Главная >  Публикации 

 

Глава VII Почему о нас беспокоится Мария Алексеевна



Вот с такими трудными хворями вы можете справиться, если полюбите глины, поверите в их целебные свойства, поймете, что сам Господь дал нам спасение от многих язв, поместив в глубинах земли целые пласты ее — голубые, серые, красные...

Любая глина является лечебною, у каждой своя сила.

Теперь обратимся в своем глинолечении к части тела, которая находится рядышком с той, о которой мы вели речь. Правильно, к голове. Помните, что Иван Йотов говорил (я о том писала), что глинами можно снять холестерин с сосу-дов сердца...

— Ничего себе! — помню, поразилась я. И, конечно же, как и вы сейчас, не в силах была до конца вникнуть в смысл этого утверждения, тем более поверить в такое...

Когда месяца три назад привела моя знакомая свою маму, у которой после инсульта в голове (и в памяти тоже) появились провалы, гаечка моя стала описывать круги, и все норовит против часовой стрелки, а еще через секунду остановилась как вкопанная, и ни с места! Вижу: глубочайший провал, пустота, полное отсутствие поля. Да, плохое место обнаружила моя помощница, нет там никакой жизни.

Сижу, раздумываю, какие меры принять, и вспомнила про сосуды сердца, с которых якобы вполне можно снять холестерин, если постараться. А что если...

Одним словом, не стала я соловья баснями кормить, а принялась прикладывать на темя, в том месте, где отсутствовал сигнал или моя гаечка описывала круги, известные вам лепешки из голубой сметанистой массы. Сделала бабушке этакий ободок, замотала как положено шарфом и пригласила через два часа (рядом живет она).

Принесла использованную глину ее дочка. Ну а дальше все как обычно. Дошли до «плюса» с бабушкой, голова стала болеть у нее меньше, и повеселела она, глаза загорелись надеждой. Ну и мне радостно, что сумела ей немного помочь.

Зимой, как вернутся они с дачи, продолжим чистить сосуды головы, снимать воспаление, и дай Бог, чего-то добьемся... Главное, что она на глину, на ее силу чудодейственную сама надеется, поверила, значит, в ее возможности, что, как вы понимаете, очень и очень важно.

А как я избавилась при помощи глины от антибиотиков, рассказать вам? Я не принимаю ни единой таблетки вот уже

скоро сорок лет, даже такой, без которой в экстремальных случаях, как утверждают медики, не обойтись. А этот случай был как раз особой важности.

— Запустили вы свой зубик, долго он разрушался, теперь полость рта воспалена, складки появились, но главное,всюду гной, вот он уже в лимфатические узлы направился, опасно это...

Одним словом, сами понимаете, плохо мое дело. Но хуже всего то, что предлагает мне врач провести курс лечения антибиотиками. Как услышала я название, так настроение снизилось до невозможности. Пошла с рецептом в аптеку, а там и лекарства такого нет. Обрадовалась я несказанно. Однако выручила подруга (у нее таблеток залежи, на все случаи жизни, а не только на экстремальные).

Как назло, доза в таблетках была ничтожная, и за один прием надо было съесть аж четыре штуки (представляете?). Кое-как проглотила, запила целым стаканом воды, а они стоят себе в пищеводе и не собираются проходить глубже, в желудок. Что же, думаю делать, как их протолкнуть дальше? И вдруг кто-то словно бы мне совет дает: выплюнь их все, и немедленно!

Ничего себе ситуация! Голова разболелась от натуги. Тут я и поступила самым, что называется, примитивным способом.

И стало мне сразу же так легко и весело. Только вот слова стоматолога все точат и точат, она же грозила, что заражение крови может начаться, раз я так долго не приходила, терпела, накопила...

А кто приходит вовремя к зубному? Покажите мне такого человека! И нечаянно мой взгляд упал на кастрюлю с глиной. Она у меня под газовой плитой находится. Чтобы сразу, как понадобится, крышку снимите, Валентина Михайловна, и пользуйтесь на здоровье.

Так я и поступила. Залепила всю шею и челюсть справа, где недавно был тот зуб, завязала как положено и прилегла.

