Главная >  Публикации 

 

Осанна лягушке, выпрыгнувшей из крынки с молоком, или почему наша активность включает на полные обороты волшебную эндокринную железу, вырабатывающую до пятисот гормонов



Что мы едим? Пересеките эту улицу, зайдите на рынок и отнесите продукты, купленные там, на анализ. В них будет нитратов в шесть раз больше, чем допустимо предельными нормами! Ведь это же убийственно, это смертельно для человека!

Чем мы дышим? Мой друг, недавно вернувшийся из Ярославля, где проводились экологические замеры, на одном из предприятий обнаружил количество свинца в воздухе в 900 раз больше допустимой нормы! Этого не знает и знать не хочет руководство данного предприятия, не говоря уж о городских властях. Что же будет потом с людьми, которые живут, не зная, в каких условиях они живут?

А что мы пьем, какую воду? Извините, но это факт, когда один итальянский журналист уронил в Тибр кассету с пленкой, а потом ее нашли, она была проявлена и зафиксирована... Примерно такого же состава воду пьем и мы.

Что мы носим? Если бы я попросил сейчас из присутствующих в этом зале поднять руку тех, на ком нет синтетики, сколько бы оказалось таких счастливцев? (Андреев считает поднятые руки: раз, два, три...) Сами посмотрите, может быть, пять процентов от присутствующих здесь четырехсот человек! А вы, молодой человек, на каком основании тянете руку вверх? Посмотрите на свои резиновые подошвы. (Оживление, смех в зале). Но ведь синтетика - это то, что нас омертвляет, и могучие производительные силы устремлены на то, чтобы производить именно такие, омертвляющие нас оболочки. Об экологической обстановке в Киеве после Чернобыля я говорить сейчас не буду... А что готовит этот так называемый разум в качестве ядерной зимы? Умерщвление человечества и самоумерщвление!

Но, может быть, мы с чистой совестью можем говорить о разумности общественного устройства, устройства, разъедаемого саркомой ведомственности? И подобно бессмысленной саркоме, которая жадно стремится пожрать все клетки, ведомственность и не мыслит того, что вместе с организмом, который она сожрет, она сама окажется в могильной яме. Это что, тоже деятельность разума? Может быть, это безумие? Может быть, это не цивилизация, а антицивилизация?

Все это называть словом "ноосфера", то есть сферой деятельности Разума?

Тогда давайте уточним, что такое разум. Хочу сказать сейчас нечто существенное. Может быть, все наши беды и отсталость земной цивилизации от вероятно существующих других цивилизаций коренятся в том, что под разумом понимаем удивительно узкую компьютерную полосу мышления. Наше мышление работает в шкале "да - нет". Но ведь природа неизмеримо богаче! Любое явление строится на пересечении десятков, сотен, тысяч, миллионов, миллиардов координат. Когда мы строим свой вывод на пересечении двух, трех, даже десяти координат, насколько это бедно по сравнению с богатством природы, насколько не передает сути вещей! Это убогость, а не мышление. Мы уподобляемся ученому из известной притчи. Он построил мыслящего робота, начинил его сложными устройствами, решил отдохнуть и вознаградить себя в связи с окончанием этого многотрудного строительства. Он говорит роботу (а робот был запрограммирован на кратчайшее, рациональное выполнение поставленных перед ним задач):

- А теперь принеси-ка мне, братец, пять тысяч долларов. - Да, сэр! - сказал робот, повернулся и вышел. Очень скоро он вернулся, торжествующе мигая лампочками, и протянул изобретателю страховой полис на его сына, который был застрахован как раз на пять тысяч долларов. - Можете получить свои пять тысяч долларов, сэр, как единственный наследник.

То есть он тотчас же убил этого сына, потому что кратчайшим образом должен был решить эту задачу о пяти тысячах долларов.

Такова модель нашего "разума". (Оживление в зале.)

Вот почему если мы хотим действительно глубоко понять учение Вернадского, то должны представлять себе мышление гораздо более сложным процессом, чем то прямолинейное движение к сиюминутной выгоде, которое отличает нынешнее человечество, к сожалению. В природе нет этого узкого спектра "да - нет". Любое явление представляет собою смешение множества компонентов, разнесенных в пространстве и времени. Если мы это осознаем, если мы будем заглядывать несколько вперед решения задачи о немедленном обретении пяти тысяч долларов или о повороте северных рек на юг, или об использовании Амударьи и Сырдарьи исключительно ради хлопкосеяния, то мы действительно получим право называться мыслящими существами.

