Главная >  Публикации 

 

А.А. Глашев. Медицинское право



А.А. Глашев. Медицинское право: Практическое руководство для юристов и медиков - М.: Волтерс Клувер, 2004 Автор:

Ахмед Алабиевич Глашев - адвокат, президент Научно-исследовательского фонда международного права при Адвокатской палате города Москвы, вице-президент Международного Союза (Содружества) адвокатов, магистр юридических наук, руководитель отдела юридических услуг международной консультационной фирмы "Roedl & Partner Konsu М" Рецензенты: заведующий кафедрой хирургии Российского университета дружбы народов, доктор медицинских наук, академик РАЕН В.И. Марлярчук; адвокат, ведущий эксперт Научно-исследовательского фонда международного права при Адвокатской палате города Москвы, магистр юридических наук Н.Н. Пиксин Книга создана при участии экспертов Муждународной консультационной фирмы "Roedl & Partner Konsu M"; немецкой юридической фирмы "CMS Hasche Sigle" Предлагаемая вниманию читателей книга посвящена комплексному рассмотрению наиболее важных аспектов применения медицинского права. В книге даются рекомендации по ведению и рассмотрению дел, связанных с осуществлением медицинской деятельности, в российских судах и Европейском Суде по правам человека Приводится теоретический и обширный практический материал как зарубежной, так и российской правоприменительной практики. Автором проведен подробный анализ дел, связанных с врачебной ошибкой, а также судебной практики различных стран с позиции важнейшей доктрины медицинского права - res ipsa loquitur Книга предназначена для практикующих юристов - адвокатов, судей, следователей, прокуроров, а также для руководителей медицинских учреждений и практикующих врачей; она будет интересна преподавателям, студентам и аспирантам юридических и медицинских вузов

Предисловие

Книга является попыткой осветить наиболее важные аспекты медицинского права и дать рекомендации адвокатам и судьям. Эта цель достигается обращением автора не только к теоретическому, но и к обширному практическому материалу как зарубежной, так и российской правоприменительной практики. Проведен подробный анализ сотен дел, связанных, пожалуй, с самой важной проблемой медицины - врачебной ошибкой. Сложнее всего доказать причинную связь между причиненным вредом и действиями (бездействием) врача либо иного персонала клиники, поскольку приходится сталкиваться с корпоративной солидарностью врачей, выливающейся в девиз "своих не сдавать!".

Проведен детальный анализ так называемых редких дел из судебной практики различных стран с позиции важнейшей доктрины медицинского res ipsa loquitur, согласно которому врач в гражданских делах обязан доказать, что он действовал в соответствии с принятыми стандартами врачебной практики в той или иной области медицины, а обзор зарубежной судебной практики показывает, насколько сложно судам правильно применить указанную доктрину при вынесении решения.

Последняя череда скандальных "врачебных дел" выявила и другую острую проблему, которой в странах Западной Европы и США уделяется первостепенное место, - проблему соблюдения Кодекса профессиональной этики врача, или медицинской деонтологии. Этот вопрос также освещен автором с описанием примеров из судебной практики зарубежных стран (Англии, Германии, Франции и США). Вопросы медицинской деонтологии только начинают разрабатываться в российской правоприменительной практике, а специалисты пока еще ломают голову, спрашивая себя: "Что же вписать в будущий Кодекс профессиональной этики врача?", который подобно Кодексу профессиональной этики адвоката станет обязательным для профессионала, а нарушение его положений повлечет применение серьезных санкций в отношении врача, вплоть до лишения права практиковать. Вместе с тем уделено должное внимание и проблеме защиты самих врачей и персонала клиники от необоснованных притязаний клиентов.

Обзор прецедентной практики Европейского Суда по правам человека, приводимый в книге, также является ее существенной составляющей, что несомненно может быть взято на вооружение практикующими адвокатами при подготовке подобных дел.

Работа представляет собой своеобразную лоцию не только для практикующих адвокатов и судей, но и для всех, кто тем или иным образом имеет отношение к медицинской практике.

