Главная >  Публикации 

 

Честь



Я ответила, что, возможно, не все высказывания его родителей оставили след в его биологической системе, но некоторые все же присутствуют в нем. "Например, - сказала я, - помните ли вы, как чувствовали себя ваши родители, приближаясь к старости?" Я задала этот вопрос, поскольку Джорджу недавно исполнилось шестьдесят лет.

В абсолютной тишине присутствующие ждали его ответа. Как только он понял, что все внимание обращено на него, он повел себя как ребенок и сразу надулся: "Я не знаю. Никогда об этом не думал".

Подумайте об этом сейчас, - предложила я и повторила вопрос. Жена Джорджа сдвинулась на краешек стула, желая ответить за него. Я бросила на нее взгляд, говорящий: "Даже и не думайте это делать", - и она вновь откинулась на спинку сиденья.

- Я не знаю, что сказать. Мои родители всегда говорили мне: работай усердно и копи деньги, чтобы обес печить себя в старости.

- А когда вы намерены постареть? - спросила я.

Джордж не смог ответить на этот вопрос, и я перефра зировала его.

- Когда состарились ваши родители?

- Когда им исполнилось шестьдесят, конечно.

- Следовательно вы решили, что постарели, когда вам исполнилось шестьдесят?

"Все стареют к шестидесяти", - ответил Джордж. - Такова жизнь. Поэтому мы и уходим на пенсию в шестьдесят лет, потому что стареем.

Послеобеденное занятие началось с обсуждения высказываний Джорджа. Он рассказал, что всегда полагал, что старость "отсчитывается" с шестидесяти лет, потому что об этом постоянно твердили его родители, ни один из которых не дожил и до семидесяти.

Мы говорили о том, как отстраниться от убеждения, которое больше не является для нас аксиомой, но, тем не менее, имеет над нами "власть". К всеобщему удивлению, включая меня и свою жену, Джордж мгновенно уцепился за идею, как будто это была игрушка, с которой ему разрешили поиграть. "Вы хотите сказать, что, если я сумею, выражаясь вашим языком, оторваться от внушенного мне родителями убеждения, оно больше не будет оказывать на меня влияние?" - спросил он.

Кульминационный момент наступил, когда Джордж повернулся к жене и сказал: "Я больше не хочу быть старым, а ты?" Она начала смеяться и одновременно плакать, и это продолжалось весь семинар. Я до сих пор не могу понять, почему до Джорджа так быстро "дошел" смысл учения. Я редко встречаю людей, которые настолько же быстро и прочно схватывают суть чего-либо, как это сделал он, осознав, что стареет лишь потому, что всю жизнь считал, что старость наступит, как только ему исполнится шестьдесят лет. С того времени он стал наслаждаться жизнью, прислушиваясь к собственным внутренним ощущениям, а не руководствуясь общественным мнением.

Честь

Любую социальную группу связывает не только понятие преданности, но и понятие чести. Кодекс чести каждой такой группы - это сплетение религиозных и этнических традиций и ритуалов. Ритуалы, например Крещение, выполняют функцию энергетического подсоединения новых членов к общей духовной энергии группы. Чувство коллективной чести излучает внутри нас силу, выстраивает наши кровные и этнические связи и учит тому, что нужно уметь держать слово и поступать честно и достойно.

Честь обычно не считается составным компонентом здоровья, однако, я пришла к пониманию, что наличие чести существенно влияет на физиологическое состояние человека, и ее значимость сравнима со значимостью любви. Чувство чести делится могущественной и позитивной энергией с нашими духовной и биологической системами, а также иммунной и опор но-двигательной системами. Не имея чести, индивидууму трудно, а может быть совсем невозможно достойно постоять за себя, потому что у него нет ощущения границ своего поведения, и, следовательно, он не доверяет ни себе, ни другим людям.

Чувство чести - это то, чему учит социальная группа своих членов в отношении ритуала Брака. Одна женщина, последняя из рода, рассказывала: "Когда мой отец умирал, он потребовал от меня клятвы, что я рожу ребенка. Я сказала ему, что еще не нашла человека, за которого я бы хотела выйти замуж. Его последние слова были: "выходи за кого угодно - главное продолжи наш род".