Прихожу через неделю в кабинет, а мне врач стала расхваливать состояние полости моего рта, которой она совсем недавно возмущалась:

— Ну вот, совсем иной ротик, просто не узнать! Все чистенько. А вы не хотели принимать антибиотики. Без них нельзя обойтись в некоторых случаях! Я даже дома беспокоилась о вас, все ли в порядке.

Мы к тому времени подружились с доктором, потому я не стала молчать и тем более лгать.

— Знаете, я не могла проглотить ни одной таблетки...

— ?!!

— Я ставила глину. И ничего худого, как видите, не произошло...

Поразилась врач моему рассказу, и я пообещала ей подарить книжечку, в которой о глине говорится. Я умолчала, что уже на четвертый день даже засовывала глину в рот и держала ее там по часу.

Вижу, вижу, замахали руками, носик сморщили: фу, какая гадость! А между тем никакой гадости в том, чтобы положить глину на часок за правую щеку, вовсе и нет. Во-первых, глина — антисептик (помните, я вам рассказывала, как я ее на живую кровоточащую рану положила?), во-вто-рых, я вам еще в предыдущей книге советовала пить глиня-ную воду перед обедом по стакану. Ну а в-третьих, важен сам результат, правда? А результат — на лице, ибо опухоль тотчас же и спала со скулы; складки, которые обнаружи-лись на моем нёбе, тоже исчезли куда-то, а «ротик» просто приобрел стерильный вид, словно зубы в нем никогда не гнили-разрушались.

Так что не морщите, дорогие, нос, а лучше при начавшейся зубной боли кладите возле ноющего зуба на часок глину. И сами, мои любезные, вскоре убедитесь, как прекрасно снимет боль она, высосет из прохудившегося зуба воспаление.

И, конечно же, не забывайте полоскать горло и рот глиняной водою, что само по себе весьма и весьма полезно и вполне гигиенично, заверяю вас.

А теперь снова ринемся уже в середку, к нашему живо-ту, в котором (в нижней его части) размещаются, как вам известно, все наши женские органы.

Совсем недавно привела ко мне свою девочку одна женщина. А я гляжу на маму и думаю: что-то цвет лица у нее не белый, а скорее даже землистый...

И предложила ей всерьез заняться своими органами. Удивилась она моей проницательности, подтвердила мой предположения справками.

Она согласилась на глинолечение безоговорочно, ухватилась за него как утопающий за соломинку, ибо всего через месяц ей предстояла операция. Ей должны были многое вырезать, она знала, потому как ее лучшей подруге уже и изъяли...

Дала ей уже готовой глины (сметанообразной и влажной), и стала она класть ее на самый низ живота и по бокам его — толщиной, как вы уже поняли, 1,5-2 сантиметра. Кроме того, завернув сметанку в марлечку, вставляла она этакие тампоны (конец марли надо вывести наружу).

Проходит несколько дней. Звонит она и сообщает с радостью в голосе:

— Спасибо вам преогромное! Сначала стало болеть, как вы и говорили, а сейчас необъяснимая легкость появилась в низу живота, как будто камень с него сняли большущий...

Я, надо сказать, тоже обрадовалась. Раз появилась легкость, значит, стала уходить грязь, воспаление, то есть болезнь (помните, что говорил Себастьян Кнейп, баварский врачеватель, болезнь — это грязь).

Я надеюсь, что когда я стану заканчивать эту книгу, через месяц-два, придет от моей пациентки еще весточка, более обнадеживающая, а именно: что с операцией можно обождать. Значит, главное мы выиграем — время.

Главное, ибо как раз к тому моменту начнет свои лечебные сеансы доктор С. Коновалов, который на своих поистине волшебных сеансах быстро и полностью «починит» то, что прохудилось у моей пациентки.

Вот видите, как замечательно, что мы с нею вовремя встретились! И вас, мои милые женщины, я вас очень прошу, не торопитесь под нож хирурга, испробуйте-ка глину, если вам невмоготу, если стало тянуть в низу живота, если изменился цвет вашего лица.

Как-то на днях получила положительное сообщение от Другой, заочной своей пациентки. Мама тех друзей, что привезли мне красной глины с дачи, стала прикладывать ее к своим коленям (они у нее болели и плохо сгибались, в общем, мучили ее здорово), и, как оказалось, сразу полегчало. Теперь она так глубоко уверовала в ту глину, которая уже не один год на ее родном огороде лежала безо всякого дела, что только ими и собирается зимою лечиться, потому что все посещения поликлиники ни к какому результату не привели.

