Главная >  Публикации 

 

Молоко



Мы знаем, что потребление слишком большого количества хлеба, даже без других продуктов, разрушает здоровье. Но сочетание его с мясом причиняет еще больше неприятностей. Такая диета, даваемая подопытным молодым животным, вызывала высокое кровяное давление, болезнь Брайта и осложнения, обычно сопровождающие такие болезни и у человека. На такой диете и животные не растут так быстро, как они должны были бы расти. Злаки, среди всех привычных источников крахмала (кроме бобов и гороха), наиболее трудно поддаются усвоению. Они тяжелы и для грудных, и для подростков, легко бродят и вызывают много газов и интоксикацию.

Для переработки зернового крахмала организму требуется в 8—12 раз больше времени по сравнению, например, с крахмалом картофеля. Д-р Гирзон показал, что для усвоения крахмала пшеницы, кукурузы и риса (одного и того же количества) требуется два полных часа, овса - восемьдесят минут, а картофеля - десять минут.

Врачи часто рекомендуют злаки для грудных и маленьких детей. Но, как говорил Денсмор, „злаки, зерна и все крахмалистые продукты не полезны вообще человеку, детям особенно и уж тем более грудным. До года у ребенка не выделяются кишечные ферменты, необходимые для обработки крахмала, и в течение нескольких последующих лет эти ферменты не такие сильные, как у взрослых. Усвоение всех крахмалистых продуктов зависит от этих ферментов в кишечнике. В то же время финики, инжир, чернослив и другие фрукты, столь же питательные, как и хлеб и другие злаковые, усваиваются легко, причем большая часть питательных веществ этих фруктов готова к усвоению и ассимиляции сразу после приема". До двухлетнего возраста ребенку нельзя давать никакого крахмала и тем более злаковых.

По словам Хью (Гарвардский университет), „д-ра Мелланби и Паттисон в Англии завершили очень интересный эксперимент с группой из 71 ребенка в костнотуберкулезном госпитале, продолжавшийся 28 недель, который помог установить факт декальцинирующего влияния злаков, особенно овсянки". Кальцинирование есть отложение извести в тканях организма. Если этот факт подтвердится, то злаки окажутся явным злом при лечении рахита и туберкулеза.

Конечно, эти два врача не имели права экспериментировать на детях. Но поскольку в каждом госпитале и санатории во всем мире делают прививки, они, видимо, считали, что имеют право и на эксперимент с человеческим здоровьем и жизнью, и на то, чтобы вызвать страдания, как это делают другие врачи, хирурги и „научные" работники.

Из изложенных фактов можно сделать несколько выводов:

1. Злаки не составляют какой-либо части естественного питания человека и не являются необходимыми для здоровья и жизни (думаю, что геологи и антропологи согласятся, что человек до недавнего исторического прошлого не потреблял злаков).

2. Лучше всего злаковые исключить полностью из питания и, особенно, из питания грудных и малолетних детей.

3. Если злаковые потреблять, то только в цельном, неденатурированном и необработанном виде.

4. Но и в этом случае они должны составлять лишь небольшую часть питания, причем в соединении с большим количеством свежих фруктов и зеленых овощей и в нужном сочетании.

5. Для того чтобы гарантировать превращение крахмалов в сахар, злаковые следует потреблять в сухом виде, а не в виде жидких или густых каш.