Поведение супругов передает следующим поколениям определенные этические стандарты. Адюльтер запрещен; но поскольку родители, тем не менее, изменяют друг другу, дети получают разрешение вести себя так же, когда подрастут. Отец должен поддерживать свою семью, если он не выполняет свои обязанности, у детей записывается в подсознание весьма расплывчатое и непонятное понимание обязательства и ответственности. Нужно с уважением относиться к другим людям, но если родители не уважают друг друга, то их дети вырастают непочтительными. В отсутствии моральной устойчивости поведения, в обществе появляются индивидуумы, неспособные создать себе стабильную жизнь.

Нужно уметь давать и держать свое слово - неважно, себе или другим. Нужно также верить себе в том, что вы способны завершить начатое и уважать свои обязательства. Когда вы не доверяете себе, вам кажется, что все и все вокруг вас временно и хрупко, поскольку именно таким вы ощущаете себя. Один человек заявил мне: "Я не хочу жить так, как жили мои родители, они всегда лгали Друг другу- о мне кажется, что я унаследовал эту черту, и что если я попаду в определенные обстоятельства, то буду вести себя таким же образом". Отсутствие чести у отдельного человека выходит за границы его окружения и влияет на все общество в целом.

Я познакомилась с Сэмом на своем семинаре, где он открыто поделился со всеми историей своей жизни. Он вырос в бедности, без отца. Он отчаянно хотел быть лидером, даже если это было лидерство в банде, и это стало для него синонимом понятия чести. Он зарабатывал почти $75000 в неделю, как главный поставщик наркотиков. У него была команда "сотрудников", которая помогала ему в сделках с особо крупными суммами денег.

Однажды в своей машине он включил радио и попал на ток-шоу. Он протянул руку, чтобы поменять канал, и в это время гостья студии заговорила о существовании ангелов. Она сказала, что у каждого человека есть ангел-хранитель, и что эти ангелы наблюдают сверху за всем, что мы делаем. Как Сэм сказал позже: "Я не хотел больше слушать эту чушь, но внезапно я вспомнил, как моя бабушка рассказывала мне о том же самом. Когда я вырос, я все забыл, и только эта радиопередача вновь напомнила мне о моем ангеле-хранителе".

Сэм ехал на встречу, связанную с доставкой крупной партии наркотиков, и в это время его поразила мысль о том, что его ангел видит то, что он сейчас делает. "Все, о чем я думал весь тот день, было: когда я умру, как я объясню, почему я занимался наркотиками, чтобы обеспечить себе жизнь?" Впервые в жизни Сэм почувствовал, что у него возникла проблема, с которой он не знал как справиться. "Я хочу сказать, что слишком много парней зависело от моих денег. Я не мог им просто сказать: "Эй, послушайте, нам нужно все поменять сейчас, потому что там наверху сидят ангелы, они смотрят на нас, и нам нельзя их сердить. Мои ребята были крутыми, и я просто не знал, как выбраться из этой ситуации".

Однажды ночью, как раз несколько дней спустя после радиопередачи, Сэм врезался в фонарный столб и сильно повредил себе ноги и нижнюю часть спины. Его "сотрудники" заверили, что будут продолжать заниматься его делами, но Сэм посчитал, что авария -- это его шанс изменить направление жизни. Его доктора сказали ему, что восстановление функционирования ног потребует долгого времени, и что у него могут остаться хронические боли до конца его жизни. Сэм начал читать книги о лечении нетрадиционными методами - и об ангелах.

"У меня было чувство, что, если я пообещаю не возвращаться на улицу, я смогу вылечить свои ноги. Я сказал своим парням, что я больше не смогу выдерживать давление, и по какой-то причине они мне поверили. Возможно, они хотели получить мою долю, а меня это устраивало. Я поменял место жительства сразу, как только смог, и начал новую жизнь".