Что же способно коррелировать, корректировать, исправлять то убогое состояние, в котором мы оказались и, гордясь которым со всем присущим человечеству самодовольством, продолжаем катиться то ли к пропасти, то ли к сожжению в ядерном кратере?

Разумеется, выход - в обретении нового мышления, широкого, многоуровневого, которое достойно человека, а не его порождения, того робота, который скажет "да, сэр!" и зашагает по трупам. Да, конечно, но еще и наработка той корригирующей и исправляющей нас оболочки, которая, безусловно, входит в понятие "ноосфера". Каким же образом? Наработка этого поля - в наших силах, в наших возможностях. Вот теперь-то мы и вспомним об эпиграфе и перейдем к конкретным действиям.

У меня просьба к тем двум товарищам, которые вызвались добровольцами. Что же от вас потребуется? Вот яблоко. Стойте так, чтобы вы его отчетливо видели и представляли себе, что это такое. Пошлите мощный импульс восхититесь этим яблоком. Да посмотрите вы, какая у него прекрасная, гармоничная форма! Да что это за великолепное, неповторимое сочетание цветов! Да представьте себе, сколь великолепно оно на вкус. Прокрутите в себе в мгновение ока представление, сколько солнца сконцентрировалось в его сладкой мякоти. Пошлите импульс, да не так равнодушно, как мы это делаем, читая газету: "Да, милая, действительно, это очень вкусно". (Оживление в зале.) А так, чтобы горячая кровь от восторга прилила к вашим щекам. Прошу вас, вы люди эмоционально подвижные, сделайте это. (Проходит несколько секунд, экспериментаторы неотрывно глядят на яблоко.) Хорошо, пока присядьте. (Андреев замеряет рамкой число оборотов от яблока. Зал считает вместе с ним.) Вы помните, было 3/4 оборота, сейчас - 6 оборотов (оживление в зале). Но что гораздо интереснее - начинается своеобразная игра в пинг-понг. Тот импульс, который вы послали яблоку, оно возвращает вам. Подойдите, пожалуйста. (Андреев начинает рамкой замерять добровольцев, посылавших свой импульс яблоку.) Шесть оборотов, а было, кажется, около двух. Так? Обратите внимание, что вы чувствуете себя гораздо лучше, чем в начале этого выступления. У вас - около семи оборотов. Спасибо.

Долго не говоря, я хотел бы просить вас, всех присутствующих здесь, осмыслить этот факт. Ведь можно жить совершенно иначе, чем мы живем. Можно жить равнодушно, бесстрастно, механически выполняя свои обязанности и уповая на свой так называемый разум, который на самом деле Удручающе обуживает наши подлинные возможности. Но ведь можно жить и гораздо ярче! Можно жить, посылая позитивные, положительные эмоции туда, где мы общаемся,- с людьми или предметами.

Обратите внимание (мужчины, я знаю, на это внимание обращают). Ведь если полюбишь женщину и восхитишься ею, то в ней как лампочку зажигают - она совершенно меняется, и получается вдруг так, что не было ни гроша, да вдруг алтын: то никто на нее не обращал внимания, а тут полюбили, она резко похорошела, и за нею уже хвост обожателей! Вокруг нее уже совершенно другой ореол, и люди в ее присутствии начинают уже себя чувствовать тоже по-другому, гораздо лучше.

То же самое и в семейных отношениях. Я не веду речь о том, чтобы баловать детей, конечно, нет. Доброта должна быть суровой в воспитании, а не сиропной. Но восхищаться ребенком вы должны как прекрасной сущностью, и насколько же оно, это дитя, будет здоровее и лучше! Попробуйте тот же самый алгоритм поведения применять и на своей работе. Председатель представил меня в качестве главного редактора "Библиотеки поэта". Это действительно так, и хочу вам сказать, что с той поры, как я пришел в редакцию, не выказывая, разумеется, своим редакторам восхищения от их действительно высокопрофессиональной работы, я тем не менее, в самом деле, испытываю радость от общения с этими мастерами своего дела. И что любопытно заметить, за это время мои редакторы болели меньше, чем прежде, хотя, разумеется, за эти прошедшие годы моложе они не стали. Все идет по-деловому, без признаков какого-нибудь тетешканья, но я действительно имел много поводов для восхищения их квалификацией и отнюдь не старался погасить в себе это чувство,- перекрыть эти сильные и радостные импульсы. Полагаю, что в подобной ситуации живется гораздо лучше и мне и им.