Г.М. Резник, президент Адвокатской палаты г. Москвы, кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ

Введение

После проведения так называемых горбачевских реформ произошли значительные изменения в экономике страны, что повлекло за собой необходимость создания правовой базы для новых хозяйственных отношений. Было значительно пересмотрено и дополнено прежде всего гражданское законодательство. Однако стремительно менявшиеся экономические отношения стали основой для появления новых отраслей права, не развитых или отсутствовавших в российской правовой системе. Поворотным моментом послужило принятие новой Конституции России.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции, международные соглашения Российской Федерации являются неотъемлемой частью правовой системы РФ. Таким образом, статус международного права стал выше по сравнению с тем статусом, который оно имело в советский период. Это дало ощутимый толчок для появления новых отраслей права. Так, например, в настоящее время можно выделить фармацевтическое право. Рынок производства и реализации фармацевтической продукции огромен и постоянно растет. Появилась необходимость постоянного совершенствования законодательства в области регулирования деятельности фармацевтических фирм. Поэтому был принят ряд законов, и прежде всего Федеральный закон "О наркотических и психотропных веществах"*(1).

Медицинское право не существовало раньше как отдельная отрасль права. Но нормы, которые регулировали оказание медицинской помощи, появились с возникновением самой медицины. Уже в рабовладельческих государствах существовали нормы, регулирующие медицинскую деятельность. И это не удивительно, потому что медицинскими знаниями в основном обладали жрецы, маги, а сами медицинские знания приравнивались к знаниям сверхъестественным. В известном вавилонском документе Законы царя Хаммурапи (около 1790 г. до н.э.) ряд параграфов представлял собой древнейшие нормы по регулированию медицинской практики. Так, _ 215 документа гласит: "Если врач произвел кому-нибудь трудную операцию медным ножом и спас ему жизнь или снял кому бельмо медным ножом и сохранил ему глаз, то должен получить десять сиклей серебра..." А вот _ 218-220 предусматривают уголовную и гражданскую ответственность за совершение врачебной ошибки: "Если врач производит кому-нибудь тяжелую операцию медным ножом и причиняет ему смерть, снимает кому-нибудь бельмо и лишает его глаза, то должно отсечь ему руки". Параграф 219: "Если врач производит рабу тяжелую операцию медным ножом и причиняет ему смерть, то он должен за раба доставить хозяину другого раба". Согласно _ 220, "если врач снимает медным ножом бельмо рабу и лишает его глаза, то должен деньгами уплатить половину стоимости раба...".

Правовое регулирование медицинской практики было и в Древнем Египте, хотя эти нормы считались менее прогрессивными, чем вавилонские. Деятельность врачей регулировалась так называемой Священной книгой. В том случае, если врач при лечении больного руководствовался правилами "Священной книги", он освобождался от ответственности независимо от исхода, например хирургической операции. Нормы касательно фармацевтической и медицинской практики существовали и в римском праве. Так, например, если пациент умирал от лекарственного средства, проданного римским врачом или фармацевтом, последние могли быть привлечены к уголовной ответственности в виде смертной казни. Суровая кара была предусмотрена за производство аборта. Любой аборт в Риме считался криминальным. В мусульманском праве также была установлена весьма жесткая ответственность за аборт, неоказание помощи больному. Врачи должны были придерживаться не только норм мусульманского права, которое запрещало вредить человеку, но и разработанных на мусульманском Востоке этических норм. Вообще нужно сказать, что ислам придавал медицине важное общественное значение. Так, например, хирургическая операция считалась божественным даром, ибо первым прооперированным человеком был сам пророк Мухаммед, которому ангелы после вознесения на небеса вскрыли грудную клетку и, достав его сердце, очистили его от человеческой крови. Ангелы влили в сердце пророка божественный свет (эфир), так как считалось, что обычная кровь вызывает гордыню перед богом. Суровая кара за неоказание помощи ожидала врача также по христианским канонам. В некоторых христианских странах врача могли за это приговорить к смертной казни с конфискацией имущества. Наибольшее развитие медицинское право получило в период развитых экономических отношений. Постепенно начали появляться нормы, регулирующие не только ответственность врачей, но и порядок доступа к медицинской практике, формы организации медицинских учреждений и т.д. Нужно сказать, что после мусульманского Востока самые прогрессивные законы, касающиеся врачебной практики, появились в Российской империи. В одном из указов Петра I говорилось: "Следует, чтобы лекарь в докторстве доброе основание и практику имел, трезвым, умеренным и доброхотным себя держал и в нужных случаях чин свой как нощно, так и денно отправлять мог". И нужно заметить, что это были непустые слова. За нарушение хотя бы одного положения указанной нормы врач мог как минимум лишиться практики. Именно при Петре I впервые в законодательстве появляются нормы, которые позволяли освободить врача от уголовной ответственности, если будет доказано, что врач действовал согласно правилам, без умысла и небрежности. В противном случае он привлекался к уголовной ответственности как за убийство. В советский период и медицинская практика, и фармацевтическая регламентировались нормами Гражданского кодекса РСФСР, Уголовного кодекса РСФСР, несколькими отраслевыми законами и подзаконными актами, а также приказами Минздрава РСФСР и СССР.

