Главная >  Публикации 

 

Обучение



Приступайте и попробуйте эту последовательность в группах по три. Я знаю, что у некоторых из вас есть вопросы; на многие ответит само упражнение. Вопросы, которые у вас все же останутся, будут куда более интересными после того, как вы приобретете некий опыт, пробуя эту технику на практике. Мои ответы тоже будут для вас куда более осмысленными.

Теперь, когда у вас появился какой-то опыт в этом, давайте обратимся к некоторым вопросам и комментариям.

Мужчина: Когда я проводил изменение веры, у меня было множество глубоких внутренних ощущений. Это ощущалось так, словно в моем мозгу и теле плавает масса маленьких рыбок, и двое наблюдателей тоже отметили множество видимых изменений. Это типично?

Если убеждение важное, то это обычный отчет. Центральные убеждения организуют большую часть человеческого поведения. Если вы производите изменение в центральном убеждении, то часто получаете глубокую внутреннюю реорганизацию. Если это более периферическое убеждение, изменения не такие разительные.

Мужчина: Я нашел трудным подбор полезного убеждения для изменения. Я хотел бы услышать какие-то примеры содержания того, что меняли люди.

Женщина: Я билась и билась годами, чтобы сбросить последние пять фунтов

-- чтобы достичь желаемого веса. Мне легко подойти близко к весу, какого я хочу, но я всегда верила, что должна биться и сражаться, контролируя себя, чтобы сбросить эти последние пять фунтов. Так что я превратила свое убеждение, что это трудно, в убеждение, что сбросить эти последние пять фунтов будет легко. Какое освобождение; я чувствую себя настолько расслабленнее.

Мужчина: Я работал с ней над этим, и было действительно приятно наблюдать, как она шла через это изменение. Ее лицо, голос, все ее тело -после завершения все было гораздо расслабленнее.

Женщина: У меня был насморк, и я изменила убеждение о том, что ничего не могу с этим поделать. Я была поражена, потому что действительно чувствую, что нос начинает подсыхать.

Мужчина: Я начал с убеждения, что для меня опасно водить по ночам машину без очков. Я хотел заменить его убеждением, что могу безопасно ездить ночами без очков. Тогда мой партнер указал, что мое желаемое убеждение было целью и что, может быть, опасно переходить к такому убеждению. Я мог бы отправиться ночью в поездку, думая, что я в безопасности, когда это не так.

Поэтому мы перешли к убеждению, что я могу научиться безопасно ездить по ночам без очков. Думаю, на самом деле я работал над гораздо более общим убеждением -- что я не могу учиться. У меня есть ощущение, что это повлияет на гораздо большее, чем просто поездки по ночам; кажется, это гораздо шире.

Чудесно. Большинству людей полезно изменить убеждение в том, что они неспособны чему-либо научиться. Многие пробуют что-то один раз, у них не получается, и они делают вывод, что не могут этого делать и не могут научиться это делать. Я знаю человека, который "знал", что не может играть на пианино:"Однажды я сел за пианино и попробовал, но из этого ничего не вышло". Я начинаю с убеждения, что пока большая часть клеток мозга не изменена, кто угодно может делать все, что угодно. Вам может понадобиться разделить задачу на более мелкие кусочки или научиться решать ее по-другому, и вы можете потратить некоторое время, чтобы приобрести в этом компетентность -- но если вы начнете с убеждения, что можете учиться, у вас будет большое будущее. Мое убеждение иногда может даже быть неправильным, но оно позволяет мне совершать поступки и получать результаты, которые мне никогда даже в голову бы не пришли, если бы я предположил, что люди ущербны от рождения.

Мужчина: Некоторые используют хождение по горячим углям как способ изменения ограничивающих человеческих верований. Вы можете это прокомментировать?

