Главная >  Публикации 

 

Некоторые вопросы психологической подготовки



Активный и пассивный типы. По психологическим признакам всех фехтовальщиков схематично можно разделить на два основных типа: активный и пассивный.

Активный фехтовальщик пытается управлять ходом боя. Он не выжидает, когда противник допустит оплошность, чтобы нанести ему укол или удар, а сам создает обстановку, которая способствует тому, что соперник начинает ошибаться, ускоряет боевые схватки, идет на обострения, часто атакует. Отличительными чертами такого спортсмена являются: сила и устойчивость волевых напряжений, целеустремленность, инициативность, смелость, решительность.

Пассивный фехтовальщик отдает инициативу противнику - его действия носят ответный характер, он предпочитает пребывать в обороне, склонен к длительным бездействиям и выжиданиям во время боя. Такой спортсмен отличается недостатком воли, нерешительностью, безынициативностью, примитивизмом тактического мышления.

Разумеется, что между этими крайними "чистыми" типами имеются промежуточные с теми или иными отклонениями в сторону активности или пассивности.

Активный и пассивный типы фехтовальщиков обусловлены и физиологическими особенностями деятельности центральной нервной системы.

Активные фехтовальщики могут существенно отличаться один от другого. Активность как результат творческого подхода к бою носит интеллектуальный характер. Боец в этом случае чувствует бой как логический диалог, как единое целое и поэтому долго, а иногда и на всю жизнь запоминает свои наиболее примечательные поединки. Такой фехтовальщик творит бой и от него можно услышать: "Проиграл, не творчески провел бой".

Бывает активность, идущая только от темперамента. Такой боец из-за свойственного ему избытка энергии и чрезмерной возбудимости не может в условиях боя бездействовать даже временами. Эта моторная активность, являясь результатом физиологических особенностей его центральной нервной системы, не украшает спортсмена.

Такой фехтовальщик в основном атакует, его атаки следуют одна за другой, независимо от их результатов. Подобная бездумная активность становится врагом фехтовальщика, и если он не увлечен задачей победить своего внутреннего врага, ему никогда не достигнуть спортивного успеха, и тем более радости борьбы.

Антиподом фехтовальщика, творящего бон, как логический поединок, является боец, не вникающий в существо борьбы, не осмысливающий хода боя. Выходя на фехтовальное поле боя, такой спортсмен ничего не может сказать о предстоящем поединке.

Его ответ обычно трафаретен: "Не знаю, как сложится бой". Бой он ощущает как сумму разрозненных, не связанных между собой случайных эпизодов и поэтому не только не запоминает своих давно прошедших боев, но и не может ничего толком рассказать о только что проведенном поединке.

По склонности действовать в нападении или в обороне фехтовальщиков можно разделить на бойцов атакующего или оборонительного стиля. Бойцы атакующего стиля, как правило, принадлежат к активному типу. Бойцы оборонного стиля -к пассивному. Однако не редко встречаются бойцы, которые сочетают тактическую активность со склонностью действовать в обороне.

Если не вникнуть в поединок, то можно не заметить, что такие фехтовальщики "хозяйничают" в бою, вызывая противника на желаемые им атаки, а в противодействиях проявляют свое боевое преимущество перед противником.

Преднамеренность и экспромт. По характеру тактического мышления всех фехтовальщиков, как пассивных, так и активных, можно разделить на две группы: бойцов преднамеренных действий и бойцов мгновенно-импровизированных действии.

Однако следует оговориться, что нет фехтовальщиков, которые бы действовали только преднамеренно или только экспромтом.

Фехтовальщик преднамеренного действия, задумав применить определенный тактический прием, подводит под него своп боевые действия или выжидает момент, когда сможет осуществить его, пропуская при этом часто выгодные моменты для проведения других приемов.

Подобная преднамеренность действий приводит к неполноценному тактическому общению с противником и к редким включениям в боевые схватки. Положительной стороной таких фехтовальщиков является склонность к сложным многотемповым действиям, к ведению остро-комбинационного боя, основанного на тщательном изучении противника.

Фехтовальщик мгновенно-импровизированных действий интенсивно играет оружием и дистанцией для создания боевой обстановки, чреватой разнообразными моментами, дающими ему простор для самых неожиданных боевых импровизированных действий. Возникают эти действия не исподволь, а тут же на месте без осознанных решений. Бойцы-импровизаторы в большинстве обладают хорошим чувством боя.

Для таких фехтовальщиков характерны подвижность их мышления, а отсюда - разнообразие действий, их многочисленность и неожиданность. К недостаткам можно отнести отсутствие твердой целенаправленности в обыгрывании слабых сторон противника и неглубокий анализ взаимодействий с противником.

