Главная >  Публикации 

 

Война миров



В самом общем виде процессы хищного заражения сравнимы с описанной Л.Н.Гумилёвым "психической индукцией", заражением людей "пассионарностью".

Это - героическое воодушевление, вызванное подражанием, возникшее под воздействием неодолимого психического давления со стороны пассионария, как, например, в бою исходит воздействие от отважного бойца, "соседа слева". В таком отчаянно бесшабашном состоянии можно совершить немало действительных подвигов, но этот боевой азарт, задор достаточно быстро проходит. К сожалению, его "сухой остаток" - лёгкое отношение к насилию, а то и возникшая привычка к убийству остаются надолго. Это - тоже охищнение. По такой же психологической схеме, хирург не может долго пребывать без выполнения операций, он ощущает психический дискомфорт.

Но большинство нехищных людей не могут перенести спокойно и легко подобное психологическое потрясение, их психика оказывается искорёженной.

Врачами-психиатрами этот феномен отмечен как различного рода послевоенные психопатические комплексы, проявления травмированной психики: "вьетнамский синдром", "чеченский синдром"... В то же время у большинства солдат Великой Отечественной "германского синдрома" не возникало. Когда есть мощное внутреннее самооправдание (как у того же хирурга), то насилие не вызывает столь негативных последствий, хотя и не может пройти совершенно безболезненно.

Точно так же обстоит дело и с проекцией агрессивности на плоскость сексуальной извращённости. В силу тех или иных условий жизни, воли обстоятельств нехищные люди могут быть втянуты в противоестественные гомосексуальные отношения. Особенно это распространено в изолированных коллективах: тюрьмы, экспедиции, армия, флот и т.п. Схожее поведение наблюдается и у других видов высших млекопитающих. Например, в группах быков, длительное время изолированных от "любовного общения" с коровами, начинаются вспрыгивания быков друг на друга. Но при восстановлении нормальных условий "временные девианты" могут быть возвращены "на путь истинный" - вернуться к гетеросексуальным отношениям. И всё же "педерастический комплекс" у них останется навсегда, даже и при нормальной во всех отношениях дальнейшей жизни, самооправданий у них быть не может, можно только постараться всё забыть.

Но и в период своего гомосексуального существования их фундаментальная тяга к женщине, так или иначе, но прорывается, зачастую, в самых уродливых и неожиданных формах. Так, в тюрьмах на спинах пассивных педерастов, "опущенных" (раньше имевших тюремное звание "козлы", теперь разжалованных в "петухи", "петюни"), татуируются голые женщины в самых недвусмысленных позах. Никакие другие татуировки - "визитные карточки" заключенных опущенным не "выдаются". Им, кстати, обычно дают и женские имена, что находится в том же русле объяснения.

Тот факт, что насильников в тюрьмах в принудительном и обязательном порядке "опускают", делают из них "козлов", "петухов", на первый взгляд, может показаться похвальным, как бы неким вариантом "народной расправы". И это действительно есть некая форма, точнее, отголосок борьбы ненастоящей, наносной хищности с врождённой безнравственностью хищных гоминид. Некое уродливое подобие принципа "добро должно быть с кулаками". Как внешний мир ("воля") в лице официальной власти декларирует и кое-что делает в интересах народа, нехищных людей (власть вынуждена делать эти поблажки в целях маскировки своего хищного нутра), так и в лагерных зонах и тюрьмах происходит внешняя демонстрация, якобы, справедливого возмездия чудовищам (остальные, мол, не такие). Но в этой тюремной "правилке" больше бахвальства и показухи (равно как и на "воле": обеспечение веры народа власть имущим проходимцам), и ещё больше - заботы о создании для себя достаточного контингента пассивных гомосексуальных партнёров (на "воле" - привлечение пропагандой достаточного электората для победы на очередных выборах). Вот если бы в местах заключения убивали матёрых, воистину "злостных" убийц, кастрировали насильников детей, рубили руки тем ворам, которые позарились на последнее у бедняков, то тюрьмам бы тогда цены не было\ (На "воле" это соответствует стихийным восстаниям, народным революциям и беспощадному "фонарному контролю снизу" над власть имущими мерзавцами.) Есть возможность как-то проследить крупномасштабное распространение хищного (точнее, псевдохищного) поведения. Имеется в виду воспитание т.н.

