Главная >  Публикации 

 

Последние годы жизни



'Тушинский М. Д. Сергей Петрович Боткин. — Клиническая медицина, 1940, № 2—3, с. 6.

2 Ч е б о т а р с в Д. Ф. Идеи С. П. Боткина ;i развитие современной геронтологии. — Советская медицина, 1968, № I, с. 142.

В процессе изучения стареющего организма человека по программе, предложенной С. П. Боткиным, в городских богадельнях Петербурга было исследовано весьма большое число людей — 2626 человек (408 мужчин и 2218 женщин в возрасте от 11 до 110 лет, но преимущественно от 66 до 75 лет).

В феврале 1889 г. С. П. Боткин, будучи в то время почетным попечителем городских больниц и богаделен, узнал об обнаружении в городских богадельнях 3 случаев сыпного тифа. Он лично посетил эти учреждения и не только принял ряд мер по улучшению в них медицинской помощи, но и поставил перед собой и своими сотрудниками большую задачу изучения изменений стареющего организма.

С. П. Боткин добился увеличения числа врачей в некоторых богадельнях и лично отобрал их из предложенных кандидатов. Организовав таким образом группу исследователей, он наметил круг вопросов, подчеркивая необходимость не ограничиваться осмотром больных и дряхлых людей, живущих в богадельнях, а обстоятельно их обследовать. Разработка предварительной программы исследования была им поручена врачам Н. И. Соколову, П. К. Угрюмову, А. А. Нечаеву. Программа, которую С. П. Боткин лично отредактировал, предусматривала исследование не только патологических, но и физиологических отклонений от нормы в организме в старости.

Обобщением и анализом собранного материала занимался доктор А. А. Кадьян. В 1890 г. им была издана интересная книга «Население С.-Петербургских городских богаделен», посвященная С. П. Боткину и отражающая большую работу по изучению старости, проведенную под его руководством в 1889 г. «На предварительном собрании у С. П. Боткина,— писал А. А. Кадьян,— лицами, выбранными для наблюдения и руководства занятиями в богадельне, было решено расширить первоначальный план и произвести исследование не только так называемых слабых отделений богадельни, где размещаются по преимуществу больные и очень дряхлые, но всех призреваемых ввиду научного интереса, представляемого осмотром большого количества лиц в состоянии глубокой старости. Здесь же была выработана программа исследования, более полная и подробная, чем первоначальная...»

'Кадьян Л. Л. Население С.-Петербургских городских богаделен. — СПб., 1890, с. 8.

Д. Ф. Чеботарев писал, что выполнение важнейших заветов С. П. Боткина заключается в осуществлении широких мероприятий по научной разработке проблем геронтологии и ее разделов гериатрии и герогигиены, во внедрении научных достижени в практическое здравоохранение, в организации образа жизни людей, в борьбе за их активное долголетие.

Н. А. Белоголовый также отмечал «...с каким интересом С. П. Боткин относился к исследованию стариков и старух; он часто приезжал в богадельню, внимательно следил за работой молодых врачей, разрешал их недоразумения, делал им различные указания, обращал их внимание на спорные вопросы в отношении старости, на те явления, которые заслуживают изучения и представляют особенную важность и интерес...».

Подводя итоги рассмотрения роли С. П. Боткина в истории геронтологии, Д. Ф. Чеботарев указывал, что современная геронтология все больше разделяется на три тесно связанные между собой части: экспериментальную и клиническую геронтологию, гериатрию и геро-гигиену. Мысли С. П. Боткина о ведущем значении нервной системы в развитии заболеваний получили широкое отражение в этих направлениях современной геронтологии. Многие из поднятых С, П. Боткиным вопросов не потеряли своей актуальности и в настоящее время. Сейчас, через много десятилетий после публикации работ о физиологии и патологии старения, выполненных по замыслу и под непосредственным руководством С. П. Боткина, ряд выдвинутых им положений определяет целые направления в развитии геронтологии и гериатрии.

