Главная >  Публикации 

 

Заключение



В результате чрезмерной внешнеэкономической зависимости освободившихся государств от мирового капиталистического рынка обычные обобщающие показатели экономического развития (величина и динамика национального дохода или валового внутреннего продукта) фактически не выражают действительного общественного прогресса. Доход, создаваемый в современном секторе производства в этих странах, лишь в небольшой части обращается на экономическое и социальное переустройство застойного традиционного общества. В основном он изымается международными капиталистическими монополиями или расходуется на непроизводительные цели, в частности на закупку вооружения.

Такой характер экономического развития мало способствует созданию условий для технического переворота в обширном традиционном секторе, где сосредоточено абсолютное большинство населения. Более того, он консервирует в нем доиндустриальные нормы производства с низкой производительностью труда. А это в свою очередь ведет к дальнейшему углублению пропасти между богатством и бедностью, к сохранению разрыва между традиционным и современным секторами экономики. В частности, в традиционном секторе сохраняются патриархальные формы семейно-родственных отношений. Ведь семьи продолжают нуждаться в детях как помощниках в труде и экономической опоре родителям в старости. Иными словами, сохраняются основы традиционного типа воспроизводства населения со свойственной ему демографической установкой на многодетность.

Возвращаясь к наблюдаемой в ряде развивающихся стран тенденции к понижению уровня рождаемости, можно утверждать, что она отражает процесс подлинного демографического перехода вследствие модернизации общества пока лишь в небольшой мере, а именно лишь -'поскольку затрагивает узкий современный сектор, где действительно происходит промышленный рост. Что же касается обширного традиционного сектора экономики, то в нем снижение уровня рождаемости обусловлено иными факторами. Ускоренный рост населения, переполняя традиционные общественные структуры избыточными людскими ресурсами, способствует тревожному углублению разобщенности все большего числа трудоспособных людей со средствами производства: ускоряется обезземеливание крестьянства, увеличивается бедность, растет явная и скрытая безработица. Эти факторы не меняют семейные идеалы многодетности, но побуждают остающихся без средств к существованию родителей временно отказываться от деторождения, молодежь— откладывать браки на более поздний срок, женатых мужчин — надолго покидать семьи в поисках работы и т. п.

В этом отношении весьма показательно, что основной причиной снижения общего коэффициента рождаемости (числа рождений в год на 1000 жителей) является не внутрисемейное ограничение деторождения, а повышение возраста вступления в брак. Например, доля женщин в возрасте 20—24 лет, еще не вступавших в брак, повысилась: в Индонезии (с 1964 по 1976 г.) с 14,2 до 23,5%, в Малайзии (с 1957 по 1970 г.) с 21,4 до 43%, на Филиппинах (с 1956 по 1973 г.) с 41 до 56%. Вместе с тем число детей, рожденных в среднем замужними женщинами к моменту их выхода из детородного возраста, оставалось практически неизменным. Это свидетельствует о том, что семейные установки на многодетность меняются мало. Так, в Малайзии этот показатель снизился с 8,1 до 8,0, в Индии (1965—1975 гг.) возрос с 6,3 до 6,7, а в Индонезии увеличился с 6,6 до 7,5.

Однако даже в случаях, когда снижение среднего числа детей было значительным (а оно действительно стало более значительным в 1975—1980 гг.), причиной, как правило, оказывался не столько процесс модернизации, сколько процесс обнищания. Так, по данным индийского демографа Захария, обследовавшего индийский штат Керала с самым низким в Индии уровнем рождаемости, отмеченное там за 1975—1980 гг. сокращение этого показателя произошло главным образом из-за снижения его у самых бедных семей. К аналогичному заключению пришла группа латиноамериканских демографов, выяснявших причины снижения общего коэффициента рождаемости в Бразилии, где не проводилось никакой официальной политики контроля рождаемости. Они пришли к выводу, что происходящий с 60-х годов до настоящего времени процесс пролетаризации трудящихся привел к сокращению размеров семьи; ухудшение жизненных условий городской бедноты также побудило их семьи обращаться к контролю деторождения, чтобы хоть частично облегчить свое положение.

Конечно, проводимые многими правительствами «программы планирования семьи» играют определенную роль в снижении рождаемости. Но за пределами современного сектора ее результаты оказываются весьма ограниченными и, главное, непрочными, легко обратимыми. Не будучи подкрепленной необходимым социально-экономическим и культурным развитием, демографическая политика даже в лучшем случае останется паллиативом, а не действенным средством решения актуальных общественных проблем развивающихся стран.

