Главная >  Публикации 

 

Учеба и учителя



Тысячи причин мешают этому. Тут и ложный стыд, и несокрушимые привычки к комфорту, и опасения: «Что скажут люди?». А люди всегда что-нибудь да скажут. На то им даны глаза, чтобы видеть, язык, чтобы говорить. Побежишь в пальто, скажут: «Вон побежал в пальто». Побежишь в одних шортах

— скажут: «Вон побежал в шортах». Не следует обращать на это много внимания. Делай, что считаешь необходимым. Сегодня осудят с удивлением, завтра привыкнут, а послезавтра последуют твоему примеру и будут делать, как ты, будут делать то, что вчера осуждали.

Говорю об этих трудностях потому, что сам их пережил. Нет большего врага на пути к здоровью, чем твоя собственная лень, твои сомнения, твоя собственная инертность, стремление сто раз откладывать начало дела, сомневаться, увиливать. Это так заманчиво: «Я потом, только не сегодня... вот поос-вобожусь немножко... вот посоветуюсь еще раз со своим врачом, с профессором, вот прочту еще несколько пособий по данному вопросу...» Эта лень, эта уклончивость, нерешительность чрезвычайно сильны, непобедимы, очень опасны... Я поэтому никому и никогда не советую начинать что бы то ни было нахрапом, начинать надо всегда очень осторожно.

Сначала необходимо убедиться, но когда убедился, начинай делать, не откладывая в долгий ящик, не потакай себе, не позволяй себе стать рабом своего тела, своей лени. Для закаленного человека грипп

— это тоска по холоду, болезнь белого медведя. Взгляните на них летом в московском зоопарке, как они, бедные, мучаются, как радуются струе холодной воды. Они вялые, шерсть висит клочьями, мотают головой из стороны в сторону, видно, голова болит, ищут в бассейне место похолоднее.

По гипотезе профессора Андриевского, в организме млекопитающих и человека кровь образуется лишь во время напряженного физического усилия. Именно в движении, при беге, во время работы на свежем воздухе идут отличные обменные процессы и образуется здоровая, сильная, молодая кровь высокого качества. А у человека, живущего в квартире, в рабочем кабинете, привыкшего сидеть на диване, в кресле, есть много и что попало, образуется «тухлое тело», неспособное сопротивляться болезням, и кровь невысокого качества...»

Черкасов подчеркивает: «Хочу обратить ваше внимание даже не столько на величайшую целебную силу холода и свежего воздуха, а вот на что: как тяжело, как медленно, с каким упорным сопротивлением пробивается новое знание сквозь непреодолимую стену старых наших привычек.

Потребовались долгие годы, пока я не только понял и принял, но и начал практически бегать, закаляться, голодать и заниматься вообще сам. Сам начал что-то делать реальное. Это чрезвычайно тяжело.

Ведь я уже хотел бегать и закаляться, уже переболел и понял, что другого пути нет, уже припомнил большинство тех случаев, которые привел выше, они меня совершенно убедили, что необходимо начать. И начал я лишь осторожно ходить босиком по снегу — одну-две минуты, выливать на себя воды ледяной и раз в неделю голодать 42 часа.

Затем потребовалось еще несколько лет встречаться с Михаилом Михайловичем Котляровым, слушать его замечательные лекции о Суворове, видеть его бегающим в одних шортах, восхищаться им, но мне казалось, что все это прекрасно и полезно, только не для меня. Иванов, Воронин, Котляров, Яценко,

5* 131 другие люди в наших клубах, добившиеся больших результатов, — это особые герои, одаренные сверхчеловеческими способностями, а я обычный изнеженный литератор, привыкший работать авторучкой, у меня вся нагрузка на мозг, я уже много лет не бегал, не закалялся, стал слабым, легко простужаюсь. Мне надо надеть рукавицы и шапку, чтобы выйти на балкон, а если не надену варежек и возьму из морозильника сосиски, у меня начинается насморк. Разве я могу себе позволить вдруг раздеться и бежать в одних шортах? Ни в коем случае! У меня 20 лет был хронический бронхит, гастрит, перенес тяжелое воспаление среднего уха и едва не оглох. Гайморит, фронтит -- мои постоянные спутники. Варикозное расширение вен. Почки барахлят. Часто бывают ОРЗ, ангины, воспаление легких. Если я разденусь, меня обдует ледяной ветер, я застужу либо грудь, либо спину, либо там позвоночник, почки, получу какую-нибудь страшную болезнь. Нет уж, лучше я буду приобщаться к холоду когда-нибудь потом, когда будет больше времени...

