Главная >  Публикации 

 

Абрамова Г. С. Возрастная психология



Абрамова Г. С.

А 16 Возрастная психология: Учеб. пособие для студ. вузов. - 4-е изд., стереотип. - М.: Издательский центр «Академия», 1999.-672 с.

ISBN 5-7695-0303-3 Проблемы возрастной психологии, рассматриваемые в книге, подчинены основной теме - становлению человека, формированию жизненной позиции, обеспечивающей его полноценное существование в нашем непростом, меняющемся, а порой и опасном, мире. Книга адресована студентам-психологам, философам, социологам и всем тем, кто интересуется проблемами современной психологии.

УДК 159.9 ББК 88 © Абрамова Г.С, 1998 © Издательский центр «Академия», 1998

Предисловие

Эта книга не была бы написана (дальше идет перечень аргументов, важных для автора; их значимость для читателя не кажется несомненной), если бы:

• я много лет не занималась научной работой в области психологии развития; • отстраненность научного знания от обыденных жизненных фактов не была для меня столь вопиющей; • авторитет науки в обществе был достаточно высок; • мое стремление помочь людям, в силу моего профессионального долга, не приносило удовлетворения; • ежедневные события жизни не ставили под сомнение ее ценность; • не существовало тревоги за будущее... Эта книга написана • потому что есть на свете труды, все их перечислить невозможно, в которых о человеке пишут не только как об испытуемом, но как о самоценном и значимом; • потому что люди, с которыми меня сводила и сводит профессиональная деятельность, просили и просят ответа на вопросы об осуществлении жизни - их собственной или жизни близких; потому что они хотели быть услышанными и понятыми; • потому что надо было искать способы сообщения человеку информации о том, что он услышан и понят; • потому что это, прежде всего, путь построения текста словесного текста, обращенного к слушателю; потому что существует мировая художественная литература и наука, которые и есть этот текст, потому что, в конечном счете, таинство осуществления живой жизни выразить невозможно...

Я не писала и одновременно писала учебник по возрастной психологии. Это текст, который хотелось сделать таким, какой я когда-то, в студенческие годы, искала в библиотеках университета.

Что хотелось показать читателю прежде всего? Понимание человеком человека зависит от выбранной позиции. Именно позиция ученого, поэта, исследователя, наблюдателя, гуманиста, идеолога, испытуемого и любимого позволяет многое поставить на свои места. Понятие позиции для меня очень важно, я бы даже сказала, пристрастно важно.

Хотелось показать использование разных способов понимания человека для описания закономерностей жизни, поэтому в тексте есть и статистика, и кривые закономерностей, и схемы, и стихи, и отрывки из художественной литературы, и многое другое...

Думалось, что разнообразие точек зрения, позиций поможет читателю сориентироваться в собственной картине мира.

Надеялась, что рассуждения об экзистенциальности человека не отпугнут читателя словом «смерть».

Стремилась сделать изложение таким, чтобы прочитавший его человек захотел со мной поспорить...

Считала, что недоговоренность - основное свойство психологического знания. Иначе это называют открытостью, открытостью парадигмы науки, то есть ее основного исходного положения, позволяющего понимать предмет своего изучения - человека, его внутренний мир. Наука открыта для любого, обладающего минимальной любознательностью, возможностью задавать самому себе вопросы...

Относительность истины научного знания в психологии приобретает особую остроту зависимости его от личной и научной судьбы человека, получившего это знание. Это делает историю науки не только историей поиска истины, но и историей судеб...

Какие они, люди, мои современники, живущие рядом? Как это узнать? Надо ли знать точно? Может быть, лучше, если тайной из тайн остается душа - своя и чужая. Но вдруг неразгаданная, неразгадываемая тайна исчезнет. Исчезнет навсегда, как исчезает день, который, как известно, не вернуть, как не вернуть жизнь... Может быть, одна из главных тайн жизни состоит в том, что, как писал Г.Р.Торо, «завтрашний день не таков, чтобы он пришел сам по себе, просто с течением времени. Свет, слепящий нас, представляется нам тьмой. Восходит лишь та заря, к которой пробудились мы сами. Настоящий день еще впереди. Наше солнце - всего лишь утренняя звезда».