* * *

Последним крупным общественным делом С. П. Боткина была его работа в качестве председателя правительственной комиссии по улучшению санитарных условий и уменьшению смертности в Р'оссии. Эта комиссия была создана по инициативе С. П. Боткина при Медицинском совете. Возглавив комиссию, Сергей Петрович обратился к медицинской общественности с просьбой информировать ее о состоянии дел в разных районах России в отношении охраны здоровья народа и дать предложения о том, как улучшить положение.

Обращение это вызвало широкий отклик. Данные, собранные комиссией, были опубликованы в трех печатных сборниках на протяжении двух лет (1886—1887). В журнале «Международная клиника» печатались многочисленные материалы — ответы, вызванные деятельностью «Боткинской комиссии». В центре ее внимания были причины ужасающей детской смертности. Исследования, предпринятые «Боткинской комиссией», и в частности д-ром Н. Экком, показали, что смертность в России значительно превосходила смертность во многих других европейских странах.

Причины этого явления были вскрыты С. П. Боткиным с беспощадной ясностью, которая, естественно, не могла встретить сочувствия со стороны правящих кругов. Он писал, что смертность эта «есть насильственная, а не естественная и что борьба с ней составляет нашу первую государственную потребность для поднятия благосостояния населения, повышения его рабочей способности». В качестве основных причин детской смертности на первое место были выдвинуты истощающий, изматывающий труд женщин и недоедание всего населения в целом. Особенно подчеркивались тяжелые жилищно-бытовые условия, в которых живут дети, отсутствие медицинской помощи, санитарная безграмотность населения, вредные влияния предрассудков и обычаев.

Картина, выявленная комиссией, показала пороки и язвы не только медико-санитарной организации царской России, но и всего строя в целом, основанного на беспощадной эксплуатации крестьянства и рабочего класса, строя, который по самой природе своей бесчеловечен и неспособен создать нормальные условия для здоровой жизни людей.

Широкие санитарные мероприятия, разработанные комиссией, реформы санитарного дела и санитарного законодательства, меры по снижению заболеваемости и смертности, в том числе детской смертности, были отвергнуты царским правительством, хотя необходимость этих мероприятий полностью отвечала потребностям страны.

Критика врачебно-медицинской организации России, в частности критика земской медицины, которая, как сказано в решении комиссии, не могла при данном устройстве оказывать рациональную и достаточную помощь, также была убедительна и беспощадна. Русские врачи справедливо гордились земской медициной — ничего подобного ни в одной стране мира не было, однако было ясно, насколько :;гдостаточна деятельность земской медицины, какие трудности возникают при реализации требований врача.

Горечь и разочарования, которые испытывал С. П. Боткин, по свидетельству Н. А. Белоголового, вполне понятны. Следует отметить, что труды комиссии не пропали даром. Они показали всей прогрессивной России истинное положение дел, вскрыли виновников, наметили пути улучшения дела. Здравоохранение царской России было в тупике.

Только Великая Октябрьская социалистическая революция создала условия, при которых стали возможны коренные улучшения санитарного состояния широких кругов населения.

Из всего сказанного выше следует, что С. П. Боткин Является не только выдающимся клиницистом; с полным правом можно говорить и о его крупных заслугах как деятеля практического здравоохранения.

Однако не следует идеализировать его деятельность и преувеличивать практические результаты, достигнутые им в условиях царского режима, в условиях капиталистического строя. При сопротивлении правительственных кругов, владельцев фабрик и заводов трудно было добиться многого. Важно подчеркнуть, что С. П. Боткин показал пример того, как должен работать врач, как должен он уметь связывать социальные явления со своими медицинскими знаниями, как должен и может он умножать свои силы, привлекая себе на помощь общественность '.

Справедливы слова, сказанные в приветствии медицинских журналов в честь 25-летия деятельности С. П. Боткина: «Вы первый с самоотвержением показали, как в тяжелые минуты народных бедствий следует идти к ним навстречу, громко называя и откровенно их указывая, во имя знания, во имя науки, в твердом убеж^-дении, что только против резко определяемых явлений могут быть найдены и резко определенные средства борьбы».

1 См Петр ов Б. Д. С. П. Боткин и здравоохранение. — Вестник АМН СССР, 1957, № 6, с. 62—69; Петров Б. Д. С. П. Боткин и охрана здоровья народа. —В кн.: Очерки истории отечественной медицины. М.: Медгиз, 1962, с. 1731—285.

