Главная >  Публикации 

 

Пятая новелла тренажер



Авторы таких советов, порой испытав на себе благотворное влияние того или иного упражнения, тут же, ничтоже сумняся, рекомендуют его всем, не учитывая простой истины: что полезно одному организму, может быть вредно для другого. Любой вид достаточно интенсивной физической нагрузки может быть избран человеком только при консультации его лечащего врача. Все приведенные выше рассуждения ни в коем случае не должны настраивать «людей, сидящих за письменным столом», продолжать свое многолетнее сидение. Нет, сердце тренировать, конечно, нужно. И даже в том случае, если вы в течение всей своей жизни ни разу не будете бегать кроссов. Бега на длинные дистанции может и не быть, а вот стрессовые ситуации в наш весьма беспокойный век обязательно будут — и не один, не два/ и не три раза. А в умеренно тренированном сердце тренируются и коронарные сосуды — те самые, которые доставляют кровь., а с нею и питательные вещества ко всем участкам миокарда. Да, в конце концов для современного цивилизованного человека просто стыдно задыхаться при подъеме пешком на второй этаж или устраивать себе отдых ровно через три минуты после начала не очень тяжелой физической работы. Так что — бегайте трусцой, играйте в спортивные игры, делайте утреннюю гимнастику—но все это соразмерно со степенью вашей готовности участвовать в этих физических упражнениях. Повышайте нагрузку на организм постепенно и, даже привыкнув к ней, не доводите себя до полного изнеможения. И главное — прежде чем приступать к тренировкам такого рода — посоветуйтесь с врачом или хорошим тренером.

Следует иметь в виду, что физическая активность оказывает" благотворное воздействие на сердце и косвенным путем, через другие органы и системы, прежде всего — через систему дыхания. Вопрос о том, как мы дышим, может стать темой отдельной книги. Поэтому мы остановимся на нем очень поверхностно и лишь применительно к сердцу. Органы дыхания связаны с сердцем тремя основными физиологическими закономерностями. Во-первых, от правильности нашего дыхания зависит степень насыщения крови кислородом, а следовательно, зависит и интенсивность функционирования биохимических систем во всех органах, в том числе и в сердце. Во-вторых, ткань легких пронизана кровеносными сосудами малого круга кровообращения, и от того, как расправляется легочная ткань, зависит величина просвета этих кровеносных сосудов, а следовательно, нагрузка,, падающая на правые отделы сердца. И наконец, в-третьих, система органов дыхания и сердце имеют общие рефлексогенные зоны, т. е. области скопления нервных окончаний, раздражение которых сказывается как на системе дыхания, так и на системе кровообращения. Поэтому правильное, полноценное дыхание является важнейшим условием нормального функционирования сердца. Наверное, не нужно никого убеждать в том, что постоянная мышечная активность совершенствует наш дыхательный аппарат. Здесь действует хорошо известный в кибернетике и физиологии принцип «обратной связи»: интенсивная мышечная работа приводит к повышению потребности мышц в кислороде1 и к выделению в кровь повышенных количеств углекислоты. А углекислота является специфическим раздражителем дыхательного центра, и повышение ее концентрации в крови вызывает учащение и углубление дыхания, улучшение легочной вентиляции, более интенсивное насыщение гемоглобина эритроцитов кислородом. Если наши мышцы хорошо работают, значит,' мы начинаем полноценно и правильно дышать, а если мы хорошо дышим, то лучше работает наше сердце. И в этом плане' борьба с гиподинамией имеет огромное значение.

.1 4^.