Такие мысли или подобные мысли — это работа нашей лени. Потом-потом — это никогда. Дорога «вот-вот» ведет в «никуда». Никогда у нас не будет времени больше, его будет только меньше. Необходимо не время, а понимание, что дальше тянуть нельзя, откладывать практическое дело — преступление. Читать статьи, слушать лекции и самому ничего не делать — это все равно, что пахать, сеять, но не убирать урожай. Надо опасаться и слишком большого накопления сведений. Я вон сколько перечислил доводов за то, чтобы общаться с холодом. А ведь позже я узнал еще очень многое, например, гипотезу о том, что в перерасчете на килограмм веса человек выделяет тепла в четыре раза больше, чем Солнце, поэтому тепла у современного человека всегда избыток, а охлаждения недостает. Врач Залманов пишет, что в каждой клетке человека происходит 26 микроядерных взрывов в секунду или в минуту, сейчас точно не помню. Суть не в этом, а в том, что наш организм — это гигантский комбинат по выработке тепла. Наша каждая клетка сравнивается современными учеными с огромным комбинатом по сложности происходящих в ней процессов. Но чем дальше отходим от природы, тем более погружаемся в обез-движенность, тем крепче цепи, приковывающие нас к удобствам, тем беспомощнее мы становимся.

В этом отношении наши дети и менее развитые народы меньше знают, но живут ближе к природе, меньше сидят, больше двигаются, раньше ложатся спать, питаются лучше и целесообразнее. То, что можно позволить себе раз или два в году, во время великих праздников, нельзя превращать в ежедневную обыденность, если все 365 дней года становятся праздниками, это очень опасно. Ведь практически каждый или почти каждый при желании ежедневно может накрыть стол, который деду показался бы верхом роскоши. Но нельзя продолжительно есть пищу, произрастающую в чужом тебе регионе, надо питаться тем, что растет вблизи от тебя. Нельзя всю зиму жить в тепле, надо хотя бы несколько минут в день подвергаться холоду. И лучше спать ночью на балконе или с открытой форточкой, еще лучше — с открытым окном или дверью на балкон. Свежий морозный воздух важнее пищи или, во всяком случае, не менее важен, чем еда или питье. Если всех продуктов мы съедаем за день, скажем — килограмм, выпиваем один или два литра жидкостей — супы, чаи, кофе, вода, — то воздуха мы вдыхаем за сутки 10-15 килограммов. Если его сжижить, это будет от одного до полутора ведер. Без воздуха никакая пища не ус-воится. Какое качество воздуха, которым мы дышим, — такое и наше здоровье. Те продукты и те жидкости, которые выделяются из нас, мы ведь не едим и не пьем заново. А в квартире, в учреждении и особенно в переполненном транспорте мы постоянно вдыхаем почти тот же воздух, который выдыхаем. Он содержит около двухсот ядовитых примесей. И мы не умираем сразу лишь потому, что этот воздух разбавляется менее загрязненным. Но здоровья от постоянного пребывания в закрытом помещении, от постоянного вдыхания этого, уже отработанного, несве--жего, нечистого воздуха не ждите. Без пищи мы можем жить несколько месяцев, без питья — несколько дней, а без воздуха лишь несколько минут. Великие мудрецы считают, что еще важнее для нормальной жизни — нормальные впечатления. Совершенно без каких бы то ни было впечатлений человек вроде бы не может прожить даже несколько секунд».

А теперь несколько практических советов Черкасова. «С чего и как начать оздоровление? Я советую вам начать хоть что-то. Неважно, какое упражнение, и неважно, сколько минут. Важно — все 365 дней! Только этот показатель характеризует истинную волю и способность чего-то достичь. Лучше утром, сразу после сна. Еще лучше, если это совпадает с восходом солнца. Самое простое — бег. Скажем, сегодня вам совершенно некогда, нет даже двух минут. Но несколько секунд можно выкроить при любых обстоятельствах. В любых обстоятельствах без исключения можно выкроить несколько секунд в день!

