Главная >  Публикации 

 

Глава седьмая



Работая так же, как научился строя свое тело, я захотел создать империю. Используя свое образование в области бизнеса и практические уроки, полученные от Джо Вэйдера я чувствовал, что смогу двигаться вперед в своих собственных предприятиях. Я создал серию тренировочных программ, пересылаемых по почте. Это позволило мне помогать тренировкам и обучению тысяч культуристов во всем мире. Я прдавал фотоальбомы, майки, плавки для позирования, сделанные на заказ тренировочные программы. Я проводил семинары во всем мире: в Японии, Австралии, Южной Америке, Голландии, бельгии, Германии, Австрии, Италии, Финляндии, Испании, Канаде, Мексике и Соединенных Штатах. Я начал способствовать проведению соревнований по культуризму в Америке. Для того, чтобы мое имя не забывали и для рекламы, я продолжал защищать свои титулы. В идеале, я хотел. чтобы каждый человек, кто дотронется до тяжелоатлетического снаряда, вместе с ощущением штанги возникало мое имя. В тот момент, когда его руки сомкнутся на грифе, я хотел, чтобы он подумал: Арнольд.

Мне кажется, что главное, что я получил от занятий культуризмом - это развитие личности, уверенности в себе и характера. Когда вы обладаете хорошо развитым телом и уверенностью, вы можете видеть, как люди стремятся к вам, хотят быть на вашей стороне, хотят вместе с вами работать. Когда я был молодой, я как наверное и все дети ощущал некоторое чувство небезопасности. Но по мере того, как я сделал себя сильным и цельным, я заметил. что могу делать хорошо нечто конкретное, тогда совершенно естественно пришла уверенность. Это в значительной мере придало мне чувство безопасности.

Я уверен, что в зале вы избавляетесь от веры в свои недостатки, веры даже часто подсознательной. Я заметил, что чем больше я тренировался, я становился менее агрессивным и нетерпимым. Тренировка избавляла от напряжения и учила расслабляться: проведя хорошую тренировку я всегда чувствовал удовлетворение достигнутым. Я чувствовал себя ка кноворожденный. Появлялась сила идти вперед и завоевывать другие области человеческой деятельности, ощущая при этом уверенность в результатах. Каждый день вы можете видеть людей, бегающих кругами, возбужденных, желающих сделать что-то. Эмоции у них загнаны внутрь и не находят выхода. Я бы тоже наверное был таким, если бы не сгонял свою неуверенность в спортзале. В конце концов я пришел к выводу, что любая сложная задача, любая тредность требует только времени, терпения и интенсивной работы, такой как например чтобы достичь 300 фунтового жима лежа. Это знание дало мне впоследствии полноценный заряд положительной энергии.

я научил себя дисциплине, самой строгой. Как контролировать все свое тело, как держать под контролем каждый мускул в отдельности. Эту дисциплинированность можно применять в повседневной жизни. Я использовал ее в своей деятельности, в учебе. Когда например заниматься, учится становилось лень, достаточно было оглянуться назад и вспомнить что пришлось пережить, чтобы стать мистером Юниверс - самоотречение, тяжелая работа. И учеба становилась вполне доступной.

Культуризм изменил меня полностью. Я думаю, что я был бы совсем другим, если бы никогда не тренировался, а просто где-нибудь работал. Тренировки дали уверенность, чувство собственного достоинства, и неограниченный положительный настрой. Свой успех я могу применить где угодно. С одной стороны люди больше прислушивабтся к словам, если с ними разговаривает большой человек. Чем вы больше, чем внушительнее ваш внешний вид, тем в большей степени люди вас слушаются и тем больше вы можете продать самого себя или что-нибудь еще. В школе бизнеса я видел статью о том, как большие компании нанимают продавцов и комивояжеров не менее определенного роста и веса. Это потому, что оказывается большие люди - более удачливые продавцы, они лучше могут убеждать. Это правда. Я и сам заметил, что могу убеждать с большей легкостью, чем маленький человек.

