Главная >  Публикации 

 

Клоссовский Б. Н. Циркуляция крови в мозгу.



Клоссовский Б. Н. Циркуляция крови в мозгу. 1951

Введение

Проблема изучения циркуляции крови и мозгу чрезвычайно сложна. Объясняется это рядом особенностей мозга — органа, который, представляя собой одно целое, состоит в то же время из многих, различно по-строенных и различно функционирующих частей.

Морфологическая структура мозга до конца еще не изучена.

Мозг состоит из клеточных элементов, требующих для своей жизнедеятельности непрерывного притока кислорода. Являясь органом взаимодействия с внешней средой и регулятором всех процессов внутри организма, мозг активен, не только во время бодрствования, но и во время сна, хотя степень его активности в том и другом состоянии качествено различна. Необходимо также отметить и ту особенность мозга, что он в отличие от всех других органов заключен в герметически закрытую костную коробку — череп.

Все эти особенности обусловливают многогранность задачи изучения циркуляции крови в мозгу. Каждая часть этой общей задачи касается настолько сложной области, что до настоящего времени она не поддавалась разрешению силами не только отдельного исследователя, но и целых школ.

Разработка этой проблемы с помощью какого-либо одного метода не только не может дать исчерпывающего ответа на поставленные вопросы, но может служить источником ошибочных заключений.

Работу головного мозга и, в частности, его интеллектуальную и аффективную деятельность, уже давно пытались связать с кровообращением в нем. С конца XIX столетия стали появляться работы монографического характера, посвященные изучению циркуляции крови в мозгу. Мы имеем в виду монографии Альтана (1871), Салатэ (1877), Моссо (1881), Нагеля (1889) и др. Исследования этих авторов представляют собой наивную попытку объяснить высшее проявление нервной деятельности только в соответствии со степенью кровенаполнения мозга, показателем которой служила пульсация мозга, учитываемая через дефект в костях черепа. В процессе дальнейшего развития науки были получены убедительные доказательства неправомерности подобного рода попыток примитивного объяснения.

Между тем не может быть ни малейшего сомнения в том, что изучение физиологии мозгового кровообращения до настоящего времени является задачей, без решения которой не могут быть объяснены процессы жизнедеятельности нервной ткани и связанная с ними высшая нервная деятельность. Ввиду сложности изучения циркуляции крови в мозгу был выделен ряд отдельных проблем. Так, самостоятельно стала изучаться анатомия мозгового кровообращения, регуляция его, иннервация сосудов мягкой мозговой оболочки и мозга и т. д. В то же время большинство исследователей не оставляло попытки перейти к рассмотрению и освещению всей проблемы в целом, используя факты, полученные при изучении только одной из сторон ее.

Так, например, Пфайфер пытался объяснить циркуляцию крови в мозгу в соответствии с данными анатомического строения сосудистой сети в нем. Теоретические обобщения указанного автора отчетливо показывают невозможность переносить заключения, основанные на изучении одной из сторон проблемы, на проблему кровообращения мозга в целом. Хотя Пфайфер, используя метод инъекции сосудов, сумел изготовить препараты технически исключительно совершенные, все же в отрыве от физиологических методов один метод гистологического анализа ничего не дал для понимания физиологического состояния мозговой ткани и не объяснил даже неврологических явлений. На основе созданного Пфайфером учения об анатомической непрерывности или подлинной сетеобразности расположения сосудов в мозгу, явления выпадения нервной ткани, обусловленные закупоркой сосудов, не стали более понятными. Отсутствие физиологических или хотя бы экспериментально-гистологических методов анализа в работах Пфайфера привело к тому, что анатомическое строение сосудистой сети в мозгу рассматривалось им оторванно от функционирования ее как в нормальных, так и патологических условиях.

Подобные примеры можно найти в литературе любого вопроса, связанного с изучением кровообращения в мозгу.

Первая попытка построения целостного учения о циркуляции крови в мозгу принадлежит Е. К. Сеппу (1927). Оказавшаяся при дальнейшем развитии науки несостоятельной, она в свое время пробудила интерес к этой проблеме и явилась стимулом для ряда других исследований.

Накопившиеся в настоящее время многочисленные фактические данные, касающиеся проблемы кровообращения в мозгу, получены с помощью разнообразных методов исследования и поэтому часто противоречивы. Поэтому необходима систематизация всех имеющихся фактов, обобщение их и построение единого учения о циркуляции крови в мозгу'.