В моей работе нет конкретных биографий людей, с которыми встречалась близко за годы профессиональной практической работы, но я помню всех и благодарна им бесконечно за их присутствие в моей жизни. И именно они давали мне силы довести дело до конца, переделать заново не один раз многие страницы.

Книга обращена ко всем, кто интересуется человеком ради помощи другому и себе в этом трудном деле - осуществлении своей жизни. Меня не привлекают идеи управления психикой кем бы то ни было, даже самим человеком. Думаю, что жизнь гораздо сложнее и интереснее, чем любое искусство управления ею, она - тайна. Если от этого отказаться, то простота заполнит мир фантомами чувств, мыслей, желаний и...

Надеюсь, что читатель разберется во многом сам, а мне простит отсутствие (может быть, ожидаемой) инструкции о том, как надо и что должно быть...

Глава 1 Что такое возрастная психология?

Ученый обладает готовыми понятиями и будет пытаться объяснять «факты» при помощи этих понятий, таким образом, он будет подходить предвзято, будет глядеть сквозь определенные очки и, как знать, будут ли эти очки пояснять или искажать картину?

Мать близко знает своего ребенка, однако по большей части это знание на данный момент. Если психология вооружит ее определенными точками зрения, которые сделают ясными основные черты развития, она лучше сумеет следить за своим ребенком.

К.Коффка, Основы психического развития Я могла бы продолжить эпиграф цитатами из других авторов, но позволю привести себе только один - тот, который чаще всего встречается в разговоре со взрослыми о детях. Это вопрос - риторический, эмоционально насыщенный, чаще тревожный, чем оптимистичный:

- Что с ним дальше будет?

Возрастная психология - это наука. Серьезная, академическая наука, состоящая из нескольких разделов-отраслей, каждый из которых изучает какой-то возраст - от младенческого до старческого (детская психология, психология дошкольника, геронтопсихология - это о стариках). Как всякая наука она обсуждает вопрос о своем предмете, методах, методиках, критериях истины, спорит о наличии этой истины в той или иной теории. Как всякая наука, она стремится описать свой предмет в специальных терминах - научных понятиях, отделить его от предметов других наук, даже родственных, например от общей психологии, психофизиологии, тоже изучающих возрасты: те большие биологические часы, которые начинают свой ход с момента зарождения человека. Всем известно направление движения этих часов - от рождения к смерти. Ход их неумолим, он определен самой природой, и очевидно, что каждый человек подчиняется этому ходу. Но это скорее лирическое отступление, чем описание предмета возрастной психологии.

Возрастная психология пытается изучить закономерности психического развития человека, нормального человека. Таким образом, она ставит важнейшие вопросы о существовании самих закономерностей, о степени их всеобщности, то есть обязательности для всех. В то же время появляется вопрос (и весьма конкретный) о том, что такое психическое развитие и кто его может определить. Кроме того, появляется вечный философский вопрос - вопрос о том, какого человека считать нормально развивающимся.

Если вы отнесете эти вопросы к себе в таком, например, виде, то почувствуете, насколько они могут быть важными для вашей судьбы:

1. Нормальный ли я человек?

2. Развитый ли я человек?

3. Соответствует ли мое развитие моему возрасту?

4. Что изменится (и изменится ли вообще) в моем внутреннем мире с возрастом?

5. Смогу ли я сам изменить себя?

Эти же вопросы можно задать в отношении любого человека. Точность ответа на них может существенно повлиять на судьбу человека - на его собственные решения и решения других людей, от которых могут зависеть его важные личные события.

