Главная >  Публикации 

 

Жолань Чжан - Дао любви



Лишь немногие западные ученые предприняли исследования по традиционной китайской сексологии. Тем не менее этот предмет по необходимости привлекает внимание всякого человека, находящегося в браке, особенно китайская культура, ибо ее уникальная способность объединять рациональное и романтическое предполагает много интересного в этом вопросе.

Кроме благословенного Хенри Масперо, одним из величайших исследователей этого вопроса был Роберт ван Гулик (время от времени цитируемый в данной книге), с которым я впервые встретился в 1942 году, во время войны. Он прибыл в Чуньцин как посол Нидерландов, а я был назначен туда советником по науке от британского посольства. Позднее, если память мне не изменяет, я выступил на его свадьбе с мисс Чхун Су-фань, которая осталась в нашей миссии по научному сотрудничеству. Еще позднее, после войны, когда я увлекся даосизмом и его поисками продления жизни и бессмертия, мы имели длительную беседу, в ходе которой я убедился в том, что в сексуальной технике, описанной адептами даосизма, нет ничего от развращения и патологии. Его собственное убеждение, основанное на глубоком знании литературы, говорило, что сексуальная жизнь Китая в течение веков была замечательно здоровой, свободной от явлений садизма и мазохизма и имевшей замечательные возможности вариаций удовольствия и взаимного удовлетворения. Настоящая книга всецело следует этой традиции.

Моя собственная копия величайшего труда по китайской сексологии “Чжун Мэй Цзин Ань Цюнг Шу”, изданная Чо Лечу, была раскуплена в 1952 году, о чем я с удовольствием узнал от продавщицы книг из Пекина. После этого я вновь занялся изучением этих вопросов, так как важная “внутренняя, или душевная” часть китайской мудрости имеет большую связь с сексуальными делами, изучение которой, вне сомнения, способно продлить жизнь и достичь по возможности материального бессмертия.

В 1972 году новый свет на данный предмет пролила книга моего друга из Стокгольма Чжана Чжунланя, чью книгу по китайской и всеобщей сексологии я рекомендую читателю. С соответствующим знанием и умением он нашел слова, объясняющие мужчинам и женщинам современного мира, как мудрость китайской культуры проявилась в сердечных делах, любви и сексе. Хотя он посвятил большую часть книги техническим вопросам, она направлена против расширенной “мудрости”, пугающей западных людей, основанием которой служит убеждение китайцев, что нет разницы между священной и мирской любовью. Эти вещи необходимы всем и всякому.

Джозеф Нидхэм

Введение

“Они хотят любить друг друга, но не знают, как”.

Шандор Ференци

В своей популярной книге “Страх полета” феминистка Эрика Йонг размышляет: “... однако большая проблема в том, как совместить наш феминизм с неприемлемой жаждой мужского тела. Это нелегко. С другой стороны, чем старше вы становитесь, тем яснее виднее, что мужчины по существу страшатся женщин, иногда тайно, иногда открыто. Что может быть более мучительно, чем освобожденная женщина рядом с мягким половым членом? Все величайшие исторические события затемнены этим сравнением двух квинтэссенциальных вещей: вечная женщина и вечный мягкий половой член”.

Она продолжает: “Это основное неравенство, которое никак не может быть разрешено: хотя мужчина и имеет телесную дополнительную привлекательность под названием пенис, женщина имеет чудесный клинышек на любую погоду. Ему не помешают ни бури, ни дождь со снегом, ни ночная тьма. Он всегда здесь, всегда наготове. Совершенно ужасно, если только вдуматься. Неудивительно, что мужчины ненавидят женщин. Неудивительно, что они создали свой миф о женском неравенстве”.