Тут важно не дать образоваться щели, которая мигом превратится в овраг и преградит вам дорогу к счастью. Какие-то дни обязательно выпадут по забывчивости.

Но если вы помните, то непременно хотя бы символически должны выскочить из квартиры на лестничную площадку, пробежать несколько шагов по ступенькам вниз, вверх и назад. Это уже большая победа над собой. Точнее, над той своей слабостью, над той темной стороной, которая живет в каждом из нас.

Победы над своей слабостью, над своей неспособностью делать что-то реальное никогда не достигаются одним ударом, одним решительным порывом, победа над ленью достигается постоянством многократных малых усилий.

Эти усилия, эти микроскопические дела настолько малы, кажутся нам настолько незначительными, что их никто не хочет предпринимать. «Зачем? Вот пойду в отпуск и уж там я...», или так: «Вот уж я выйду на пенсию...». И кажется ему, что, выйдя на пенсию, он сможет по 10 часов заниматься собой. Но до пенсии надо еще дожить. А отпуска слишком мало, чтобы восстановить здоровье и начать новый образ жизни.

Новый образ жизни надо начинать немедленно, сегодня, сейчас, не откладывая ни на секунду. Скажите себе: с этого дня я буду бегать каждый день не менее 5 секунд или минут. Никакие препятствия мне не помешают сделать это 365 раз в году. При малейшей возможности я буду увеличивать время медленного бега в расслаблении до 10, до 30, до 45 минут. И даже до двух часов, если мне это будет приятно и полезно, если это будет доставлять мне наслаждение. Я буду стремиться к тому, чтобы через 2-3 года бегать раз в неделю по 4 часа, если это будет мне приятно. А пока что начинаю с 5 секунд (минут).

Все! Начало великому делу положено. Лучше будет, если вы несколько раз в день побегаете понемногу, в перерывах между различными делами. И включите бег в свою жизнь ежедневно, при каждом удобном случае, как это делали многие великие люди, например, Лев Толстой. Он зимою, особенно в морозные дни, не ходил, а бегал по морозной Москве. Причем современники удивлялись тому, что он не шел, а бежал. Удивлялись тому, что руки его были ледяными при рукопожатии («ледяные» руки обычны для вегетарианцев, которые неправильно поняли этот способ питания. Прим, автора). Как это — такой знаменитый, гениальный человек и вдруг такие странности: одевается зимой легко, бегает быстро, ходит по земле босиком. То же говорили о Суворове: «Великий полководец! Но ... странности: часами бегает по морозу в одних французских панталонах. Куда это годится? Что подумают приличные, воспитанные люди — граф такой-то, княгиня такая-то ...»

Но и Толстой, и Суворов хорошо знали, что при всей своей образованности, при всем том, что дворяне знали пять-семь языков, в точности знали, кому какой и при каких обстоятельствах отвесить поклон, эти образованные для своего времени люди не знали, не умели и не хотели правильно питаться, разумно жить. Они были обречены на вырождение, на постоянные болезни уже из-за того, что вели сидячий образ жизни, ели преимущественно деликатесы, вкусные вещи, осенью — много продуктов «заморских», привезенных издалека, постоянно пили дорогие заморские вина, много ели сладкого, курили, нюхали табак, любили чай, кофе, много лежали, сидели, позволяли делать за себя всю физическую работу слугам, а сами «отдыхали».

Черкасов описал другой интересный феномен. Человек может иметь обширнейшие знания о чем угодно, но только не о том, как сохранять свой организм в здоровом состоянии, продлевать молодость и т.п.

Продолжим рассуждения Черкасова. «Самое простое, самое действенное, самое экономное по времени — бег на открытом воздухе. Это великая асана, о которой Шивананда сказал, что она одна способна обеспечить хорошее здоровье, долголетие и счастье. Разве этого мало? Одна эта асана — медленный бег в расслабленном состоянии — это величайшее наслаждение, а не какая-то трудная неприятная работа на износ, как большинство упражнений современного большого спорта.