Я передала ей через ее сыновей дополнительный совет: прибавлять время от времени к красным аппликациям еще и урину (старую, после 36 часов). Я очень довольна, что помогли ей глины.

Есть у меня подруга в возрасте еще более «продвину- том», чем мой. Застудилась-простыла она отчаянно. Аж побледнела вся от кашля.

Со здоровьем шутить, как известно, не стоит, поэтому она по совету врача (по долголетней привычке она не может отказаться от таких советов) бежит в аптеку. Сначала в одну, потом в другую — но этих антибиотиков, давно и строго запрещенных за рубежом для использования, отрицаемых и нашей наукой из-за их вредности, так и не нашлось.

Проходит еще недели две, а подруга и на себя стала не похожа, просто прозрачная какая-то с зеленым отливом... И вот за бешеные деньги ей достали лекарство, и она стала; делать уколы два—три раза в неделю, и не только в городе, но и в глубинке, в деревне, где проживает ее очень старень-кая мама.

Но то ли время было упущено, то ли ампулы пролежали дольше положенного... Одним словом, теперь моя подруга и слова произнести не могла из-за кашля, который ее донимал с утра до вечера, усиливаясь по ночам (вы знаете, ночью все ещебольше воспаляется и ноет).

Конечно, она знала, что я умею кое-что лечить глиною, она в числе первых получила в подарок от меня книгу "Разыщи в себе радость».

И вот хотя некогда бабушка (которая работала няней больнице) дала ей замечательный совет по лечению ревматизма, приобретенного в болотах во время войны (я писала о нем — лезвия еще в спирте растворяют), она ему не последовала. Однажды, когда терпение и у меня кончи-лось на все это смотреть, слушать ее надрывный кашель, ей почти с ее интонацией сказала:

— Вот что, милая моя, сейчас ты пойдешь ко мне, и буду лечить тебя сама!

Она от меня такой строгости не ожидала, но рассуждать не стала. Видимо, замучили сивку крутые горки. Сдалась.

И вот она, принявшая к тому моменту неимоверное количество антибиотиков, мирно и послушно лежит, вся

укутанная в одеяла, на моей широкой постели, а через несколько минут засыпает...

Через часок я вхожу в комнату. Порозовело личико у моей пациентки, исчез зеленоватый оттенок с боков. Тишина говорит об одном: спазмы ушли. А когда еще через час она открыла глаза, то я просто поразилась их девичьей чистоте.

Я вынимаю из-под нее огромную и толстую лепешку, на которой она лежала целых два часа, и начинаю проверять ушлой круглой железкой с дырочкой! И что же? Гаечка чуть не вырывается из моей руки. Такого «минуса», признаться, я еще не видала.

— Странно-странно, — говорю я. — Чем же тогда занимались все это время сильнейшие эти антибиотики, если в легких столько всякого до сих пор? Халтурили, стало быть?Или вообще ты зря столько денег на них потратила?

Молчит моя пациентка...

После проделанной процедуры я уже не слышу по телефону страшного кашля. И все же через три дня я прошу ее прийти снова, полежать на маслянистом зеленом ложе своей спинкою. Для контроля, значит. И что же?

— Ура! — говорю я сама себе, ибо читаю на лице своей подруги сомнение в глинотерапии и твердое мнение, чтопобедила медицина в виде антибиотиков.

Чтобы не повергла ее в уныние мысль о брошенных на ветер тысячах, я не стала ее переубеждать. Есть такая пословица, которую можно чуть-чуть перефразировать: чем бы ни лечилась, лишь бы перестала болеть!

Конечно, многое мне удалось поправить такими аппликациями за шесть-семь лет, всего и не упомнишь, хотя я теперь стала вести что-то вроде учета.

В моей книжке вы еще встретитесь с голубой или красной целительницей, потому что я как-то попробовала ими полечить даже свой позвоночник. И, можете себе представить, довольно успешно! Об этом читайте в главе «И у вас остеохондроз?!" .

