Главная >  Публикации 

 

Глава IV И у вас остеохондроз?!



— Ну вот, принимаемся за изничтожение боли, — говорю я ей строго.

— Неужели на эти пластмассовые колючки ляжешь? — спрашивает она, еще не подозревая, что на вы шеупомянутые колючки я хочу именно ее уложить.

— Нет. Такое для меня как для неживого припарка. Для моего железобетонного остова нужно что-нибудь поострее.

- ?!

И когда я достала ручной работы коврик резиновый, на котором размещалось несметное количество самых настоящих иголочек (металлических), она, чтобы не усугублять ситуацию (чтобы я ей такого не предложила), тут же согласилась лечь на иголочки пластмассовые. Правда, пока что в футболке.

Ну а я, не желая ударить в грязь лицом, как говорится, легла на свой, более острый. Да, заметьте, друзья мои,  не надо плюхаться с маху на ипликатор. Постепенно, все более и более расслабляясь. Вы же знаете, почему каскадеры не ушибаются смертельно, хотя падают вон откуда: то с  крыши высоченного дома, то с летящего как ветер коня... Да, они учатся прежде всего расслабляться, тогда и не остается на теле отметин.

Причем чем более вы расслабились, тем меньше боли от острий, на которые вы легли. Надо сказать, что в данном случае все было не совсем так, как раньше. Так что если у вас был, как у меня, большой перерыв в лежании на иглах, то будьте внимательнее.

Так вот, накрыла я тот коврик своим не особенно полным телом и чувствую, что единственное, чего мне до-зареву хочется, — так это, как тому доктору, что впервые испробовал его, вскочить с него быстрее. Однако гордость не позволила. А в голове моей между тем стало как бы шуметь, и, что еще хуже, сердце стало частить так, будто я побежала по первому разряду стометровку сдавать.

Ну конечно, вспомнила я тут Сонечкины советы и стала обращаться к своим вышеперечисленным органам: перетаньте-ка бузить, дорогие, не надо меня срамить перед подругой, подрывать мой авторитет... А они хоть бы что, этакие несознательные, не поддаются ни на строгости, ни на ласковые к ним обращения.

Вы же понимаете, в такие критические минуты жизни все вспомнилось, чуть ли не с колыбели что было. И стала я, по совету Аллы Пугачевой, убеждать себя в обратном. Помните, как она поет: «Вот сейчас, когда смертельно не везет, говорю, что везет все равно». Конечно, я и до этой песни всегда знала, что когда плохо на душе, то надо думать о чем-то веселом и радостном...

Я представляю себе, как смеется моя приятельница сейчас, когда читает эти строки о моих муках. Я, конечно, ей ни слова не сказала о том.

Итак, ребятки, вы засекли: поначалу острая боль, но она сию минуту закончится, как только вы прикажете себе расслабиться и сделаете это. Потом начнут мурашки будто бродить по всей площади спины, а чуть позднее начнет разливаться под вами словно теплый ручей, будто вы в ванну легли, и застучит кровь то тут, то там. А минут через 15-20 (у всех свое время, вы же знаете) впечатления всяческие окончатся, и это явится сигналом, что пора убрать коврик и положить в сторону, а самим еще более укутаться и... Конечно же, вы уже сладко спите, дорогие мои.

Ну а кому еще не удалось заснуть, пусть меня дальше послушает. Прошла боль, так что я могла уже довольно здраво и спокойно провести анализ. Что же произошло с моею спинкою за полтора года, как не укладывала я ее на вышеописанный коврик. Ведь впервые-то я на нем пролежала почти час! Помню, как вбежал Сережа (мальчик, что делал мне массаж) и закричал:

— Вы уж меня простите, но заработался я... Да вы никак спите?! Ну, Валентина Михайловна!!!

— Чего ты дергаешься, Сережа, — отвечаю я спросонья. — Уж кто-кто, а ты точно знаешь, какая у меня железобетонная спина, так что зря волнуешься.

Позднее я не раз прибегала к помощи коврика, мало того, вопреки запрету все того же Сережи Петрова, упомянутого выше. Как-то поутру встала на коврик голыми ступнями, и ничего, не упала в обморок, в который должна была неминуемо упасть вследствие пробива энергетики.