Авторам этой книги очень не .хотелось бы, чтобы материал, изложенный в этой главе, воспринимался как очередная нудная лекция о правильном образе жизни. Чтобы не создавалось такого впечатления, мы приведем некоторые цифры санитарной статистики Всемирной Организации Здравоохранения. Вот они: ло данным статистической службы ВОЗ из каждой тысячи людей, родившихся в 1983—1985 гг., от болезней сердца (только от болезней сердца, без других сосудистых заболеваний!) умрет — из тысячи женщин — 403, из тысячи мужчин — 388. Это в США. В Нидерландах эти цифры будут чуть-чуть поменьше — мужчин —312, женщи'Н —322. Сходные данные имеются и по другим развитым странам. По нашей стране такой статистики нет. Однако вряд ли она — эта статистика, будет более жизнеутверждающей, чем, например, в США. Нужно сделать одну оговорку —эти предсказания сбудутся, если социальная среда, уровень здравоохранения, забота людей о своем об-разе жизни будут такими же, как и в наши дни. Так что — делайте выводы. В большинстве случаев эта печальная статистика относится к нашим внукам, детям и младшим братьям и сестрам. Хотелось бы, чтобы они были лучше, умнее, здоровее нас с вами. И тогда прогнозы не состоятся или эти цифры ие будут выглядеть столь удручающе.

А в итоге, говоря о гиподинамии, большинство из нас должны четко представить себе, что мы двигаемся очень мало, а наше здоровье можно уподобить езде на велосипеде: если стоишь на месте, то падаешь. Так давайте же двигаться больше. А глядя на нас, двигаться больше будут и те поколения, которым жить после нас. Хороший пример — он ведь то же заразителен!

У каждой медали есть и своя оборотная сторона. Есть она и у физкультуры, и у оздоровительного любительского спорта. Это спорт профессиональный. Если в начале нашего века спортсменов-профессионалов насчитывалось от силы несколько сотен человек, то в наши дни счет идет на сотни тысяч и, возможно, миллиокы. Средства массовой информации и, в первую очередь,, телевидение, сделали спортивные состязания профессионалов повседневным зрелищем для сотен миллионов людей. Красочно, волнующе, интересно. Все это так. Только нужно иметь в виду, что здоровье и профессиональный спорт не имеют между собой ничего общего. Интересно: есть ли хотя бы один профессиональный хоккеист без вставных зубов? Или хотя бы один профессиональный боксер без искалеченных хрящей ушных раковин и носа? Да, Бог с ними—с косметическими дефектами. Дело обстоит значительно хуже. Многочисленные удары по голове, как бы их ни смягчали боксерские перчатки, а теперь, в любительском боксе — и специальные шлемы, все равно приводят к периодическим микрокровоизлияниям в мозговую ткань. Гибнет мозговое вещество, нарушается деятельность самого важного органа в организме человека — головного мозга. Да и смерть. боксеров на профессиональном ринге не такая уж редкость.