Я не мог согласиться со словами: “Все величайшие исторические события затемнены этим сравнением...”, но почувствовал, что она слишком быстро отбросила надежду, сказав: “... которое никогда не может быть разрешено”. Даосы древности нашли путь тысячи лет назад. Теперь этим, фактически, пользуются многие даосы и некоторые удачливые недаосы во всем мире. К сожалению, это знание еще никогда широко не распространялось. Данная книга должна помочь восполнению недостатков. В предисловии я хотел бы ответить на два важных вопроса. Однажды утром зимой прошлого года на своей прекрасной южной вилле во Франции известный писатель Лоуренс Даррел заметил, что я должен рассказать, как я стал даосом и что побудило меня написать книгу. Следующие строки — это вспышка идеализма, рожденная ищущим во внешнем умом романиста Мать делает больше, чем просто дает ребенку жизнь. Она имеет наибольшее формирующее влияние, определяет, для добра или зла, будущее своего ребенка, для радости или горестного саморазрушения.

В этом отношении мне очень повезло: моя мать была женщиной большого понимания, энергии и сочувствия, и хотя я не понимал этого в течение многих лет, — наиболее естественным даосом из всех, когда-либо встреченных мной.

Когда я говорю “естественным”, я имею в виду, что без занятий даосизмом и даже без причисления себя к даосам, она создала атмосферу и окружение, в котором преобладало направление дао. Помещенный в такую атмосферу, я тоже стал естественным даосом, хотя осознал этот факт лишь на 12 году жизни.

Даос обычно имеет безграничную любовь ко вселенной и ко всему живущему в ней. Всякая форма загрязнения и разрушения для даоса враждебна и должна быть предотвращена. На этом основании понятно, почему я стал искать пути сокращения насилия и разрушения, которые так широко распространялись в наше время, а также причины, по которым многие, очевидно имевшие успех люди, покончили с собой: Эрнест Хемингуэй, Джордж Сандерс, Марк Ротко... список бесконечен. И почему тысячи здоровых мужчин и женщин, даже детей, медленно разрушают себя курением, наркотиками, алкоголем, к тому же еще неправильным питанием и нездоровыми привычками. Почему еще более тысячи людей так ненавидят всех и вся на своем пути, что хотят — или даже пытаются — уничтожить их всех? Наконец, почему история человечества — это бесконечная история войн? Ради славы завоевателя или ради бездонной алчности? Или ради власти?

Еще будучи подросшим, я удивлялся и искал ответа на эти вопросы. После многих лет путешествий, встреч с людьми разных национальностей и изучения всех важных философий и религий мира, я пришел к выводу, что корни этого зла скрыты в неудачных попытках людей достичь фундаментальной гармонии инь и ян и что в даосизме заложен ответ одновременно легкий и приятный.

Почему этот путь легкий? Потому что это — не формальность, не догма, не церковь, и все, что он от нас требует — это снять напряжение и быть естественным. И почему он столь приятный? Потому что он ни от кого не требует оставить земные или небесные радости, такие как музыка или красота, подобно древней китайской философии мохизма (альтруистическая философия времен конфуцианства, не путать с моаизмом). Не требует он и отказа от всех желаний, таких как стремление к красоте формы, звука, запаха, вкуса, осязания и плотской любви, как это делают почти все школы буддизма. Наоборот, даосизм советует нам развивать лучший вкус, вести здоровый образ жизни и более полно наслаждаться земными и небесными радостями. Для даоса нет границ между земными и небесными радостями: они едины в экстазе, ибо в наслаждении естественными или искусственными вещами даос находится в контакте со вселенной (эго его термин для обозначения бога).

По моему личному опыту, даосизм полагает, что нет решения мировых проблем без должного подхода к любви и сексу. Почти всякое разрушение или саморазрушение, почти всякая ненависть или горе, почти всякая алчность или жажда собственности идут от искажения любви и секса, между тем источники и плодородие любви и секса неисчерпаемы, как сама вселенная. Это не моя собственная оригинальная идея, это только попытка оживить то, что древние даосы знали в течение тысяч лет, — что без гармонии инь и ян, вершины любви и наслаждения, для нас не остается ничего, кроме смерти и разрушения.

Йолан Чжан

Глава 1. Дао любви

В делах нет лучшего совета, чем быть умеренным.

Быть умеренным — значит предвосхищать.