Молоко

Молоко является питанием для новорожденных млекопитающих. Оно очень хорошо разведено и хорошо приспособлено к нежному и неразвитому желудку новорожденного, ради которого оно и вырабатывается. Молоко коровы готово удовлетворить питательные потребности теленка, козье - козленка, молоко суки - потребности щенка и т.д. У всех млекопитающих молодняк определенное время поддерживается естественным путем исключительно на молоке - молоке своей матери, специально для него приготовленном. Но приходит время, когда молодые животные инстинктивно начинают добавлять в свою пищу и другие продукты, и, наконец, полностью отказываются от материнского молока и этот источник питания „пересыхает". У всех млекопитающих лактационный период короткий. То же самое происходит в человеческом роде. Из этого видно, что природа не сотворила нас для молочного питания. Она не предусматривает снабжения нас молоком, кроме как на определенной стадии нашего развития. У разных млекопитающих период кормления молодняка разный и зависит от скорости его созревания: при наименьшей скорости - наибольший период кормления материнским мо локом, т.е. продолжительность этого периода пропорциональна времени достижения молодняком созревания. И естественно, что у человека, чей рост сравнительно медленный и требуется наибольшее время для его созревания, период такого кормления должен бы быть самым длительным.

Пищеварительные органы младенцев в их состоянии, требующем жидкой пищи и молока, в частности материнского, особенно приспособлены к их физиологическим потребностям и способностям. По мере роста у них развиваются новые органы и новые способности, поэтому соответственно появляются и новые функции, которые приспосабливают организм младенцев к новым видам пищи. Одновременно с развитием зубов у них происходит развитие физиологических способностей пищеварительной системы, что позволяет им потреблять твердую пищу и отказаться от молока. У низших животных существует переходный период, во время которого молодняк потребляет и молоко, и другие виды пищи. Однако наступает время, когда у молодняка нет больше нужды в молоке и его не надо больше потреблять. Человека тоже надо отучать от питания молоком. Однако молоко превратили в основу одного из главных видов пищевого бизнеса. В одном только Нью-Йорке ежедневно на покупку молока тратится свыше полумиллиона долларов. Доходы от продажи молока очень большие, следовательно, этот бизнес привлек самых богатых и влиятельных граждан нации. В результате образовался объединенный молочный трест, который все больше расширяется и все больше монополизирует молочную промышленность. А законы, требующие пастеризации всего молока, которое продается на коммерческом рынке, стали одними из орудий против мелких продавцов молока и индивидуальных фермеров, стремящихся продавать натуральное молоко. Этот молочный трест, которому помогают и определенные представители медицины, медицинские организации и даже департаменты здравоохранения, распространяют представление, будто человек всю жизнь должен оставаться „сосунком" молока и что его нельзя отучать от его потребления. Под этим не подразумевается, что человек должен продолжать питаться материнским молоком (это не принесло бы тресту прибылей), но он должен всю жизнь сосать коровье вымя, даже если ему девяносто или сто лет. И эту глупость распространяют в чисто коммерческих целях.

В Японии новорожденных мальчиков кормят грудью в течение всего детского возраста, иногда до девяти лет. С учетом физического склада и менталитета японцев нельзя увидеть достоинства столь длительного потребления материнского молока. Несомненно, что нынешняя практика принуждения детей к потреблению до кварты (1,14 л) и даже больше молока в день является порочной. Такие дети явно получают его слишком много. Для них существует лучшая пища и от программы принудительного питания молоком следует отказаться.

Что касается взрослых, то для них молоко и неэффективная, и неэкономичная пища и определенно не является важным компонентом их рациона питания. Ни одно млекопитающее животное, достигшее зрелости, никогда не получает молоко, будучи отученным от материнского молока. Это столь же верно и для народов, у которых нет стад молочных животных. До того, как человек приручил корову, козу, верблюда, осла, лошадь, оленя и других, он не получал никакого молока после грудного материнского. А сегодня он в самых разных частях земли потребляет молоко самых разных животных. Однако еще существуют большие сообщества людей, которые не пьют молока. Важно отметить, что молоко полностью отсутствует в питании взрослых многих развитых народов и потому его явно нельзя рассматривать в качестве необходимого элемента питания взрослых. Действительно, имеются важные основания считать, что молоко не служит хорошим продуктом питания для детей после завершения ими периода нормального грудного вскармливания. Ни одно млекопитающее не применяет его после периода грудного вскармливания, и в человеческом сообществе до сравнительно недавнего времени оно, за редкими исключениями, не использовалось после этого периода. Молочная индустрия -новое явление. Во времена открытия обеих Америк их населяли миллионы краснокожих, у которых не было молочных животных. У индейцев после отлучения новорожденного от материнской груди, обычно в возрасте четырех лет, он уже никогда не пил молока. „В 1624 году в Новую Англию впервые был завезен молочный скот и уже к 1632 году ни один фермер не обходился без коровы. Коровы разводились ими как для внутренних, так и экспортных целей. Но скоро этот рынок был перенасыщен и цены на скот снизились с пятнадцати—двадцати фунтов за корову до пяти фунтов и до пенни за кварту молока. Однако последнее заявление о цене на молоко мало что значило, ибо в то время коров редко доили и их разводили в основном ради шкур, во-вторых, мяса и лишь иногда молока" (Симоне А. „Социальные силы в истории Америки")

