Главная >  Публикации 

 

Глава IV. Голодайте на здоровье!



Прошел курсы лечения РДТ: в 1984 году - 21 день; в 1985 году - 24 дня; в 1986 году - 20 дней. Результаты лечения на каждом этане очень хорошие. После первого курса врач-ревматолог все же настоял на приеме индометации. После второго курса РДТ этот же врач разрешил "жить без лекарств, если не будет обострения". К счастью, за год ухудшения не произошло, что дало уверенность в эффективности лечения болезни Бехтерева голодом. Наблюдались только следы или "тени" заболевания: легкое ограничение подвижности в поясничном и шейном отделах позвоночника, быстрая утомляемость мышц и связок в суставах.

Остеохондроз Больная П., 35 лет, переводчица с иностранного. В 1983 году получила травму (упала с лошади). Предполагая растяжение мышц, врачи сделали новокаиновую блокаду. Но позже начались боли в позвоночнике, головокружения и спазмы в правом полушарии мозга. Токи Бернара, двухмесячный курс седативных средств не помогли. Нарастала слабость, вялость, чего никогда прежде не бывало (выдерживала любые перегрузки), отнялась правая рука. Не помогали ни большие дозы баралгина, ни радоновые ванны, ни грязи, ни ультразвук. В стационар поступила с диагнозом "распространенный остеохондроз, корешковый синдром". Было кратковременное улучшение, но боли не прекращались. В 1985 году - инъекции стекловидного тела, затем - плазмола, платифиллина, витамина В6, димедрола, анальгина, но состояние продолжало ухудшаться. После восьмого укола началась сильная рвота. Тогда назначили подводный массаж спины в сочетании с ионофорезом эуфиллина на позвоночник. Но и это интенсивное лечение принесло лишь незначительное улучшение.

В ноябре 1985 г. начали проводить курс РДТ. Голодала 21 день. С первых же дней терапии П. почувствовала облегчение, прекратились боли в позвоночнике, перестала болеть голова. Выписалась Н. практически здоровым человеком.

"Голова стала ясной" Больной К., 48 лет. Старший научный сотрудник. Гипертонической болезнью страдал с 1980 г. Лекарства (клоуфелин, гемитон, адельфан и др.) давали очень незначительный эффект. Кровяное давление постоянно колебалось в пределах 100/110-140/90. При этом отмечались незначительные головные боли, очень устойчивые, почти постоянные, и сильная боль в глазах, даже после непродолжительного чтения.

В 1983 г. появились приступы стенокардии напряжения, которые быстро прогрессировали. Назначили нитроглицерин, нитронг, нитромазин, сустак, сиднофарм. Лекарства быстро снимали боль в сердце, но давали значительный побочный эффект в виде сильных головных болей, повышенной усталости.

В июле 1984 г. гипертонические кризы усилились, давление подскакивало до 220/170. В октябре перенес мелкоочаговый инфаркт миокарда; был госпитализирован. В истории болезни появились новые записи: ИКС, мелкоочаговый кардиосклероз, атеросклероз коронарных артерий, аорты, церебральных сосудов; астенический синдром.

По совету кардиолога прошел курс лечения РДТ в 68-й больнице. Уже на 7-е сутки лечебного голодания почувствовал значительное улучшение. Исчезли сердечные боли, давление нормализовалось. Больной рассказывает о своих ощущениях: "Я ничего не ел; казалось, должен ослабеть, ожидал еще большей вялости, утомленности, но с большим удивлением заметил, что, наоборот, обрел способность быстро ходить даже по пересеченной местности, чего прежде не мог себе позволить, легко преодолевал подъемы. С каждым днем мои прогулки становились все продолжительнее и скорость ходьбы возрастала. Я почувствовал себя так, словно возрождался к новой, более радостной и более интересной жизни, словно убежал из плена, в котором долго держали меня мои болезни. После РДТ у меня увеличилась работоспособность, прекратились боли в сердце, в глазах, голова стала ясной".

Интересные, обнадеживающие результаты получены в Александровской ЦРБ (г. Кировград), а затем в областном госпитале ИОВ при лечении больных, страдающих тугоухостью, связанной с гипертонической болезнью и атеросклерозом.