Возрастная психология изучает не только то, что происходит с человеком сегодня, она располагает данными о том, что может быть в жизни человека вообще, так как пытается изучить всю его жизнь. Естественно, что каким-то возрастам уделяется большее внимание, а каким-то меньшее. Происходит это отчасти потому, что «ученый, занимающийся изучением человека, более всех других исследователей подвержен воздействию социального климата. Это происходит оттого, что не только он сам, его образ мыслей, его интересы и поставленные им вопросы детерминированы обществом (как это бывает в естественных науках), но также детерминирован обществом и сам предмет исследования - человек. Каждый раз, когда психолог говорит о человеке, моделью для него служат люди из его ближайшего окружения - и прежде всего он сам. В современном индустриальном обществе люди ориентируются на разум, их чувства бедны, эмоции представляются им излишним балластом, причем так обстоят дела и у самого психолога, и у объектов его исследования», писал Э.Фромм".

С этим трудно не согласиться. Вспоминаются в связи с этим слова Д.Б.Эльконина, сказанные на одной из лекций по детской психологии: «Я стал по-настоящему психологом только тогда, когда родился внук».

Я исследователя соприкасается с Я исследуемого теми гранями, которые есть у каждого из них. Чудо возрастной психологии состоит в том, что она позволяет исследователю Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. - М., 1994.-С.22.

прожить в своей собственной жизни множество событий, связанных с обновленным пониманием жизни других людей.

Развитие, обновление видения можно наблюдать в текстах З.Фрейда и Ж.Пиаже, Л.С.Выготского и Д.Б.Эльконина, в работах Э.Эриксона и Э.Фромма. Это увлекательная и, на мой взгляд, мало исследованная страница истории возрастной психологии.

Итак, возрастная психология как наука начинается с того момента, когда встречаются два человека, имеющих разные цели: первый человек - это взрослый, который ставит своей задачей получение истинного, точного знания о закономерностях психического развития, а вторым человеком может быть ребенок, ровесник взрослого или кто-то старше его по возрасту - человек, которого психолог назовет испытуемым, исследуемым.

Уже само возможное различие в физическом возрасте порождает проблему понимания. Эта проблема многократно усложняется, когда речь идет об изучении ребенка. Как это сделать, чтобы получить точные данные?

Листаю старые и новые книги, мудреные названия: экспериментально-генетический метод, клиническое наблюдение, лонгитюдное исследование, метод поэтапного формирования, включенное наблюдение, лабораторный эксперимент и тому подобное. Оставим подробное описание этих процедур специальным изданиям, в этой книге я попробую выделить главное во всех методах (естественно, главное с моей точки зрения):

они расчленяют, разделяют непрерывное течение жизни человека на отдельные ситуации, закономерные с точки зрения исследователя, экспериментатора; строгая фиксация этих ситуаций в материалах научных протоколов позволяет анализировать именно эти ситуации, а не видение самого ученого.

Хотя, если протокол не формализован (нет стандартной формы), то, естественно, исследуемая ситуация будет видеться и пониматься по-разному всеми ее участниками и лицами, которые попытаются ее повторить.

Исследователь в возрастной психологии имеет дело с протокольно зафиксированной ситуацией. Она для него предмет анализа и объяснения - интерпретации.

Есть один вид исследования, который, кажется, позволяет преодолеть эту фрагментарность и ситуативность в понимании человека, - это дневники. Дневники самих людей, написанные от первого лица, и дневники, повествующие о жизни кого-то, - знаменитые дневники матери, например, описывающие развитие ребенка. В этих дневниках, особенно в дневниках матери, есть тот материал, который не дается исследовательскому глазу. В этих дневниках может быть то отношение к ребенку, идущее от личного переживания, в свете которого все происходящее с ребенком важно, ценно. Это то что К.Коффка называл наивным наблюдением, в чем, по его мнению (по моему тоже), психология испытывает огромную необходимость. Это наивное наблюдение обладает важнейшим свойством - оно лишено избирательности исследовательского взгляда, а потому целостно, я бы сказала тепло, потому что не оценивает ребенка, испытуемого, а включено в жизнь исследуемого естественно, органично, как эмоциональное содержание человеческих отношений.