"безфрустрационных" детей по методике некогда знаменитого педиатра, психолога Бенджамина Спока ("фрустрация" - психическое состояние, вызываемое препятствиями в достижении цели).

Детей воспитывали таким образом, чтобы ни в малейшей степени "не давить на психику", - не делать никаких замечаний, не наказывать ни за какие проступки до самого их взросления. В результате подобного "не осаживания вовремя" негативного детского поведения в США появилось огромное множество (опять же американский размах!) предельно наглых, вот этих самых "безфрустрационньк" детей. Судьбы многих из них сложились ужасно, в чём-то напомнив участь "опущенных" в тюрьмах. Они, повзрослев и столкнувшись с настоящей жизнью, бывали в большинстве случаев психологически сломленными, ибо оказались не готовы ни к какому отпору. Для собственной защиты от агрессии со стороны окружающих у них ничего не было кроме вызывающей, вздорной наглости, за которой не существовало никакого психически обеспеченного "тыла". Это, и впрямь, похоже на то, как если бы избалованному, капризному юноше в одночасье оказаться в лагерной зоне. Ведь в США практика третирования и преследования более слабых членов всех общественных групп, в особенности производственных коллективов, очень развита, и имеет самые беспощадные формы 26. Другими словами, у "споковских" ребятишек не был в детстве выработан (привит) "социальный иммунитет". Понятно, что лишь те из них, которые были хищными, пошли дальше по жизни уверенно, имея подобный иммунитет и так - он у них врождённый. И они на отпор со стороны нового (взрослого) хищного окружения ответили ещё большей степенью наглости и изощрённой жестокости.

Они вели бы себя почти так же и без воспитания "по Споку". Такое воспитание (без сдерживания) наиболее полно подходит именно хищным детям, они как бы сразу наставляются "на путь истинный". А вот нехищным оно оказывается "не в жилу". Их следует, если уж приходится охищнять, наоборот, натаскивать, приучать постепенно к отпору, и затем - нападению. Для этого надо уничтожить или как-то подавить нехищные, добрые стереотипы поведения.

Нечто подобное существует у японцев, у которых практикуется та же самая вседозволенность детям, попустительство их шалостям, но только - до семи лет. Затем следует резкая смена курса - дисциплина и неукоснительная ответственность. Именно эта методика, видимо, и определяет национальный характер японских диффузных мужчин - суровых, настойчивых, безжалостных, т.е. характер этот достаточно охищнен. Хотя, возможно, существует некая, в нынешних условиях совершенно необходимая, воспитательная "золотая середина".

Но американцам, понятно, подавай размах! И всё же янки-педагоги не "дотянули" - для полного ажура надо было как-то поднатужиться и постараться ничего не запрещать людям с детства до самой смерти. Впрочем, в США где-то так оно и есть, там существует полнейшая безнаказанность "де-факто" для тех, у кого есть очень большие деньги. Пойди, арестуй миллиардера "наркобизнесмена", хоть бы на том и "висели" десятки жутких преступлений.

Поимка колумбийского наркобарона Эскобаро, как и арест панамского диктатора Нараньеги - всё это лишь разборки между власть имущими, кто-то кому-то чего-то недодал или не так выразился.

Предел в проекции агрессивности на сексуальную "плоскость" у нехищных людей - это т.н. "мужская дружба", при которой нет ни малейшего сексуального колорита в отношениях, но есть доброе отношение, тёплая радость при встрече, "роскошь истинно человеческого общения". Даже пьяные объятия и поцелуи у нехищных мужчин не есть форма прорыва скрытого, глубинного гомосексуализма, как утверждают апологеты повальной бисексуальности, якобы, присущей всем людям. Физиологическая сторона при подобных "контактах" достаточно неприятна в сексуальном аспекте, она сохраняет свою отталкивающую форму, охранительную функцию. Всё - как в отношениях с близким родственником: братом, отцом, сыном. Даже больше и лучше, ибо нет той "квази-субординации", некоторой стеснённости, которая всё же существует в отношениях между родственниками.

