Главная >  Публикации 

 

Рост по заказу (С. Борисов)



Ни у меня, ни у жены не было времени не только для того, чтобы подолгу заниматься с ребенком, но даже чтобы постоянно страховать его при занятиях на снарядах. Да так и было задумано. И дети обучались терпеливо и, как казалось, целеустремленно. Видимо, здесь проявлялся исследовательский рефлекс, свойственный всем детям.

Страховка в ограниченном объеме может понадобиться не многим детям: есть же «сорвиголовы». Кроме того, обязательно следует страховать детей, которых опекали в движении, а к занятиям на комплексе они приступили в возрасте старше двух лет. Преимущественно страховка понадобится в самом начале освоения комплекса, и особенно таких снарядов, как прыжковая лиана и лиана-качели. Дело в том, что при нагрузке они растягиваются, уменьшаясь в диаметре. Пальчики ребенка воспринимают уменьшающийся диаметр как нечто ненадежное, ускользающее и сами собой разжимаются. Десятимесячная Оля, свободно висевшая до 10 секунд на перекладине и кольцах, тут же разжимала пальцы на прыжковой лиане. Следует последить и за первыми качаниями детей.

Важно также не допускать перестраховки. Следует больше, чем принято, доверять ребенку. Кто сделает это, воспитает, на удивление своим осторожным соседям, более развитого умственно и физически ребенка.

Спортивный комплекс, как это ни кажется странным, может быть эффективно использован для общения с ребенком, воспитания его нравственности, Ученые считают, что социализация личности начи* нается в ранний дошкольный период. До этой поры в голове ребенка, так сказать, «нравственный вакуум». Заполняться он начинает, естественно, благодаря общению с членами семьи.

Здесь очень может помочь спорткомплекс, создав условия для общения с ребенком в конкретном, живом деле. Если у взрослого не проявится искреннего интереса к занятиям, а ребенку он будет указывать покровительственным тоном, как заниматься, то вряд ли добьется желаемого эффекта. Ни один ребенок не рождается с ощущением, что им должны понукать. Это ощущение тем более не появляется к 2-—3 годам — годам расцвета, формирования его творческих способностей. Именно в этот период ребенок — «гениальный лингвист», почемучка, автор парадоксально глубоких мыслей, излагаемых в книге К. И. Чуковского «От двух до пяти». У него острая жажда открывать для себя мир. Творческие возможности ребенка в этот период несравненно выше творческих возможностей взрослых. Ему только не хватает знаний взрослых. По-другому и быть не может, ибо в этот период малыш в основных чертах проходит путь всего человечества. У него большая жажда рассказать, поделиться, сделать, чем посидеть, послушать, послушаться.

Покровительственный тон может стать причиной маленькой, незаметной трещинки в отношениях между малышом и родителями. Вначале уменьшится количество «почему», затем — подвижных игр. Ребенок станет послушным, перестанет бегать, стучать и кричать, научится сидеть смирно. Однако радоваться этому не стоит. Присмотритесь к пятилетним. Уже среди них вы найдете детей с потухшим, безразличным, ленивым взглядом. Они, как правило, хорошо ухожены, опрятно одеты, излишне полны. Однако такие дети, накапливая недоразумения с родителями, вспоминая, размышляя, к отрочеству поймут, что с родителями «каши не сваришь», что они глухи к их вопросам, у них вечно нет времени. Тогда трещинка перерастет в пропасть.

Другое дело, если родители с самого раннего возраста увидят в ребенке личность, начнут обращаться с ним на равных. «Давай попробуем повисеть на перекладине. Кто дольше? Ну ладно, тут ты силен, а вот я смогу сделать на кольцах «угол». А ть! сможешь? Я вижу, тебе нравится перекладина? Ну давай, давай! Ух ты! Я так не могу: продеть ноги под перекладиной мне мешает живот». Причем не стоит фальшивить, хвалить ребенка по каждому пустяковому поводу: это и примитивно, и безнравственно, К тому же может привести малыша к зазнайству. Лучше, занимаясь на комплексе, как своему взрослому напарнику-гимнасту, объяснять сущность каждого движения, экономный путь его выполнения, поощряя собственные находки маленького спортсмена. Тогда ребенка будут радовать именно процесс занятий, игра на комплексе, а не аплодисменты взрослых. Вместе с тем нельзя не обращать внимания на подлинный успех. Тут не надо сдерживать радость, следует поддержать «циркача», которому удалось освоить или придумать диковинное движение.