Недавно пальцы продолжила ею выпрямлять, и тоже есть результаты. Есть у меня и более обширные планы на эту тему. Почему они возникли? Давайте попробуем понять вместе. Если учесть, что слова Себастьяна Кнейпа о том, что всякая болезнь есть грязь, которую надо изъять, — чистая правда, основанная на многолетнем опыте, то можно, выходит, приняться за любое заболевание. Не так ли?

Теперь обратимся к моей старенькой седенькой голове, на которой имеются три волосинки (ну или немногим боль- ше). Почему их осталось так мало? Я отвечу честно: их и в молодости было если и не столько, то на четверть волосинки побольше. И причина тому — грязь. Да, да, именно она. Сначала золотуха, как я вам уже рассказывала, покрыла всю волосяную часть головы и даже захватила уши. Затем какая-то уличная кошка заразила меня... стригущим лиша- ем, отчего корни моих волос еще более ослабли, пожухли и т. п.

И вот теперь, когда мне терять нечего (меня и так любят, как я люблю шутить, так что причесок не надо выстраивать), я снова побрею свою головушку (не горюйте обо мне, поскольку череп у меня просто распрекрасной формы) и примусь-ка я за вытаскивание грязи, то есть когда не будут под ногами путаться те самые три волосинки.

Я раньше тоже не раз брилась под первый номер, но ведь я не знала в то время о чудодейственной целительнице. И не только ее я привлеку для решения такой проблемы. А если у меня что-то получится, то я обязательно вам расска-жу-доложу, поскольку мой случай — уникальный, а раз так, то другие и подавно смогут запросто справиться.

На этой светлой и оптимистической ноте мы с вами и расстанемся-простимся до следующей главы, если, конечно, вы не соскучились и не устали меня слушать, если вам по-прежнему интересно со мною беседовать.

Конечно же, мне доставляет большое удовольствие поговорить с вами, особенно после тех звонков (их были десятки, а то и сотни), которые раздавались ежедневно после выхода моей предыдущей книжки «Разыщи в себе радость».

Наверное, потому я так быстро закончила и вторую кни- гу, ту, которую вы сейчас держите в руках. Ваши добрые отзывы подбодрили, заставили поспешить, а главное — внесли столько радости в мою жизнь! Спасибо вам, мои милые, поскольку радость проживает, как вы знаете, рядышком со счастьем...

Моему критику

Профессор, не ищите формы В моих сердечных излияньях. Смешной чудак придумал нормы Святым небесным подаяньям.

Мне Иегова Вседержитель Дает из космоса советы. И я, земной планеты житель, Пишу о радостях сонеты...

Придумали в каких-то институтах Для слов запреты и законы, Но разве могут в жестких путах Резвиться поэтические кони?

Профессор, не найдете форму И не считайте звуки в рифме. Мне их лавиною, без нормы Приносят к изголовью нимфы.

У тех, кто выдает поэту брони И кто нашел для истины пределы, Давным-давно остановились кони, Их, видно, пулей не задело...

Глава VII Почему о нас беспокоится Мария Алексеевна

Немало деревенских простых и любому доступных способов и средств по домашнему врачеванию сообщила некогда мудрая крестьянская женщина автору, которая уверена, что вам понадобятся ее советы. Не только о телесном нашем состоянии горюет Мария Алексеевна, но и о снижении катастрофическом в душе нашей нравственности...

А сейчас я хочу снова пригласить вас к себе домой, в нашу родную Россию, потому что и у нас на родине живут бабушки, и секреты, что накопили они за долгие годы, счету не поддаются...

Женщина, с которой я хочу вас сейчас свести, очень много мне интересного рассказала в свое время, и наконец увиделась я с нею...

Встретитесь вы с нею в моем рассказе, который я написала вскоре, как она уехала из нашего города. Только очень сожалею о том, что не включила я тогда магнитофон, чтобы записать всевсе, о чем она мне Поведала. Однако как прочитала я сама свой рассказ, что пролежал в столе 30 с лишним лет, так сразу все и вспомнилось...

Как же мне хочется, чтобы вас тронул за живое ее деревенский говорок, неповторимая интонация ее фраз, чтобы она и на вас глядела своими ясными добрыми глазами, чтобы вы, мои милые читатели, услышали ее сердце, ее душу и поняли, как тревожило ее все то, что волнует и нас сегодня...