Существенные изменения в медицинском праве появились в последнее десятилетие XX в., особенно начиная с 1993 г. С этого момента медицина и фармация становятся таким же доходным бизнесом, как торговля, банковская или страховая деятельность. В 1993 г. была принята Конституция Российской Федерации, ст. 2, 7, 19, 20, 21, 38, 39, 41, 42, 46, 48, 52, 53, 72, 114 которой имеют самое непосредственное отношение к медицине. После 1991 г. был принят ряд законов, которые также имеют важное значение для регулирования медицинской и фармацевтической практики: Гражданский кодекс РФ (1995 г.), Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (1993 г.), Закон РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" (1992 г.), Закон "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации" (1991 г.), Закон РФ "О защите прав потребителей" (1992 г.), Федеральный закон "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (1999 г.), Закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (1992 г.), Федеральный закон "О лекарственных средствах" (1998 г.), Закон РФ "О дополнительных мерах по охране материнства и детства" (1992 г.) и др. Основным законом, регулирующим права граждан на медицинское обслуживание, а также обязанности и права медицинских учреждений, являются Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Закон определяет основные положения, касающиеся организации охраны здоровья в России, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, организации государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, финансирования здравоохранения, а также вопросы, относящиеся к медицинской деонтологии (включая врачебную тайну). Закон применяется в полной мере и к частным медицинским и фармацевтическим организациям. Наряду с Гражданским кодексом РФ он позволяет частным лицам заниматься медицинской практикой практически в полной мере (за исключением некоторых видов деятельности, о которых мы скажем ниже).

Раздел I. Организация системы здравоохранения в российской федерации
1. Министерство здравоохранения и социального развития российской федерации. Компетенция и полномочия

Согласно Указу Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти"*(2), функции по принятию нормативных правовых актов в сфере деятельности Министерства здравоохранения РФ, которое этим Указом упразднено, переданы вновь образованному Министерству здравоохранения и социального развития РФ (далее - Минздрав России). До принятия названного Указа структура, компетенция и полномочия Министерства здравоохранения РФ были закреплены в основном в Положении о Министерстве здравоохранения Российской Федерации, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 29 апреля 2002 г. N 284 (далее - Положение).

Структура Минздрава России состоит из центрального аппарата, территориальных органов, центров государственного санитарно-эпидемиологического надзора в субъектах РФ, организаций Государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ.

Функции и права нового министерства будут определены во вновь принятом положении, которое скорее всего включит в себя многие нормы старого Положения. Согласно его разд. IV, Министерство здравоохранения РФ имело право:

- координировать деятельность федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ по вопросам, входящим в компетенцию министерства; - создавать, реорганизовывать и ликвидировать в установленном порядке свои территориальные органы, подведомственные учреждения и другие организации здравоохранения в пределах выделенных министерству бюджетных ассигнований; - учреждать в установленном порядке ведомственные награды; - участвовать в установленном порядке в создании организаций для поддержки развития здравоохранения, научно-технической деятельности, в том числе международной; - представлять по поручению Правительства РФ интересы РФ на международном уровне по вопросам, входящим в компетенцию министерства; - официально опубликовывать в установленном порядке принятые министерством нормативные правовые акты по вопросам здравоохранения; - проводить конференции, совещания, симпозиумы и встречи, организовывать выставки и другие мероприятия по вопросам, входящим в компетенцию министерства; - с участием иных федеральных органов исполнительной власти, общественных и прочих организаций привлекать на договорной основе научные учреждения, ученых и специалистов, в том числе иностранных, к решению проблем, входящих в компетенцию министерства; - осуществлять издательскую деятельность, проводить информационно-рекламные и пропагандистские мероприятия, связанные с реализацией задач и функций, определенных указанным выше Положением; - создавать ученый совет, а также экспертные, консультативные и информационно-аналитические советы, комитеты и комиссии по вопросам охраны здоровья населения, утверждать положения о них и их составы.