Трудно перечислить все возможные ситуации общения с ребенком при занятиях на спорткомплексе. Проще поставить себе задачу со всей серьезностью войти в роль товарища по занятиям. В этом общении на равных уже начиная с 3 лет в сознании ребенка будут формироваться понятия «плохо», «хорошо» и как сумма — свой идеал.

Рост по заказу (С. Борисов)

Редакциям многих журналов и газет хорошо знакомы письма читателей с просьбой, где воедино слиты отчаяние и надежда: помогите вырасти! Вот типичные случаи. «Я самый маленький в классе, и надо мной смеются», «Уже 17 лет, а рост всего 148. Что делать?», «Мой рост—170, для хорошего баскетболиста этого мало», «Мечтаю стать таким же большим, как мой отец», «Для всех акселерация, а я — маленький. Разве это справедливо?». Об одной примечательной истории, связанной с этой проблемой, рассказывает С. Борисов.

Казалось бы, невелика беда. Огорченным юношам можно напомнить о том, что небольшой рост не помешал многим людям добиться необыкновенных высот в науке, искусстве, литературе, снискать уважение современников и признательность потомков. Известно и то, что очень высокие более уязвимы для ряда заболеваний, чаще склонны к приобретению избыточного веса (а это зло не идет ни в какое сравнение с таким пустяком, как небольшой рост), они реже доживают до глубокой старости. В среднем и пожилом возрасте люди небольшого роста, особенно если они худощавы, обычно выглядят моложе своих лет и реже болеют.

Эти доводы совершенно справедливы, но они все-таки служат слабым утешением для юношей, которым, хотя бы в силу их возраста, сегодняшние мелкие (с нашей точки зрения) неприятности представляются гораздо более серьезными, чем те, что, возможно, ожидают их через несколько десятилетий. Можно было бы посоветовать не забивать себе голову ерундой, а лучше подумать о предметах более значительных — учебе, например, или воспитании сильной воли. Однако те, кто пишет письма, просят не об утешении, а о конкретной помощи. Конечно, стремление юношей и девушек, мечтающих дотянуть хотя бы до среднего роста, достойно уважения. И люди эти вправе рассчитывать на помощь. Разумеется, на помощь науки. Но, увы, до сих пор ни наши, ни зарубежные ученые не располагают надежной методикой регуляции роста тела.

Итак, научно обоснованных разработок пока нет, но есть некоторый опыт. В частности, опыт детской спортивной школы города Бердичева, где тренер Виктор Алексеевич Лонский подготовил большую группу отличных прыгунов в высоту.

В своей книге В. А. Лонский писал: «Проблема роста очень актуальна у нас в Бердичеве. Высоких ребят не так уж много. Народ в наших краях всегда был коренаст, кряжист, тяжело и крепко стоял на ногах. Да и просто по теории вероятности высокого парня легче встретить в большом городе, а не в Бердичеве с его шестьюдесятью тысячами населения. В этом смысле мои коллеги в Киеве или даже в Житомире имеют несомненное преимущество».

И чуть выше: «Я верю, что человек может все. Даже вырасти по собственному желанию. Как бы меня ни убеждали, что дело в акселерации, но я твердо уверен: мой ученик Рустам Ахметов вырос и потому, что очень хотел этого. Мне нравился этот сосредоточенный, самозабвенно трудоспособный, немножко угрюмый мальчишка. В нем было все, что нужно спортсмену: настоящий спортивный характер, обостренное чувство чести и самолюбие, которые не позволяют человеку успокоиться, если кто-то выиграет у него хоть сантиметр. У него была недюжинная сила, ловкость. Не хватало только одного — роста. Не коротышка, но для прыгуна высокого класса он был маловат. В его юношеской фигуре где-то угадывалась уже приземистость, так ярко выступавшая в его родителях. Можно ли было бороться с неумолимой генетикой? Я тогда думал: «Нет». Но Рустам считал иначе...»