Вскоре Сэм стал встречаться с другой "группировкой" - молодыми людьми, которые собирались по вечерам по соседству. Это были ребята из Христианской Ассоциации Молодежи. Он посвятил свою жизнь тому, чтобы помочь другим людям избежать тех ошибок, которые он совершил сам. "Те деньги, которые я сейчас зарабатываю, - ничто, по сравнению с моими прежними заработками, но поверьте мне: это не имеет никакого значения. Когда я вижу ребятишек, и они рассказывают мне о своих желаниях, я говорю им, что все возможно, потому что знаю, что это правда. Я говорю им о необходимости гордиться всем, чем они занимаются, а иногда я рассказываю им об их ангелах. Ребятишки помогают мне чувствовать, что у меня есть цель в жизни. У меня никогда не было такого ощущения раньше, и я хочу вам сказать, что от этого я получаю такой кайф, какой не дает ни один наркотик, который я когда-либо продавал. Впервые в жизни я знаю, что это за чувство - быть до глубины своей души и гордиться, что вы являетесь тем, кто вы есть". Он стал лидером другой "тусовки", вдохновителем детей, с которыми работает.

Сэм хромает, но все же он ходит. Иногда он шутит: "Кто бы мог подумать, что я буду устойчивее держаться с хромой ногой?" У него все еще бывают "больные дни", как он их называет, но его отношение к жизни - бесконечная радость. Он вдохновляет каждого, с кем общается и излучает чувство самоуважения, которое происходит из любви к жизни. Я не сомневаюсь, что его исцелению способствовало то, что он нашел свою цель жизни.

Справедливость

Наше окружение знакомит нас с концепцией справедливости: обычно это закон "око за око", или "поступайте с другими так, как вы хотите, чтобы они поступали с вами", или закон кармы "что уйдет, то и придет". Общественная справедливость поддерживает социальный порядок, что может быть суммировано следующим образом; справедливо жаждать отмщения за вред, нанесенный без причины; справедливо делать все необходимое, чтобы защитить себя и свою семью; справедливо помогать другим членам семьи защищать себя и мстить. Несправедливо рисковать любым членом семьи ради личной выгоды; несправедливо не выполнять просьбы своего окружения; несправедливо помогать тому, кого общество считает угрозой. Страх очернить семью жестко контролирует каждого ее члена.

Когда член социальной группы находит что-либо ценное, другие члены автоматически участвуют в "разделе энергии". Необычным поведением будет отказ от своей доли, если член вашей же социальной группы достиг определенного статуса. "Что есть имя?" - иногда мы скептически спрашиваем. На самом деле за именем кроется многое - энергия гордости или стыда, излучаемая первой чакрой. Грубое нарушение справедливости внутри социальной группы может привести к потере энергии и у отдельного члена этой группы; отток может быть настолько сильным, что у человека возникнет чувство постоянной неуверенности и проблемы в общении и налаживании отношений с другими людьми.

Общество обычно полагает, что существует "человечески разумная" причина, объясняющая, почему происходит так, как происходит. Такие убеждения приводят к слезам. Некоторые люди тратят годы, пытаясь обнаружить "причину" определенных болезненных событий в своей жизни; если они не могут найти удовлетворительный довод, они заканчивают жизнь в тумане - неспособные двигаться дальше и неспособные отпустить прошлое. Хотя закон социальной группы необходим для поддержки общественного порядка, он не является отражением высшего разума. Рассматривая таинство Крещения, можно найти духовный выход из ловушки человеческой справедливости. Если мы будем воспринимать социальные обстоятельства как "задуманные" для того, чтобы продвигать наше духовное развитие, а не обеспечивать материальный комфорт, мы сможем увидеть, что все негативные события являются существенными для нашего личного роста, а не наказаниями за наши действия.

Когда социальная справедливость затрудняет наше духовное продвижение, необходимо освободиться от ее влияния на нашу силу выбора. Этот вызов - один из самых трудных вызовов, связанных с первой чакрой, потому что он часто требует физического расставания с семьей или группой людей, с которыми у нас были тесные связи.