В первых изданиях своей работы „Новейшие знания о питании", до того как стать высокооплачиваемым консультантом по вопросам питания компании „Нэшнл даери продактс лимитед", профессор Е. Макколум подчеркивал, что молоко не является важным для питания человека продуктом и что жители Южной Азии не имеют стада молочных животных и не пьют молока. Их рацион состоит из риса, соебобов, сладкого картофеля, бамбуковых ростков и других овощей. По его словам, эти народы исключительно развитые физически, выносливы, а их трудолюбие поразительно. У них отсутствуют дефекты позвоночника, самые прекрасные среди народов мира зубы. И это находится в разительном и выигрышном контрасте со многими потребляющими молоко народами мира. Но после того, как упомянутый автор стал консультантом названной компании по производству молочных продуктов, в последующих изданиях своей книги профессор счел более удобным исключить эти факты. Истину, оказывается, надо подавлять, когда и если она угрожает прибылям и должностным окладам.

Одно время доктор Сильвестр Грэхем одобрял потребление молока взрослыми. Но он писал: „Восемь лет очень интенсивных опытов и тщательных наблюдений изменили многие мои прежние представления относительно молока в качестве продукта питания человека". Сотни последователей Грэхема, проводивших эксперименты с потреблением молока и потом отказом от него, заявляли, что они чувствовали себя лучше с молоком и овощами по сравнению с диетой из мяса и овощей, однако чувствовали лучше себя, когда ограничивались вообще лишь растительной пищей и приемом простой воды. Занятые физическим трудом - фермеры, механики и другие - находили, что они стали более энергичны, активны и выносливы после того, как исключили из своего рациона молоко. Они также заявляли, что стали ощущать меньшее изнеможение и усталость после того, как начали есть растительную пищу без молока. „Я установил, - писал Грэхем, - что диспептики (люди, страдающие дурным пищеварением) и другие разного рода больные чувствуют себя лучше, воздерживаясь от молока, по сравнению со временем, когда они его потребляли"; а во многих случаях „абсолютно необходимо запрещать его потребление", добавляя: „Диспептики постоянно находили, что молоко подавляет деятельность их желудка, вызывая в нем ощущения расширения и тяжести". Грэхем допускал, что в жизни и после младенчества могут быть условия, когда молоко можно с пользой использовать. Но общим правилом для взрослых он считал полное воздержание от потребления молока.

Ныне уже признается, что молоко не является таким „защитным" продуктом, каким его изображали еще несколько лет назад. На каждом шагу можно видеть, что мнение, будто свободное потребление молока предупреждает разрушение зубов, является чушью. Нет свидетельств и о его приоритете для развития костей.