Можно перечислить практически все виды профессионального спорта и в конечном итоге убедиться, что высокие спортивные достижения в каждом из них связаны с предельным перенапряжением в деятельности всех жизнеобеспечивающих систем организма человека. Однако более всего достается сердцу и сердечно-сосудистой системе. Есть одно интересное наблюдение: рентгенокинограмма сердца тяжелоатлета, выполняющего толчок. В момент наибольшего напряжения сил сердце, превратившееся в вытянутый, бесформенный мешок, трепещет в систоле, пытаясь протолкнуть кровь в отводящие сосуды. Даже для врачей— людей, привыкших наблюдать многие аномалии организма, это зрелище в чем-то сродни ситуации из фильмов-ужасов Хичкока. А ведь это только один миг из спортивной жизни профессионала. Постоянные тренировки и постоянные предельные напряжения сил на соревнованиях заставляют сердечную мышцу наращивать свою массу — иначе она не сможет обеспечить разросшуюся массу скелетной мускулатуры, к тому же работающую также на пределах своей возможности, кислородом и питательными веществами. Так развивается гипертрофия миокарда. До поры, до времени гипертрофированное сердце способно снабдить само себя кислородом и питательными веществами через систему коронарных сосудов. Но, к сожалению, мышечная масса нарастает быстрее, чем развивается питающая ее сосудистая сеть. В конце концов наступает момент, когда при очередном перенапряжении отдаленные участки миокарда не получают требуемого энергоснабжения, развивается их локальная гипоксия— кислородное голодание. Относительно длительная гипоксия способна нанести значительные повреждения мышечным клеткам — кардиомиоцитам, вплоть до их полного разрушения. А это уже нечто иное, как множественные микроинфаркты. На месте погибших мышечных клеток прорастает соединительная ткань. Она 'наиболее неприхотлива к кислородному голоданию. Так начинает развиваться кардиосклероз — причина и предвестник тяжелого заболевания—сердечной недостаточности. Проходит еще определенное время и место профессионального спортсмена занимает инвалид — человек, которому трудно без одолевающей его одышки быстро подняться по лестнице на второй или третий этаж. Это, так сказать, медленный путь ухода из профессионального спорта. Но есть пути и «быстр'ые». Каждо'е спортивное состязание — это мощный фактор эмоционального воздействия на спортсмена, или, говоря языком науки,— стрессовая ситуация. Из предыдущего материала вы помните: стресс вызывает выброс в кровь «стрессорных гормонов» — катехол-аминов (адреналина и норадреналкна). Катехоламины значительно повышают потребность сердечной мышцы в кислороде. В обычных условиях кровь, проходя по системе коронарных артерий, равномерно отдает кислород всем участкам сердечной мышцы. Если же потребность сердца в кислороде резко повышена (а именно так и бывает на пике спортивных состязаний), то кислород расходуется быстрее, и до ряда участков миокарда доходит кровь уже бедная кислородом. В гипертрофированном сердце эти процессы, если так можно сказать, тоже «гипертрофированы». В результате очаг гипоксии может иметь значительный объем/И тогда можно говорить о «быстром» уходе из .профессионального спорта: через массивный инфаркт миокарда, больничную койку, а иногда — и стол прозектора.

Как известно — статистика знает все. И хотя спортивная санитарная статистика развита плохо, а в нашей стране она и вообще отсутствует, сошлемся на данные некоторых зарубежных исследователей (Монтайо, Ван-Хасс и др.)- По их наблюдениям смертность от сердечно-сосудистых заболеваний у профессиональных спортсменов на 10 % выше, чем у лиц, ведущих обычный образ жизни.

Особую озабоченность и медиков, и общественности любой страны должны вызывать тенденции современного мира, вовлекающего в орбиту профессионального спорта детей и женщин. Погоня за результатами, за спортивной 'славой и восторгами зрителей, да и чего тут скрывать, — и за деньгами, чрезвычайно быстро разделяет ребятишек, пришедших в спортивные школы,

* на «перспективных» и «прочих». «Прочие» достаточно быстро отлучаются и от нормального оздоровительного спорта, а на «перспективных» наваливается пресс изнурительных тренировок, сборов и соревнований. Врачебный контроль, конечно, существует, но спортивная медицина значительно ближе к спорту, чем

. к медицине. Непосильные нагрузки, обрушивающиеся на растущий организм, калечат его значительно быстрее, чем организм взрослого человека. Поэтому, когда вы рукоплещете 12—14-летним девочкам, выходящим на спортивные помосты, лучше подумайте, что будет с ними через какие-нибудь 5—10 лет. Спортивная жизнь коротка,.с каждым годом она становится все короче,— так стоят ли несколько лет блеска и славы разочарований и недугов, которые не преминут посетить человека за порогом профессионального спорта.

И уж совсем безнравственно, антифизиологично и антиэстетично (за исключением, пожалуй, художественной гимнастики и синхронного плавания) выглядит женский профессиональный спорт. Физиология женского организма— организма матери, кормилицы и воспитательницы абсолютно не приспособлена к диким нагрузкам профессионального спорта. Все описанные выше патологические состояния и недуги, обрушивающиеся на организм профессионала-мужчины, развиваются у представительниц прекрасной половины человечества, рискнувших вступить на стезю профессионального спорта, значительно быстрее и протекают многократно злокачественнее. Кроме того, как правило, эти беды сопровождаются и значительной гормональной перестройкой женского организма. Нарушается менструальный цикл, снижается способность к деторождению, организм женщины в определенной степени «омужествляется» и приобретает черты своеобразной интерсексуальности. И совсем не случайно спортивная медицина была вынуждена разработать ряд сложных биохимических и иммунологических тестов для того, чтобы перед спортивными соревнованиями определить: с кем же судьям соревнований придется иметь дело—-с женщиной, приобретшей облик мужчины, или фактически с существом мужского пола, имеющим определенные половые признаки женщины.

