Главная >  Публикации 

 

О выборе и расположении места жительства.



Тому, кто выбирает себе место жительства, следует знать, какова там почва, насколько земля возвышенна или низменна, открыта или закрыта, какова там вода, какова субстанция воды, в какой степени она открыта и выходит наружу, находится ли она высоко или низко. Он должен знать, доступно ли данное место ветрам или находится в котловине, и какие там ветры – здоровые ли они и холодные, а также какие по соседству моря, болота, горы и рудники. Ему надлежит дознаться, каково состояние местных жителей в отношении здоровья и болезни и какие болезни у них обычны, и разведать, каковы у них силы, аппетит, пищеварение и род пищи. Следует ему также разузнать, какова у них вода – широка ли она и открыта или идет через узкие проходы и пути ее тесны. Затем следует, чтобы окна и двери выходили на восток и на север; а также, чтобы восточные ветры могли проникать в здание и солнце достигало в них любого места, ибо именно солнце оздоровляет воздух, а также, чтобы по соседству была вода – сладкая, благородная, текучая, глубокая, чистая, которая в противоположность скрытой воде холодна зимой и тепла летом – хорошее, полезное дело.

Итак, мы подробно поговорили о воздухе и жилищах. После этого нам надлежит поговорить о вещах, которые к ним сопричисляются.

О явлениях, обусловленных движением и покоем

Действие движения на тело человека бывает различное, смотря по тому, сильно оно или слабо, чередуется ли с покоем и много или мало человек двигается – это, по мнению философов, составляет самостоятельный раздел, – а также, с каким веществом человек имеет дело. Сильные движения, частые и редкие, чередующиеся с покоем, сходны в том, что возбуждают теплоту, однако сильные и нечастые движения тем отличаются от несильных и частых, а также от частых, чередующихся с покоем, что они очень разогревают тело, но растворяют меньше, если вообще растворяют. Что же касается частых движений, то они растворяют понемногу, но больше, чем разогревают. Когда же каждая из этих разновидностей движения становится чрезмерной, то они охлаждают вследствие чрезмерного растворения прирожденной теплоты, а также иссушают. Если же движения связаны с каким-нибудь веществом, то иногда вещество производит действие, способствующее действию движения, а иногда его действие ослабляет действие движения.

Так, например, если движения суть движения, производимые в прачечном ремесле, то они, случается, порождают холод и влажность, если же это движения, производимые в кузнечном ремесле, то они, случается, порождают избыточную теплоту и сухость. Что же касается покоя, то он всегда охлаждает вследствие прекращения подъема теплоты и запирания ее, а также увлажняет, так как излишки перестают рассасываться.

О явлениях, обусловленных сном и бодрствованием

Сон сильно походит на покой, а бодрствование сильно походит на движение, но и то и другое состояние имеет, кроме того, свои особенности, которые нам необходимо рассмотреть.

Мы говорим: сон укрепляет все естественные силы, задерживая прирожденную теплоту, и ослабляет душевные силы, увлажняя и расслабляя пути прохождения душевной пневмы; субстанция пневмы мутнеет в этих проходах, и растворимые частицы ее задерживаются там. Однако сон устраняет все разновидности утомления и задерживает чрезмерное опорожнение; дело в том, что движение увеличивает текучесть материй, способных течь, кроме той, что находится близ кожи; сон иногда даже помогает ее изгонять, задерживая теплоту внутри и распределяя в теле питательные вещества так, что то, что близко к коже, устремляется к ней и задерживается то, что от нее далеко. Однако бодрствование в этом отношении более действенно, хотя сон заставляет сильнее потеть, нежели бдение. Дело в том, что сон вызывает испарину путем полного овладения соками, а не путем постоянного легкого растворения. Кто часто потеет во сне при отсутствии к этому других причин, тот, значит, так переполнен пищей, что не может этого вынести. Если сон находит материю, готовую для переваривания или дозревания, он превращает ее в естество крови и нагревает. Жар рассеивается по телу, и тело разогревается от прирожденной теплоты. Если же сон находит горячие желчные Соки и продолжается долгое время, то тело разогревается от посторонней теплоты. Когда же сон находит пустоту, то охлаждает тело, растворяя соки, а если он находит соки, не подчиняющиеся пищеварительной силе, то охлаждает путем распространения их.