Патрик был удивительно очаровательным человеком. На моих семинарах он флиртовал с каждой женщиной, которая появлялась на расстоянии десяти футов от него. Каждый, кто был с ним знаком, считал, что это радостный, теплый и любящий человек. Работая врачом скорой помощи, он был также одаренным рассказчиком. Когда он делился своими жизненными историями, он гипнотизировал других участников семинара. Лишь немногие замечали, что у Патрика были хронические боли в ногах и нижней части спины. Он не мог высидеть всю лекцию, ему приходилось время от времени вставать и потягиваться. Он слегка прихрамывал.

Все полагали, что Патрик в приватном общении был таким же легким, каким он казался на публике, несмотря на то, что он был родом из Северной Ирландии, известной своими бесконечными религиозными и экономическими проблемами, и что он, возможно, повидал в жизни больше, чем люди с огнестрельными ранениями и жертвы автокатастроф, попавшие в приемную скорой помощи.

Однажды утром мы с Патриком встретились за завтраком, и он попросил меня оценить состояние его здоровья, сделав это с большим трудом. Я поинтересовалась его возрастом, и, когда я находилась в том смещенном состоянии, которое позволяет видеть, он нервно спросил: "Насколько глубоко вы можете видеть?" В ту же секунду у меня возникло видение того, что он находился на военной службе и что его постоянная боль в ноге - это следствие жестокого избиения.

"Почему у меня создается впечатление, что вы ведете двойную жизнь - наполовину в военной организации, наполовину, работая в больнице? Вы являетесь членом какой-то милитаристской группировки?" Тело Патрика мгновенно одеревенело, и на лице появилось выражение отчуждения. Из теплого, любящего человеческого существа он превратился в ледяного незнакомца, и я поняла, что переступила опасную границу. Он ответил: "В моем мире нужно быть готовым защищать себя", - явно ссылаясь на затяжные конфликты в Северной Ирландии. Но у меня сразу же возникло ощущение, что его энергия связана не с защитой, а с агрессией. Я сказала: "Полагаю, что именно ваше взаимодействие с промилитаристской организацией является причиной вашей неспособности вылечить хроническую боль в ноге. По-моему, вам необходимо ограничить или вообще прекратить отношения с этой группой".

Он ответил: "Некоторые вещи возможны, некоторые нет. Нельзя расстаться с историей, неважно, как сильно мы этого желаем. Нельзя одним движением изменить ход событий. Месть влечет за собой еще большую месть; сегодня ранены мои ноги, завтра это будут ноги другого. Это путь дураков, но если вы встали на него, вы уже никогда не сможете с него сойти".

Мы помолчали некоторое время, а потом он сказал: "Мне нужно уйти. Мы уже достаточно говорили". Я думала, что он хочет покинуть столовою, но, на самом деле, он ушел с семинара, и больше я его не видела.

Не могу сказать, приходилось ли Патрику когда-либо убивать, но я точно знаю, что бремя двойной жизни было причиной невозможности излечения его болезни. Он был не в состоянии разорвать отношения со своей "военной общиной", несмотря на то, что платил за это своим здоровьем, и даже несмотря на постоянный конфликт между собственным чувством справедливости и атмосферой праведной мести, которая окружала его.

Урок первой чакры заключается в том, что только настоящая справедливость освящена небом. Я сама поняла глубину этого урока, когда оценивала состояние здоровья одной женщины, больной раком. Читая ее состояние, я увидела картину распятия. Это не было связано с ее религиозными убеждениями, скорее это относилось к переживаниям по поводу "предательства Иуды", совершенного ею.

Размышляя над значением этого видения, я поняла, что "предательство Иуды" - архетипное переживание. Оно несет в себе следующий смысл: человеческий рассудок и чувство справедливости в определенный момент подводят нас, и у нас не хватает силы реорганизовать события в нашей жизни и переделать все согласно нашим желаниям. Урок Иуды заключается в том, что ошибочно доверять человеческой мере справедливости, что мы должны полагаться на Божественное разумение. Нужно верить, что жизнь управляется согласно Высшей справедливости, даже если мы этого не видим. Мы должны пытаться удержаться от чувства горечи и не считать себя жертвами, если нас предают, или мы не в состоянии получить желаемое, как это было в случае с женщиной, у которой развился рак, вследствие переживания по поводу предательства. Нужно верить, что мы не жертвы и что болезненный опыт - это вызов, знак, что нам необходимо понять, во что мы верим. Классической иллюстрацией такого вызова является история Эрика.