Вспомним то яблоко, которое было подзаряжено. Если вы его сейчас съедите, то получите энергии гораздо больше, чем до того, как вы им восхитились и насладились мысленно, эмоционально.

Разумеется, и это замечательное понятие "ноосферы" тоже не является оценочной категорией. Ведь бывают и злобные эмоциональные выбросы. Могу сказать, что гневные выбросы меня, например, опустошают, биоплазмографом (прибором Сергеева) я совершенно точно могу определить, что после какого-либо протуберанца ярости мои духовные силы заметно ослабевают и я восстанавливаюсь не раньше чем через два-три дня. Зная это, стараюсь быть по возможности сдержаннее в отрицательных проявлениях. Но все ли так стараются? И не эти ли огромные и страшные, полыхающие над земным шаром протуберанцы злобных эманации вызывают беспокойство уже во вселенском масштабе? Сейчас уже официальные средства, органы информации, массовые коммуникации неоднократно сообщали о визитах НЛО на нашу планету. Не потому ли они зачастили, что наши отрицательные эмоции засоряют не только ближний, но и дальний Космос?

По законам литературного произведения изложение должно завершаться эпилогом.

Как быть с любимыми женщинами, с детьми - ясно. Об уровне взаимоотношений на работе - тоже понятно. А как же быть с той же мерзостью, которая мешает жить всему человечеству и в нашей стране тоже? Как быть с той бюрократической опухолью, которая душит наш собственный организм? Упаси бог: конечно же, не восхищаться ею! (Оживление в зале.) Это естественно, я полагаю. Так что же делать? Теперь я выскажу положение, важнейшее в плане и философском, и практическом. Если можете, оспорьте меня. Так что же делать? Самое главное - не идти их путем! Их путь - это путь злобы. Путь убийства, путь смерти. Путь выброса в биосферу, в ноосферу, в Космос колоссальных энергий зла. Если даже свой родимый брат по классу, президент чуть-чуть тебе мешает - застрелить этого Кеннеди. Если Улоф Пальме не так, по-твоему, поступает - физически убрать его. Индира Ганди - убрать! И уж если так с капитанами своего мира могут поступать, то чего стоят все остальные? Сметаются в случае необходимости, как насекомые!

Нет, мы таким путем пойти не можем. Это не магистральный путь движения человечества. Следовательно, я полагал бы правильным, когда мы боремся с каким-либо конкретным бюрократом, с какой-либо омерзительной частью общей вредоносной структуры, не посылать свои убийственные эмоции, которые опустошают тебя, нет речь идет о том, чтобы перестраивать обстоятельства. Делать обстоятельства человечными - вот наш путь.

Уничтожать конкретных носителей зла, на место которых придут другие? Так что же это будет - путь бесконечного уничтожения, ибо структура сама репродуцирует раковые клетки? Нет, наш путь создания достойной ноосферы не должен вести к засорению оболочки нашей многострадальной планеты. С чего же начать? Конкретно я полагаю так: политикан заботится о голосах, политик - о будущих поколениях, о детях. Кто живет по принципу "после нас - хоть потоп", тому, конечно, все равно. Но мы, те, кто живет действительно по разуму, кто думает о продвижении землян вперед, должны начинать с преображения жизни, с детей. Наши значительнейшие усилия должны быть направлены на пересоздание духа и структуры личности у тех, кто идет за нами. Иначе мы очень долго будем пробуксовывать. Тему эту я не буду развивать, так как она очевидна, но на прощание, уже уходя с трибуны, хочу сказать: то, что мы с вами наработали, это не эфемерно. И яблоко, и человек хранят это полученное восхищение очень долго. Посмотрите (Андреев снова замеряет яблоко.): 6 оборотов. Теперь разрешите проверить и вас. (Замеряет потенциал "добровольцев".) Сохранились те же самые 6 и 7 оборотов.