Почему же сегодня мне стало так дурно? Лежу и пытаюсь ответить на этот вопрос. И поняла! Конечно же, другой мальчик, наш милый Сереженька Коновалов, как я однажды назвала его на юбилее медцентра, все эти полтора года, как я посещала его сеансы, снимал своей волшебной энергией заторы, прочистил энергетические каналы, и начала моя задубевшая кожа оживать, перестала быть бесчувственной.

И правда. Елена Лошковская (она еще мазь чудную делает для оживления хрящиков) растирает мою спину и приговаривает: вот и кровообращение у вас наладилось теперь, раньше, бывало, сколько времени надо было над вашей спиной трудиться, чтобы она хотя бы чуток, на полчасика, порозовела, — а сейчас, пожалуйста, почти сразу же красная становится.

Ну я, конечно, лежу, вся от удовольствия свечусь: в мои века что-то положительное сказали о задней части моего тела, а раньше одни вздохи, ахи слышались, что, мол, никогда такой спины ни у одного пациента не видывали...

Так что низкий поклон уважаемому Сергею Сергеевичу передает Елена Александровна, которую я как-то тoжe на сеансы позвала. Я тоже хотела бы ему передать слова благодарности, но, я думаю, что он от таких слов, верно, устал, столько ему такого говорят-пишут, поэтому лучше буду за него молиться.

Ну, милые мои, я думаю, что я вас ничуть не напугала, рассказав про иголочки, просто предупредила, чтобы не делали большого перерыва, а почаще к ним обращались за помощью, если у вас уже обнаружили тот самый остеохондроз, от которого каждый хочет избавиться поскорее.

И заверяю вас, не только ваш остов начнет поправляться, но и абсолютно все, чем он руководит. Как вы давно информированы, и не только мною, заведует он абсолютно всем, что имеется у нас. Вы же прекрасно помните, как моя подруга подозревала свое сердце в самых худых заболеваниях, а на поверку оказалось, что оно было в порядке, а позвоночник имел «прокол» в грудном отделе.

Ну а местные боли, как вы догадались, этакая колючая «повязочка» уймет с легкостью. Механизм прост донельзя: иголочки кольнут, а кровь побежит к тому месту, которое колют. А кровь, известное дело, сразу же питание принесет, и все дела!

Да, раз уж мы вспомнили чудесную мазь, что сама и готовит Елена Александровна, то примите к сведению: у кого есть немного прополиса, то и его неплохо положить туда, где уже есть в оливковом масле мумие и зверобой. И, конечно же, не забывайте проверить, пожалуйста: а годится ли вам лично еще и этот компонент, прополис. Может быть, кому-то он поможет, а вам и вовсе ни к чему такое, так что и деньги не тратьте понапрасну, тем более, что их не так много...

Вот обещала, что точку в главе наконец поставлю, но сердце, что ли, подсказало: ведь ты еще многое знаешь, что помогает остеохондрозникам, вроде тебя... И редактор как-то мне говорит: «Просят люди, которые вашу предыдущую книжечку прочитали ("Разыщи в себе радость"), пусть автор побольше об этой болячке порасскажет».

Вот я и отправилась за опытом аж в свой 11-летний возраст... Да, да, еще в школьные годы стал он у меня болеть и форму менять, мой остов... Да, уже к пятому классу мой позвоночник, видимо, стал очень слабым, во всяком случае только у меня изо всего класса он стал заметно искривляться и... болеть. Кроме того, моя любовь к чтению, я сказала бы пристрастие, тоже влияла на «стройность» остова: опершись о боковой валик дивана, согнувшись в три погибели, я часами «глотала» тексты авторов, как наших, так и зарубежных, так что моей маме не приходилось беспокоиться, чем занят ее ребенок в свободное от школы время.

Надо отдать должное родительнице, которая имела всего четыре класса образования. Она вовремя заметила, что мое левое плечо становилось все ниже и ниже правого. Врач тоже оказался весьма и весьма внимательным, даже проницательным, поскольку тут же меня направил на рентген и...

Короче, все так быстро закрутилось, что я и не заметила, как стала мне мама шить наколенники с ватой внутри и специальные рукавички из плотной ткани. Диагноз был неутешительным и вызвал у мамы немало тревог и слез: наметился валик горба!

И вот через день я иду с Коломенской улицы (пешком, конечно же), перехожу с мамой Невский проспект и, пройдя мимо больницы Раухфуса, а затем мимо красивого храма (теперь здесь концертный зал), поднимаюсь в спортивный зал, где доктор Коротченко внимательно смотрит за каждым из нас, чтобы мы не ленились, чтобы до седьмого пота, встав на колени и предельно согнувшись, лезли под веревочку, которой вовсе и не было...