Сложная игра и упрощения. Фехтовальщиков можно также различать по склонности к сложно-комбинированным завязкам и к коротким одиночным действиям. Эта склонность наиболее полно проявляется при реагировании бойца на вызовы противника.

Реагирования могут быть: контактирующими до известного момента с желанием противника (у любителей комбинационных осложнений) и активно отвергающими с самого начала предлагаемый противником вызов (у фехтовальщиков, склонных к упрощениям).

При контактирующих реагированиях боец, приняв вызов противника, выполняет вначале желаемые ему действия, а затем неожиданно применяет концовку, ведущую к поражению соперника. Например, противник (рапирист), находясь на дальней дистанции, периодически делает нажимы в 4-е соединение, вызывая атаку двойным переводом. Фехтовальщик, угадав его замысел (вызов), идет на приглашение, атакуя двойным переводом, но выполняет атаку ложно, т. е. несколько укорочено, чтобы успеть взять защиту от задуманного противником ответа и нанести ему укол в контрответе.

Тактическая игра - согласованные с противником реагирования- ведет к сложному, комбинационному бою, требующему безупречного владения техникой.

При реагированиях, отвергающих вызовы противника, боец, понимая, чего добивается от него соперник, использует его вызов для проведения силового действия, идущего с самого начала вразрез с предлагаемой противником игрой.

Например, противник (рапирист), находясь на дальней дистанции, периодически делает нажимы в 4-е соединение, вызывая атаку двойным переводом, на что фехтовальщик, понимая его замысел (вызов), сразу же нарушает контакт и на движение вызова проводит контрзахват в 6-е соединение с шагом вперед и последующим уколом прямо.

Такие реагирования на вызовы, разрушающие тактическую игру противника, ведут к укороченным боевым схваткам и к различным столкновениям оружия. Бой становится прерывистым, внешне некрасивым и очень невыгодным для любителя сложной, комбинационной манеры ведения боя.

Бойцы узкого и широкого круга действий. Фехтовальщики могут отличаться по приверженности их к применению узкого круга действий или свободному использованию всех известных им действий и приемов. Первых можно называть однообразными, а вторых - разнообразными.

* * *

Разная тактическая манера ведения боя - установка на преднамеренные или на импровизированные действия, склонность к простоте, к лаконизму или к осложнениям и разнообразию, к контактности или разрушению -может в большей или меньшей мере иметь место у бойцов обоих психологических складов активных и пассивных. Среди фехтовальщиков встречаются бойцы смешанного типа, значительно отличающиеся один от другого как по тактике, так и по манере, стилю и общему характеру ведения боя.

Различные типы фехтовальщиков постоянно пользуются в бою тактическими и техническими приемами, присущим только им арсеналом боевых средств, совершенствуются в своей манере ведения боя.

Однако достижение высокого спортивного мастерства возможно только при сочетании качеств активного типа фехтовальщика с умением, когда это требуется, действовать и преднамеренно и импровизированно. Воспитать такого бойца возможно, но для этого необходима большая и трудная работа как самого спортсмена, так и его тренера.

Некоторые вопросы психологической подготовки

Кому не известно, что оптимистическое, жизнеутверждающее настроение повышает возможности человека в любой деятельности, а угнетенность, пессимизм, неверие в успех понижает их.

Смело можно сказать, что тренер, нашедший рычаг к эмоциональному подъему спортсмена во время соревнования, смог бы творить педагогические чудеса. Кто не помнит случаев, когда одна команда, победив другую, через пару дней проигрывала ей с разгромным счетом. Часто это случается в тех видах спорта, где спортсмены встречаются один на один, т. е. в спортивных единоборствах.

Особенно неустойчивы из-за психологического фактора результаты в фехтовании, и поэтому вопросы психологической подготовки "трогают" тренеров, как говорится, "за живое".

И действительно, в фехтовании нередки случаи, когда спортсмен, выиграв в полуфинале бой со счетом 5 : 0, проигрывает тому же противнику в финале примерно с таким же счетом.

Тактическое творчество в фехтовании - наименее устойчивое мастерство фехтовальщика. Неблагополучие психического состояния соревнующегося в первую очередь влияет на тактику ведения боя. Если не вникать в содержание боя фехтовальщика, находящегося в состоянии "стартовой лихорадки", то его проигрыш слабому противнику удивит зрителя - спортсмен "дрался" как всегда, был быстрее и техничнее своего соперника, а результат- плохой.

Само собой разумеется, что чрезмерное господство отрицательных эмоций в сознании фехтовальщика снизило проявление им своих физических и технических достоинств, но это повлияло лишь на качество исполнения. Тактические же потери фехтовальщика в аналогичном состоянии меняют содержание боевых действий. Боец начинает плохо понимать противника, бой ведет недостаточно быстро и точно, принимает решения медленно и с ошибками и т. д.