Если человек убежден, что неспособен на что-либо типа хождения по горячим углям, а вы побуждаете его открыть, что это возможно, -- это, несомненно, может пошатнуть старое убеждение, особенно если ему сказано:"Если ты можешь ходить по огню -- ты можешь сделать все, что угодно!" Однако в этом случае никоим образом нельзя качественно определить новое убеждение, которое займет место старого. Я читал о человеке, который испытал огнехождение и сказал:"Теперь я верю, что мог бы стоять в эпицентре взрыва ядерной боеголовки и со мной ничего бы не случилось". Если ему повезет, ему никогда не доведется проверить это убеждение, но это пример каких-то дешевых верований, которые могут таким образом внедряться. Если вы внедряете убеждения именно так, то люди часто закладывают в себя верования, которые не соотносятся с фактами или обратной связью. Один учитель, обучающий огнехождению, называет себя "величайшим тренером НЛП", хотя он даже не сертифицирован как практикующий мастер, не то что тренер! У некоторых других его убеждений оснований еще меньше.

Я знаю, что некоторые люди получили в результате огнехождения некоторые очень полезные изменения убеждений. Даже остановившиеся часы дважды в день показывают точное время. С огнехождением проблема в том, что почти отсутствует контроль над новой верой, которая занимает место старой. В мире и так достаточно странных и опасных убеждений, без добавок, связанных со случайным процессом.

Другая проблема с вещами типа огнехождения вот в чем: они имеют тенденцию встраивать убеждение, что для того, чтобы вы изменились, требуется по-настоящему драматическое внешнее событие. Я бы лучше встроил веру в то, что изменение происходит постоянно и легко; а как сделать, чтобы оно для вас работало, -- это вопрос понимания того, как управлять собственным мозгом.

Для этого не обязательно ходить по горячим углям.

Существует совершенно отдельный вопрос, действительно ли огнехождение есть нечто трудновыполнимое и действительно ли шесть часов евангелической подготовки как-то меняет способность ходить по углям. Репортер из "Rolling

Stone" засекал время, когда люди ходили по углям, и получил интервал от 1,5 до 1,9 секунды, примерно 1,7 секунды в среднем. Длина дорожки была футов десять, так что если у вас большой 30-дюймовый шаг, вам легко может хватить четырех шагов -- по два на каждую ногу. Это дает реальный контакт в менее полусекунды на каждый шаг. Огнеходцы делают много шума из-за температуры углей -- от 1400 до 2000 градусов -- но не упоминают, что каждая ступня совершает лишь два прикосновения к углям, оба меньше полусекунды. Когда вы поднимаете горячий уголек, упавший на ваш ковер, чтобы бросить его обратно в камин, ваши пальцы контактируют с угольком примерно такое же время -- а кончики ваших пальцев гораздо более чувствительны, чем ступни.

Горение требует теплопередачи, а не только высокой температуры, и время контакта -- лишь один фактор теплопередачи. Другой фактор -- проводимость.

Скажем, вы находитесь в домике в горах, встаете с постели утром при 20 градусах ниже нуля, и одна голая ступня приземляется на стальную плиту, а другая -- на коврик из овчины. Хотя и коврик, и сталь одной температуры (-20 градусов), сталь будет ощущаться гораздо холоднее коврика из-за своей большей теплопроводности. Проводимость древесного угля больше, чем овчины, но много меньше, чем стали. Спросите первого встречного огнеходца, согласен ли он пройти то же расстояние по стальному листу той же температуры, что и те угли!

Есть еще один фактор, который физики называют "эффектом Лейденфроста".

Когда имеется существенная разница температур между двумя веществами и более холодное из них -- это жидкость или содержит жидкость, то формируется тонкий слой пара, чтобы создать изоляционный барьер, значительно уменьшающий теплопередачу.

Все данные, какими я располагаю, указывают, что десятифутовая полуторасекундная прогулка по огню есть нечто, что может делать каждый -- с евангелической подготовкой или без -- но очень немногие думают, что они это могут.

Женщина: У некоторых людей есть убеждения, по-видимому, несильно влияющие на их поведение. Например, мой босс всегда говорит о том, как люди должны быть добры друг к другу, но сам обычно низко поступает с людьми. Как вы это объясните?

