Главная >  Публикации 

 

Глава IV. О коллатеральном кровообращении в мозгу



Снабжение мозгового вещества опоссума конечными артериями сохраняет свой тип даже в тех случаях, когда в мозг названного животного имплантируется участок мозга какого-либо другого животного, для которого характерно сетеобразное распределение сосудов в мозгу.

Рис. 80. Характер снабжения артериальной кровыо мозгового (вещества опоссума (по Шарреру).

Такого рода эксперимент был проделан в свое время Шаррером (1939). При имплантации ib мозг опоссума участка мозговой ткани крысы или морской свивки Шар-рер (1939) отметил, что регенерирующие сосуды мозга опоссума врастали в пересаженный участок по типу конечных. В тех же случаях, когда участок мозга опоссума пересаживался в мозг морской свинки, сосудистая сеть имплантата приобретала сетеобразное строение, характерное для мозга морской свинки.

Наблюдения Шаррера пока не нашли еще дальнейшего развития в работах других исследователей. Решение вопроса о факторах, определяющих характер строения сосудистой сети мозгового вещества, имеет большое значение. Данные, полученные при решении этого вопроса, мог-ли бы объяснить, почему сетеобразная структура сосудов встречается не только у позвоночных, но и у ряда беспозвоночных, и, наоборот, почему конечные артерии могут быть найдены не только у беспозвоночных, но в различных группах позвоночных животных.

Было бы неправильно думать, что в высокодиференцированном мозгу человека существует только один тип распределения сосудов в виде сети.

Так, ворсинки сосудистых сплетений получают кровь по сосудам, несколько напоминающим петли. Совершенно особое строение сосудистой сети имеет также area postrema.

При обработке всего мозга животного или человека предложенным нами методом импрегнации сосуды area postrema не выявляются подобно сосудам plexus chorioideus. Кроме того, эндотелий капилляров как того, так и другого образования одинаковым образом относится к введению в сосудистое русло витальных красок.

Рис. 81. Врастание сосудов в стенку мозговых пузырей у эмбриона опоссума длиной 14 мм (по Вислоки).

Известно, что в мозгу взрослых особей эндотелий капилляров в силу особого химического состава представляет собой барьер для витальных красок. Благодаря этому краска не выходит за пределы капиллярного русла и окрашивание мозговой ткани не происходит. Эндотелий же капилляров сосудистых сплетений и area postrema пропускает витальные краски.

При изучении гистологических препаратов можно также отметить своеобразное, отличающееся от других участков мозга, расположение сосудов в описываемом поле. Артерии и вены входят в area postrema друг возле друга и в дальнейшем своем ходе обнаруживают сложные взаимоотношения. Создается впечатление, что один сосуд как бы обвивается вокруг другого.

Подобные же взаимоотношения между артерией и веной при конечном характере их наблюдаются в массивных хориопапилломах (рис. 82, а), а также были найдены нами в случае мультиформной спон-гиобластомы, локализовавшейся в полушариях головного мозга (Б. Н. Клосовский, Е. Н. Космарская) (рис. 82, б). То же удается отметить и на приведенных выше рисунках из работ Вислоки и Шаррера (рис. 79, 81), хотя этот факт указанными исследователями отмечен не Рис. 82.

а — характер сосудов в хориопапилломе. Обращает на себя внимание организация капилляров в виде конечных петель. Окраска по методу Эроса. Увеличение 100. — характер сосудов в мультиформной спонгиобластоме. а—расположение сосудов в виде конечных петель в стенке кисты. Увеличение 100.

Рис. 83.

I, II — взаимное расположение артерий и вен в продолговатом мозгу млекопитающих. А — артерия; В — вена. Инъекция сосудистой сети тушью. Увеличение 20.

был. Как будет видно в дальнейшем, соотношение артерии и вены в случаях снабжения мозга конечными сосудами (у опоссума) играет существенную роль в понимании процессов питания и отдачи продуктов обмена веществ нервными клетками, располагающимися вокруг них.