Такое единоборство проходит на фоне очень высокого нервного напряжения. Обусловлено это прежде всего внешней конфликтностью спортивного сюжета. Два человека противостоят один другому стремлением победить. Причем эта борьба бескомпромиссна - достижение победы возможно только за счет поражения противника. Оба спортсмена мобилизуют все, что может послужить победе: волю, мысль, технические навыки, физические качества, эмоции и моральные моменты.

Внешний конфликт порождает внутренний. Вся обстановка боя неповторима по своей изменчивости, полна случайностей и неизвестности. Все конфликтует: восприятие движений противника и тщательный анализ его намерений с острым дефицитом времени и информации; выгодность действовать первому с необходимостью обладать выдержкой; тщательность подготовки атаки со стремлением постоянно сохранять оборонную настороженность; необходимость рисковать со стремлением к достоверности.

Все эти моменты, собранные воедино, ведут к предельной настороженности фехтовальщиков. Победа и поражение совсем рядом, от ликующей радости успеха до досады и уныния - одни шаг.

Фехтовальщики постоянно испытывают тревогу, опасения, вызываемые неизбежной нехваткой информации. Ведь боец никогда точно не знает, как будет действовать противник и что надо конкретно делать, чтобы его победить. В данном случае объективный комплекс отрицательных эмоций не следует рассматривать как недостаток фехтовальщика.

Конкретная задача психологической подготовки фехтовальщика к соревнованиям сводится к тому, чтобы воспитать в себе способность в какой-то мере управлять своими отрицательными эмоциями, не позволяя им переходить за черту психофизиологической целесообразности.

Борьба за благоприятное психическое состояние фехтовальщика в период ведения им ответственных боев должна проводиться систематически, с первых шагов обучения его фехтованию на фоне широкого воспитательного воздействия спорта на формирование человека.

Наиболее сложной, трудной и важной проблемой здесь является воспитание волевых качеств, в частности самообладания и боевитости. Недостаточное владение собой, тем более если оно является особенностью высшей нервной деятельности спортсмена, лимитирует спортивные достижения фехтовальщиков.

Воспитание волевых качеств достигается, как известно, в деятельности, связанной с постоянным преодолением трудностей. Хорошее самообладание в соревновательной борьбе базируется на волевом характере человека, но оно все-таки столь специфично, что нередко можно наблюдать, как волевой в личной жизни, работе и в быту человек явно страдает от неумения владеть собой в спорте. И тут же требуется применение специальных педагогических воздействий для воспитания у него спортивного самообладания пли боевой выдержки.

Боевитость - это комплексное качество, в котором воедино сплетены любовь к конфликтной игре, боевая прозорливость, задор, азарт и здоровое честолюбие. Эта черта характера еще более специфична, нежели спортивное самообладание, и поэтому воспитание боевитости в еще большей степени, чем воспитание соревновательного самообладания, нуждается в применении специфических тренировочных воздействий.

Наиболее благоприятна для успешных выступлений на соревнованиях, очевидно, та психология, которая позволяет спортсмену проявлять в полной мере все свои спортивные возможности. Здесь необходимо различать эмоциональную настроенность, которая может быть обусловлена применением специальной боевой настройки непосредственно перед соревновательными боями, от устойчивого психологического состояния спортсмена в процессе соревнования.

Психология спортсмена в процессе соревнования зависит в первую очередь от мотивировки и отношения человека к своей спортивной деятельности в целом.

Для одних типично довольно индифферентное в эмоциональном плане отношение к процессу тренировки и нередко после большого успеха неприязненное - к участию в соревнованиях; для других - приятна тренировка и еще в большей степени - участие в соревнованиях. Удовольствие от участия в соревнованиях, наслаждение процессом ведения боя - вот первое благоприятное условие для наиболее полного использования своих спортивных возможностей. В то же время боязнь проиграть создает неблагоприятное психическое состояние у соревнующегося. Однако радость борьбы и боязнь проигрыша не всегда приводят к противоположным результатам.

Но сама по себе радость борьбы, отвлеченная от игрового сюжета, когда боец не испытывает спортивного самолюбия и чувства долга, не будет способствовать хорошим спортивным выступлениям. Радоваться процессу ведения боя в соревнованиях независимо от того, ведет он к победе или к поражению, --это не тренировка в искусстве побеждать, не воспитание характера, а "гурманство". К счастью, таких "гурманов" в фехтовании немного. Благоприятная психическая обстановка создается тогда, когда фехтовальщик, не испытывая удовольствия от ведения соревновательного боя, все же может сконцентрировать все свое внимание и мысли исключительно на построении боя. Ведущий бой поглощен этим, и в его сознании не остается места для проникновения посторонних пессимистических мыслей и отрицательных эмоций. Фехтовальщик в этом случае не замечает, не ощущает ни зрителей, ни судей, ни всей обстановки соревнования. Спортсмены говорят, что именно при таких условиях им особенно удается бой.