Эти строки заинтересовали очень многих. Вот одно из писем: «Меня зовут Будажаном, а живу я в небольшом селе в Бурятской АССР. Я пишу, потому что хочу вырасти. Мой рост всего 167 сантиметров, скоро будет 16 лет. Есть у меня шансы вырасти до 180—185? Мне хотелось бы знать, какие упражнения делал Рустам Ахметов, с какой интенсивностью он тренировался?»

Вот Рустам, стройный, крепкий, высокий. Для сведения непосвященных: на V Спартакиаде народов СССР Ахметов завоевал звание чемпиона по прыжкам в высоту, он участник Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене. И еще: рост Ахметова — 187 сантиметров.

Первый вопрос касается его родословной, так как это имеет непосредственное отношение к наследственности, обусловливающей рост каждого из нас.

«Мои родители,— рассказывает Рустам,— родом из небольшой татарской деревни, расположенной в 300 километрах от Казани. Там же жили и их родители. Рост отца 166 сантиметров, матери 162. Сестра старше меня на три года, ее рост 163. Самый высокий из двоюродных братьев — Ирик (170), у Равиля — 168, другие братья пониже. Я много раз бывал в этой деревне и всегда удивлялся тому, как невысоки ростом ее жители. Отец мой, к примеру, там едва ли не из самых высоких».

Эти сведения очень важны для понимания перспектив роста у Рустама Ахметова. В свое время в нашей печати была опубликована статья под тревожным заголовком «Не женимся ли мы на своих кузинах?». Автор ее путем несложных математических выкладок легко доказывал, что все люди... братья. Если уж не братья, то по крайней мере родственники, так как теперешние 4 миллиарда жителей Земли ведут свой род от нескольких десятков тысяч пралю-дей. Если многие поколения одной семьи долго живут на ограниченном пространстве, скажем в небольшой деревне, то неизбежно рано или поздно мужчины станут жениться на своих более или менее близких родственницах. А процесс этот, чреватый кровосмешением, не способствует обновлению генетического фонда людей.

Во времена средневековья, например, жители маленьких деревень, городков и замков пребывали в жесткой изоляции от окружающего мира, браки были строго ограничены сословными, родовыми и религиозными канонами. Мужчины из поколения в поколение «женились на своих кузинах». Именно для тех времен зафиксирована наименьшая длина тела.

В наше время дети от родителей из одной деревни менее подвержены акселерации. Активная миграция населения в современном мире позволяет избегать браков между родственниками, пестрый состав жителей больших городов как нельзя лучше способствует генетическому разнообразию и, следовательно, акселерации.

Немецкий антрополог Ф. Нольд обследовал 4 тысячи двадцатилетних юношей. Он установил, что рост сыновей тем выше, чем дальше друг от друга отстоят места рождения родителей. Средний рост тех, чьи родители появились на свет в одной деревне или в одном городском квартале,— 171,5 сантиметра. Там, где места рождения родителей разделяют примерно 10 километров, родились парни, средний рост которых 172,1. При расстоянии в 100 километров рост 173,6, а свыше 100—174,1.

Ясно, что у Рустама Ахметова сложились самые неблагоприятные условия для роста тела. У него оказалась выраженная генетическая предрасположенность к сравнительно небольшому росту. Как эта предрасположенность реализовывалась?

«Виктор Алексеевич,— рассказывает Рустам,— брал в свою школу всех желающих. Никакого отбора по физическим данным он не проводил. Когда я пришел на первую тренировку к Лонскому, мне было 12 лет, учился я тогда в шестом классе. Среди своих одноклассников я, помнится, роста был ниже среднего. Почти два года тренировался, как и все ребята. К 14 годам мой рост достиг 164 сантиметров и прыгал я уже на 1,75. Я радовался своим успехам и мечтал стать лучшим среди сверстников. Однако, несмотря на серьезные тренировки, результаты мои вдруг перестали расти. Все, с кем вместе начинал, обогнали меня. Я заметил, что и сам уже не расту. Так продолжалось два года. Я был близок к отчаянию.