Никаких проблемм с применением этих принципов в жизни у меня не было. Мне было достаточно обернутся назад, посмотреть, как я применял их в культуризме и аналогично вести себя в других ситуациях. Например сейчас я работаю так же интенсивно, чтобы исправить мое произношение в английском языке, как раньше работал над своими слабыми икрами. То же самое с бизнесом.Я так настроен на то, что сделаю миллионы долларов, что неудачи быть не может. мвсленно я эти миллионы уже сделал. Теперь остается совершить лишь все необходимые действия.

Не самым последним вознаграждением за занятия по построению тела является постоянное хорошее здоровье. Часто будучи маленьким, я болел. Даже позднее случалось проводить каждый год часть времени в постели с сильной простудой. С тех пор, как я начал заниматься культуризмом, зп последние 15 лет я простужался может быть 2 или 3 раза, да и то это было легкое недомогание. Между телом и разумом установилась отличная взаимосвязь. Тело нахолится под полным контролем разума. Тело лучше отвечает - оно стало как часы - специальные хорошо отрегулированные часы, так что за пять лет может на секунду отстают. Вот как я себя чувствую. Все так отлично работает. Да и очень редко я видел, чтобы другие культуристы болели. Среди культуристов гораздо меньше инфарктов, потому что вены открыты и кровь по ним хорошо проходит. Когда вы качаете мускулы, сердце качает по ним кровь и тренируется одновременно с вами. У меня самого отличная кровеносная система.

В течение всех лет, когда я учавствовал в ответственных соревнованиях, я избегал любые формы обязывающих меня взаимоотношений, хотя встречал много женщин. Потом, в 1968 году я познакомился с девушкой, которая полностью изменила мой образ мыслей. Ее звали Барбара. Она работала официанткой в Закиз, в Санта-Моника. Работала там летом, чтобы платить за учебу в Сан Диего Стайт Унивесити. Я попросил ее о встрече и сразу же заметил, что отношусь к ней несколько иначе, чем обычно к другим девушкам, с которыми общался. Можно описать это как внутреннее тепло, впечатление здоровья и домашнего уюта. Встречи наши были тоже совсем другие, по сравнению с теми, которые у меня были раньше. Она познакомила меня со своими родителями. Это тоже на меня произвело впечатление. Дома у них была очень здоровая обстановка. Казалось, что между ними есть невидимая такая связь, они любили и уважали друг друга. Это было заметно.

Барбара любила меня как человека а не как культуриста или мистера Юниверс. По сути дела она не знала ничего об этом спорте и даже через несколько недель наших встреч не знала, что я в этом спорте что-то значу. Для нее я был просто Арнольдом, мы вместе проводили свободное время, она помогала мне с английским. Она искренне обо мне заботилась. Я чувствовал ее любовь.

Мы встречались до конца августа, потом она уехала обратно в Сан Диего, а я в Европу. Пока я ездил, Барбара была единственным человеком, о ком я думал, я разговаривал о ней и даже писал ей письма, это совсем на меня не похоже. Мои друзья начали надо мной посмеиваться: "Арнольд влюбился". Я с удивлением видел, что посторонние могли заметить это состояние во мне. В Америку я вернулся в октябре, но оставался в Нью Йорк Сити до середины декабря. Я ловил себя на мысли, что думаю о Барбаре и хочу ее. Я звонил ей из Нью Йорка и мы планировали встретиться как только я вернусь в калифорнию. На обратном пути в самолете я испытывал смешанные чувства: что такое со мной случилось, почему я продолжал думать об этой девушке? Я знал, что с ней я позволил в себе произойти тому нечто, чего не допускал годами. Тут кроме развлечения и отдыха было еще что-то. Я понастоящему хотел быть с ней.

Для меня это было необычным событием. Я пытался понять, что происходило, проанализировать чувства, посмотреть на себя со стороны. Это был привычный метод: отойти назад и в сторону немного и посмотреть, что делаю, оценить поступки. Всегда в этом я старался быть честным, Сбивало меня с толку то, что удовольствие доставляло что-то болшее, чем просто физические отношения с кем-то, но мне это нравилось и я был счастлив. Я нашел кого-то, кто любил меня и действительно заботился обо мне. Через два года, когда она окончила учебу и смогла приехать насовсем в Санта Моника, мы решили жить вместе. Это она предложила, но я сразу же согласился. Снова я заметил в себе изменеия. Мне нравилось вместе организовывать квартиру, а не просто угол, где я только спал, проводя остальное время на улице.