Предвосхищать — значит быть подготовленным и сильным.

Быть подготовленным и сильным — значит быть всегда преуспевающим.

Быть всегда преуспевающим — значит иметь бесконечные возможности.

Дао-де-дзин, глава 59

Две тысячи лет назад, если не раньше, древние исцелители-даосы писали откровенные, ясные книги о любви и сексе. Даосы не были похотливы или застенчивы, ибо относились к занятиям любовью как к необходимым для физического и умственного здоровья и благополучия мужчин и женщин. Придерживаясь этой философии, древние обращали большое внимание на мастерство секса. Все делалось для будущей любовной отваги человека. Литература и искусство создавали иллюстрации по технике секса. Муж, умеющий наслаждаться частыми и продолжительными половыми сношениями, ценился гораздо больше, чем тот, кто был просто молод и привлекателен.

Врачи-даосы рассматривали занятия любовью как часть естественного порядка вещей. Сексом не только наслаждались и смаковали, его считали полезным и продлевающим жизнь. Чтобы сохранить искусство людей в занятиях любовью, формулировалось множество методов, а эротические картины использовались и для изучения, и для возбуждения мужчин и женщин. В своей книге “Эротическое искусство” Филлис и Эберхард Кронхаузены цитируют поэму, написанную Чан Жень конце I века, в которой описывается, как невеста использует эротическую книгу для того, чтобы сделать первую брачную ночь запоминающейся:

Замкнем золотую дверь золотым замком, Зажжем и лампу, чтобы наполнить комнату Её бриллиантовым светом.

Я сброшу одежды и смою краску и пудру, Рассмотрю картину, украшающую подушку.

“Чистая дева” будет моей учительницей, Мы сможем испробовать все разнообразные позы.

Какие и муж обычный имеет, но редко видит.

Как Тхион-лао учила желтого Императора.

Нет радости, сравнимой с наслаждением первой ночи. Они не забудутся, какими бы мы ни стали старыми. Далее Кронхаузены описывают, как эротическое искусство использовалось в древнем Китае. Обратимся к эротической литературе Китая, чтобы оценить, как использовались альбомы рисунков, В одной из лучших эротических вещей династии Мин “Моу Цу Туань” мы находим, в частности, описание амурных похождений юного и одаренного ученика Бэй Янгшена. Он женился на одаренной и красивой девушке Ю-Сян (Нефритовый Аромат), единственный недостаток которой заключался в том, что она была не в меру стыдлива: она соглашалась на половое сношение только при полной темноте и отвергала любую технику секса, отличавшуюся от обычной. К еще большему ужасу служанка также заметила, что Нефритовый Аромат ни разу не достигала оргазма во время супружеской любви. Чтобы поправить ситуацию, молодой муж решил купить дорогостоящий альбом эротических рисунков, с помощью которого он надеялся обучить свою жену и изменить ее отношение к сексу. Нефритовый Аромат, как и следовало ожидать, вначале отказалась даже взглянуть на рисунки. Однако когда в конце-концов она согласилась изучить их под руководством мужа, под их влиянием ее страсть резко возросла и постепенно она превратилась в ласковую, чувственную и отзывчивую женщину, соответствующую ее имени.

Современное отношение Запада к эротическим картинкам или к так называемой порнографии не имело места в древнем Китае. Характерный подход древних китайцев к любви и сексу был отмечен выдающимся ученым и дипломатом Р. X. ван Гуликом. В книге “Половая жизнь в древнем Китае” он писал; “Вероятно, именно это душевное отношение, считавшее половой акт частью порядка в природе, никогда не связывался с чувством греха или нарушением морали, совместно с почти полным отсутствием наказаний привело к тому, что половая жизнь древнего Китая была в целом здоровой, замечательно свободной от патологических ненормальностей и нарушений, обнаруженных в столь многих древних культурах”.