Чувство симпатии, возникающее при этом, ближе к всеобщему альтруизму, желанию проявить доброту ко всему вселенскому.

Война миров

Публицист, геополитик и "конспиролог" А.Г.Дугин в своей концепции "консервативной революции" отмечает одну неимоверно важную вещь 39. Об этом же, но в другой терминологии, пишет и социолог, аналитик С.Г.

Кара-Мурза 34. Поднята же эта тема ещё в прошлом веке, в частности, российскими мыслителями - евразийцами, славянофилами. Дело вот в чём.

Повсюду в мире происходит борьба "геополитических типов": глобальное противостояние двух глубинных, архетипических моделей поведения людей. Их этика, психология, мотивация поступков совершенно различны. Имеются для них многочисленные определения. Патриоты и космополиты, почвенники и западники, традиционалисты-фундаменталисты и прогрессисты-демократы, "евразийцы" и "атлантисты" и т.д. И всё это противоборство, как утверждает А.Дугин, обязано своим происхождением, якобы, географии, т.е. определяется в чистом виде ландшафтом, в которых живёт тот или иной народ. Морская цивилизация, "талассократия", с одной стороны, и земная, "теллурократия", с другой. Море и Суша. Поле битвы "народов моря" и "сынов земли" - не только политика, экономика и т.п., но вся культура, весь быт, уклад жизни.

Атлантисты - это Запад, во главе с США. Основная характеристика Запада - это индивидуализм, персональная независимость, эгоцентризм, отсюда и "права человека", как предельное социально возможное воплощение эгоизма. Народы же, населяющие "глубинку" материков, создают "традиционные" общества, консервативные. Именно такова, в частности, и Россия, создавшая уникальную, самобытную цивилизацию - интеллектуально и духовно - всемирного звучания и значимости. С. Г. Кара-Мурза, развивая эту тему противостояния диаметрально противоположных ценностных ориентации, говорит о неустранимых различиях между "традиционным" обществом и "обществом потребления". Личность (и взаимопомощь) - или индивидуум (и конкуренция).

Всё вроде бы правильно и неоспоримо, но вот одна закавыка: почему в "теллурической", консервативной, традиционной России, многовековом оплоте справедливости ("правды"), совести, сострадания, и вдруг - все эти "атлантисты" появляются - гайдары, ельцины, собчаки, станкевичи, чубайсы? В семье не без урода, что ли? А на Западе, даже в Америке существует масса собственных "почвенников", отрицающих саму идею современного капитализма как торжества хищного (паразитарного) ростовщического капитала. Тот же Гитлер, пусть больше на словах, но всё же был приверженцем идеи честного трудового капитала, в отличие от жульнического биржевого. Как это объяснить9 Человек человеку - "волк" или же "товарищ и брат"? Или то и то?

Знаменитый анархист, князь П.А.Кропоткин в своё время ответил на этот вопрос достаточно оптимистично. "Взаимопомощь, справедливость, мораль - таковы последовательные этапы, которые мы наблюдаем при изучении мира животных и человека. Они составляют органическую необходимость, которая содержит в самой себе своё оправдание и подтверждается всем тем, что мы видим в животном мире... Чувства взаимопомощи, справедливости и нравственности глубоко укоренены в человеке всей силой инстинктов. Первейший из этих инстинктов - инстинкт Взаимопомощи - является наиболее сильным" 45. "Его устами бы да мёд пить", как говорится. Но...

Но отсюда следует прямой и однозначный вывод: не все человеки-то обладают некими "первейшими" инстинктами, не все, значит. "последовательные этапы" развития от животного к человеку они прошли. Именно "хищные" животные, по определению Ницше, и есть "независимые", лишённые чувств стадности. Осталось лишь констатировать имманентную, врождённую хищность части представителей человечества, и всё окончательно становится на свои места. Т.е, люди человеки и человечицы - не такие уж братья и сестры друг другу выходят.