Я познакомилась с Эриком несколько лет назад на семинаре в Бельгии. Он тихо сидел на протяжении всего занятия, а когда оно закончилось, вызвался отвезти меня в Амстердам. Я очень устала и хотела спать, но, когда мы сели в машину, он сказал: "Позвольте мне рассказать вам о себе". Такая перспектива была для меня настолько же желанна, насколько желанна соринка в глазу. Тем не менее, я ответила: "Хорошо, я вся - внимание". И по сей день я благодарна ему за настойчивость.

Жизнь Эрика круто изменилась за десять лет до нашей с ним встречи. Два его деловых партнера, с которыми он пытался провернуть несколько рискованных сделок, неожиданно заявили, что больше не желают с ним работать. Поскольку их было двое против одного, он ничего не мог сделать. Они предложили ему следующие условия: он забирает свою долю, равную $35000 наличными, или все имущество фирмы, которое было, по сути, практически бесполезным.

'в состоянии замешательства Эрик покинул офис и направился домой. Когда он пришел, то сказал жене: "Мне нужно с тобой кое о чем поговорить", на что она ответила: "Мне тоже нужно с тобой кое о чем поговорить. Я хочу развестись. Я встретила другого человека".

Эрик повернулся ко мне: "Все мои партнеры заявили о желании расстаться со мной в один и тот же день. Я был так ошеломлен, что, несмотря на свой атеизм, я пришел к выводу, что только небеса могли так сильно смешать карты. Той ночью я решил помолиться. Я сказал Богу: "Если за всем этим стоишь ты, поговори со мной. Я последую любому направлению, которое ты мне укажешь".

"Ночью мне приснился сон. Во сне я вел машину через Альпы, была страшная буря. Дороги обледенели, и мне приходилось нажимать на тормоз, чтобы машина не скользила. В один момент я чуть было не потерял управление, но все обошлось. Наконец, я перебрался на ту сторону гор, непогода стихла, снова сияло солнце, дорога была сухой и надежной. Я доехал до маленького коттеджа, где в окошке светилась зажженная для меня свеча, и горячий ужин ждал на столе".

Наутро я решил принять предложение своих партнеров и взять себе ненужный хлам - кошачью еду, продажей которой занималась наша компания, поскольку во сне я вел ягуар. Они были обрадованы моим выбором, полагая, что сэкономили $35000. Я был уверен, хотя не знал почему, что, принимая это предложение, мне необходимо отпустить и их, и свою жену без негативных эмоций. Мне нужно было пожелать им счастливого пути, хотя по иронии судьбы, они думали, что это они избавляются от меня. Вскоре после этого, несколько удачных случаев помогли моей маленькой фирме встать на ноги, хотя, как и предсказывал сон, это были тяжелые времена. Но я знал, что все получиться, поэтому не унывал.

Сегодня у меня одна из самых преуспевающих компаний в Бельгии, и большую часть времени я трачу на проворачивание различных рискованных сделок. Я женился на самой прекрасной женщине в мире, которая является моим подлинным партнером в каждом значении этого слова. Теперь я никогда не планирую результаты своих действий - только Бог может знать все заранее. Каждое утро я начинаю с молитвы, благодаря Всевышнего за то, что он помог мне изменить жизнь, потому что у меня самого никогда не хватило бы мужества расстаться с теми тремя людьми. Теперь, когда я встречаю людей, чья жизнь перевернута с ног на голову, я говорю им: "Бог ведет вас. Не о чем беспокоиться. Я знаю это наверняка".

Далее:

 

Почаще напоминайте ребенку, что он играет большую роль в вашей жизни.

Меры борьбы с алкоголизмом и наркоманией.

Гипоталамус.

Диагностика и лечение травм живота и мочеполовой системы.

Боль как наслаждение - мазохизм.

 

Главная >  Публикации 


0.0003