Но не только отношение Древнего Китая к сексу удивило и заинтересовало ван Гулика; это было также понятие о занятиях любовью и древнем даосизме. Это понятие, которое мы называем “Дао любви”, не было детально изложено для западного читателя, поэтому оно оказывается совершенно другой практикой, чем почти все из принятых на Западе точек зрения на секс и занятие любовью. Легко отрицать ее точно так же, как Запад долгое время отрицал акупунктуру, признанную теперь важным излечивающим средством. Сегодня, столетия спустя, врачи Запада изумляются ее совершенству и пытаются понять ее тайны. Дао любви должно открыть Западу свои секреты. Вот как описывает его ван Гулик: “Теория дао любви в течение веков формировала принципы половых отношений китайцев, поэтому любопытно заметить, что в течение более чем двух тысяч лет дао любви широко практиковалось в Китае без какого-нибудь вреда для наследственности или состояния общего здоровья нации”.

Ван Гулик, очевидно, смягчает выражения. Ему пришлось согласиться, что китайцы были сильной и долго-живущей нацией благодаря своим, кажущимися революционными, сексуальным принципам.

Даже сегодня дао любви представляется революционным, но с каждым новым открытием западных сексологов и ученых ее рецепты становятся более приемлемыми. Основные принципы этого дао — управление эякуляцией, значение удовлетворения женщины и понимание того, что мужской оргазм и эякуляция — не одно и то же, стали важными пунктами в движении за освобождение женщины, а также в научных исследованиях Кипсея, Мастерса, Джонсона и др. В то время как их теории получили признание на Западе, понятия о любви и сексе, разработанные в Китае так давно, вновь заняли свое место. Когда ван Гулик писал свою книгу, он был поражен тем, как современная наука стала подтверждать то, что учителя дао любви говорили раньше: “Я хотел бы обратить здесь внимание на то, что описание “пяти признаков” (при наблюдении женского удовлетворения), найденное в “И цзин фан” (медицинская книга V века, содержащая выдержки из нескольких сотен китайских работ времен Тан и ранее), полностью согласуется с данными книги А. С. Кинсея “Сексуальное поведение женщины” (раздел “Психология сексуального ответа и оргазм”). Это говорит в пользу сексологов древнего Китая”.

“Пять признаков” женского удовлетворения, упомянутые ван Гуликом, появились 2000 лет назад в диалоге между императором Чжуан Ли и Су Ню.

Чжан Ли: Как мужчина наблюдает удовлетворение женщины?

Су Ню: Есть 5 признаков, 5 желаний и 10 указаний. Мужчина должен наблюдать эти признаки и реагировать соответственно. Эти признаки таковы:

1. Ее лицо краснеет, уши горячие. Это означает, что мысли о занятиях любовью захватили ее разум. В этот момент мужчина должен начинать сношение умеренно в дразнящей манере, очень неглубоко ввести и ждать, наблюдая за последующей реакцией.

2. Ее нос потеет, а соски набухают. Это значит, что огонь ее страсти несколько повысился. Нефритовый пик может теперь войти в глубину собственно желоба, (5 дюймов), но не глубже этого. Мужчина должен ждать усиления страсти перед тем, как вводить дальше.

3. Когда ее голос понижается и из горла вырываются звуки сухие и хриплые, ее страсть усилилась. Глаза закрыты, язык высовывается, она дышит часто и заметно. В это время мужской стебель нефрита может свободно входить и выходить. Половое общение постепенно достигает экстаза.

4. Ее красный шар (наружные органы) обильно смазывается и огонь страсти близок к вершине, а каждый толчок вызывает истекание смазки. Его нефритовый пик легко касается долины водно-каштановых зубов (глубина — 2 дюйма). Теперь он может использовать такой метод: один толчок влево, один вправо, один медленно и один быстро или какой-нибудь метод в зависимости от желания.

5. Когда ее золотой лотос (ноги) поднимается так, будто она хочет обнять ими мужчину, ее огонь и страсть достигли вершины. Она оборачивает свои ноги вокруг его талии и руками держит его за плечо и спину. Язык остается высунутым. При появлении этих признаков мужчина может глубоко войти в долину глубокой камеры (5 дюймов). Столь глубокие толчки позволяют ей достичь экстаза всем телом.