Наш интерес к проблеме циркуляции крови в мозгу определялся, с одной стороны, требованиями практической работы в нейрохирургической клинике, с другой — теоретическими исследованиями процессов развития мозга. На основании ряда работ в этом направлении мы пришли к выводу, что для построения концепции о кровообращении в мозгу необходимо охватить одновременно большое количество сторон данной проблемы; при этом мы с самого начала были склонны отрицать какую-либо пульсацию мозга в герметически закрытом, полностью окостеневшем черепе. В дальнейшем уверенность в отсутствии пульсаторных движений мозга в указанных условиях укрепилась у нас на основании клинических наблюдений во время вентрикулографии в нейрохирургической практике, а затем нашла свое подтверждение в экспериментах с изучением поверхности мозга через «окно», герметически вставленное в череп. Наконец, эта уверенность перешла в неоспоримый факт, после того как отсутствие пульсации мозга было продемонстрировано нами в «прозрачном черепе». Изучая физиологию мозгового кровообращения, мы попытались подойти-к ней хотя и с различных сторон, но под одним определенным углом зрения.

Первая глава настоящей работы посвящена описанию анатомического хода артерий и вен мозга. Описание распределения артерий и вен в мозгу можно найти, разумеется, также и в ряде руководств по анатомии, но почти в каждом из них дается лишь отвлеченное, без определенной направленности, описание артерий и вен, причем некоторые очень важные с нашей точки зрения факты или полностью опускаются, или трактуются как второстепенные.

Нашей же задачей являлось также рассмотрение данных анатомии, которое бы в дальнейшем позволило обосновать и объяснить факты, полученные в области физиологии мозгового кровообращения. Таким образом, мы стремились обратить внимание на те особенности в ходе и распределении артерий и вен, которые могли бы служить основой для понимания физиологического своеобразия циркуляции крови в мозгу.

Необходимость объяснить механизм кровоснабжения мозгового вещества в нормальных условиях и изменения его в случаях закупорки сосуда, питающего тот или иной участок нервной ткани мозга, поставила перед нами задачу исследовать строение сосудистой сети мягкой мозговой оболочки. Решение этой задачи не только в онтогенетическом, но и в сравнительно-анатомическом разрезе давало возможность осветить процесс формирования сосудистой сети мягкой мозговой оболочки в его развитии и становлении. Это обстоятельство в свою очередь явилось отправным пунктом для выяснения общих принципов развития и позволило установить возможность переноса данных по физиологии мозгового кровообращения с животных на человека.

Сопоставление анатомических работ, трактующих вопросы ангиоар-хитектоники мозгового вещества, с данными клиники, полученными в случаях патологического закрытия сосудов, заставило нас подойти к рассмотрению строения сосудистой сети внутри мозга с иной точки зрения. Поставленные в этом направлении задачи решены в настоящее время лишь частично, но полученные данные уже и сейчас позволяют по-новому осветить ряд спорных вопросов в учении о строении сосудистой сети в мозговом веществе. На основании совокупного изучения строения сосудистой сети в мягкой мозговой оболочке и внутри мозга мы получили возможность по-новому поставить вопрос и о коллатеральном кровообращении в мозгу.

Вместе с тем изучение по нашей методике формирования сосудистой сети мозга в онтогенезе позволило установить способ роста мозговых капилляров и использовать полученные в этом направлении данные для объяснения различных физиологических и патологических состояний ткани мозга. Вследствие малой устойчивости нервных клеток к недостатку кислорода жизнедеятельность мозга находится в теснейшей зависимости от непрерывного поступления крови к мозгу. Для обеспечения постоянства кровоснабжения мозга в процессе эволюции выработались специальные приспособления, точно реагирующие на колебания давления крови в организме и изменяющие его в соответствии с необходимостью бесперебойной подачи крови в мозг под определенным давлением.

Сложные механизмы, удерживающие давление крови на определенном уровне, привлекли наше внимание лишь постольку, поскольку они объясняли влияние экстрацеребральной регуляции на мозговое кровообращение. С этой целью мы исследовали влияние анемии на деятельность сосудодвигательного центра и характер реакций последнего в разных стадиях анемизации в ответ на импульсы, приходящие со стороны каро-тидного синуса. Поиски рецепторных образований, оказывающих непосредственное влияние на кровообращение в мозгу, привели нас к открытию мощного влияния вестибулярного аппарата на мозговые сосуды, а выяснение путей, по которым это влияние осуществляется, — к изучению парасимпатической иннервации сосудов мозга. Выяснение факторов, влияющих на просвет сосудов и тем самым регулирующих кровообращение в мозгу, поставило на очередь задачу исследовать реакцию сосудов мягкой мозговой оболочки и мозгового вещества в ответ на различные воздействия. Данные, полученные в нашей лаборатории при изучение формирования сосудистой сети мозга в онтогенезе, при сопоставлении их с данными об организации клеточного строения стенки переднего мозгового пузыря позволили по-новому осветить соотношения между клеточными и сосудистыми элементами на разных стадиях их развития. Вместе с тем использование предложенного нами метода импрегнации сосудистой стенки серебром позволило возможно близко подойти к изучению интимных взаимоотношений нервной клетки и капилляров в мозгу.