Всё дело в том, какую модель поведения, линию развития (или регресса) задают (навязывают) тому или иному обществу его власти предержащие, то бишь, хищные олигархи, и как они преуспевают в этой своей борьбе с нехищными людьми, считай, с собственным народом. Другими словами, в мире, во всех человеческих сообществах происходит постоянная борьба человеческих хищных и нехищных видов, и всё зависит от того, на чьей стороне перевес сил в тот или иной момент истории, и от этого зависит степень охищнения общества. Именно они, хищные гоминиды, их количество и степень влияния на общественное сознание (т.е. уровень охищнения менталитета общества) определяют духовный вектор государства, общества, социальной группы, вырабатывают для рядового человека того или иного сообщества "идеологический" стереотип - что считать для себя морально приемлемым: грабить соседей (набегами или постоянно их обманывая) или честно трудиться на своём клочке земли (отдавая значительную часть плодов своего труда хищным паразитам), т.е. быть ограбленным или обманутым.

На "земле", в общине, в трудовом коллективе "стадные" соседи не дают развернуться всем этим "пассионарным индивидуалам", и те, проворовавшись или заскучав, а то и зарубив кого-то в пароксизме жажды обогащения или власти, чаще всего, - руки в ноги, на корабль и - фьють! - за моря-океаны. И если им удастся, то они и создают такие вот "талассократические" общества с откровенно пиратской психологией. Вспомним официальные государства корсаров - Тунис, Алжир XVII века, эти бесспорные "духовные" предтечи США. А с другой стороны, контрастно - реликтовые общества типа "А", по принципу которых несомненно всегда пыталась выстроиться Россия, точнее, русский и многие (к сожалению, не все!) другие народы этой страны. И кто знает, может быть и выстроили бы, в конце концов, что-нибудь путное на 1/6 части суши. Но не дали, - "атлантисты" вновь, как ив 1917 году, сбили Россию с курса. Хотя, скорее всего, без этого страшного псевдосоциалистического эксперимента та Россия, с её инородческими правителями, всё равно в итоге стала бы сырьевым придатком Запада, что доказывают и нынешние события.

И за что нужно ненавидеть "коммунистов" СССР, так это главным образом за то, что они, имея всё: богатейшую страну, неприхотливый народ, и не смогли построить это светлое нехищное общество всечеловеческой мечты людей труда. И не только не сумели этого сделать, хотя и могли, но и ещё, как последние олухи, позволили своим генеральным предателям "сдать" страну "атлантистам".

Стало уже неким безоговорочным стереотипом то утверждение, что Реформация воспитала некий особый тип "фабричного" человека, или, в терминологии А.А.Зиновьева, "западоида" - эгоцентричного индивида, стремящегося к богатству, обуреваемого "трудоголизмом". в отличие от "католических", "православных", "буддистских" и т.п. людей, у которых обогащение и трудовая рьяность не стояли так остро "на повестке дня".

Можно сказать одно: если бы у Лютера и Кальвина не было "под рукой" достаточного количества хищных гоминид, то ничего бы у них не вышло. Не Реформация сотворила современного корыстно-злонравного "западоида", а совершенно наоборот: хищные гоминиды Средневековья победили в отдельных местах планеты Земля, в сильной степени охищнив ряд обществ и государств, что и получило для себя название Реформации. Буржуазные же западноевропейские революции - это окончательный "юридический" приход к власти "новых суггесторов". более деловитых, коварных, расчётливых и изворотливых, нежели прежние пресыщенные, обленившиеся королевско-аристократические круги в своих по-дурацки роскошных, попугайских нарядах.

Доказательство сказанному есть то, что провозглашённое тогда Церковью "разрешение на обогащение" путём честного труда легко и совершенно безболезненно, безо всяких на то нравственных мук переросло на Западе в оправдание идеи приобретения богатства любым путём. Другими словами, одним честным трудом, без колонизации, грабежа других народов, рабовладения и т.п.