— Травинка Валя, ты снова задела веревку, ползи обратно и пониже подлезай под нее, — строго говорил он, а затем, когда я, чуть ли не касаясь лбом пола, все же пролезала под невидимой ленточкой, другим, мягким и ласковым голосом, хвалил: вот теперь ты молодец, девочка, все правильно сделала!

Я ползла дальше, одолевала одну за другой низкие преграды-веревочки, а доктор снова кого-то уговаривал:

— Ребятки, не ленитесь, тяните-вытягивайте свои по-звоночки.

Особенно часто доставалось самой красивой девочке, у которой плечи поднимались чуть ли не до самых ушей, а спинка сверху напоминала подушечку. Верно, не обраща-ли никакого внимания на свою дочку родители и бабушка, думаю я сейчас. Где-то она сейчас, наша синеокая красавица, неужели не повлияли на нее те уроки?

А у меня остановился процесс от таких изнурительных ползаний (кроме них, было еще многое, что выпрямляло остов, но менее трудных) и не развился горб, хотя удар, полученный в детстве, и гематома на мозге постепенно разрушали позвоночник.

На весь свой век я запомнила слова того чудесного доктора: не забывай, девочка, о веревочке, что протянута низко над полом, и с каждым годом все легче и легче будет подлезть под нее...

Конечно же, много всякого в жизни было с той поры, и не вспоминалась годами веревочка, и только теперь я все чаще и чаще думаю, насколько прав был доктор и каких бед можно было бы избежать, если бы я использовала этот простой прием, доступный каждому и при любых условиях..

Снова я вернулась к тем упражнениям совсем недав-но, и самое лучшее из них и невероятно трудное теперь — подлезание под веревочкой — приносит ощутимую пользу. Только не ленитесь, друзья мои. Ползите и ползите по мере сил своих.

И все тот же совет: заведите чудную мелодию, вни- майте божественным звукам, погружайтесь душою в них так, чтобы каждая клеточка ваша нежно и тихо пела и со- всем перестала ощущать боль, что пронизывает ваши заста-ревшие и закостеневшие почти намертво хрящики.

Посмотрю я на вас через месяц-другой и не узнаю: постройнели и, что самое главное, с удовольствием протягиваетесь, почти касаясь животом пола, под красивой ленточкой, которую вы повесили между двумя стульями, что-бы, значит, без обману было...

Может быть, кто-то никогда не проползал под веревочкой? И не совсем понял, как надо это делать? Давайте вернемся к вопросу. Встаете на колени, опираясь руками о пол, а затем, словно увидев проволоку, которая встала на вашем пути (либо веревочку, она уже привязана, если вы решили научиться), прижимаетесь к полу как можете ниже и левую руку ведете вперед (по полу), а правую коленочку к данной руке пытаетесь придвинуть как можно ближе. Вот они уже и встретились, да? Теперь с противоположными конечностями работаете, то есть с правой рукой и левой ногой.

Уже ползете, да? Значит, все поняли! Только, как я всегда вам советую, постепенно, наращивая темпы и удлиняя время занятий. Как вы поняли, такие упражнения вы станете делать, когда уменьшите свой животик и то место, на котором вы сидите, а заодно и окорока, то бишь, простите, бока, чтобы высвободить свою талию (некогда тоненькую) из мясного плена. Только не сердитесь на меня, мои дорогие, но ведь недаром лишние телеса всегда называли диким мясом, то есть таким, которое человеку не нужно, которое, кроме тяжести и других неприятностей, ничего ему не приносит. А мы, как известно, вот уже во второй моей книжечке все боремся и боремся за всякие приятности, которые ведут напрямую к радости.

Вспотели? Аж капли с носа текут, как в парной? Чудесно! Пот, как вы знаете, пользителен донельзя. Я вот, к примеру, чуть ли не полвека не страдала от потливости, а значит, все шлаки так и оставались внутри, копились, и завалы делали во всех частях тела и в сосудах. Всего лет десять назад научили меня париться в бане, и вот постепенно-постепенно и наладилось потоотделение нормальное, естественное.