Психологические барьеры. Какие же конкретные моменты соревнования могут разрушить психологическое благополучие фехтовальщика?

Наиболее общей предпосылкой к неблагополучию в психологии бойца является осознавание им превосходящей силы противника и возникающее отсюда неверие в возможность выигрыша боя. Нередко фехтовальщик впадает в расстройство и вследствие неудачно сложившегося боя, когда намерения и замыслы противника случайно опровергали замысел самого бойца. В этих случаях боец, будучи сильным фехтовальщиком, может проиграть бой своему противнику.

Здесь следует упомянуть о вере в победу, о которой часто говорят и пишут. Всегда ли это психологическое явление является для фехтовальщика положительным или нет? Если слабый фехтовальщик выходит на бой с сильным, то его вера в победу будет свидетельствовать об отсутствии чувства реальности, без которого вообще невозможна успешная тактическая деятельность.

Слабый боец в этом случае не должен слепо верить в победу, он может лишь допускать возможность своего выигрыша и стремиться к нему, чтобы и в этом трудном бою суметь проявить в полной мере всю свою спортивную силу. Такое решение явится положительным моментом, увеличивающим возможность победы.

Астеническое психологическое состояние возникает и от сознания своей неподготовленности к соревнованию. В этом случае спортсмен должен призвать на помощь свои морально-волевые качества. Бойцу неприятно выступать, но чувство долга заставляет его пренебречь этим и постараться оправдать возлагаемые на него надежды коллектива. Нередки случаи, когда непосильная нервная нагрузка, вызванная чувством ответственности, затормаживает, сковывает бойца, лишает его возможности полностью творчески раскрыться, и в частности способности разумно рисковать, без чего невозможно единоборство.

Таким образом, главной причиной неблагополучного психологического состояния спортсмена во время соревнования является чрезмерная взволнованность, вызываемая боязнью проигрыша, или апатия, возникающая как результат неверия в возможность победы.

Возникает необходимость так воспитать спортсмена, чтобы эти две главные причины спортивных провалов были преодолены или по крайней мере в значительной степени обезврежены, а "взлеты" не были бы редкими гостями.

Особую, ярко выраженную эмоциональную окраску состоянию спортсмена придает осознаваемое им его персональное место в избранном виде спорта. Молодой растущий спортсмен, не добившийся еще крупных успехов, рвется выступать, так как в соревнованиях ему нечего терять, а приобрести он может в них много.

Сильный же боец, став чемпионом мира, не всегда испытывает желание сразу же выступать на первенстве Советского Союза, а, участвуя в нем, заботится главным образом о сохранении престижа чемпиона мира. В связи с этим интересно отметить, что некоторые наши спортсмены, завоевавшие первые места на первенстве мира, не могут сохранить их на первенстве Советского Союза даже в тех случаях, когда соревнования следуют одно за другим. Например, Яков Рыльский, став чемпионом мира 1963 г. , на первенстве Союза, проходившем немного спустя, сумел занять лишь третье место и то после перебоя. Или Гурам Кастава, завоевавший на том же первенстве мира бронзовую медаль, на первенстве Союза не вышел даже в полуфинал.

Что нужно для больших побед? Первое объективное условие, необходимое для победы, - высокое мастерство спортсмена. Первое субъективное условие чувство ответственности перед Родиной, коллективом, самим собой.

Сознание спортсменом своего превосходства над соперниками делает его на соревнованиях спокойным, уверенным в себе, не боящимся случайности. Чувство ответственности должно стимулировать спортивный успех. Однако для того, чтобы эта ответственность не вызывала боязни плохо выступить (что иногда и приводит к этому), необходимо воспитать в себе волевой характер, смелость и гордость за свою значимость в спорте. Эти качества следует воспитывать с момента поступления будущего спортсмена в детскую секцию.

Развитие специализированных психологических качеств. Основным средством воспитания спортивного самообладания служит большая по объему практика участия 3 соревнованиях. Когда фехтовальщик участвует в соревнованиях часто, тогда отдельные встречи не ощущаются им, как непривычные чрезвычайно острые моменты. Спортсмен относится к состязаниям спокойно и поэтому не считает их единственной возможностью проявить свое спортивное мастерство, которое он несет как эстафету от одного выступления к другому.

Далее:

 

Проверка методик.

Глава 15. О боли хронического воспаления, связанной с грыжей диска.

3.5 Состояния репродуктивной функции мужчин при грыжесечении различными способами.

Диетотерапия при заболеваниях органов дыхания.

Знаменитые врачи: иноземцев федор иванович.

Глава 5. Новая медицина.

Воспалительные заболевания конъюнктивы эндогенного происхождения.

 

Главная >  Публикации 


0.0029