Я пытаюсь понять, как вещи работают, а не "объяснить" их. Тут несколько возможностей. Одна состоит в том, что это убеждение не есть нечто, во что он на самом деле верит, пусть даже он и говорит об этом. У многих

"интеллектуалов" есть убеждения такого типа, не влияющие на их поведение. В этом случае вы могли бы применить метод изменения веры, чтобы превратить его убеждение в такое, которое достаточно субъективно реально, чтобы повлиять на его поведение.

Другая возможность -- его убеждение достаточно реально, но оно избирательно: другие люди должны быть добры к нему, а ему не обязательно быть с ними добрым - потому что он особенный. Таковы короли, диктаторы и некоторые кинозвезды. Убеждения не всегда работают в обе стороны.

Третья возможность -- убеждение вашего босса реально и работает в обе стороны; но то, что он считает "добрым", вам кажется "низким". В шестидесятые годы многие гуманистические психологи очень крепко всех обнимали, потому что верили, что это хорошо -- не обращая внимания, нравится ли это "обнимаемому". Еще они оскорбляли людей направо и налево, потому что думали, что всегда хорошо быть честным и говорить правду. Крестоносцы верили, что надо заниматься спасением душ, и их не волновало, если иногда для этого требовалось уничтожить тело.

Процесс изменения веры относительно прост, если только человек на это согласен. Чуть хуже, если человек не хочет менять веру. Я еще предположил, что вы можете определить убеждение, которое стоит изменить. Иногда это неочевидно, и может потребоваться кое-какая работа, чтобы определить, в чем заключается ограничивающее человека убеждение. Часто убеждение, которое человек хочет изменить, не есть то, которое ограничивает его поведение на самом деле.

Моя принципиальная цель здесь -- обучить вас процессу, который вы можете использовать для изменения убеждения. Однако содержание, которое вкладывается в убеждение, тоже важно. Вот почему я просил вас непременно проводить экологическую проверку, а также формулировать новую веру в качестве, скорее, процесса, нежели цели и в позитивных терминах. Я просил, чтобы вы проделали этот процесс изменения веры, не зная содержания нового убеждения, потому что знаю, что некоторые из вас заблудились бы в содержании и им было бы трудно научиться процессу. После того как вы тщательно изучили процесс, вам уже не так легко будет потеряться в содержании. Когда вы работаете со своими клиентами, разумно знать кое-что о содержании -- так, чтобы вы могли убедиться, что новая вера сформулирована в позитивных терминах, является скорее процессом, нежели целью, и что она, наверное, экологична. Убеждения -- очень мощные вещи; если вы меняете одно из них, это может принести много пользы, но если встраиваете другое, неверное -- это может принести и много вреда. Я хочу, чтобы вы были очень осторожны с типами новых убеждений, которые вы собираетесь встраивать в людей.

Обучение

Мне всегда казалось интересным, что, когда люди спорят о чем-то, не имеющем значения, они говорят:"Это академично". Джона Гриндера и меня принудили оставить преподавание в Калифорнийском Университете, потому что мы учили старшекурсников делать в жизни разные вещи. В этом заключалась жалоба на нас. Сказали, что школа предназначена только для того, чтобы давать людям информацию про вещи.

Когда я был старшекурсником, единственные курсы, по которым я не успевал, были психология и ораторское искусство. Я завалил психологию с оценкой 1А и получил "Д" по ораторскому искусству! Каково в качестве шутки?

НЛП -- моя месть.

Общаясь с педагогами, я заметил, что люди, преподающие какой-либо предмет, могут быть очень компетентны в нем и много знать об этой конкретной области. Однако они обычно очень мало знают о том, как они этому научились, и еще меньше -- о том, как научить этому кого-то другого. Как-то я пошел на лекцию по химии в класс начального уровня. Профессор предстал перед аудиторией в 350 человек и сказал:"Теперь я хочу, чтобы вы представили здесь зеркало, а перед зеркалом находится спиральная молекула ДНК, крутящаяся в обратном направлении". Некоторые люди в комнате сказали:"Аххх!" Они стали химиками. Некоторые люди в комнате сказали:"А?" Они не стали химиками.

Некоторые люди в комнате сказали:"Брр!" Они стали терапевтами!