Соотношения артерий и вен, несколько напоминающее соотношения их в мозгу сумчатых животных, были отмечены Е. Н. Космарской и Е. Г. Балашевой (1950) при исследовании кровоснабжения продолговатого мозга млекопитающих. Изучение срезов мозга кошки и собаки, сосудистая сеть которых была инъицирована тушью, трипановой синью или импрегнирована серебром, дало возможность констатировать, что для артерий и вен продолговатого мозга является типичным вхождение первой в мозг и выхождение второй из него в непосредственной близости в одном и том же участке мягкой мозговой оболочки. Это в равной мере относится как к срединным, так и к боковым артериям и венам. В дальнейшем ходе артерий и вен в веществе продолговатого мозга могут обнаруживаться два типа взаимоотношений. В большинстве случаев основной ствол артерии не только сопровождается основным стволом вены, но артерия и вена закручиваются друг возле друга так, как это можно видеть на рис. 83, /, //. Иначе говоря, мы наблюдаем здесь то же взаимное расположение артерий и вен, как в мозгу сумчатых, имеющих конечные артерии. Однако сходство ограничивается только соотношением основных стволов, тогда как разветвления артерий сопровождаются соответствующими разветвлениями вен далеко не всегда.

В продолговатом мозгу млекопитающих животных лишь в редких случаях бассейн снабжения боковой или срединной артерии совпадает с бассейном, с которого собирает кровь вена, идущая рядом с артерией. Обычно основной ствол артерии имеет большую протяженность, чем сопровождающий его ствол вены. Иными словами, область снабжения данной артерии не совпадает с областью, с которой собирает кровь соответствующая ей вена.

В некоторых случаях удается отметить обратное явление, когда ствол вены имеет большую протяженность по сравнению со стволом ар-терии. Соответственно область, с которой собирает кровь вена, здесь располагается дальше области снабжения рядом идущей артерии.

Довольно часто можно наблюдать, что артерия и вена на значительном расстоянии идут друг возле друга или закручиваются одна вокруг другой. Однако на некотором уровне стволы артерии и вены расходятся, причем артерия направляется в одну сторону, а вена в другую. Следовательно, и в этих случаях область мозгового вещества, получающая кровь по данной артерии, территориально не совпадает с областью, с которой собирает кровь соответствующая вена.

Таким образом, в картине хода артерий и вен в веществе продолговатого мозга млекопитающих мы отмечаем лишь только некоторое сходство с ходом артерий и вен в мозгу сумчатых животных.

Импрегнация всей сосудисто-капиллярной сети мозга по методу Б. Н. Клосовского позволяет отмстить, что в сетеобразной структуре сосудов, характерной для полушарий головного мозга человека и большинства позвоночных животных, существует все же ясно выраженная обособленность ядерных образований. Мы уже указывали на снабжение подкорковых ядер особыми артериями, распадающимися в них на капиллярную сеть, анастомозирующую с капиллярной сетью окружающего белого вещества лишь в капиллярном русле. Подобные же соотношения имеют место при снабжении кровью отдельных ядерных образований в различных отделах головного мозга человека и млекопитающих.

Рис. 84. Сосудисто-капиллярная сеть различных ядер и взаимодействие ее с капиллярной сетью окружающего мозгового вещества.

а — срез через средний мозг; III — ядро глазодвигательного нерва; к. я. — красное ядро (увеличение 10); б— ядро блоковидного нерва (увеличение 64).

Рис. 84. Сосудисто-капиллярная сеть различных ядер и взаимодействие ее с капиллярной сетью окружающего мозгового вещества. в — верхняя олива (увеличенние 64); г — срез через продолговатый мозг; х — ядро.

блуждающего нерва (увеличение 10). Импрегнация серебром по методу Б. Н. Клосовского.

На рис. 84, а, взятом из нашей работы, на срезе, сделанном через средний мозг, представлена сосудисто-капиллярная сеть. Видно, что как ядро глазодвигательного нерва, так и красное ядро обладают капиллярной сетью, настолько резко обособленной от капиллярной сети окружающего мозгового вещества, что вполне возможно выделить местоположение того и другого образования. Те же соотношения можно видеть и на рис. 84, б, где отчетливо выделяется капиллярная сеть в области ядра блокового нерва, или на рис. 84, в, представляющем верхнюю оливу, или на рис. 84, г, на котором не менее отчетливо выделяется среди окружающей капиллярной сети капиллярная сеть ядра блуждающего нерва (образующаяся в результате ветвления специально идущей к данному ядру артерии).