После долгих колебаний и сомнений решил обратиться к Виктору Алексеевичу за советом. Мои результаты в прыжках были не очень-то перспективными, и тренер, естественно, не мог уделять мне много внимания. Надо сказать, что авторитет Виктора Алексеевича не только в нашей группе, но вообще в Ьер-дичеве был исключительно велик. Мы, младшие, просто-таки трепетали от счастья, если он обращался к кому-нибудь из нас. Помню случай, когда Виктор Алексеевич одного нашего мальчика увидел в туалете с сигаретой в зубах. Парень был так потрясен, что не нашел ничего лучшего, как попросту... проглотить эту проклятую сигарету. Одного взгляда, а тем более слова тренера было достаточно, чтобы любой из нас сделал даже невозможное. Мы верили в Виктора Алексеевича безгранично.

Дело было в начале сентября 1966 года. Подхожу я к Лонскому и рассказываю о мечте стать чемпионом и заодно о своей беде. Виктор Алексеевич выслушал внимательно, подумал и говорит очень серьезно: «Пиши расписку!» «Какую расписку?» — спрашиваю. «Расписку о том, что к сентябрю 1967 года обязуешься вырасти на 8 сантиметров!» ,f)

Пошел я домой, написал: «Клянусь к сентябрей 1967 года вырасти ровно на 8 сантиметров!» Расписку приколол к стене на видном месте и стал думать, как мне выполнить свою клятву. В том, что я ее выполню, не было у меня никаких сомнений. .„а

«Обязательно вырасти» — это звучит почти как анекдот. Тем не менее мальчик был абсолютно уверен, что вырастет ровно на столько, на сколько обещал своему тренеру.

Расскажем подробнее о том, как осуществлял Рустам Ахметов свою необычную программу.

Основное его упражнение — висы на перекладине. Висел он примерно по 20 секунд, свободно расслабив все тело. Такое упражнение он делал в течение дня по 15 раз, стараясь использовать для этого любую возможность. На тренировках он усложнял это упражнение, привязывая к ногам десятикилограммовые блины от штанги или уговорив кого-нибудь из товарищей повиснуть у него на ногах.

Прыгунам в высоту хорошо знакомы упражнения на растягивание, включающие шпагаты, махи и так далее. Рустам изо всех сил стремился сделать, свои мышцы эластичными и длинными, чтобы они стимулировали рост костей. Рустам прыгал весь день — с утра до вечера. На улице он тянулся к веткам деревьев, на баскетбольной площадке — к кольцу- или высоко летящему мячу, дома — к потолку. За день он решил прыгать в полную силу до 200 раз. Если по какой-либо причине не успевал выполнить норму, то вставал ночью, выходил на улицу и «допрыгивал» столько, сколько не хватало до плана.

Летом он часами пропадал на речке, плавал брассом — при этом способе плавания тело с каждым движением рук и ног как бы вытягивается вперед. Штангой Ахметов не злоупотреблял. Занимался лишь с небольшими весами.

Каждый день Рустам пил морковный сок, ел морковь во всех видах, пил много молока.

Короче говоря, каждый день был полностью насыщен заботами о росте, ибо без достаточного роста нельзя было добиться чемпионских результатов в прыжках в высоту — огромной и главной цели Рустама Ахметова, достигнуть которую он обещал самому Виктору Алексеевичу Лонскому...

Через несколько месяцев результаты наконец стали улучшаться. К тому же Рустам заметил/что начал понемногу расти.

В сентябре 1967 года он прыгнул на 1,90. Его рост был 172 сантиметра. За год, как и обещал, Ort1 вырос ровно на 8 сантиметров!

Что это — случайное совпадение или удивительно точная материализация психологического воздействия тренера?

Рустам снова пришел к Лонскому. Тот велел писать вторую расписку: «К сентябрю 1968 года обязуюсь вырасти еще на 8 сантиметров!»

Прошел год столь же напряженной борьбы за сантиметры, В сентябре 1968 года Ахметов прыгнул на 2,06. Его рост достиг 180 сантиметров.

Он опять пришел к Лонскому. И тот велел писать третью расписку. Но теперь — всего на 5 сантиметров. Тренер считал, что рост 185 сантиметров достаточен для прыгуна высокого класса. Именно таким был рост Валерия Брумеля, и Лонский полагал, что более значительный рост может нарушить привычную технику прыгуна в высоту.