Этот профессор понятия не имел о том, что большинство людей не может визуализировать так подробно, как он. Такой тип зрительного представления является предпосылкой успешной карьеры в химии, и это -- навык, которому можно обучить людей, еще не знающих, как хорошо визуализировать. Но поскольку этот профессор предполагал, что все остальные уже могут делать то, что делает он, с большинством людей на своих занятиях он зря тратил время.

Большинство исследований процесса научения являются "объективными". НЛП занимается исследованием субъективного опыта в процессах, при помощи которых люди чему-то обучаются. "Объективные" исследования обычно изучают людей, имеющих проблемы; НЛП изучает субъективный опыт людей, имеющих решения. Если вы исследуете дизлексию, то узнаете кучу всего о дизлексии. Но если вы хотите учить детей как читать -- имеет смысл исследовать людей, которые могут читать хорошо.

Когда мы придумали название "Нейро-Лингвистическое Программирование", множество людей сказало:"Это звучит как "управление мозгом" -- как будто это что-то плохое. Я сказал:"Да, конечно". Если вы не начнете контролировать и использовать свой собственный мозг, то вам придется просто бросить его на произвол судьбы. Это примерно то, на что похожа наша образовательная система. Двенадцать лет они трясут перед вами содержанием; если вы ему научились, значит, они вас ему научили. Существующая система образования неэффективна во множестве отношений, и я хотел бы обсудить некоторые из этих неэффективностей.

"Школьные фобии"

Одна из глубочайших проблем состоит в том, что множество детей уже испытало в школе неприятные переживания. Из-за этого определенный предмет -или школа вообще -- становится сигналом, который запускает неприятные воспоминания, заставляющие ребенка плохо себя чувствовать. А вы, вероятно, замечали, что людям немногому удается научиться, когда они плохо себя чувствуют. Если реакция ребенка по-настоящему сильна, психологи даже определяют ее как "школьную фобию". Плохое самочувствие в ответ на школьные ситуации можно быстро изменить посредством ряда техник, уже описанных и продемонстрированных нами ранее, но я хотел бы показать вам еще один очень простой способ сделать это.

У кого из вас есть неприятные ощущения в связи с математикой -- дроби, квадратные корни, квадратичные уравнения и всякое такое? (Он пишет на доске длинную цепочку уравнений, и несколько человек стонут или вздыхают).

Теперь закройте глаза и подумайте о происшедшем с вами переживании, которое было абсолютно восхитительно, -- какая-то ситуация, в которой вы чувствовали себя возбужденно и заинтересованно.

Теперь на одну-две секунды откройте глаза, чтобы посмотреть на эти уравнения, а потом опять закройте и вернитесь к тому восхитительному опыту.

Теперь откройте глаза, чтобы посмотреть на уравнения на несколько секунд дольше, а потом снова вернитесь к своему возбуждающему переживанию.

Проделайте чередование еще несколько раз, пока эти два переживания не проинтегрируются прочно.

Настало время проверки. Сначала отвернитесь и подумайте о любом нейтральном для вас переживании, а потом посмотрите сюда на уравнения и отметьте свою реакцию.

Мужчина: Боже мой, это работает!

Вообще-то это старая техника НЛП, которую мы называем "интеграция якорей". Если хотите больше узнать об этом, можете почитать книгу "Из лягушек -- в принцы". Большинство отрицательных реакций на школу можно изменить так же быстро и просто, но чтобы смочь это сделать, вы должны знать, как работает мозг.

Более интересный способ применении того же принципа -- всегда связывать обучение с радостью и удовольствием в его начале. В большинстве школ детей заставляют неподвижно сидеть в аккуратных, беззвучных, выровненных рядах. Я всегда спрашиваю:"Когда дети получат возможность смеяться, двигаться и наслаждаться жизнью?" Если вы связываете с учебой скуку и неудобство, то неудивительно, что никто не хочет заниматься этим. Одно из больших преимуществ обучения с применением компьютеров состоит в том, что с компьютерами веселее, чем с большинством учителей. Компьютеры наделены бесконечным терпением и никогда не причиняют детям неприятных эмоций так, как это делает множество учителей.