Последние годы жизни

В русской медицине он то же самоё, что Тургенев в литературе... — по таланту '.

Последние годы жизни С. П. Боткина — это не спо-^ койная, умиротворенная старость, а по-прежнему кипу-чая деятельность, работа в клинике, тщательное выпол-нение своих обязанностей, число которых с годами уве-личивалось.

Это был период подведения итогов, интенсивной работы с учениками и последователями. Все чаще молодые помощники Сергея Петровича выходили на самостоятельную дорогу — возглавляли кафедры, научные и практические медицинские учреждения.

Последние годы его жизни были освещены светом всеобщего признания и уважения.

В 1872 г. С. П. Боткин получил звание академика Медико-хирургической академии и незадолго до этого был назначен лейб-медиком царской семьи. Он стал первым русским придворным врачом. До сих пор этой чести удостаивались только иностранцы. Эти обязанности отнимали у него много сил и времени.

Увеличилась общественная работа. Именно в последние годы, когда он стал председателем Общества русских врачей Петербурга и взял на себя обязанности, гласного Городской думы, увеличились его заботы о здоровье населения Петербурга, особенно бедных слоев населения.

Этот период жизни С. П. Боткина был необычайно" плодотворен. Был очевиден подъем его деятельности, творческой активности, непрерывной инициативы.

По-прежнему он уделял много внимания Военно-медицинской академии, преподаванию, воспитанию студентов и врачей, по-прежнему проводил многочисленные исследования, совершал поездки за рубеж, которые дава.,/и ему новые впечатления и стимулы для работы.

С. П. Боткин был хорошим семьянином. Он много времени и внимания уделял семье.

Н. А. Белоголовый вспоминал: «...в домашней, семейной обстановке... он был весь нараспашку, с его нежным

1 Чехов А. П. Поли. собр. соч. — М., 1949, т. 14, с. 415.

Любящим сердцем, с его неиссякаемым добродушием и незлобливым юмором, и, окруженный своими 12 детьми в возрасте от 30 до одногодовалого ребенка (от первого брака он имел 6 сыновей и одну дочь, а от второго — 6 дочерей), представляется истинным библейским патриархом; дети его обожали, несмотря на то, что он умел поддержать в семье большую дисциплину и слепое повиновение себе» '.

Следует подчеркнуть необычайную популярность С. П. Боткина. Только Н. И. Пирогов может быть поставлен рядом с ним в этом отношении.

С. П. Боткин был почетным членом многих университетов и ученых обществ России и иностранных государств, в том числе членом Венской академии наук, членом-корреспондентом Общества внутренней медицины в Берлине.

По выслуге 25 лет в Военно-медицинской академии в 1882 г. С. П. Боткин был оставлен на кафедре еще на 5 лет.

27 апреля 1882 г. в Петербурге в здании Городской думы был отпразднован с исключительной торжественностью 25-летний юбилей его научной и врачебной деятельности, на который откликнулась вся передовая общественность России. Торжества по этому случаю приняли невиданный до сих пор размах. Чествование выдающегося ученого было событием, имевшим в реакционную эпоху Александра III общественное и политическое значение.

Праздник в Городский думе начался с марша «Тан-гейзер» Вагнера. Оркестром дирижировал Э. Ф. Направник. Затем была исполнена музыкальная кантата, сочиненная по этому поводу М. А. Балакиревым. М. Е. Салтыков-Щедрин поздравил своего друга — преобразователя русской медицины, И. М. Сеченов приветствовал С. П. Боткина как выдающегося общественного деятеля, как великого ученого, диагноста, эрудированного клинициста.

Академик Ф. В. Овсянников преподнес ему адрес, подписанный всеми членами Академии наук. «Ваша преподавательская деятельность,— сказал он,— увенчалась блистательными результатами, о чем свидетельствуют многочисленность Ваших достойных учеников, из которых многие занимают с честью кафедры в русских уяи-

1 Белоголовый Н. А. С. П. Боткин.— СПб., 1892, с. 47.

верситетах, и целый ряд замечательных работ, ших из Вашей лаборатории».