не»- Надо ли говорить, что в сентябре 1969 года Ахметов вырос до 185! Тогда же он преодолел планку на высоте 2,14 и стал мастером спорта, сильнейшим среди учеников В. А. Лонского. Мечта осуществилась!

После этого Рустам перестал выполнять свою программу. Проблема роста больше его не интересовала. Он даже думать о ней перестал.

Правда, на следующий год он «по инерции» вытянулся еще на 2 сантиметра.

В 1971 году Ахметов прыгнул на 2,23, стал чемпионом V Спартакиады народов СССР.

Рустам Ахметов окончил Киевский институт физкультуры, аспирантуру Всесоюзного научно-исследовательского института физкультуры, работает тренером в Бердичевской спортшколе у В. А. Лонского.

«Насколько я помню,— рассказывает Ахметов,— в нашей группе лишь я один так много работал над своим ростом. Другие ребята вытянулись — одни больше, другие меньше — за счет обычных тренировочных упражнений для прыгунов в высоту. А могли бы подрасти еще более заметно. Я в этом уверен.

Сейчас мы включаем в тренировки с ребятами многие упражнения из числа тех, что я делал для увеличения роста. На каждой тренировке на них отводится 30—40 минут, а многие, как и я когда-то, занимаются своим ростом с утра до вечера. Такие ребята растут как на дрожжах.

Как и прежде, Виктор Алексеевич берет в школу абсолютно всех желающих в возрасте 11—12 лет. Среди этих желающих ребята самые разные — и акселераты, и имеющие все предпосылки для небольшого роста. Таких сейчас даже стало больше, потому что они прослышали, будто Лонский из всех «лилипутов» делает «великанов». Но многим из них невдомек, что помимо соответствующих упражнений и витаминов нужно еще кое-что: психологический настрой, трудолюбие и упорство.

И вот здесь мы с Виктором Алексеевичем проводим отсев. Делается это просто. После нескольких веселых и интересных занятий новички получают серию тяжелых тренировок. После этой серии примерно половина ребят уходит. Остаются лишь сильные духом, выдержавшие трудности, умеющие добиваться своей цели. Такие становятся настоящими спортсменами, такие растут...»

Вот и вся история. Но прежде чем предложить ее вниманию заинтересованных, мы попросили прокомментировать «бердичевский эксперимент» специалиста по генетике развития доктора медицинских наук профессора Б. А. Никитюка.

— Долг ученого,— сказал профессор,— призывает меня прежде всего настороженно относиться к сенсационным фактам, к числу которых я отнес бы и «феномен Ахметова». Мне ясно, что на столь необычный процесс роста этого человека повлиял целый комплекс факторов. Детство Рустама, конечно, npoi.mo материально в более благоприятной обстановке, чем детство его родителей. Это должно было в какой-то степени положительно повлиять на его рост. Далее. Рустам в отличие от родителей вырос не в маленькой деревне, а в городе. Это тоже плюс к потенциальным возможностям его роста: из американской антропологической литературы известно, что у эмигрантов второго поколения есть тенденция к увеличению роста.

Теперь об упражнениях Ахметова. Всякие физические упражнения интенсифицируют обменные процессы в организме человека. А ускорение обменных процессов ведет не только к увеличению мышечной ткани или к более мощной производительности внутренних органов, но и к ускоренному образованию костной ткани в период роста молодого человека. Особенно явственно влияет на рост костей нагрузка, которая носит динамический и пульсирующий характер. С большой точностью показано, что при нарастающей ежедневной беговой нагрузке на тредбане у животных конечности становятся более длинными. Подскоки, повторяющиеся висы, прыжки, плавание — это нагрузка пульсирующая и динамичная. При длительном воздействии она несомненно должна была повлиять на рост Ахметова.

Далее:

 

3.6. Концепция отделения и индивидуализации Малера.

Запуск механизмов омоложения организма.

Значение почек.

5. Преимущества отношений: “пожилая женщина— молодой мужчина”.

Парамфистоматидозы жвачных.

6. Великий парламент инстинктов.

Гравидан.

 

Главная >  Публикации 


0.0026