Повсюду, как правило, можно отметить очень слабое взаимодействие капиллярных сетей различных ядер с капиллярной сетью остального мозгового вещества, обособление их и отсутствие подлинных анастомозов.

Выше мы подробно разобрали, что непрерывность сосудистой сети серого и белого вещества каждого в отдельности и вместе взятых осуществляется только в капиллярном русле. Капилляры, общая протяженность которых по некоторым данным Линдгрин (Lindgreen), 1940, и др. достигает 110 км, создают непрерывную структуру сосудистой сети в мозгу. Именно благодаря отсутствию в коре и белом веществе подлинных анастомозов артерии мозга оказываются конечными в функциональном отношении не только в патологических, но и в нормальных условиях. Иными словами, кровь, поступающая в серое вещество коры по радиальным артериям, выводится на периферию мозга, преимущественно по соответствующим коротким венам серого вещества. Кровь, направляюща-ся в белое вещество по длинным артериям, выводится на поверхность, преимущественно по соответствующим венам белого вещества. Таким образом, несмотря на существование в мозгу густой непрерывной капиллярной сети, кровь циркулирует в мозгу как бы по артерио-венозным единицам, представляющим собой наиболее короткие пути для тока крови в мозгу.

Конечно, эти артерио-венозные единицы не являются анатомически фиксированными частями сосудистой сети, как это наблюдается в мозгу сумчатых животных (кенгуру), а создаются в зависимости от функциональной деятельности мозговой субстанции.

В связи с изложенным становятся понятными данные о скорости тока крови в мозгу человека в нормальных условиях, полученные при введении контрастных веществ в ток крови общей сонной (внутренней сонной) артерии. Рентгенологические исследования показывают, что контрастные вещества протекают с током крови через систему внутренней сонной артерии в течение 2 секунд, в то время как по системе наружной сонной артерии контрастное вещество проходит от 6 секунд до 5 минут (Мониц, 1940, М. Д. Гальперин, 1950, М. Б. Копылов, 1950). Быстрота тока крови по системе внутренней сонной артерии может быть объяснена только наличием в мозгу коротких путей — арте-рио-венозных единиц.

Глава IV. О коллатеральном кровообращении в мозгу

Как отмечалось выше, анатомо-гистологические данные указывают на распределение сосудов в мягкой мозговой оболочке и внутри мозгового вещества в виде более или менее сложно построенных сетей. При этом непрерывность сосудистой сети в мягкой мозговой оболочке обеспечивается наличием сосудов-анастомозов разнообразного размера. В соответствующем разделе подробно описывались сосуды-анастомозы, соединяющие в смежных зонах кровоснабжения крупные ветви основных мозговых артерий между собой. Существование такого рода анастомозов может обеспечить широкое перемещение крови из области распределения ветвей одной основной мозговой артерии в область другой при закупорке какой-либо из них. Вместе с тем анастомозы соединяют между собой также ветви одной и той же артерии в области распределения ветвей любой основной мозговой артерии. Наличие этих анастомозов при нарушении нормальной циркуляции крови на территории распределения ветвей одной из основных мозговых артерий создает возможность передвижения крови из одного участка мозговой поверхности в другой. Основой же непрерывности сосудов в мозговом веществе является капиллярная сеть. Таким образом, возможно перемещение крови из одного отдела мозга в другой при выключении артерии, питающей ту или иную область в нормальных условиях. Иначе говоря, анатомическое строение сосудистой сети в мягкой мозговой оболочке и внутри мозгового вещества допускает переключение питания мозгового вещества в бассейне закрытой артерии на кровоснабжение по коллатералям.