Хотя древние китайские труды изложены более цветистым и поэтическим, чем клиническим языком, это вовсе не означает, что их авторы не очень серьезно относились к вопросам любви и секса. В действительности они понимали, что хорошее здоровье (душевное и физическое) и долголетие тесно связаны с половой жизнью, поэтому любовь и секс рассматривались как важная ветвь медицины. Его польза отнюдь не умаляет удовольствий, наоборот, существенная идея дао любви в том, что любовь и секс только тогда полезны, когда приводят к полному удовлетворению.

1. Что такое дао?

Громадное дерево растет из крошечного побега, Девятиэтажная башня рождается из кучи земли, Путешествие в тысячу миль начинается с одного шага.

Дао-де-дзин, глава 64

Чтобы понять древний даосский путь любви, мы должны сначала иметь какое-то понятие о дао — том фонтане, из которого вытекает дао любви. Это философия, которая верно служила китайцам и усиливала их внутренние потенции с помощью рецептов благоразумия и точного выбора времени. В старину говорили, что если “конфруцианство — верхняя одежда китайцев, то даосизм — его душа”. Своей долговечностью эта цивилизация явно обязана своим поучениям, в поэтической форме проповедовавшим терпение и гармонию.

Натяни (лук} к величайшему, И захочешь остановиться.

Закаливай шпагу острейшую, Но ее острие быстро затупится, Дао-де-дзин, глава 9 Дао само по себе — мудрость природы, рожденная много тысяч лет назад. Однако никто не знает точно, когда. В VI веке до н.в. Лао-Цзы собрал ее основные правила в книге, названной им “Дао-де-дзин”. Она состоит из немногим более 5000 слов, что делает ее, видимо, самой короткой из мировых книг мудрости Она переведена на многие языки — только на английском вышло более 30 изданий. Каждый переводчик понимал и интерпретировал слова Лао-Цзы по-своему, однако в основе даосской философии лежит уверенность в том, что энергия и количество движения являются источниками всей жизни. В универсальной системе вещей мы, люди, — крошечные, незначительные и легко уязвимые существа.

Если мы не находимся в гармонии с этим источником — бесконечной силой природы, — мы не можем надеяться на долгую жизнь. Таков важнейший принцип “Дао-де-дзин”. Бесконечная сила природы — это дао.

Философия дао — терпение, для следования ему необходимо расслабиться и стать естественным, чтобы присоединиться к своей бесконечной силе. Дао любви развилось из этой естественной философии предусмотрительности, сохранения энергии и гибкости.

Даосизм всегда представлял интерес для философов Запада, но ученые и врачи проявили интерес к нему сравнительно недавно. В 1939 г. психиатр К- Г. Юнг написал введение к книге по даосизму, а в собрание своих работ включил эссе о дао. “Так как предметы внутреннего мира влияют на нас более сильно из-за их неосознанности, необходимо каждому, кто пытается развить внутреннюю культуру, объективировать воздействие со стороны “анима”, постараться понять, что скрывается за этими воздействиями, — писал он.— Таким образом, он приспосабливается и защищается от невидимого. Никакое приспособление невозможно без уступок обоим мирам”.

Возможное и необходимое следует из рассмотрения требований внутреннего и внешнего мира, точнее, из конфликта между ними. К сожалению, наш западный ум, не имея никакой культуры в этом отношении, не выработал не только понятие, но даже имя для “единения противоположностей посредством среднего пути” — важнейшей концепции внутреннего опыта, которую можно с известной осторожностью сопоставить с китайской концепцией “дао”.

Далее:

 

Кондратов А. М.  Здоровье — в движении!.

Как создать для ребенка самую благоприятную обстановку.

Лечение сифилиса.

Тревога.

Капилляропатии.

Приложение методики применения бальнеопроцедур улиц пожилого и старческого возрастов, показания и противопоказания.

Отечественный антидепрессант нового поколения профлузак (флуоксетин-акри).

 

Главная >  Публикации 


0.0049