После 15-25-дневного дозированного голодания и 15-20-дневного восстановительного периода больных обследовали. У 82 из 93 человек слуховая функция повысилась с 5 до 15 децибел на низких и средних диапазонах. У 11 пациентов не отмечено тонального повышения слуха, но зато у всех исчезли звон и шум в ушах и голове. Улучшение можно объяснить улучшившимся питанием "улитки", полукружных каналов и головного мозга.

Помогала РДТ и при гнойно-полипозных гайморо-этмоидитах в сочетании с бронхиальной астмой или фибромой гортани. В большинстве случаев полипы рассасывались, гной прекращал выделяться.

Бесплодие Еще в 1973 г. практиковал у нас врач Р., окончивший медицинский факультет Университета дружбы народов.

Через несколько месяцев после окончания работы он обратился к нам с просьбой принять на лечение его жену, которая стала бесплодной в результате аборта.

Больная голодала 27 суток. Через месяц после выписки забеременела. Вскоре Р. уехал домой и через год прислал мне цветную фотографию всей семьи, на которой красовался здоровый малыш...

Для нас эта история оказалась значительной в том отношении, что мы узнали еще одну грань этого удивительного метода. РДТ оказалась очень эффективной при различных женских заболеваниях, в частности при бесплодии и привычных выкидышах. Сведения о положительном опыте лечения последнего страдания мы получили из республик Средней Азии. Но и в своей практике мы наблюдали несколько случаев, когда у женщин, страдающих привычными выкидышами, после проведенных повторно коротких курсов РДТ (3-5 дней), удавалось сохранить беременность и довести ее до нормальных, благополучных родов.

Каждый случай из практики врача - это история, которая просится на бумагу. Это рассказ не только о болезни, но и о судьбах, человеческой печали, о чьих-то ошибках, о трудности приспособления к условиям существования, о сложных взаимоотношениях в семье, на работе.

Пишет эти истории самый правдивый писатель - жизнь.

Долг врача в этих случаях вмешаться в данную ситуацию, стать "соавтором", корректирующим жестокость автора. И дописать его строки, добиться счастливого конца - ведь от нас в большей мере зависит финал разыгрывающейся драмы. Метод лечебного голодания является нашим надежным помощником в этом деле.

И снова я возвращаюсь к своим спорам со старым другом, доктором Нарбековым. Не прав ли был он, когда говорил: "Я не могу ждать, я должен лечить"?

Недавно я прочитал в книге, посвященной С. П. Боткину, его мысли о долге врача. Как они глубоки и верны! Боткин пишет: "Чтобы избавить больного от случайностей, а себя от лишних угрызений совести и принести истинную пользу человечеству, неизбежный для этого путь есть путь научный... если практическая медицина должна быть поставлена в ряд естественных наук, то понятно, что приемы, употребляемые в практике для исследования, наблюдения и лечения больного, должны быть приемами естествоиспытателя, основывающего свое заключение на возможно большем количестве строго и научно наблюдаемых фактов".

Но вот нахожу у Боткина и такие слова: "Врач, собирая факты, дойдя до конца и не получив достаточно фактов для сопоставления, не имеет права сказать как натуралист: я не могу достаточно изучить этот объект, у меня нет достаточно фактов для заключения, я лучше от всего воздержусь! Врач имеет дело не с объектом, а с субъектом, которому обязан помочь... и, вполне сознавая недостаточность исследования, он не имеет права сказать: я не могу принять те или другие меры.

...Вы видите разницу между естествоиспытателем и врачом. Естествоиспытатель может выжидать, он не имеет даже права забегать вперед, делать, так сказать, произвольные заключения - а врач обязан ставить диагноз..." Это мысли о диагностике. Но если их распространить дальше... Если врач знает, что определенный метод лечения может вылечить или облегчить страдания больного - знает практически, на основании своих клинических наблюдений, имеет ли он право отложить применение этого метода до тех пор, пока он не будет детально изучен и обоснован? Не будет ли это преступлением перед людьми, которые уже не могут ждать, которых надо спасать незамедлительно?