Однако в клинике закрытие той или иной артерии мозга при отхож-дении ее от виллизиева круга или основных ветвей этих артерий, расположенных в мягкой мозговой оболочке, тромбом или эмболом в большинстве случаев сопровождается размягчением мозгового вещества в бассейне закрытой артерии. Область распадающейся нервной ткани обычно довольно точно совпадает с областью, охватываемой ветвями выключенной артерии. Это обстоятельство указывает на то, что артерии мозга в известных условиях могут оказаться анатомически конечными. Как мы знаем, такого рода клинические наблюдения легли в основу широко распространенной в свое время концепции Конгейма.

Следовательно, существуют условия, при которых непрерывность сосудистой сети в мягкой мозговой оболочке и внутри мозгового вещества нарушается. Коллатеральные сосуды при этом не функционируют, артерии разобщаются одна от другой и приобретают характер конечных.

Вместе с тем отдельные клинические и экспериментальные сообщения говорят о возможном в некоторых случаях закрытии мозговых артерий без последующего расплавления мозговой ткани в зоне выключенного сосуда Ватте (Watts), 1934; Дэнди (Dendy); Кэмпбелл, 1944; Поппен (Рорреп), 1939; Б. Н. Клосовский, 1947.

Таким образом, вопрос об условиях, в одних случаях обеспечивающих переключение бассейна закрытой артерии на кровоснабжение по коллатералям, в других — приводящих к размягчению нервной ткани, оставался открытым. Для решения его сотрудницей нашей лаборатории Е. Н. Космарской была предпринята экспериментальная работа. Целью этой работы, помимо выяснения физиологических условий, необходимых для осуществления коллатерального кровообращения в мозгу, являлось установление анатомических путей, служащих для перемещения крови в бассейн закрытой артерии. Кроме того, предстояло решить, насколько благоприятные условия для жизнедеятельности основных компонентов нервной ткани создаются при переключении данного участка мозга на кровоснабжение по коллатеральным сосудам.

Для решения поставленных вопросов Е. Н. Космарская предприняла эксперименты на собаках и кошках, у которых производилось выключение передних и средних мозговых артерий одного или обоих полушарий. Особый интерес при этом представляла окклюзия средней мозговой артерии, так как закрытие ее в клинике протекает особенно неблагоприятно и постоянно сопровождается размягчением мозгового вещества в бассейне этого сосуда. По мнению ряда исследователей, плохой прогноз в случаях выключения средней мозговой артерии объясняется недостатком анатомических путей, необходимых для перемещения крови в бассейн, закрытой артерии.

Передние и средние мозговые артерии в опытах Е. Н. Космарской закрывались серебряным клипсом в месте отхождения их от виллизиева круга на основании черепа и часто дополнительно коагулировались электрическим током. При одновременном наблюдении поверхности мозга в области закрытой артерии отмечалось уменьшение или полное прекращение пульсаторных движений и резкое побледнение мозга. Измерение калибра артерий мягкой мозговой оболочки посредством окуляр-микрометра капилляроскопа позволяло констатировать отчетливое сужение сосудов всех диаметров. В наиболее отчетливой форме уменьшение диаметра могло быть прослежено на незначительных по размеру артериях мягкой мозговой оболочки, которые совершенно запустевали. Вместе с тем резко изменялась скорость тока крови по сосудам. Кровь по артериям не шла уже, как это бывает в нормальных условиях, сплошным потоком, было возможно проследить движение эритроцитов, особенно в сосудах среднего и мелкого калибра. В артериолах и венулах кровь двигалась толчками, иногда останавливалась. Отмечался также обратный ток крови в венах. Иначе говоря, венозная кровь с поверхности мозга как бы сливалась вглубь мозгового вещества.

Описанные явления продолжались в течение 1'/2—2 минут. В последующем артерии мягкой мозговой оболочки постепенно возвращались к исходному размеру, характеризовавшему их до опыта. Ток крови в них увеличивался, но, несмотря на заполнение кровью артерий мягкой мозговой оболочки, мозговое вещество бассейна выключенной артерии испытывало кислородное голодание. Это обстоятельство находило свое отражение в том, что цвет мозгового вещества в области закрытой мозговой артерии становился все более синевато-серым. Соответственно с этим изменялся и цвет крови, идущей по сосудам мягкой мозговой оболочки. Цвет крови в артериях все более приближался к цвету ее в 143.