Вижу я, что вопрос мне уже подготовили: а как это — научиться париться? И в бане, которую я посещаю теперь регулярно, тоже наблюдаю, что и вовсе не умеют некоторые люди париться, никто не приобщил их к чуду, ибо париться — это настоящее чудо!

Кто хочет узнать, то есть кто не умеет, пусть повнимательнее почитает, а кто умеет, пусть дальше листает. Итак, находите себе баньку по душе. Нет, не ту, что рядом с домом, а в которой вам как-то небывало уютно и комфортно, в которую (именно по данному адресу) вам очень хочется направиться в свой банный день. И пусть друзья вас зовут в шикарный салон нового помывочного комбината, вы не соглашайтесь, потому что вы уже разыскали нечто... ,

Вы уже подружились с банщицей, она вам поведала все тайны парного отделения, то есть когда именно прийти, когда некая моложавая бабушка тоже заберется с вами на полок и вы сумеете воочию понаблюдать, как хорошеет бабуся на ваших глазах и вовсе не задыхается, когда под-кинут пару.

Журчит, как ручеек в лесу, голосок, а вы и не замечаете, как бегут минуты. Она же вам и подскажет: «Тебе, милая, пора бы отдохнуть в раздевалочке минуту-другую». Послушайте ее и слезьте с самой высокой полки.

В период обучения очень важно не пересидеть в парилке. Как только появятся первые капельки пота, выходите, отдохните, как советует вам бабуся. Придя в раздевалку, оботритесь насухо, возьмите гаечку свою и посмотрите, что там у вас с давлением. 120 на 80? Замечательно! Значит, можно вернуться в тепло.

С каждым посещением бани будут увеличиваться во времени ваши посиделки на верхней полочке, а пот все обильнее и обильнее становится. И только не забывайте каждый раз, выйдя отдохнуть, насухо вытереться, измерить давление, хорошо? Теперь воды попейте либо сок, несколько глоточков, чтобы восстановить влагу, что вы потеряли с потом.

Вот вы, мои умницы, и приучились к жару, да? И на первый, и на второй, и на третий приход в парную ваше сердечко реагирует нормально, да? Не начинает колотиться и выпрыгивать из груди, как ранее бывало, только вы сунетесь в парилку? Так, выходит, вы близки к цели, то есть к тому моменту, чтобы взять в руки веник и с данным «оружием» двинуться в бой. В бой за свое здоровье, ибо посещение парилки и есть здоровье!

Однако не надо торопиться. Вообще не следует никогда спешить. Помните, поспешишь — людей насмешишь, заметили мудрые люди. А в бане тем более надо все размеренно, степенно так делать... Веничек ваш, конечно, давно, как пришли, лежит в шаечке с горячей-прегорячей водою?

Пусть еще настоится березовая (дубовая) водичка, а вы идите под душ с мылом и мочалкой (передохнув в очередной раз после посещения парной) и моетесь. Мыть, собственно говоря, особенно и нечего, поскольку вся грязь через поры с потом сошла. Значит, для святости, что называется. Голову только дегтярным мылом, а тело — простым. Помылись, ополоснулись и снова идете в предбанник. Отдыхаете дольше, чем прежде, так как вам предстоит нелегкая процедура — париться с веником.

Правильно, мои лапочки, пульс проследили, он в самой норме, будто вы и вовсе не заходили в жаркую комнату ни разочка. Вынимаете веник, встряхиваете его и идете париться, наконец. Заждались, небось, чуть ли не месяц ходили лишь прогреваться!

Как и прежде, сначала постойте на первой ступеньке, потом на второй и, привыкнув к жару, залезайте на самую верхнюю. Там парятся знатоки; немного душно от разгоряченных тел. Ничего, места всем хватит, вот уже вам его и уступают, наметанным глазом ветераны видят, что вы впервые пришли помахать веником и даже не знаете, с чего начинать.

Правильно, догадались, мои красавицы! Конечно же, со ступней. Посильнее, посильнее бейте их, чтобы стали они розовыми, чтобы заиграла в них кровь, а потом... Ну что я тут буду повторять-расписывать, коль вы сами давно знаете, что именно с них, наших оконечностей, и начинается наше здоровье. Многие, я думаю, по камешкам босич-ком ходили летом по моему совету, а некоторые и ящик поставили в доме со щебенкой и зимой собираются бегать в нем (бег на месте), чтобы жили-дышали ступни, хорошели-здоровели и посылали всему, что есть в нас, диво-дивное — энергию, а она уже сотворит с нами чудо чудесное.