Противники метода лечения голоданием говорят, что он требует еще изучения, экспериментальных исследований, теоретического обоснования. Но ведь главное установлено - он может быть применен без опасения за жизнь и здоровье больного. Значит, мы можем быть спокойны, применяя его, мы не нарушим Гиппократову клятву - "не вредить!".

Глава IV. Голодайте на здоровье!

В один из четвергов - в приемный день - пришел больной, отрекомендовавшийся врачом. Он хотел посоветоваться по поводу лечения голоданием, о котором слышал и читал, но, как он сам сказал, знает недостаточно ни для врача, ни для пациента. Дождавшись, когда схлынул поток посетителей и приемная опустела, он остался в моем кабинете. Завязалась беседа. Двум врачам всегда есть о чем поговорить. Естественно, что разговор сразу перешел на лечебное голодание.

- Вы говорите, что длительным голоданием следует лечить только в стационарных условиях, а ведь за границей им пользуются широко и частные врачи,- сказал доктор С.

- Частные врачи? Возможно. Они берутся за все. Но оставим Запад. Посмотрим, стоит ли пользоваться этим методом амбулаторно в наших условиях. Думаю, да. У нас уже были опыты амбулаторного лечения, проходили они удачно. Но к этому способу мы обязаны предъявить большие требования: необходимо сделать все контрольные анализы, рентген, электрокардиограмму, проводить физиотерапевтические процедуры, все время следить за кровяным давлением, составом крови. Главное же условие - чтобы врач стал специалистом в этой области, чтобы он знал разгрузочно-диетическую терапию так же, как медикаментозную или физиотерапевтическую. Но и это еще не все: врач обязан обеспечить больного врачебным и сестринским надзором. Всякое постороннее вмешательство (критика, соболезнование, насмешка, уговоры) не только мешает лечению, но и может нанести непоправимый вред. Поэтому врач должен влиять не только на лечащегося, но и на окружающих его людей. Вот сколько забот ожидает медика, взявшегося за амбулаторное лечение голоданием! Надо учесть и еще одно обстоятельство: вне стационара больной лишается такого важного фактора, как общение с другими людьми, которые, как и он, лечатся голоданием. Наши наблюдения показали, какое значение имеют взаимный интерес, сочувствие во время голодания и восстановления.

И знаете, такова сила нашего метода, что больные, попадающие в клинику, очень скоро становятся последователями и энтузиастами этой терапии. Зайдите в отделение, поговорите с первым, кого встретите, и вы услышите самые положительные отзывы об этом лечении.

Никакого уныния, оптимистическое настроение. Психологически это можно объяснить так: каждый, решивший голодать, преодолевает естественное сопротивление сознания, основанное на первичной мысли, что питаться - это нормально, хорошо, а голодать - плохо, опасно, мучительно. Но, выбрав этот метод лечения, пациент начинает чувствовать себя "героем", и, значит, ему не приличествует жаловаться, а нужно держаться молодцом. Все бодрятся, все поддерживают друг друга, и это создает общий благоприятный фон.

Вдруг я замечаю на лице С. улыбку - застенчивую, виноватую, так не идущую к его мужественной внешности. Да это вовсе и не улыбка - у него дрожат губы. Что же с ним? Объяснение я получаю незамедлительно: - Я верю в этот метод, хочу лечиться, но должен откровенно сказать вам, что я не чувствую себя "героем", я до слабодушия, позорно боюсь ощущения голода, голодных мук.

Поверив в мое сочувствие, С. продолжает:- Дело в том, что я ленинградец. Мне было девять лет, когда началась воина. Отец погиб на фронте в первые месяцы. Наша семья осталась в городе. Постепенно умирали мои родные: дедушка, дядя; умирали соседи. Нас было четверо детей, и трое из них погибли. Дольше всех держались мать и я, потом скончалась и она. Меня с тяжелой дистрофией положили в больницу. Как видите, я выжил. Не считайте меня трусом. Я не боюсь никакого труда, лишений. Наоборот, трудности привлекают меня, мобилизуют. Но голод...