Думаю, что это очень сильно ощущается в современной психологии, когда трудно читать многие научные тексты изза того, что они слишком перегружены псевдопсихологической информацией.

Вспоминается в этой связи пример из студенческого дневника наблюдений во время педагогической практики: «Было темно. Он вышел, свернул за угол и скрылся из глаз». Где здесь про психическую реальность? Ту самую, которая развивается по своим, ей присущим, законам? Определить весьма непросто. Думаю, что свойства этой реальности так же трудно найти в целом ряде работ людей, которые называют себя психологами. Остается только с болью присоединиться к мнению В.П.Зинченко, высказанному несколько лет назад (помоему, сегодня ситуация еще сложнее): «Серьезно сказалось и то, что психология оторвалась от философской, гуманитарной культуры, превратилась в служанку технократической политики - вот тогда-то она и утратила свою душу. В нашу науку пришло много инженеров, математиков, биологов, физиков. Это способствовало не столько развитию междисциплинарных связей, сколько снижению профессионализма»'.

Психологии как науке с момента ее зарождения было трудно выделить и удержать свой предмет исследования. Одна из причин этого состоит в снижении профессионализма психологов2 и в том, что каждый человек обладает иллюзорной уверенностью в том, что он всегда сможет понимать, исследовать, управлять другим человеком, потому что сам является им. На этом явлении проекции, то есть понимании другого (события, явления, предмета) по принципу сходства с собой, мы еще не раз остановимся.

1Психология без души // Советская культура. - 11.02.86.

2См , например Осторожно, психотерапия // Штерн (нем.). - 1995 - № 27 А сейчас, в этот момент рассуждения и возрастной психологии, хотелось бы в продолжение цитаты из В.П.Зинченко привести простую аналогию из области музыкального слуха: мы все слышим музыку (естественно, при сохранности соответствующих органов чувств), но не все можем ее воспроизвести. Получиться это воспроизведение получится, но оно может оказаться весьма приблизительным. Так и с психической реальностью - так или иначе мы все присутствуем в ней, но понять ее, почувствовать, а тем более воспроизвести, познав ее свойства, часто можем весьма и весьма приблизительно. Не могу не воспользоваться еще одной цитатой из старой мудрой книги, описавшей душу ребенка почти 100 лет тому назад. Итак, Б.Прейер «Душа ребенка» (СПб, 1891. - С. 198): «Развитому человеку очень трудно вообразить себя в положении ребенка, который еще не имеет никаких опытов или разве только смутные. Каждый опыт, после того как ребенку удастся пройти первую эпоху роста, оставляет в мозгу органическое изменение, подобно рубцу. Поэтому состояние чувствизма у новорожденного, еще не затронутое индивидуальными впечатлениями и помеченное лишь менее выдающимися отпечатками опытов минувших поколений, не легко представить себе, не прибегая к содействию фантазии (курсив мой. - А. Г.). Душевное состояние каждого человека есть до такой степени продукт всего им пережитого, что он совсем не может себя представить без своего прошлого».

Фантазия исследователя, экспериментатора, ученого дополняет систему жизненных фактов до теории, до обобщения, позволяющего использовать его в дальнейшем для понимания других фактов.

Наука устроена так, что в ней личность ученого, его фантазия, говоря словами Б.Прейера, определяет то, какие факты он сумеет увидеть и как сможет их обобщить, что и почему будет считать критерием ценности, а часто и истинности увиденных фактов.