Запоминание

Другая крупная проблема для многих детей -- запоминание всякой всячины, которую они учат в школе. Значительная часть того, что называется образованием, -- просто заучивание. Это как-то меняется. Учителя начинают осознавать, что объем информации столь велик, расширяется и изменяется столь быстро, что заучивание вовсе не так важно, как они привыкли считать. Сейчас гораздо важнее способность найти факты, когда они вам нужны, воспользоваться ими и забыть. Однако вам все же нужно быть способным запомнить, как это делается.

Один аспект памяти сходен с тем, что мы только что обсудили: с приятным или неприятным опытом сопряжено воспоминание? Чтобы кто-то что-то вспомнил, он должен вернуться в то состояние сознания, в котором получил информацию.

Так работает память. Если вы разозлили или огорчили человека, попросив его что-то сделать, то, чтобы вспомнить об этом, он должен вернуться в то состояние. Поскольку он не хочет чувствовать себя плохо, он вряд ли вспомнит. Вот почему у большинства из нас тотальная амнезия на 12 или 16 лет обучения. Я не могу даже вспомнить имена учителей, не говоря уже о большей части того, чему меня учили, или о каком-нибудь событии. Но я могу вспомнить последний школьный день!

Как вас зовут?

Женщина: Лидия.

Вы забыли значок с именем. Единственный для меня способ запомнить имена

-- галлюцинировать на людях значки с ними. Всякий раз, встречаясь с людьми, я постоянно смотрю на их левые груди; теперь все думают, что я извращенец.

Как-то раз я преподавал в фирме "Ксерокс", и поскольку на каждом была табличка со знаком "Ксерокс", я весь день постоянно звал людей "Ксероксами".

Это как раз то самое; мозг научается это делать и, однажды осознав, что это ни к чему, -- все равно продолжает.

Лидия, если вы забудете свой значок с именем, я подумаю, что вы тайком пробираетесь на этот семинар, и внедрю определенные внушения, которые останутся с вами на всю жизнь. Если у вас будет значок с именем, я не стану этого делать. Вы лишь заполучите внушения, которые пребудут с вами недолго.

Лидия, я собираюсь назвать вам число: 357. Теперь я хочу, чтобы вы забыли число, которое я вам только что назвал. Вы уже забыли его? (Нет).

Если вы не можете забыть число, когда оно совершенно бессмысленно, как вы могли забыть свой значок с именем или важный аспект семинара? Вы уже забыли его? (Нет). Ну, и как это может быть, что вы не в состоянии забыть нечто, не имеющее значения?

Лидия: Если мы еще поговорим об этом, я еще лучше запомню. Неважно, имеет это значение или нет. Я не забуду этого в особенности потому, что вы просите меня забыть это.

В этом есть смысл. Вы видели, сколько человек кивали, когда вы говорили это? "О да, вы попросили меня забыть это, значит, я должна запомнить. В конце концов это неважно -- но мы говорим об этом. Если вы просите меня забыть нечто неважное, о чем долго шла речь, -- я должна это запомнить".

Чудно, не правда ли?.. Но она действительно права.

Это звучит странно, но даже хотя это звучит странно, вы знаете, что она права. То, что она так говорит, столь же странно, сколь и то, что она так делает. Однако психологи проигнорируют это, как будто это не имеет значения, и продолжат изучать всячину типа "эдиповых комплексов" и многие другие странные вещи. Психологи откажутся от изучения того, как люди запоминают, в пользу изучения того, в трансе какой "глубины" вы были -- это метафора, в которой транс есть дыра, в которую вы падаете, и упасть глубже имеет огромное значение. Люди, толкующие об "уровнях сознания", возражают; они считают, что лучше идти выше, а не глубже.

Далее:

 

Мезенцев С. А. Как оздоровить человека, медицину и общество.

Абу Али ибн Сина - Канон врачебной науки.

Дыхательные упражнения.

Лечение больных стенокардией.

Никитин Б. П., Никитина Л. А. Резервы здоровья наших детей.

На заметку.

119. Земляника лесная.

 

Главная >  Публикации 


0.0027