- У многих, как и у вас, лечебное голодание ассоциируется с вынужденным голоданием и уж, конечно, с ленинградской блокадой и ее тяжелым последствием - дистрофией. Известно также, что от голода погибают в капиталистических и экономически слабо развитых странах тысячи людей. Однако вынужденное голодание резко отличается от лечебного, дозированного голодания. Подчеркиваю, что дозированное голодание никаких дистрофических необратимых патологических изменений в организме человека не вызывает, в этом вы убедитесь. Что же касается "мук голодания", то они не так страшны. Побеседуйте с нашими больными - и вы услышите, как они говорят: "Голод не тетка, а родная мать".

Я познакомил доктора С. с больными, рассказал о сущности и методике проведения лечения голоданием.

Вот вкратце то, что, я считаю, должен знать каждый, кто хочет лечиться дозированным голоданием, ибо первыми условиями успешности метода являются достаточная осведомленность больного и отсутствие страха перед этим видом терапии...

При поступлении пациент прежде всего проходит детальное обследование, в том числе терапевтом, невропатологом и рядом других специалистов. Делают биохимические анализы крови, мочи, кала, снимают электрокардиограмму, электроэнцефалограмму, измеряют кровяное давление, пульс, определяют вес и т. д. Затем больного приглашают на собеседование, на котором, совместно с ним, определяется предполагаемый срок голодания - он зависит от возраста, особенностей заболевания, показателей обследования. Обычный курс голодания 25 - 30 дней, и лишь в редких случаях 35 - 40 дней. В общей сложности за весь период голодания больные теряют в весе, как мы уже знаем, в среднем 12 - 18% от первоначального веса.

Итак, решительный шаг сделан - больной психологически настроился на голодание. Теперь начинается подготовка физическая. Прежде всего - неприятная процедура очищения кишечника большой дозой горькой соли в обеденные часы, и с этого времени прекращается прием какой-либо пищи, а также применение всех медикаментов.

Утро первого дня начинается с очистительной клизмы. Казалось бы, слабительное и клизма должны удалить из желудка и кишечника все отходы. Оказывается, нет. В течение всего периода голодания больному ежедневно ставят клизму и ежедневно она выводит из организма отходы. Это обычно очень удивляет больных, но мы уже знаем, что с момента наступления спонтанной секреции в организме, перешедшем на эндогенное питание, происходит усвоение собственных ресурсов и образование кала, подобного первородному калу новорожденных.

С ледующими процедурами являются ванна и массаж. Массаж проводится особый-так называемый "давящий", при котором достигается гиперемия кожи, особенно в области позвоночников, его грудного и шейного отделов. Помните ли вы описание Пушкиным знаменитых тифлисских бань, где банщик буквально "танцует" на своем клиенте? Нечто подобное происходит и при давящем массаже.

Массаж и ванна (или душ) окончены, теперь можно и "позавтракать". Больные пьют настой шиповника. Затем минут 20-30 отдыхают и отправляются на прогулку. В зимнее время они должны быть очень тепло одеты, так как в период голодания ощущается повышенная зябкость. На прогулке больные проводят комплекс дыхательных гимнастических упражнении. Прогулка продолжается до 13-14 часов, затем "обед". Это тот же отвар шиповника или просто вода, а в некоторых случаях "боржоми". Летом, когда жарко, больные обычно и на прогулку берут с собой бутылочку с водой, к которой время от времени "прикладываются". Всего за день они, как правило, выпивают 1,5-2 литра воды, хотя количество ее не ограничивается.

Через день больные получают физиотерапевтические процедуры по назначению врача, с учетом сопутствующих хронических соматических заболеваний (УВЧ, диатермия, душ Шарко, жемчужные ванны и т. п.).

Все свободное от сна, процедур и прогулки время важно занять больных трудотерапией, чтением, настольными играми. Тут уж проявляются индивидуальные склонности - одни с увлечением играют в шахматы, другие читают, рисуют, вышивают. Вечерние часы охотно проводятся за телевизором, молодежь танцует.