Благодарю вас. Думаю все сказанное и показанное здесь было наглядным и очевидным! (Сильные продолжительные аплодисменты.)

Осанна лягушке, выпрыгнувшей из крынки с молоком, или почему наша активность включает на полные обороты волшебную эндокринную железу, вырабатывающую до пятисот гормонов

Итак, резюме, которое ради практического использования следует извлечь из предыдущего раздела и которое способно значительно поднять и наше общее состояние, и состояние окружающих, выглядит примерно так: те импульсы нашего искреннего восхищения, что мы посылаем людям ли, предметам ли, минералам ли, растениям ли и т. д. (совсем не обязательно афишируя это), значительно улучшают их состояние и в еще большей степени - наше собственное. Тот, кто тренирует свою искреннюю благожелательность, постоянно и, более того, для кого она не просто привычка - вторая натура, а первичное естество, тот, следовательно, является постоянным источником здоровья и бодрости для окружающих и сам обретает мощный и вечный внутренний генератор душевных и телесных сил.

А теперь вернемся памятью к печальному завершению истории об исцелении Михаила Дивова и неисцелении его сотоварищей по грозному недугу. Чего не хватило им? Высокого и далекого целеполагания? Да, конечно. Пересотворения и переориентации своей психики на святой курс доброжелательности? Да, разумеется. Но помимо этого в копилке их ведущих принципов недоставало и такой ценности, как активность, как стремление к целеустремленной собственной деятельности.

Теперь мы двинемся дальше, вдоль обозначенного здесь абриса первого кита, то есть духовности. Что толку от высоких мечтаний Манилова, например, который, задыхаясь от восторга, проектировал построить дом с бельведером, откуда можно будет видеть даже Москву? Высокое целеполагание реализует себя через активность личности, через ее деятельность. Когда-то великий поэт Гете справедливо сказал: "Как можно познать самого себя? Только путем действия, никогда путем созерцания. Попытайся выполнить свой долг, и ты поймешь кто ты". Дух активный, деятельный, неукротимый - вот еще одна из определяющих опор нашей духовности.

Сладостно продремавший всю свою жизнь в теплой луже, рыхлый, страдающий одышкой кит - это не та опора, которая может явиться фундаментальной основой нашего здоровья.

Подтверждение этой мысли о стратегической важности духа деятельного для длительного здоровья я опять прежде всего нахожу в жизнеописаниях славных долгожителей.

Пабло Пикассо умер в возрасте 92 лет, не отдав никаких распоряжений относительно своего художественного багажа. Учитывая, что в списке его наследников было трое внебрачных детей, числилась его вторая жена и внуки от первого брака с русской балериной Ольгой Хохловой, раздел имущества представлял собой непростую задачу. К урегулированию конфликта было привлечено четырнадцать контор и многочисленные эксперты, которые в течение многих месяцев вели кропотливую работу по инвентаризации, оценке и классификации художественного наследия Пикассо. Умер художник в 1973 г., но только к лету 1977 г. эта работа была завершена. Ее итогом явилось одиннадцать нотариально заверенных томов-реестров. В них содержалась опись 1876 картин художника, 7089 рисунков, 4659 рисунков в блокнотах, 18 095 гравюр, около 10 000 лито- и линогравюр, 1355 скульптур, 2880 произведений керамики (о судьбе наследия можно сообщить, что все шестеро наследников пришли к согласию о том, что лучшие из доставшихся им произведений они передают в Национальный музей Пикассо).

Естественно, я веду речь не о меркантильных проблемах, связанных с его фондом, но прежде всего об этом могучем таланте. Веду речь о той поразительной интенсивности творчества, которая определяла жизнь великого мастера. Его работоспособность и неистовство в работе приводили к тому, что он рисовал, писал, лепил всегда и повсюду, что не признавал никаких передышек и перерывов в своей работе. Жан Тоссель, художник, лично знавший Пикассо, вспоминал, что он мог усесться за мольберт, едва вынырнув из бассейна, что он мог рисовать даже во время столь любимой им корриды, что он хватался за кисть, порой прервав обед или беседу с друзьями. Он был не просто художником. Он постоянно изобретал, выдумывал, искал, его творческое наследие есть талант, помноженный на гигантский труд.