Анализируя нормы Положения, можно выделить два важных полномочия Минздрава России.

Во-первых, Минздрав и его территориальные органы имеют право запрашивать в установленном порядке у федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, организаций государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, других юридических и физических лиц сведения, необходимые для осуществления возложенных на министерство задач и функций. Однако на практике данное полномочие не всегда находит эффективную реализацию, так как многие организации попросту отказываются отвечать на запросы Минздрава или игнорируют их. И такая ситуация будет иметь место до тех пор, пока в стране не будет создана эффективная система ответственности лиц за невыполнение требований закона, в данном случае за игнорирование официальных запросов Минздрава.

Во-вторых, Минздрав России имеет право издавать в установленном порядке в пределах своей компетенции нормативные правовые акты и иные документы, которые являются обязательными для исполнения всеми физическими и юридическими лицами, независимо от форм собственности. Этими контрольными полномочиями Минздрав пользуется все активнее. Следует сказать, что нормы Положения, регулирующие указанные полномочия, не совсем четки, что ведет иногда к расширительному их толкованию самим министерством. Это подтверждает и текущая судебная практика, например решение Верховного Суда РФ от 27 марта 2002 г. N ГКПИ 02-311 (оставленное в силе Кассационной коллегией Верховного Суда РФ) о признании незаконным (недействующим) п. 2.10 Инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан, утвержденной приказом Минздравмедпрома РФ от 19 октября 1994 г. N 206 и постановлением Фонда социального страхования РФ от 19 октября 1994 г. N 21.

2. Система государственной санитарно-эпидемиологической службы рф. Компетенция и полномочия

Санитарно-эпидемиологическая служба России функционирует согласно Федеральному закону от 30 марта 1999 г., "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения"*(3) (далее - Закон) и является важным органом в обеспечении безопасности здоровья населения страны. Именно поэтому данному ведомству предоставлены обширные полномочия.

Согласно ст. 46 Закона, система Государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ (далее - ГСЭС) включает в себя:

- федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор; - органы и учреждения государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ, созданные в установленном законодательством порядке для осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора в субъектах, городах, районах и на транспорте (водном, воздушном); - структурные подразделения, учреждения федеральных органов исполнительной власти по вопросам железнодорожного транспорта, обороны, внутренних дел, безопасности, пограничной службы, юстиции, осуществляющие государственный санитарно-эпидемиологический надзор соответственно на железнодорожном транспорте, в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях, на объектах обороны и оборонного производства, безопасности и иного специального назначения; - государственные научно-исследовательские и иные учреждения, осуществляющие свою деятельность в целях обеспечения государственного санитарно-эпидемиологического надзора.

Статьи 51 и 52 указанного Закона наделяют данное ведомство широкими и весьма серьезными полномочиями. Согласно ст. 50, должностные лица, осуществляющие государственный санитарно-эпидемиологический надзор, при исполнении своих служебных обязанностей и по предъявлении служебного удостоверения имеют право:

- получать от федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц документированную информацию по вопросам обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения; - проводить санитарно-эпидемиологические расследования; - беспрепятственно посещать территории и помещения объектов, подлежащих государственному санитарно-эпидемиологическому надзору, в целях проверки соблюдения индивидуальными предпринимателями, лицами, осуществляющими управленческие функции в коммерческих или иных организациях, и должностными лицами санитарного законодательства и выполнения на указанных объектах санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий; - посещать с согласия граждан их жилые помещения в целях обследования их жилищных условий; - проводить отбор для исследований проб и образцов продукции, в том числе продовольственного сырья и пищевых продуктов; - проводить досмотр транспортных средств и перевозимых ими грузов, в том числе продовольственного сырья и пищевых продуктов, в целях установления соответствия транспортных средств и перевозимых ими грузов санитарным правилам; - проводить отбор для исследований проб воздуха, воды и почвы, проводить измерения факторов среды обитания в целях установления соответствия таких факторов санитарным правилам; - составлять протокол о нарушении санитарного законодательства.

Далее:

 

Шумный город. Работа с любимым кишечником..

Уровень пространства (с). Его строение.

Раковые заболевания.

179. Льнянка обыкновенная.

Употребление опиатов в китае.

Проработка потери объекта.

Сознание и подсознание..

 

Главная >  Публикации 


0.0077