Авторы этой книги далеки от мысли, что им удастся на нескольких страницах текста опрокинуть и развенчать всю притягательность профессионального спорта. К сожалению, профессиональный спорт — это и экономика, и политика, а в чем-то, даже в наши дни, и идеология. Но ясно одно — человечество по мере своего взросления должно все критичнее относиться к этому социальному явлению. Гладиаторы, даже в современном спортивном обличий, никак не могут считаться одним из признаков цивилизации, построенной на основах гуманизма и уважения человеческой личности. И совсем не последнее слово в разрешении этого спора должно принадлежать врачам. Только не тем спортивным врачам, для которых, повторим, спорт значительно важнее медицины, а врачам, призванным оберегать в человеке самое важное — его физическое и нравственное здоровье. Как это сделать? Возможно, в какой-то степени ответ на этот вопрос позволит дать наша следующая новелла.

Пятая новелла тренажер

Историки считают, что впервые движение против профессионального спорта возникло и оформилось после Олимпиады-96. Однако в течение нескольких лет выступления небольших, не связанных друг с другом групп «Анти-профи» (вскоре с легкой руки одного телерепортера их стали называть «Апро») воспринимались скорее как чудачество и повод для многочисленных газетных карикатур. Телевизионщики с удовольствием демонстрировали на миллионах телеэкранов симпатичных девчонок, которые, выбегая на футбольное поле, завладевали мячом и на некоторое время прерывали игру или брали интервью у двух молодых людей, арестованных полицией Лос-Анджелеса за то, что они на 20 минут погрузили в темноту гигантский спортивный зал во время легкоатлетических соревнований.

Так оно и тянулось до Олимпиады — 2000 года: смех и ругань болельщиков, попытки пикетирования национальных олимпийских комитетов, люди с плакатами «У нас и так много инвалидов», «Не платите деньги за убийство» у входа стадионов перед началом международных состязаний... И даже Олимпиада — 2000... Нет, конечно, Дэвид Мэнро прав, когда в своей книге «Жизнь и спорт» он написал: «Трагедия Олимпиады —2000 года привела в ряды Апро многие тысячи людей во всех развитых странах. Вряд ли среди миллионов телезрителей нашлось и два десятка человек, сумевших без содрогания -смотреть на мучительную смерть Стивена Причарда после его, казалось бы, триумфальной победы на беговой дорожке. Обнаружение допинга в крови двух его ближайшн.х соперников довершило дело...»

Но эмоции эмоциями, а спор, как всегда, разрешили политики. Тонкость тут заключается в том, что олимпиады совпадают с выборами президента США, а в команде возможного претендента от Демократической партии оказался ярый Апро — Дон О'Хара. Как и всякий американец ирландских корней он был достаточно упрям и уговорил претендента включить в свою речь во время первичных выборов в одном из штатов довольно мягкое упоминание о некоторых бедах профессионального спорта. Ход оказался удачным: в штате действовала активная группа Апро, к которой примыкали многие сторонники здорового образа жизни. Во многом благодаря их усилиям первичные выборы в штате были выиграны претендентом. На протяжении первичных выборов в других штатах претендент продолжал «педалировать» тему вредности профессионального спорта и несомненной полезности спорта любительского, спорта, по его словам, «миллионов достойных американских граждан». Выиграв еще несколько первичных выборов, претендент, правда, так и остался претендентом — в Белом доме поселился хозяин-республиканец. Но первый серьезный шаг был сделан — политики поняли, что на движение Апро можно было получить миллионы лишних голосов избирателей. Однако последний гвоздь в гроб профессионального спорта в Америке забил большой бизнес. Пропаганда любительского спорта и здорового образа жизни в целом сулили гораздо большие прибыли, чем получение доходов даже от самых грандиозных спортивных состязаний профи. Именно так, а не иначе начался закат «спорта гладиаторов». Пустели спортивные арены, соревнования профессионалов исчезали из программ телепередач, реклама крупнейших мировых фирм и транснациональных компаний перемещалась со стадионов в места массового спортивного отдыха. Возникнув в Америке, волна Апро прокатилась и по другим континентам. В Старом Свете ее поддержали и многие религиозные общины...