Доктор В. Линдляр считал: „Почти половину ежедневного защитного рациона питания должна составлять свежая сырая пища. Сюда входит и молоко". Но во всей нашей стране почти все молоко, которое получают люди, пастеризовано и уже больше не является „защитной" пищей. Слишком большое число диетологов и врачей предписывают и кормят людей пастеризованным молоком, предаваясь иллюзии, что оно обладает всеми достоинствами сырого молока. Молоко уже считается „носителем" ряда серьезных заболеваний: туберкулеза, простуд, септической язвы горла, ревматической лихорадки, скарлатины, дизентерии, кори, брюшного тифа и других инфекций, которые, как заявляют, „коренятся в загрязненном молоке". Эпидемии язв желудочно-кишечного тракта связывают с потреблением молока от коров с воспаленным выменем.

Но натургигиенисты считают все это просто вздором, который со временем исчезнет. Роберт Кох первым „открыл", что туберкулез может передаваться от коровы человеку из-за потребления им молока от туберкулезной коровы. И так называемый научный мир признал это якобы открытие. Кох продолжал свои исследования и пришел к выводу, что был не прав. Он отказался от своего „открытия", заявив, что туберкулез не переносится подобным образом. Но „научный мир" отказался признать его опровержение. Ибо этот „мир" счел „открытие" Коха прибыльным и полезным для себя и потому решил не отказываться от него. Была развернута интенсивная и хорошо оплачиваемая пропаганда, чтобы заставить людей поверить, будто пастеризация делает молоко „безопасным" и что никакое другое молоко, кроме пастеризованного, не является безопасным. Миллионы людей буквально страшатся непастеризованного молока. Они убеждены, что посягают на свою жизнь, выпивая стакан непастеризованного молока. Крупные молочные предприятия, медицинские учреждения в некоторых штатах при содействии департаментов здравоохранения распространяли в коммерческих целях этот преднамеренный обман среди народа. Первая и, как видим, единственная причина существования законов и постановлений с требованиями пастеризации молока заключается в защите интересов крупных компаний по продаже молока и молочных продуктов. Молочный трест также распространял веру в то, что бутылочное молоко „безопаснее" разливного. Но в этой пропаганде нет ни грана истины, однако принятие общественностью этой пропаганды привело к запрету продажи разливного молока, чем помогло этому тресту обеспечить свое господство над всей молочной промышленностью.

Несмотря на законы и постановления молоко постоянно разбавляют, фальсифицируют, но эта фальсификация на этикетках не отмечается. И хотя это является нарушением Акта о чистоте пищи и лекарств, компании молочной промышленности никогда не подвергаются судебному преследованию за фальсификацию своих продуктов. Одной из таких фальсификаций является применение так называемых „ощелачивателей", которые используются, как правило, в летние месяцы для маскировки вкуса молока, нарушаемого размножением в нем микробов, что и позволяет компаниям продавать старое молоко как „свежее". Современные методы производства молока - перекорм скота комбикормами, принудительное продление периода доения коров с неизбежным из-за этого износом их организма, вакцинация коров, их постоянные обследования на туберкулез — все это отнюдь не обеспечивает производство молока высокого качества. И сертифицированное молоко от коров, которые содержатся в лишенных солнечного света помещениях, на сухом корме, является особенно негодной пищей.

Пастеризация молока

При пастеризации молоко нагревают до 145° по Фаренгейту (63°С) и выдерживают при этой температуре в течение получаса или более. Это вызывает некоторые очень важные изменения в самом молоке, ни одно из которых не является благоприятным.

Пастеризация предназначена убить бактерии, которые, как полагают, приносят болезни. Действительно, она убивает некоторые из бактерий, в том числе кисломолочные, являющиеся естественными защитниками молока. Уничтожение этих бактерий и способствует скисанию молока.

В пастеризованном молоке остаются бациллы Уэлча и различные гнилостные микробы, вызывающие из-за отсутствия там лактобактерий гниение молока, которое и становится ядовитым. Диарея, вероятно, лишь наименьшее из расстройств, происходящих вследствие подобного отравления.

Бесполезность пастеризации. Многие бактерии и их споры ничто не убивает, даже кипячение. Я не верю в теорию о микробах, но именно с нее началась бесполезная работа по пастеризации, и я хотел бы показать ее ложность хотя бы с этой точки зрения.