венах, благодаря чему утрачивалось различие обоих родов сосудов, обычно выступающее совершенно отчетливо. Вены расширялись. Венозная гиперемия мозгового вещества постепенно нарастала и в ряде случаев сопровождалась отеком мозгового вещества. Отек мозга был особенно сильно выражен в тех случаях, когда выключение основных мозговых артерий производилось у щенков менее шестимесячного возраста. У молодых взрослых собак венозная гиперемия постепенно уменьшалась, и отека мозга при простом наблюдении не отмечалось.

Анализ данных, полученных Е. Н. Космарекой, позволил ей установить, что закрытие обеих передних мозовых артерий у собак не влечет за собой кровоизлияний и размягчений мозгового вещества в бассейне выключенных сосудов. Результат не менялся от того, насколько быстро одна вслед за другой закрывались передние мозговые артерии. Отсюда можно было заключить, что бассейны, получающие кровоснабжение по передним мозговым артериям у собак, полностью переключаются на коллатеральное снабжение кровью, поступающей к ним из областей средней и задней мозговой артерии.

Значительно более сложные отношения наблюдались в случае закрытия средней мозговой артерии. С одной стороны, было установлено, что выключение средней мозговой артерии у взрослых собак никогда не сопровождается расплавлением нервной ткани в бассейне распределения ветвей закрытой артерии. Более того, оказалось, что у взрослых собак возможно выключение средних мозговых артерий обоих полушарий при условии, если закрытие одной артерии имеет место через некоторый интервал после другой. В таких случаях не было обнаружено ни кровоизлияния, ни некрозов в обоих бассейнах закрытых артерий.

Вместе с тем выключение средней мозговой артерии у щенков до шестимесячного возраста или оканчивалось смертью животного через несколько часов после операции, или имело своим следствием распад нервной ткани в зоне этой артерий. У щенков, погибших в течение ближайших суток после операции закрытия средней мозговой артерии одного из полушарий, на вскрытии всегда отмечалась рыхлая консистенция мозга, а также заклинивание миндалин мозжечка в затылочное отверстие. Таким образом, отек мозгового вещества приводил в этих случаях к ущемлению продолговатого мозга и к смерти животного от остановки дыхательной и сердечной деятельности. При гистологическом изучении мозга размягчений в бассейне закрытой артерии никогда не наблюдалось. Выше уже указывалось, что у части щенков менее шестимесячного возраста, подвергнутых опыту закрытия артерий, после смерти от различных причин или после декапитации были констатированы очаги размягчения мозгового вещества, охватывавшие иногда всю область распределения ветвей закрытой средней мозговой артерии. Как было выяснено, предрасполагающими моментами для размягчения являлось плохое общее состояние щенка до операции и техническая сторона операции. При выполнении операции на щенках требовалось особенно осторожное обращение с мозговой тканью, так как длительное надавливание на нее шпателем или ранение мелкого сосуда может вести к быстрому развитию отека.

Гистологическое изучение мозгов экспериментальных животных дало возможность установить, что во всех случаях закрытия передних или средних мозговых артерий развивается отек мозгового вещества вследствие нарушения нормальной циркуляции крови в мозгу. Начинаясь в бассейне закрытой артерии, отек не ограничивается им, а распространяется и на области распределения ветвей соседних мозговых артерий того же полушария и даже на мозговое вещество противоположного полушария. Особая сила развития процессов нарушения водного обмена нервной ткани, отмечавшаяся у щенков, заставила предположить, что наблюдавшееся в ряде случаев размягчение в зоне закрытой средней мозговой артерии является следствием сильного отека, пролабирования мозгового вещества и ущемления его в трепанационном отверстии.

Далее:

 

Влияние природного радиоактивного фона на здоровье человека.

162. Крыжовник обыкновенный.

Глава III Методы исследования (взаимоотношение «объяснения» и «понимания» в психологии).

Приложение I. Традиции аа.

Развитие наблюдательности.

Лечение кедром. Заветное дерево.

Восемнадцатисуточное голодание.

 

Главная >  Публикации 


0.0026