Проф. И. Т. Глебов в речи отметил «...чувство радости при воспоминании того, что я когда-то имел высокую, величайшую честь. А в настоящее время гордую честь сказать, что я некогда был Вашим учителем, хотя, сравнительно с Вами и плохим». Адрес за подписью 726 студентов Военно-медицинской академии выразил теплое отношение к нему уачщейся молодежи.

Декан медицинского факультета Московского университета Н. В. Склифосовский приветствовал юбиляра как воспитанника Московского университета, который гордится своим питомцем, и как создателя русской школы научной клиники внутренних болезней.

Представительницы Женских врачебных курсов и женщины-врачи В. А. Кашеварова-Руднева, Е. О. Шу-мова-Симаковская также обратились к юбиляру с теплыми словами. В 1887 г. С. П. Боткин был вновь оставлен на кафедре на второе пятилетие. Второй юбилей пожеланию юбиляра носил более скромный характер.

На торжественном заседании по случаю 25-летия вступления С. П. Боткина в число членов Общества русских врачей также были отмечены его заслуги. Одну деталь отметил проф. Н. П. Ивановский: «Недалеко еще то время, когда врач, учившийся в России и носивший русское имя, играл весьма жалкую роль в русском обществе стесненный иноземцами, прочно засевшими и зорко стерегшими все лазейки, через которые русский человек мог бы выбраться на вольный воздух, на поприща широкой общественной деятельности» >.

В ответ на многочисленные приветствия С. П. Боткин сказал, что заслуги его преувеличивают, и подчеркнул, что своими достижениями он обязан времени, в течение которого работал. «Я начал работу в 60-х годах. Припомните, какое тогда было движение вперед, какое неудержимое течение охватило все общество и вместе с тем какая жажда знания в нем проснулась! И вот, попав в общество в тот период его развития, когда оно хотело учиться, знать, мне легко было сделать то, что я сделал» 2.

1 Труды Общества русских врачей в С.-Петербургеза 1886/87 г.— СПб., 1889, с. 213.

2 Труды _ Общества русских врачей в С.-Петербурге за

1886/87 г'—"СПб.", 1889,"с. 214.

В письме М. Е. Салтыкова-Щедрина к Н. А. Белоголовому от 30 ноября 1887 г. говорится об отношении студенчества к С. П. Боткину: «26 числа приехал в Петербург С. П. Боткин и был встречен почти всем первым курсом студентов Медико-хирургической академии. Последнее очень тронуло Сергея Петровича».

Боткинские субботы. С ранней молодости, со студенческих лет С. П. Боткин придерживался установленной им самим традиции — собирать по субботам друзей, близких, знакомых. В эти вечера звучали музыка, смех, веселые голоса. Этот любимый вид отдыха он пронес через всю жизнь, который впоследствии получил название «боткинские субботы».

На протяжении многих десятилетий боткинские субботы пользовались широкой популярностью. В числе их постоянных посетителей были не только друзья, соратники, единомышленники, сторонники физиологического направления в медицине — И. М. Сеченов, Н. А. Белоголовый, В. Л. Грубер, В. В. Пеликан, С. П. Ловцов, Н. М. Якубович, но и многие писатели, артисты, музыканты. Здесь бывал М. Е. Салтыков-Щедрин. На одной из суббот здесь впервые встретились и сошлись А. П. Бородин и М. А. Балакирев, который был сначала пациентом Боткина. К нему приходили А. М. Евро-пеус, известный профессор консерватории И. И. Зейф-ферт, В. В. Стасов. Участником боткинских суббот был поэт и публицист П. М. Ковалевский — сотрудник журналов «Современник», «Отечественные записки», «Вестник Европы».

Обширный круг друзей, соратников, знакомых отражает широкий круг интересов С. П. Боткина. Его связи с деятелями искусства, литературы, его близкая причастность к деятельности художников и композиторов еще плохо изучены. Но тем не менее даже поверхностное знакомство с воспоминаниями его современников и другими материалами показывает, что С. П. Боткин в кругу этой интеллигенции Петербурга занимал заметное место. Н. А. Белоголовый описал такую деталь боткинских суббот: все собиравшиеся у Боткина 1 раз в год оплачивали обед в складчину. На одном таком обеде по инициативе Н. А. Белоголового возникла мысль почтить все эти собрания ежегодным пожертвованием в размере 12 руб. Этот сбор составил основу того капитала, который дал возможность выстроить двухэтажную школу им. С. П. Боткина на Васильевском острове.