Ученые используют такие понятия для описания своей экспериментальной и теоретической работы: практическая и теоретическая актуальность, предмет, задачи, методы и гипотезы исследования. Это очень важные моменты организации научной работы, так как именно они позволяют уточнить связь их индивидуальной работы с тем, что делают в этом направлении коллеги - отечественные и зарубежные. Кратко остановимся на характеристике понятий, определяющих работу в области возрастной психологии.

Практическая актуальность - это описание тех лиц или сфер деятельности, где на практике может быть использовано получаемое знание. Например, при организации обучения людей конкретного возраста или при определении готовности разных лиц к какому-то виду деятельности (выбору профессии, школьному обучению, к семейной жизни и тому подобное).

Теоретическая актуальность предполагает формулировку проблемы (или проблем) с точки зрения самой науки, закономерностей ее развития как особого явления в жизни общества, как особого явления в жизни самого ученого.

В момент осознания теоретической актуальности своей работы ученый с необходимостью обращается к своим переживаниям по поводу ценности, истинности получаемого им знания, что может обострить его отношения с коллегами, даже со всем научным сообществом. Так, посвящая свою книгу «Становление личности ребенка 6-7 лет» светлой памяти Александра Меня, Нинель Непомнящая пишет: «В трудное для меня время, когда закрывалась тема исследований, не публиковались мои работы и, казалось, рушилось то, чему отдана жизнь, отец Александр не только утешал меня, но и напутствовал к продолжению работы, призывал бодрствовать, надеяться, верить.

В книге нет прямого обращения к религиозной теме, но в ней рассматриваются те механизмы психики, в которых раскрывается способность человека к универсальности, творчеству любви, уже в 6-7 лет складываются хотя и простые, но уже обобщенные, специфические для данного человека, устойчивые (то есть сохраняющие основные особенности и в дальнейшем) психологические механизмы».

Понятие проблемы и теоретической актуальности позволяет ученому осознать его философскую позицию в понимании жизни человека и конкретизировать ее в виде собственной теории, проясняющей законы человеческой жизни. История науки и наше время дают множество примеров личного научного мужества ученых, сумевших заявить о существовании своей собственной теоретической позиции в понимании человека.

Практически любой автор любой теории - З.Фрейд, К. Юнг, Л.С.Выготский, Ж.Пиаже и другие знаменитые и не очень исследователи переживали момент интеллектуального и эмоционального напряжения, связанного с предъявлением своей позиции для научной общественности, произнося: «Я считаю иначе» или «Я считаю так». Достаточно в этой связи вспомнить факт из биографии З.Фрейда, когда он в течение восьми лет был практически лишен общения с научной общественностью, так как высказал свою точку зрения.

Заявить о существовании своей теории - значит заявить о собственном Я, о праве на истину, обоснованную Я-переживаниями, Я-опытом человека. В известном смысле это предполагает противопоставление себя Другим, а значит, вызывает их сопротивление. Для развития человеческой мысли это естественный процесс, так как мысль всегда появляется у одного человека, но будучи представленная другим, с течением времени она может восприниматься как очевидное, не требующее доказательств знание, позволяющее удерживать и обсуждать различные факты жизни как проблемы.

В возрастной психологии проблемами можно считать несколько вопросов, постоянно присутствующих в деятельности ученого, исследующего закономерности развития психической реальности. Будем считать проблемой вопрос, на который нет однозначного ответа. Такие вопросы можно разделить на две (очень условные) категории: вечные вопросы (или проблемы) и преходящие, то есть ситуативно обусловленные.

Далее:

 

Джозеф Нидхем. Сокращенный вариант описания китайской философии дао-любви.

127. Ирискасатик.

Б.П.Никитин. Развивающие игры.

Никитины. Мы и наши дети.

Близкие аналоги.

Ю. С. Николаев, Е. И. Нилов, В. Г. Черкасов - "Голодание ради здоровья".

Внутримышечные введения лекарственных веществ.

 

Главная >  Публикации 
Психология мужчин и женщин www.psyhodic.ru/arc.php?page=28 статья на psyhodic.ru

0.0026