Бодрствование же производит действия, противоположные всему этому, но когда оно становится чрезмерным, то портит натуру мозга, придавая ей некую сухость, и ослабляет ее, производя умопомешательство; чрезмерно долгое бдение сжигает соки и вызывает острые болезни.

А чрезмерный сон производит нечто противоположное всему этому. Он порождает вялость душевных сил, тупость мозга и холодные болезни и происходит это потому, что сон препятствует растворению соков. Бодрствование усиливает аппетит и голод, так как растворяет материю и ослабляет пищеварение, уменьшая пищеварительную силу. Метаться в постели между бодрствованием и сном – самое худшее из всех состояний.

Преобладающее свойство состояния сна то, что теплота во сне уходит внутрь, а холод выходит наружу; поэтому люди нуждаются в покрывале для всех своих членов, что не нужно бодрствующему. В следующих книгах ты найдешь много рассуждений о влиянии сна и о связанных со сном обстоятельствах.

О явлениях, обусловленных душевными движениями

За всеми душевными проявлениями следуют или им сопутствуют движения пневмы либо наружу, либо внутрь, причем это происходит либо разом, либо мало-помалу. За движением наружу следует холод внутри. Иногда это становится чрезмерным и пневма сразу растворяется и охлаждает тело как внутри, так и снаружи; это вызывает обморок или смерть. За движениями внутрь следуют холод снаружи и жар внутри. Иногда пневма задыхается от сильного стеснения и охлаждает тело снаружи и внутри; за этим следует глубокий обморок или смерть.

Движение пневмы наружу происходит либо разом, как при гневе, либо понемногу, как при наслаждении и умеренной радости.

Движение внутрь происходит либо разом, как при испуге, либо понемногу, как при печали; что же касается упомянутых явлений растворения и задушения пневмы, то они всегда следуют за тем, что происходит разом, а уменьшение и истощение прирожденной теплоты всегда следует за тем, что происходит мало-помалу.

Под «уменьшением» я разумею задушение пневмы постепенно, а не сразу, и притом часть за частью, а под «истощением прирожденной теплоты» – растворение, происходящее не разом, но мало-помалу.

Бывает, что пневма движется одновременно в двух направлениях, когда это явление вызвано двумя причинами. Такова, например, тревога, которую сопровождают гнев и печаль, и тогда оба душевные. движения различны, или, к примеру, стыд: он сначала сжимает пневму во внутрь, потом разум и рассудок возвращаются, и сжатая пневма отпускается и устремляется наружу; и цвет лица становится красным.

Тело испытывает воздействие и от других душевных настроений, кроме тех, которые мы упомянули. Таковы всевозможные психические представления, которые воздействуют на физические состояния. Бывает, что новорожденный похож на человека, образ которого родители представляли себе при совокуплении, или цвет его лица близок к цвету предмета, на который родители неотрывно смотрели во время извержения семени.

Эти положения иногда ужасают людей, не сведущих в сокровенных обстоятельствах бытия, и они отказываются их признать; однако те, кто углубился в познание, не отвергают их как вещь, существование которой допустить невозможно.

Сюда же относится движение крови из органов, расположенных к этому, когда человек часто смотрит и вглядывается в красные предметы; из этой же области – оскомина на зубах, когда кто-нибудь другой ест кислое, и боль в членах, которые болят у другого, если такая боль пугает. По этой же причине изменяется натура, когда представишь себе что-нибудь страшное или радостное.

О явлениях, обусловленных тем, что едят и пьют

То, что едят и пьют, действует на человеческое тело трояко: пища и питье оказывают действие только своим качеством, действуют как элемент и действуют всем своим веществом. Иногда понятия, заключающиеся в этих словах, сближаются в общепринятом языковом употреблении, но мы, пользуясь ими, согласимся разуметь вещи, на которые сейчас укажем.