Пастеризация не делает молоко стерильным, т.е. свободным от микробов. Этого не делает даже кипячение в течение нескольких минут. Нас убеждают, что 99% бактерий в молоке уничтожаются в результате пастеризации.

Это верно лишь при идеальных условиях, которые в коммерческой практике часто отсутствуют. Заверение это вводит людей в большое заблуждение и по той причине, что предпочитают не упоминать, что большинство бактерий - безвредные кисломолочные бактерии, а оставшиеся в живых - как раз те, которых считают вредными бактериями. Скрывают даже тот факт, что микробы, выжившие даже при идеальной пастеризации, после нее быстро размножаются, так что уже через несколько часов количество бактерий в молоке может оказаться значительно больше прежнего. В доказательство я сошлюсь на высказывания лишь некоторых специалистов.

В своей официальной публикации „Изучение бактерий, выживающих при пастеризации" д-ра Айерс и Джонсон (министерство сельского хозяйства США) пишут: „При пастеризации выживают четыре четко выраженные группы микробов: кислотообразующие, щелочеобразующие, инертные и пищевые... Стрептококки из молока и сметаны значительно более стойкие к пастеризации по сравнению со стрептококками из других источников...". Работы трех видных ученых-медиков - Роджерса, Фрейзера и Прача - показали, что определенные типы микробов из числа тех, которые медицина называет стрептококками и прочими, фактически процветают при температуре пастеризации.

Д-р Ч. Портер, считающийся специалистом в области молока, заявляет, что „пастеризация уничтожает кисломолочные бактерии и что эти бактерии не опасны для здоровья. В то же время методы по их нейтрализации или уничтожению не оказывают воздействия на бактерии, вызывающие воспаление легких, тиф и другие воспалительные процессы, т.е. бактерии, которые в определенных местах могут вызвать отравление молока".

По словам д-ра Келлога, „нынешние методы по контролю за молоком ни в коей мере не являются полностью удовлетворительными. Это особенно относится к бактериологическому обследованию молока. В настоящее время это обследование обычно идет не дальше определения общего количества содержащихся в нем микробов, за исключением случаев, когда производится какое-то специальное обсле дование. Но количество содержащихся в молоке микробов не служит каким-либо критерием для' молока, если говорить о безопасности его для жизни и здоровья человека. Как правило, большую часть находящихся там микробов составляют обычные кисломолочные бактерии, которые абсолютно безвредны". Слова д-ра Келлога означают, что не принято разделять микробы по типам. Но большинство содержащихся в молоке микробов - это молочнокислые микробы, а не так называемые тифозные, туберкулезные и прочие. Пастеризация убивает не те микробы.

Пастеризация ускоряет размножение микробов. Кисломолочные микробы часто называют защитными. Многие выдающиеся медики считают, что, уничтожая кисломолочные бактерии, которые, в свою очередь, уничтожают другие типы бактерий, пастеризация может фактически увеличить „опасности молока".

В статье „Антисептики в молоке" д-ра Визаман и Кнейнер указывали, что в свежем коровьем и женском молоке не поддерживается рост многих бактерий вроде дифтерийных стрептококков и других, а если и поддерживается их рост, то очень небольшой. Фактор в человеческом молоке, подавляющий рост бактерий, получил название „инхибин". И эти ученые показали, что данный фактор прекращает свое действие при нагревании до температуры даже более низкой, чем температура пастеризации. При более высокой температуре, как было установлено, уничтожение „инхибина" в коровьем молоке происходило всего за семь минут.

Далее:

 

4.7 Что еще про энергетику.

175. Лимон.

Свойства движений в уровне с.

Глава V. Рост капилляров мозга.

Защитит от инсульта и инфаркта.

Время в нас.

176. Лимонник китайский.

 

Главная >  Публикации 


0.0014