Разумеется, величие художника не измеряется числом созданных им произведений. Тот же Тоссель указывал справедливо, что Репину для создания "Бурлаков на Волге" требовались месяцы напряженного труда, ибо тщательно выписывались все детали, многократно переделывался сюжет. Пикассо же работал в иной манере: он мгновенно запечатлевал образ, рождавшийся у него в уме (например, он мог нарисовать женщину всего шестью-семью линиями, начертав весьма характерный, даже неповторимый ее облик). Он мог набросать сотни эскизов в течение одной недели, но он же неделями писал свою "Гернику", месяцами сидел в старинной часовне, расписывая настенный триптих "Земля и Мир", и одновременно же создавал по соседству керамические тарелочки со своими рисунками.

Не буду сейчас вспоминать ни Коненкова, ни Тициана, также оставивших после своей почти вековой жизни огромное творческое наследие. Метнусь сейчас совсем в иную сторону человеческой жизни, в научное долгожительство. Известный индийский астрофизик Саблахаям Чандрасекар в возрасте 71 года завершил наконец свой труд по теории "черных дыр", показав феномен научного долголетия и творческой продуктивности в занятиях теорией, ибо он практически вдвое старше большинства теоретиков, занимающихся этой проблемой. К теме "черных дыр" Чандрасекар обратился в возрасте 63 лет, а до этого не было ни одной отрасли астрономии, где бы он ни добился значительных результатов, без которых не могут теперь обходиться все те, кто ведет изыскания в этих областях.

Риторический вопрос: можно ли было добиться подобных феноменальных результатов, полеживая на тахте с газетой в руках у торшера? Чандрасекар с почтением приводит имена Дирака, Гольденберга, Максвелла, Эйнштейна и скромно не претендует на сравнение с ними, но в то же время отмечает, что эти гиганты науки после сорока лет добились уже сравнительно немногого. Если Бетховен в сорок семь своих лет мог сказать друзьям, что только теперь он знает, как сочинять музыку, то среди ученых Чандрасекар не мог бы назвать такого, вечно устремленного на принципиальную новизну.

Почему люди искусства могут творить в течение всей жизни, развивая новые идеи и качественно совершенствуя мастерство, а ученым это свойство не присуще? Дело в том, очевидно, что люди, совершившие в молодые годы принципиальное открытие в какой-то области науки, начинают полагать, будто они уже постигли абсолютную истину, которая всегда обеспечивает им правоту, хотя тайны мироздания по своей глубине намного-намного превосходят возможности самого мощного разума, справедливо считает Чандрасекар. Вот почему ученые сплошь да рядом становятся жертвами собственных амбиций. Чандрасекар же полагает более продуктивным постоянно и активно решать одну проблему за другой, углубляя в целом общее понимание системы мироздания, постоянно вновь и вновь напрягая себя в освоении неведомых ему раньше материков познания.

После изложенного, думаю, совершенно ясной станет та, можно сказать, мировоззренческая позиция нашей группы, моих "колхозников", к которой мы пришли после нелегких раздумий. Дело в том, что, подобно замечательному народному философу П. К. Иванову, мы не лечим - мы учим правильно жить. Однако в ряде случаев приходилось, опираясь на уже наработанный положительный опыт, в виде редкого исключения оказывать и реальную помощь там, где медики уже отказались от больного. Само собой, подменять весь могущественный аппарат Минздрава и пытаться своими жалкими телами заткнуть бесчисленные пробоины в его деятельности - задача нереальная, совершенно неосуществимая. Исходя из каких посылов мы все же решались иногда вмешиваться в катастрофические ситуации?

Далее:

 

Хронический энтероколит.

Глава IV Если хочешь быть здоров.

Три извечных вопроса: Кто виноват?, Что делать? и С чего начать?.

Любовь и брак.

Глава 2. Первые опыты.

Лекция 6 Медико-тактическая характеристика эпидемических очагов. Клиника, диагностика и лечение больных особо опасными инфекциями. Характеристика противоэпидемических мероприятий.

2.6 проблемы жен "новых русских".

 

Главная >  Публикации 


0.0104