Кем бы вы ни были: столетний немощный старик-лифтер или президент Академии медицинских наук, сталевар или генеральный директор производственного объединения, юная студентка или столетняя прапрабабушка, являетесь ли самым сильным человеком с горами мышц на теле или самым худым, изможденным, обессиленным человеком, неспособным даже встать с постели, признают ли вас гением или называют дебилом, и в особенности если вы администратор, или политический деятель, или художник, литератор, поэт, писатель, известный в нашей стране и за рубежом. Кем бы вы ни были и каким бы вы ни были, но если до сих пор вели неправильный образ жизни и осознали это, немедленно, прямо сейчас начните реальное дело. Не позволяйте себе колебаться и годами раздумывать—с чего начать. Начните с того, что сейчас вам по душе, через несколько дней или несколько лет ваше расширившееся сознание позволит вам переменить занятие на другое, более эффективное, но сознание расширится лишь в том случае, если вы 365 дней в году будете заботиться об этом. Наш разум, наша память, наше сознание—это лишь крошечная частица того, чем располагает подсознание, — гигантская подводная часть айсберга. Пробиться к нему не просто, нужны терпеливые многократные попытки. Чем вы будете настойчивее, тем больше и тем скорее добьетесь успеха. Самый быстрый и самый эффективный способ — йога. Начните с одной минуты, и через несколько недель заметите, что одна минута превратилась в час, потому что появилась привычка. А то, к чему привыкли, нравится нам, становится любимым, приятным, становится наслаждением. Наслаждение же всегда сумеет отвоевать больше времени в нашем суточном бюджете. И если вы будете делать его постоянно, к этому ничтожному волоконцу через какое-то время добавятся новые волокна, новые любимые, эффективные упражнения, асаны, пранайямы. Ниточка превратится со временем в веревку, а затем и в толстый канат, который уже не смогут порвать никакие штормы. Никакие противники не смогут сбить вас с толку и лишить наслаждения реальным делом».

Опыт Черкасова и многих других людей указывает, что даже в очень тяжелом состоянии человек может сам себе помочь разумным, целенаправленным трудом над самим собой.

«Если вы так слабы, что не можете даже подняться с постели, но можете на две-три секунды поднять ноги, сделайте движения, будто едете на велосипеде. Эта асана укрепляет мышцы живота, продлевает жизнь, дает хорошее здоровье. У Шиванан-ды она описана несколько раз в различных модификациях. Важно начать и делать ее 365 раз в году. Один 82-летний старик в Болгарии нажил массу всевозможных заболеваний, едва ходил, у него была двусторонняя грыжа на животе, которую он поддерживал широким поясом. Ему посоветовали эту асану. Он делал ее, лежа и сидя на стуле. В первый день смог поднять ноги лишь 5 раз. Но с каждым днем этот человек становился крепче, сильнее, моложе, начал поднимать штангу. Сперва лежа, без «блинов», один лишь гриф. Затем с «блинами». Через четыре года его было не узнать. Исчезли все заболевания, он поднимал штангу весом в 75 килограммов, первым являлся по утрам в спортивный зал в 6 утра и до семи часов топтался под дверью, так нравились ему новые упражнения, новая осмысленная жизнь. Ноги он мог поднимать уже до 80 раз, что не под силу даже олимпийским чемпионам 19-20 лет. И что самое потрясающее, он помолодел лет на 30, исчезла бесследно двусторонняя грыжа, которую не решались оперировать, боясь, что дряблые ткани живота плохо будут срастаться и что старик умрет на операционном столе, не выдержит операции. В 82 года — никуда не годный инвалид с десятками болезней. А в 86 лет — чемпион Болгарии по тяжелой атлетике в своей возрастной группе.

Сравните его поведение с поведением тех еще не старых мужчин, которые вскакивают в 5 утра и бегут к «закусочным», к «пивбарам» и топчутся там по нескольку часов в ожидании, пока откроется злачное заведение, чтобы «опохмелиться», то есть оглушить себя очередной порцией гадюшного зелья. Несчастные жены таких несчастных людей недаром называют все питейные заведения «гадюшниками».

Даже такой вот алкаш, даже человек, попавший за что-то в тюрьму на несколько лет, может делать ежедневно какое-то упражнение, например, бег. И через несколько месяцев он не узнает себя. И все другие родственники и знакомые не узнают его — до того он изменится.

Если вы не сможете ноги поднять, начните с медленного поднимания рук, вытягивания носков ног или же возьмите в руки резиновый мячик и сжимайте его поочередно то правой, то левой рукой.