Но еще раньше, сразу после Олимпиады — 2000 года, свою точку зрения на профессиональный спорт высказала медицинская общественность. Медицинские ассоциации многих стран потребовали от национальных олимпийских -комитетов и спортивных федераций проведения тщательного медицинского обследования участников всех достаточно крупных состязаний независимыми международными группами экспертов. Не желая терять свою популярность, Международный олимпийский комитет был вынужден специальным решением утвердить ритуал этой процедуры. Так, в большинстве развитых стран появились соору-150 жения, которые по неизвестной причине получили название «Тренажеров», хотя, как это станет ясно из последующего рассказа, к спортивным тренировкам они имели весьма отдаленное отношение...

На старте этого этапа многодневной велосипедной гонки Иван Ткач вел себя точно так же, как и на предыдущем: он не спешил. Усталость уже прочно угнездилась в его теле — болела спина, саднили икроножные мышцы. «Разработаюсь,—подумал он,— до подъемов нажимать-не буду, а там — как Бог даст, попробую вырваться». Взмах флажка и более согни велосипедистов, эскортируемые впереди .полицейскими на мотоциклах, а сзади — машинами сопровождения, влились в первый поворот. Ткач шел где-то в середине группы, но в конце первого километра, выглянув из-под руки, он увидел, что справа и чуть позади от него катилась неразлучная пара его соперников: итальянец Цанкетти и венгр Этвеш. «Стерегут, крокодилы,— пробормотал про себя Ткач,— ждут, когда в отрыв пойду. Ну да, подождите, я вас на большом подъеме сделаю!»

Раннее утро, сухое шоссе... За изначальные десять километров гонки, предшествующих первому небольшому подъему, Ткач хорошо разогрелся, привычная ритмика движения, казалось, напрочь выгнала усталость предыдущих дней и этапов, и на небольшом «тягунке» он легко прошел всю основную группу. Впереди маячили около десятка гонщиков, но сзади, с просветом в одно колесо как приклеенные шли Энеш и Цанкетти. В такой позиции они и прошли более половины трассы, вплоть до въезда в предгорье, до подступа к главному подъему, за которым -рукой подать — был финиш этапа в маленьком немецком городке.

И именно здесь и должна была начаться основная работа, так как по замыслу Ткача вряд ли кто из его соперников отважился бы на отрыв на самом тяжелом участке этапа. Большинство рассчитывало сделать это в самом конце, при въезде в городок...

«Все, время»,— решил Ткач и, резко переключив скорость, встал на педали. Раскачиваясь и вкладывая весь вес своего массивного тела в мощный жим на педали, он сравнительно легко обогнал поредевшую группу лидеров и, не снижая темпа, пошел вперед. Смотреть по сторонам было некогда, но краем глаза он заметил, что растерявшийся Энеш остался далеко позади, а Цанкетти был единственным гонщиком, уловившим момент отрыва. «Только бы трубки выдержали,— мелькнула шальная мысль.— Только бы трубки... и тогда этап мой».

Под колесами бежала серая лента асфальта, пот заливал лицо, одеревенелые мышцы ног, .казалось, работали сами по себе. ^Он прошел крутой поворот и мельком увидел, как оглянувшийся назад полицейский прибавил газ: рывка не ожидал никто, даже они — «пастухи» гонки.

Далее:

 

Период активности селезенки, поджелудочной железы и желудка.

Боль и обезболивание.

6.1.3. Исследование мочи больных уретритами.

Питье, клизмы.

8. Лямблии.

Два или один?.

Подготовка к кормлению грудью.

 

Главная >  Публикации 


0.0006