Что касается фактора, действующего своим качеством, то это пища, которой свойственно становиться горячей или холодной, когда она попадает в тело человека и она согревает своей теплотой и охлаждает своим холодом, не уподобляясь при этом составу тела.

Пища, действующая как элемент, такова, что ее вещество претерпевает превращение и принимает образ части какого-либо органа человека, но при этом случается, что в ее элементах, принявших образ этого органа, остается с начала до завершения процесса связывания и уподобления остаток прежних качеств, более сильных в своем роде, чем качества, присущие человеческому телу. Такова, например, кровь, рожденная латуком: ей сопутствует холодность большая, нежели холодность натуры человека, хотя эта кровь и стала кровью, пригодной, чтобы быть частью органа человека. А кровь, рожденная чесноком, действует наоборот.

Что же касается пищи, действующей своим веществом, то она действует видовой формой, в которой существует как таковая, а не качеством, не уподобляясь телу человека или уподобляясь ему.

Под «качеством» я здесь разумею одно из четырех первичных качеств вещей.

В воздействии того, что действует качеством, материя не принимает участия. Пища, действующая как элемент, когда ее элементы изменяют свою субстанцию и претерпевают превращение, обусловленное какой-либо силой в теле, выступает, во-первых, как замена пищи, усвоенной телом, и, во-вторых, разжигает прирожденную теплоту, увеличивая количество крови. Иногда она, в-третьих, действует также благодаря оставшимся у нее качествам.

Пища, действующая своим веществом, действует благодаря видовой форме, возникающей после смешения элементов.

Когда простые тела ее смешиваются и из них образуется нечто единое, она делается способной к восприятию видового отличия и формы, более совершенной, нежели у простых тел. Эта форма не тождественна первичным качествам, присущим элементам, и не является натурой, возникающей из элементов; это есть некая совершенная форма, приобретаемая элементами соответственно способности к этому, полученной благодаря смешению.

Таковы, например, притягивающая сила магнита и естество всякого вида растений и животных, приобретенные после смешения элементов, благодаря созданному им предрасположению. Эта сила возникла не от элементов натуры и не есть caма натура так как это не теплота, не холодность, не влажность и не сухость. Это не простое тело и не смесь – нет, это нечто подобное цвету, запаху, душе или другой форме, не принадлежащей к ощущаемым вещам.    Эта форма, возникающая после смешения, случается, находит свое совершенное проявление, подвергаясь воздействию чего-либо другого, поскольку она является в том случае пассивной силой. Случается, однако, что совершенство этой формы выражается в воздействии на что-либо другое, если она является силой, способной к воздействию на другие вещи. Когда она действует на что-либо другое, то иногда ее действие проявляется в теле человека, а иногда она и не имеет места. Когда эта сила есть сила, действующая в теле человека, то иногда она производит действие подходящее, а иногда оказывает действие не подходящее; это действие в своей совокупности исходит не от натуры данной вещи, а от ее видовой формы, возникшей после смешения. Поэтому оно называется «действием всего вещества», то есть видовой формы, а не качеств – я хочу сказать, не четырех первичных качеств и не того, что является результатом их смешения. Что касается действия подходящего, то это, например, действие пиона, которое прекращает падучую, а действие не подходящее – сила аконита, разрушающая вещество тела человека.    Вернемся теперь к предмету речи и скажем, когда мы говорим про что-либо принятое внутрь или применяемое снаружи, что оно горячее или холодное, то разумеем, что оно является таким в потенции, но не на деле; мы хотим лишь сказать, что эта вещь в потенции горячей или холодней нашего тела. А под «потенцией» мы разумеем силу, рассматриваемую в то время, когда на нее действует теплота нашего тела, имея в виду, что после того, как носитель силы подвергается воздействию существующей в нас прирожденной теплоты, это свойство станет ей присущим на деле