Для развивающихся стран решение демографических проблем возможно только при полной перестройке унаследованных от колониального прошлого экономической структуры и неравноправных экономических отношений на мировом капиталистическом рынке. Только при этих коренных социально-экономических преобразованиях возникнут реальные условия для ускорения демографического перехода от традиционного типа воспроизводства населения к его современному типу.

Таким образом, отдаленные демографические судьбы человечества и перспективы решения проблем мирового населения определяются уже на современном историческом этапе. И определяются они прежде всего исходом борьбы народов развивающихся стран за преодоление их экономической и культурной отсталости, в ходе борьбы прогрессивных сил планеты против неоколониалистской и милитаристской политики империализма, за разоружение и переключение военных расходов на мирные цели, в частности на экономическую помощь развивающимся странам. Только на основе этой борьбы, по мере ее успешного развития в мире будут складываться предпосылки для более эффективного воздействия на процессы воспроизводства и размещения мирового населения.

Что же касается перспективных оценок будущей численности жителей Земли за порогом нынешнего века, то, исходя из ожидаемой в ближайшие десятилетия тенденции снижения уровня рождаемости, ООН прогнозирует на следующий век дальнейшее замедление темпов демографического роста до уровня простого воспроизводства. К 2110 г. ожидается стабилизация численности жителей развивающихся стран на уровне 9Д млрд., а всего населения Земли — на уровне 10,5 млрд. человек. Если же снижение рождаемости будет идти быстрее, чем сейчас, то можно предположить, что стабилизация численности населения мира произойдет раньше, по самым оптимистическим расчетам, примерно в 2070 г., и на более низком уровне — 8 млрд. человек. И наоборот, если снижение рождаемости пойдет медленнее, то время стабилизации ориентировочно оттянется до 2130 г., а ее уровень повысится до 14 млрд. человек. Разумеется, эти оценки имеют чисто гипотетический характер, и степень их достоверности сможет определить лишь сама жизнь.

Заключение

Демография — наука сравнительно молодая. Хотя интерес к проблемам роста населения проявляли еще мыслители древности, первые закономерности воспроизводства населения были установлены лишь в конце XVII в. А имя свое демография обрела ровно 130 лет назад. Слово это впервые появилось в названии книги французского естествоиспытателя, педагога и инженера Ашиля Гийяра «Элементы статистики человека, или Сравнительная демография», вышедшей в Париже в 1855 г. По мере накопления фактических данных, их обобщения и осмысления ширилась область поиска, углублялись и уточнялись представления о закономерностях роста населения. Особенно бурно стали развиваться демографические исследования начиная со второй половины нашего века. И сейчас демография по праву заняла одно из ведущих мест в ряду общественных наук.

Статьи, которые вы только что прочли, посвящены разным проблемам. При всей кажущейся узости предмета науки диапазон ее исследований оказывается весьма широким и разносторонним, а ведь здесь представлены только некоторые направления демографического поиска, пусть даже и наиболее важные.

Авторы статей подходят к изложению своего предмета с разных точек зрения, с разной степенью обобщения. Их мнения не во всем совпадают. Это тоже естественно. При согласии в главном различие подходов и мнений — лучшее свидетельство того, что наука не стоит на месте.

Уверенность, с которой написаны собранные здесь статьи, не должна породить у читателя представления, что ученым уже все известно и что нет такой области, куда не заглядывал бы любознательный демограф. Законы движения населения еще не поняты до конца, об особенностях их проявления мы знаем еще далеко не все, недостаточно пока умеем предвидеть демографичеекое будущее. Не стоят на месте и сами демографические процессы. Изменчивость — одно из главных их свойств; даже если эти изменения и занимают десятилетия, это мгновения в масштабах исторического времени. Их, однако, достаточно, чтобы появились новые факты, обнаружились неизвестные ранее взаимосвязи. Население— беспокойный объект демографии — не перестает ставить перед исследователями все новые задачи. А если так, поиск продолжается!

Далее:

 

Владимир Фролов Эндогенное дыхание.

Чучалин А. Г. Бронхиальная астма..

Заболевания, связанные с нарушением секреции гормона роста.

На выставке и у телевизора.

Глава XX Уход за больными. Лечебнодиагностические процедуры.

Грыжи пупочного канатика — пуповинная, зародышевая (hernIA funICulI UmbILICalIS, omphalocele).

В. Зацепин, В. Цимбалюк. Мы и наша семья.

 

Главная >  Публикации 


0.0045