Постепенно в отношениях назрел конфликт. Основа его в следующем: она была уравновешанная женщина и хотела обычную прочную жизнь, а я не был уравновешанный мужчина и сама мысль о средней обычной жизни была мне ненавистна. Она проедполагала, что я обоснуюсь на одном месте, что достигнув вершины в своем деле я успокоюсь. Но такое понимание жизни не укладывается в мой образ мыслей. Для меня жить - это значит непрерывно быть голодным. Смысл жизни не в прстом существовании, не в том, чтобы выжить, а в движениивперед, вверх, в достижениях и в завоеваниях. Когда она увидела, что после культуризма я перешел в другое поле деятельности, в другое соревнование и действие, мне кажктся она поняла, что мы не сможем прдолжать жить вместе. Когда я поехал в Алабаму на съемки фильма "Оставайся голодным", она уехала из нашей квартиры.

Для меня это было очень тяжелое время. Я разрывался между двумя противоречиями. Я чувствовал, как буд-то оторвали часть меня самого, это была большая потеря, потеря того, что помогало быть единым. Барбара научила меня ценить женщину. С точки зрения чувст я хотел остаться с ней, но разумом я понимал, что ничего бы из этого не вышло. Я хотел расти, хотел идти вперед. В той жизни, которую хотела она, это бы не удалось. Я узнал как прекрасны могут отношения, как они наполняют жизнь смыслом и питают душу.

Я отдалился от культуризма, но не ушел совсем, я всего лишь перестал соревноваться. Я хотел стать неким лидером среди культуристов. Часто я чувствовал себя как мать для них. Они приходили ко мне со своими проблемами, они мне писали о своих проблемах, каждый сезон перед соревнованиями они просили совета, в каких соревнованиях лучше им учавствовать, какой лучше иметь вес, в какой одежде ваступпать, каким маслом пользоваться, как позировать. Они хотели получить советы для ведения контрактных переговоров или советы по написанию заметок для журналов по культуризму.

Я очень привязывался к культуристам, особенно летом во время интенсивных тренировок, когда я тренировался вместе с ними. Тренировочный партнер и вы становитесь как одно целое это как женитьба на эти три месяца: вы вместе едите, вместе тренируетесь, вместе загораете на солнце, вместе проводите время за разговорами, пытаетесь вдохновить друг друга. Вообщем вы привязываетесь друг к другу.

Я всегда лидер, потому что я обращен лицом к другим, я доминирующая личность. К тому же я оказывался самым опытным культуристом, имевшим наибольший успех. Я путешествовал по всему миру, сделал сотни и сотни выступлений, я проиграл всего лошь три соревнования, и то каждый раз занимал второе место. Поэтому культуристы берут с меня пример.

Для многих из них я герой и именно по этой причине я стал проявлять о них заботу. Особенно теперь, когда я не учавствую в соревнованиях, а только способствую их организации. Это совсем другое дело. Я думаю, что культуристы видят во мне человека, любящего бодибилдинг и искренне пытающегося помочь ему как спорту. Я стараюсь это сделать, проводя шоу с участием ведущих культуристов, соревнования мистер Олимпия и мистер Юнтверс. Я хочу, чтобы в культуризм пришло больше денег и чтобы участники соревнований получали большую долю этих денег.

Чтобы еще я не делеа, я всегда хочу быть кем-то вроде посла или проповедника культуризма.

Далее:

 

Гайморит.

Вниманию пенсионеров! Фроловым создана методика «расстаривания».

Эндогенное дыхание защищает от атеросклероза и рака.

Глава 9 Вирусы против человечества.

Очищение организма.

110. Дыня обыкновенная.

Курение и алкоголь.

 

Главная >  Публикации 


0.0029