Нет безвыходных ситуаций! Нет неизлечимых болезней. Есть неизлечимые люди, уверенные, что ничего они не смогут. Мои близкие знакомые — муж и жена, два замечательных человека, но болезненных, хотя оба врачи. Оба курят, увлекаются вкусными блюдами, пьют чай, кофе, вино. И давно уже опустили руки. Оба подвергались операциям. И не раз. И оба убеждены: «Мы ничего не можем: ни бегать, ни голодать, ни переменить диету. Мы — тряпки...»

Если человек сам ни на что неспособен, никто другой за него этого не сделает. Но если вы убедитесь, что надо что-то начать, прекратите прежний образ жизни. На этом свете и без того множество всевозможных преступлений. Прекратите преступления против самого себя, не разрушайте изумительный храм, в котором живет ваше высшее «Я», ваше истинное «Я». Это, возможно, самое тяжелое преступление из всех, которые творит на земле человек. От этого преступления зависят и все прочие, йоги не зря говорят, что в течение одного поколения можно было бы сделать здоровее всех людей, если бы они научились правильно дышать. Исчезли бы не только все болезни, но и преступления».

Каким-то шестым чувством я вышел на Владимира Георгиевича Черкасова. Он жил в Мытищах под Москвой, и мой знакомый брал по моей заявке у него книги. Я перепечатывал их на машинке, так набирался теории. И вот, наконец, первая очная встреча. Как вы видите, я все воспринимаю несколько преувеличено, эмоционально, а потом трезво разбираюсь.

С высоты сегодняшних дней я могу сказать следующее. Действительно, Владимир Георгиевич обладает обширными и достаточно углубленными знаниями. Он многое испытал и многое видел. Однако, он так и не понял того факта, что оздоровительная система должна быть очень гибкой и приспосабливаемой к человеку, а не человек к ней. Видя пример Порфирия Иванова, он взял его методику за основу. А ввиду того, что по своим конституционным данным он походил на Иванова, ему голодание, обливание водой прекрасно помогали.

Его жена Нина Михайловна по своей конституции была вылитым воплощением «Ветра» — маленькая, тонкокостная женщина. На ней было все хозяйство и забота о Владимире Георгиевиче. Видя, что ему хорошо от применения оздоровительных средств, Черкасов стал их рекомендовать и ей. Они оба стали обливаться, голодать небольшие сроки и т.п. Через некоторое время у нее началось перевозбуждение жизненного принципа «Ветра», что стало выражаться в страхе, неуверенности, боязни быть одной в квартире. Когда я бывал у них дома, объяснял им, что так делать нельзя, это не для нее, и объяснял, как выйти из этого тупика. Они с интересом слушали, но продолжали делать свое.

В этом году (1996) Нина Михайловна умерла. Это повлияло на Владимира Георгиевича, он сильно изменился, постарел, забросил уход за квартирой.

Возможно, некоторые из вас поинтересуются, а были ли у меня Учителя на оздоровительном пути? Я бы не сказал, что меня специально учили. Скорее всего, я учился, тянулся к знаниям, к тем людям, которые ими обладали. Семенова и Черкасов — первые, у кого я перенимал оздоровительные знания. Изредка я приезжал, беседовал, рассказывал. Они первые заметили во мне талант исследователя и практика, посоветовали описать свой опыт. Все остальное пришлось делать самому.

«4 сентября. Придерживаюсь своей программы. В 10.00 поел сливы, груши, яблоки и через час рис и мед. Сырые овощи и фрукты неизбежно вызывают перевозбуждение «Ветра» и как правило один из внешних симптомов этого — газообразование; значит, фруктов меньше, овощей больше — от них пищеварение нормальное.

Далее:

 

Глава 8. Сексуальные мифы и реальность.

Стюарт Мак Роберт Руки титана.

Тибетские медные, массажные, музыкальные омолаживающие шары.

Бодалев А. А. Столин В. В. Аванесов В. С. Общая психодиагностика.

Уткин В. Л. Биомеханика физических упражнений.

Вишня обыкновенная. Применяется против поносов (отвар из плодоножек)..

Упражнение «мошоночное сжатие»: шаг за шагом.

 

Главная >  Публикации 


0.0338