хищнических "экономических" мер, "золотой миллиард" нынешнего благополучия не достиг бы никогда. До сих пор в странах Западной Европы и Америки многие рантье живут на дивиденды от капиталов прежних, колониальных - "золотых и пряных" - времён.

Традиционные же общества, в том числе и российское (во всяком случае, большинство людей, составляющих эти общества) так и остались при своём "особом" мнении: "трудом праведным не наживёшь палат каменных", что есть не что иное, как социальная аксиома хищного мира. И вот теперь Россия, раздетая догола и с пустым желудком (как и полагается при хирургическом вмешательстве), брошена бесовскими алхимиками в реторту нового, скорее всего, последнего с её участием социального эксперимента. Самое же обидное во всём этом то, что народ так просто обвели вокруг пальца, что все те социальные завоевания (право на труд, бесплатная медицина и многое другое), по выражению того же А.А.Зиновьева, мы именно "прошляпили", никто из нас не ожидал такого лихого разворота событий, несомненно хорошо отрежиссированных и щедро оплаченных.

Недавно по ТВ во второй (!) раз прошёл великолепно поставленный сериал "Гангстерские хроники. Американская история". Облагороженное описание "трудового процесса" и личной жизни, быта великих гангстеров Америки: Аль Капоне, Чарли Лучиано и др. Необычайно характерен один их доверительный разговор между собой, этакая "задушевная" беседа в купе поезда этих, разоткровенничавшихся, благодушествующих после удачно провёрнутого дельца, бандитов и убийц. Мол, они - в прошлом всего лишь жалкие, необразованные оборванцы, мелкие воришки, поднявшиеся с самого дна общества, и вот, добились теперь всего, достигли социальных вершин! Где такое возможно?! спрашивают они друг у друга. И сами же отвечают: только здесь, только в США - в стране великих возможностей! Действительно эта страна - идеальный плацдарм для процветания хищных гоминид. Правильнее было бы назвать этот фильм несколько иначе: "Американская история = гангстерские хроники".

Но чего, спрашивается, они всего такого там достигли? Продавали подпольное виски во времена сухого закона, грабили при помощи рэкета рабочий люд, и вот - имеют деньги, живут в роскоши и в постоянной опасности быть убитыми конкурентами, которых они пока что убирают удачнее, несколько быстрее, но потом уберут и их. Всё! Капец! Нет у них больше ничего за душой! Совершенно ничего! Да и души, поди, нет! Но вот жизнь трудовому народу они портят основательно.

И вот теперь эти "достиженцы" нагрянули к нам, в Россию. Русский народ, имея в виду весь восточнославянский суперэтнос, характеризуется именно обесхищненностью, практически полным отсутствием хищных - "чубайсообразных" и "гайдароподобных" - чудовищ, которых здесь не больше 1-2 %. В других же странах их количество может доходить до 15 %, а в иных общностях и нациях и больше. И если бы их не было в России столь мало, то капитализм здесь давно бы уже торжествовал свою окончательную победу, никаких колхозов-совхозов уже и в помине не было, новоявленные помещики и латифундисты давно бы скупили все российские земли. Поэтому и требуется дополнительное западное хищное влияние и непосредственное участие в "холодных" военных действиях. Ведь в России идут, безо всяких преувеличений, две войны: холодная гражданская война и плюс международная интервенция! Но народ пока держится, правда, из последних сил, а надолго ли их хватит?

Русскому народу предстоит очередная борьба не на жизнь, а на смерть. Все нравственные, традиционные ценности русского народа подвергаются беспощадному антиморальному хищному нападению.

Далее:

 

Сноски.

О гильде кларк и ее пр0Тив0Паразитарн0М методе лечения (1).

Балаболкин М.И. Эндокринология.

Лечебные сборы.

Астеническое развитие.

Как поживаешь, мартышка?.

Взмах.

 

Главная >  Публикации 


0.0007