Вечерним чаем служит тот же отвар шиповника. На ночь больные опять пьют, чистят зубы, поласкают горло (гигиена рта очень важна в период голодания). Спят они по возможности при максимальной вентиляции, но тепло укрытые. В последние дни голодания, когда зябкость увеличивается, на ночь больным кладут грелки.

Такой режим дня соблюдается весь период голодания, и, что удивляет людей, не знакомых с проведением нашего лечения, больные не слабеют, не стремятся лежать. Даже наоборот, к концу срока они проявляют зачастую большую энергию, чем в начале голодания.

Обычно в первые 3-5 дней голодания у пациентов исчезает аппетит, затухают все натуральные пищевые условные рефлексы. Их уже не раздражает запах пищи, звон тарелок. Однако воспоминания о еде остаются постоянно, особенно если больные не отвлекаются от мыслей о пище. И здесь большое значение имеют установка больного на лечение и доверие к лечащему врачу.

Помогают врачам, выполняют их назначения медицинские сестры. Неусыпный надзор, разъяснение, неизменное сочувствие, а иногда просто добрый совет очень нужны лечащимся у нас. Больные попадают в необычные условия - им приходится отказаться от такого привычного акта, как прием пищи. Даже таблетки от бессонницы, валериановые капли, лакомства (конфеты, печенье), т. е. то, что разрешается в любой больнице, у нас не допускаются. Сколько бы врач ни объяснял больному подробности метода - могут возникнуть недоумение, недопонимание, дополнительные вопросы. И тут на помощь приходит медсестра. Большое психотерапевтическое значение имеет также контакт больных с теми, кому помогло лечение голоданием, чтение книг по этому вопросу.

Клиническими показателями завершения лечебного голодания являются возникновение аппетита и свежего цвета лица, очищение языка от налета, исчезновение неприятного запаха изо рта и почти полное прекращение выделения кала после клизмы. Однако иногда, по целому ряду обстоятельств, приходится начинать кормить больных раньше появления этих показателей. Но все же результаты лечения остаются положительными.

Как бы безболезненно и удачно ни протекал процесс голодания, переход к восстановлению всегда воспринимается как одержанная победа, как праздник. Соки, фрукты, необременительная пища после голодания кажутся особенно вкусными. В столовой у нас всегда оживленно, весело.

Правильность проведения восстановительного периода имеет не меньшее, если не большее, значение, чем голодание, и тут необходимо постоянное наблюдение врача и хорошо разработанная индивидуальная диетотерапия.

Примечания.

1. Соки (морковный, виноградный, яблочный) в 1-й день употребляются разведенные пополам с водой; во 2-й - неразбавленные; 4-5-й день - фрукты и морковь - в протертом виде; на 6-7-й день - каши-размазни - гречневая, пшенная, рисовая, "геркулес" (их рекомендуется тщательно и очень долго жевать).

2. Сок следует пить маленькими глотками; "жевать" его, смаковать, смешивая со слюной, что очень важно.

3. Диету с 10-го по 30-й день можно варьировать в зависимости от наличия продуктов, придерживаясь растительно-молочного питания с максимальным содержанием витаминов и минеральных солей.

4. При отсутствии свежих фруктов и овощей их можно заменить соответствующим количеством консервированных или сушеных, но при этом жевать их необходимо еще тщательнее. Желательно увеличить прогулки на свежем воздухе.

5. Вместо кефира допустимо употреблять любые молочнокислые продукты.

6. Состав винегрета на порцию 500 г (ее делят па две равные части): картофель вареный - 250 г, морковь сырая тертая - 100 г, свекла вареная - 80 г, капуста сырая - 50 г, масло растительное - 15 г, лук репчатый - 5 г.

В винегрет разрешается добавить чайную ложку лимонного сока.

Далее:

 

VI. 3. Системное описание человека как личности и индивидуальности.

174. Лещиналесной орех.

VII. Севастополь.

Глава IV. О коллатеральном кровообращении в мозгу.

Синоним жизни (М. Тартаковский).

Коррекция биоритмов.

§ 2. Род corlnebacterIUm.

 

Главная >  Публикации 


0.0014