бани, а в 286 из них (48,8%) были обнаружены вибрионы. Дезинфекция бани и ее канализационные системы различными дезоагентами давала лишь вре­менный эффект. Вибрионы из сточных вод бани выделялись и тогда, когда люди там не мылись, а просто через баню пропускалась теплая вода. Вода, поступавшая в баню, была свободна от вибрионов. Приве­денные данные позволяют предположить, что вибрионы могут дли­тельно сохраняться и накапливаться в нишах и карманах канализаци­онной системы бани, т.е. постоянно находятся в воде. Сходные матери­алы    были    опубликованы    А.М.Зайденовым,    Р.М.Саяновым, И.С.Малолетковым и др. (1976) - V.еltor очень долго сохранялся в сточных водах локомотивного депо, содержащих 22,8-4960 мг/л неф­тепродуктов; 168-1464, мг/л масел и 0,1-0,8 мг/л моющих средств. В     эмульсиях нефти и дизельного топлива вибрионы сохранялись 14 месяцев (срок наблюдения) и размножались.

Нами (Н.И.Хотько и др.,1982) наблюдалось длительное (два месяца) сохранение вибрионов V.е1tог на определенном участке акватории Волги. Исследование стоков, поступавших в реку в том месте, где обнаруживались вибрионы, не выявило последних. Если  даже допустить, что первоначально вибрионы попали в реку с выделениями какого-то (каких-то) не выявленного больного или носителя, то все равно приходится признать размножение возбудителя на определенном уча­стке акватории, или в придонных отложениях.

Далее:

 

Железы внутренней секреции и их значение.

1.1 "сосуд кармы" - некоторые дополнения.

Глава II. Гражданская оборона в Российской Федерации..

Компьютерная термография в диагностике злокачественных опухолей глаза и орбиты.

Средства для ухода за кожей любого типа.

231. Пион уклоняющийся — марьин корень.

Возрастная торсионная трансформация сегментов нижней конечности.

 

Главная >  Публикации 


0.0007