Я сохраню текст рассказа — она стоит целой повести, милая пожилая крестьянка Мария Алексеевна — и в то же время помещу ее советы в виде отдельных вставок, чтобы вам время от времени можно было возвращаться к ее опыту.

А когда к нам в гости придет питерская старушка, врач и психотерапевт Софья Марковна Любинская, вы вместе со мною удивитесь тому, что иные советы дополняют друг друга, словно за одним столом сидят прекрасные врачевательницы и диалог ведут. Вот, скажем, пошел у них разговор о полыни (неважно, что они никогда и не виделись).

— Положите полынь под подушку, — говорила мне Сонечка.

Конечно, я не стала расспрашивать о том, зачем класть ее именно под подушку да для чего, потому что я знаю, что Сонечка плохого не посоветует, а только доброе. Кладу полынь в мешочек и не забываю, что эта травка мне непременно маленький подарочек принесет для здоровья, для самочувствия...

Мария Алексеевна тоже про полынь знала много. Очень хорошо протираться ею после трудного рабочего дня. А ванны из череды чудеса делают с кожей, да и с нашими органами. В ее деревне все знают, что в отдельном чугунке ее надобно заварить и облиться, как помоешься.

И о хмеле я узнала из двух этих источников мудрости. Как не спится, так я в полотняном мешочке пару щепоток и кладу возле подушки. И знаете, такие чудесные картины вижу во сне, диву даюсь. И очень хорошо высыпаюсь. Както на одном сеансе услышала от целителя: сон должен быть наслаждением... Таким сном и станете вы спать рядышком с хмелем.

И снова прислушаемся к «диалогу» двух целительниц. Намного позднее я узнала об этом же из реферата профессора Богоявленского, который тоже принялся на свой страх и риск дополнять официальную медицину советами народной мудрости.

Предположим, не спится вам, и все тут! Бывает такое, особенно у людей так называемого продвинутого возраста, то есть вопрос касается нас с вами, милые мои бабушки.

Итак, не можете уснуть. Пойдите на кухню, а там на полочке в настенном шкафу стоит баночка плотно закрытая, а в ней вырытый нынешней осенью валериановый корень. Нюхните поочередно одной и другой ноздрей (одна ноздря у вас зажата пальцем, а другая нюхает) корешок тот целебный и ложитесь, закройте ваши глазыньки (выражение Марии Алексеевны) и вспомните, как вы возле канавки, что рядом с лесом на вашей даче или в какомто пригороде, рыли - вырывали его, валериановый корень, как сушили его в тенечке на ветерочке - сквознячке, как привезли его в город и ваша кошка Мурка както особенно ласково терлась о ваши ноги, в глаза ваши все заглядывала, словно вы рыбу ей привезли, до которой она большая охотница.

Тото! Кошечка понимает, какую вы травку привезли, и тоже нюхнуть не прочь разок - другой. Угостите ее, угостите. Звери домашние запоминают доброе...

Понюхали? Как, уже спите глубоким сном и перестали меня и вовсе слушать? Хорошо, хорошо, не буду на вас сердиться - обижаться, если вы так сладко посапываете. Спите крепко, спите глубже, понастоящему отдыхая и расслабляясь, спите, дорогие мои, на здоровье, ибо хороший сон, как всем известно, прямая дорожка к излечению любой хвори.

А когда проснетесь, то и приметесь слушать мой рассказ о нашей россиянке из глубинки, о нашей соотечественнице Марии Алексеевне. Фамилии ее я так и не узнала. Но разве дело в названии или звании?! Пусть в памяти вашей останется ее жизнь, прошедшая среди наших русских 6eрез, наших бескрайних полей... Пусть запомнятся ее добрые и дельные советы, которые касаются не только тела нашего, но и души, утерянной (либо растерянной по частям) нашей нравственности, что особенно огорчало Марию Алексеевну...

Далее:

 

Лекция 7 Основные принципы организации психиатрической помощи населению в чрезвычайных ситуациях.

Влияние природного радиоактивного фона на здоровье человека.

162. Крыжовник обыкновенный.

Глава III Методы исследования (взаимоотношение «объяснения» и «понимания» в психологии).

Приложение I. Традиции аа.

Развитие наблюдательности.

Лечение кедром. Заветное дерево.

 

Главная >  Публикации 


0.0034