Впрочем, не пора ли снова вернуться в парную, где вы машете так быстро веничком и уже приступили к «обмахиванию» ручек и ножек своих, отчего они стали тоже, как ступни, розоветь и разогреваться и будто бы исчезать куда-то, да?

Конечно, с каждым взмахом березового ароматного букетика все становится легким-прелегким. Недаром поговаривают, что как выходишь из бани, будто снова родился, словно сто пудов с тебя сняли.

Пока вы так вот паритесь, дам-ка я вам еще кое-какие советы полезные. Надеюсь, вы не с открытой головой кайфуете? Да, да, каждый раз, заходя в парилку, необходимо шерстяную шапочку на голову натянуть, чтобы она, головушка ваша, не перегревалась, а волосы излишне от температур высоких не секлись.

Вы там работаете, а я пока поговорю с теми, кто в раздевалке сидит-ворчит. Вот, мол, эта Травинка такое предлагает, что сразу воспаление легких можно схватить. То ползать советует под веревкой, когда мне ее чуть ли не под потолком надо подвешивать — столько у меня по бокам и там, где я сижу, накопилось всякого, хоть отрезай... Ну, ворчливые, не я же накопила все то, о чем вы сейчас мне говорите, а вы.

Что касается меня, то у меня как-то и мало всего эта- кого, хорошо еще, что я отрицательно отношусь к мужскому населению планеты. Просто славно, что я не полная, а то ведь некто подсчитал, что 85 процентов мужчин любят. полных женщин (вы, моя чем-то снова недовольная дамочка, давно это поняли и, может быть, для них и накопили столько...), а остальные 15 процентов тоже обожают таких, о которых какой-то армянин сказал, обходя одну из них: «Неужели это все мое?!» Однако по неизвестной причине они это скрывают.

Как вы поняли, мне их странная любовь к обилию жира вовсе не нужна, поэтому я всечасно от вышеуказанного материала, то есть жира и вкупе с ним мяса (его еще называют диким), избавляюсь.

Однако сердитая дамочка уже и терпение потеряла, хочет сказать мне, что в парилку ни за что на свете (ни за какую валюту, выходит) не войдет, ибо этого ее сердечко не выдержит. И напрасно! Если она внимательно почитает вышеизложенное, то никакой беды с нею не произойдет, а удовольствия она потом не оберется.

Все еще на меня дуетесь, мадам? Ой, да я вас, кажется, узнала, хотя и не видела никогда. Моя пациентка, которая приходит в один зал, который внутри нашего питерского мюзик-холла, покупала мою предыдущую книжечку «Разыщи в себе радость». Она одну уже приобрела и решила для подарка подруге еще одну получить. И слышала тот самый разговор, который вела одна полная дама «продвинутого» возраста. Помните, вы еще жаловались и кори-ля эту нехорошую Травинку, которая советует старикам обливаться холодной водой...

Вспомнили?! Ну а так как вы раздеты и сидите, пытаясь стянуть как-то чулки со своих изрядно располневших ножек, что вам с трудом удается, ибо талия тоже подзаросла, а живот вам мешает дотянуться до конечностей, и вы уже покраснели от натуги, то отдохните, милая моя, потом доснимаете. Послушайте минуточку...

Не я такое придумала — обливаться из ведрушки утром и вечером, а господин Себастьян Кнейп, что жил в стране Баварии в прошлом веке, и оттуда, из своего века значит, дает нам добрые советы, милый человек, священник по званию и врачеватель от Бога, должно быть.

И никогда такое не поздно начать, коль скоро вы еще хотите жить и радоваться и не болеть. Помните, что сказал Поль Брэгг? Забыли? Или так осерчали на меня из-за этих двух ведрушек холодной-прехолодной воды, что пропустили его прекрасные мудрые слова? Напомню: болеть — это не значит жить!

Далее:

 

Характеристика отдельных лекарственных препаратов.

Проверка методик.

Глава 15. О боли хронического воспаления, связанной с грыжей диска.

3.5 Состояния репродуктивной функции мужчин при грыжесечении различными способами.

Диетотерапия при заболеваниях органов дыхания.

Знаменитые врачи: иноземцев федор иванович.

Глава 5. Новая медицина.

 

Главная >  Публикации 


0.0032