Но иногда мы разумели под «потенцией» нечто другое, а именно брали слово потенция в смысле «хорошее предрасположение», «способность». Так, мы говорим, что сера «горяча в потенции». Иногда мы довольствуемся словами, что такая-то вещь горяча или холодна, разумея в большинстве случаев: «по смешению первоначальных элементов», и не принимая во внимание действие на нее нашего тела. Так, мы говорим про лекарство, что оно действует в потенции. Так обстоит дело, когда слово потенция употребляется в смысле «приобретенная способность», как, скажем, способность писца к писанию, который в данную минуту перестал писать. Мы говорим, например, «аконит потенциально вреден». Разница между этим значением и первым та, что в первом случае потенция не переходит в действие, пока вещество не претерпит в теле явного превращения, а в этом случае сила действует либо самим фактом соприкосновения, как например, яд гадюк, или после самого незначительного изменения своего качества, как аконит.    Между первой силой и той, о которой мы сейчас упомянули, стоит посредствующая сила. Она подобна силе ядовитых лекарств.    Далее мы скажем, для лекарств установлено четыре степени. Первая – такая, когда действие принятого лекарства в теле является по своему качеству действием неощутимым, например, когда оно горячит или холодит, но согревание и охлаждение не осознается и не ощущается, если не принимать это лекарство повторно или часто. Вторая степень – это когда лекарство действует сильнее, но не настолько, чтобы принести явный вред функциям тела и только несущественно изменяет их естественный ход, если не принимать его повторно и часто. Третья степень – это когда действие лекарств причиняет явный и существенный вред, но не доходит до того, чтобы погубить и разрушить тело. Четвертая степень – когда лекарства до того сильны, что губят и разрушают; таково свойство ядовитых лекарств.    Вот таково действие лекарств по качеству, что же касается вещества, губительного по всей своей субстанции, то это яд

Скажем снова: всякое вещество, из тех, которые поступают в тело, и между ними и телом происходит взаимное воздействие друг на друга, либо изменяется телом, но не изменяет его, либо изменяется телом и само изменяет его, либо не изменяется телом, но изменяет его. Что касается веществ, которые изменяются телом, но не производят в нем сколько-нибудь значительного изменения, то они либо уподобляются телу, либо не уподобляются. То, что уподобляется телу, это питательные вещества в абсолютном смысле, а то, что не уподобляется, это лекарства умеренной силы.     Вещества, которые изменяются телом и сами изменяют его, обязательно должны либо измениться и сами изменять тело, но в конце концов, изменившись, перестать его изменять, или же дело происходит не так, и в конце концов само вещество окончательно изменяет тело и разрушает его.    В первом случае вещество либо таково, что уподобляется телу, либо не таково, чтобы уподобляться телу. Если оно уподобляется, то это – лекарственная пища, а если не уподобляется, то это лекарство в абсолютном смысле. Во втором случае это ядовитые лекарства.    Что же касается вещества, которое совершенно не изменяется от действия тела, но изменяет его, то это яд в абсолютном смысле. Говоря, что такое вещество не изменяется от действия тела, мы не разумеем, что оно не согревается в теле от действия существующей там прирожденной теплоты; это не так, ибо большинство ядов, которые не согреваются в теле от действия его прирожденной теплоты, не производят на него действия. Нет, мы хотим сказать, что такое вещество не изменяется по своей природной форме, но продолжает действовать, будучи устойчивым по силе и форме, пока не разрушит тело. Естество этого вещества иногда бывает горячим, и тогда помогает его особому качеству растворять пневму, как это делает яд гадюк и аконит, а иногда она бывает холодной, и тогда помогает особому качеству угашать и ослаблять пневму, как это делает яд скорпиона и болиголов.    Все, что питает, в конце концов производит в теле естественное изменение, а именно, согревание