Знаменитые боткинские субботы начинались в 9 ч вечера и кончались иногда в 4—5 ч утра.

С. П. Боткин любил и понимал музыку. Трижды он собирался поступить в консерваторию, но сильная занятость мешала ему систематически заниматься музыкой. По его словам, музыка была для него самой хорошей освежающей ванной. Он был неутомимым музыкантом, отлично играл на виолончели. Трижды в неделю к нему приходил учитель музыки — виолончелист. Долгое время им был проф. И. И. Зейфферт. Занятия начинались в полночь и продолжались более часа. Остальные дни он играл под аккомпанемент жены на фортепиано. По воскресеньям И. И. Зейфферт приводил с собой двух товарищей — солистов, и квартет исполнял классические произведения, длившиеся по 3—4 ч.

В музыку, как и в медицину, он вносил все типичные черты своей натуры: увлеченность, доходившая до страстности, поиски нового, настойчивость в достижении желаемого и стремление к непрестанному совершенствованию. Сергей Петрович продолжал брать уроки музыки почти до 50-летнего возраста. И даже отправляясь в заграничную поездку, он не расставался с виолончелью, как и с чемоданом, набитым книгами '.

С. П. Боткина связывала многолетняя дружба с Н. А. Некрасовым. Когда он узнал, что тяжелая болезнь поэта обострилась, он поехал на Литейный проспект навестить больного. Н. А. Некрасов посвятил С. П. Боткину четвертую часть поэмы «Кому на Руси жить хорошо» — «Пир на весь мир».

В течение 20 лет С. П. Боткин был в дружеских отношениях с М. Е. Салтыковым-Щедриным, а последние 12 лет был его врачом. Он организовал почти постоянное наблюдение за ним врачей. В 1885 г. М. Е. Салтыков-Щедрин внес в свое духовное завещание пункт, согласно которому в случае своей смерти он поручал своих детей С. П. Боткину2.

С. П. Боткин был в числе постоянных членов жюри знаменитых выставок художников-передвижников. А. П. Боткина вспоминала: «Сергей Сергеевич так же, как и его отец Сергей Петрович, был близок к искусству;

1 Аринкин М. И., Фарбер В. Б. С. П. Боткин. — М., 1948, с. 67.

2 Садовская II. М. Е. Салтыков-Щедрин, С. П. Боткин и Н. Л. Белоголовый: Записки отдела рукописей Всесоюзной библиотеки им. В. И. Ленина, —М., 1939, вып. 2, с. 60.

он состоял членом Академии художеств, очень интересовался живописью, имел замечательную коллекцию рисунков и акварелей главным образом русских художников. Еще при жизни Сергея Петровича у них были близкие отношения с семьей Крамского (который написал известные портреты Сергея Петровича и Сергея Сергеевича). В период работы в Петербурге было знакомство с Репиным, а также с Серовым, Остроуховым, Куинд-жи, Маковским и многими другими художниками. Мой отец (П. Третьяков) очень любил Сергея Сергеевича, их сближали интересы к искусству1.

Художники и скульпторы проявили большой интерес к С. П. Боткину. Сохранилось много картин и скульптурных его изображений. Очень удачен бюст, сделанный известным скульптором М. М. Антокольским, который писал: «...работаю бюст доктора Боткина. Этот бюст я взял штурмом, в шесть дней кончил его. Говорят, что он удачен. Даже семейство его говорит, что удачней и быть не может» 2.

Далее:

 

Резюме: некоторые личные впечатления.

10. Алтей лекарственный.

Божественное возвращение в пройденные этапы развития мужчины.

4.2. Методологические предпосылки физической культуры.

Мэрилин Сигал. Ребенок играет: от рождения до года.

Уильям Серз и Марта Серз - Ваш ребенок.

Противопаразитарное лечение, предложенное т. 3. Абрамовской.

 

Главная >  Публикации 


0.0014