Дело в том, что когда питательное вещество превращается в кровь, то оно неизбежно усиливает согревание, даже латук и тыква производят такое согревание. Но мы разумеем под изменением не это согревание, а то, что исходит от качества данной вещи, тогда как форма ее еще остается неизменной. Пищевое лекарство45 претерпевает от влияния тела превращение в своем веществе и подвергается превращению в своем качестве, но превращение качества происходит раньше. Некоторые питательные вещества сначала превращаются в теплоту и согревают, как например, чеснок, а некоторые превращаются сначала в холод и охлаждают, как например, латук.    Когда превращение в кровь завершается, то действие вещества более всего выражается в согревании вследствие увеличения количества крови, да и как ему не согревать, когда оно стало горячим и сбросило с себя холодность? Однако каждому из этих двух процессов сопутствует некая доля прирожденного качества, сохраняющаяся в субстанции и после превращения. Так, в крови, образующейся от латука, остается некоторая способность охлаждать, а в крови, образующейся от чеснока, – некоторая способность согревать, но только на известное время.    Среди пищевых лекарств есть такие, которые ближе к лекарствам, и такие, которые ближе к пище, как и самые пищевые вещества, из коих некоторые ближе к веществу крови, как например, вино, яичный желток, мясной сок, некоторые от нее несколько дальше, например хлеб и мясо, а некоторые много дальше, как например, лекарственная пища.    Мы говорим: питательное вещество изменяет состояние тела своим качеством и своим количеством. Что качается изменения качеством, то это уже объяснено, а при изменении количеством последнее либо больше необходимого, и тогда это вызывает несварение и закупорки, а затем загнивание соков, либо меньше, и тогда это вызывает худосочие. Излишняя по количеству пища всегда охлаждает, конечно, если от нее не происходит загнивание, при котором она согревает. Дело в том, что как самое загнивание возникает от посторонней теплоты, так и от загнивания возникает посторонняя теплота

Мы говорим также: питательные вещества бывают мягкие, бывают грубые, а бывают уравновешенные. Мягкая пища это такая, из которой рождается жидкая кровь, грубая – такая, из которой рождается густая кровь. Каждая из этих разновидностей пищи бывает либо очень питательной, либо – малопитательной. Образцом мягкого, очень питательного вещества служат вино, мясной сок, нагретый яичный желток и яйца всмятку – все эти вещества очень питательны, так как большая часть их вещества превращается в пищу. А образцом грубой малопитательной пищи являются сыр, вяленое мясо, баклажаны и тому подобное. То, что превращается из этой пищи в кровь, незначительно.    Грубой, но очень питательной пищей являются, например, А вареные яйца и говядина, а образцом пищи мягкой, но малопитательной могут служить джулаб, овощи, уравновешенные по консистенции и по качеству, а из плодов – яблоки, гранаты и тому подобное.    В каждой из этих разновидностей пищи есть такая, что дает дурной химус, а есть и такая, что дает хороший химус. Образцом мягкой, очень питательной пищи, дающей хороший химус, служат яичный желток, вино, мясной сок; образцом мягкой малопита; тельной пищи, дающей хороший химус, – латук, яблоко, гранат; мягкой, малопитательной пищей, дающей дурной химус, являются редька, горчица и большинство овощей, а пример мягкой, очень питательной пищи, дающей Дурной химус; – это легкое и цыплята. Грубой, очень питательной пищей, дающей хороший химус, являются вареные яйца и мясо годовалых ягнят, а образцом грубой, очень питательной пищи, дающей дурной химус, могут служить говядина, гусятина, конина. Грубая, малопитательная пища, дающая дурной химус, это, например, вяленое мясо. Среди всего этого ты найдешь и уравновешенную в отношении мягкости и грубости пищу.

Далее:

 

Битти М. Алкоголик в семье, или преодоление созависимости.

Аппендицит.

9. Независимость.

Всеобщая приемлемость нашего кодекса..

Божественное возвращение в пройденные этапы развития.

Тактические характеристики фехтования на различных видах оружия.

Акробатика в квартире (Е. Анцупов).

 

Главная >  Публикации 


0.0308