Таким образом, почти все разделы настоящей работы в той или иной мере переработаны, дополнены и созданы моими исследованиями и исследованиями моих сотрудников.

Мы не считаем, что нам удалось полностью справиться с взятой на себя задачей. Огромный литературный материал, в большей своей части содержащий противоречивые выводы, многосторонность проблемы, слабая разработанность многих вопросов или всего лишь постановка их не позволили с должной полнотой осветить все стороны учения о циркуляции крови в мозгу. Но мы пытались все же объединить отдельно разрабатывавшиеся до сих пор звенья этой большой проблемы. При таком объединении разрозненных данных отчетливо обнаруживаются менее разработанные области, что позволяет яснее наметить направление дальнейших исследований.

В настоящей работе нам пришлось ограничиться вопросами кровообращения в мозгу, хотя мы и учитывали, что полное представление о сложных процессах жизнедеятельности нервной ткани невозможно без одновременного изучения ликворообращения в мозгу. Недостаточное количество собственных фактических данных относительно ликворообращения, а также почти полное отсутствие их в литературе пока не дают возможности создать целостную картину крово- и ликворообращения в мозгу.

Основное внимание в нашей работе уделено циркуляции крови в полушариях головного мозга, так как этот отдел центральной нервной системы играет решающую роль в высшей нервной деятельности в связи с тем, что кора полушарий головного мозга является органом взаимодействия организма со средой. Наибольшее количество работ, освещающих вопросы кровоснабжения и кровообращения в мозгу, посвящено главным образом полушариям головного мозга. Изучение же анатомии и физиологии кровообращения других отделов головного мозга дало пока слишком мало результатов, чтобы их можно было полностью систематизировать.

Глава I. Анатомические данные об артериях и венах мозга
1. Анатомия артерий мозга

Внутренние сонные и позвоночные артерии представляют собой источники, обеспечивающие кровоснабжение головного мозга; сливаясь друг с другом, они образуют на основании мозга кольцо, получившее наименование виллизиева круга по имени исследователя, впервые подробно описавшего его Виллизий (Willis), 1664. Можно вполне согласиться с авторами, указывающими на несоответствие этого названия (круг) действительным формам, наблюдающимся у позвоночных животных, а также на ограниченную применимость другого распространенного термина «виллизиев многоугольник» Моссо (Mosso), 1881. Вместе с тем необходимо указать и на неправомерность использования терминологии Б. К. Гиндце (1947), предложившего назвать виллизиев круг «артериальным анастомозом основания головного мозга», поскольку в настоящее время, как это будет показано в дальнейшем, в понятие «анастомоз» вкладывается вполне определенное значение.

Своеобразное артериальное кольцо, располагающееся на основании мозга, образуется в результате слияния двух сосудистых систем. С одной стороны, в его образовании принимают участие парные внутренние сонные артерии, с другой — конечные разветвления позвоночных артерий (рис. 1).

По данным Г. Д. Ароновича (1939), уже у плода человека длиной 4,5 см (около двух месяцев внутриутробной жизни), а еще более отчетливо у плода 8 см длиной (около 3 месяцев) можно наблюдать наличие обеих внутренних сонных артерий с отходящими от них передними и средними мозговыми артериями, а также позвоночных, основной и задних мозговых артерий. При участии имеющихся уже к этому времени передних и задних соединительных артерий на основании мозга формируется хорошо выраженное замкнутое кольцо сосудов. В дальнейшем вплоть до рождения ребенка отмечается лишь появление многочисленных разветвлений отдельных артерий.

У человека передняя и средняя мозговые артерии, обеспечивающие кровоснабжение большей части мозга, получают кровь из внутренней сонной артерии. Артерия эта имеется постоянно, отсутствие ее наблюдается крайне редко, причем только с одной стороны.

В случаях отсутствия внутренней сонной артерии недостаток кровоснабжения мозга компенсируется значительно большим развитием соответствующей артерии противоположного полушария, а также необычайным развитием позвоночной артерии той же стороны.

Большой интерес в этом отношении представляет описание случая отсутствия внутренней сонной артерии, опубликованного Тондури.

У женщины 80 лет при отсутствии левой внутренней сонной артерии оба полушария головного мозга были развиты равномерно, причем снабжение кровью левого полушария осуществлялось за счет особого развития правой внутренней сонной и позвоночной артерий слева. Левая передняя мозговая артерия являлась ветвью соответствующей артерии правой стороны, левая средняя мозговая артерия образовалась из правой передней мозговой и левой задней соединительной артерии, отходивших в свою оче-редь от основной артерии.

Существуют наблюдения о замене внутренней сонной артерии в случае ее отсутствия или облитерации веточкой от внутренней челюстной артерии, проникающей в полость черепа через овальное отверстие основной кости.

Рис. 1. Схема сосудов основания мозга. 1 — передняя соединительная артерия; 2—передняя мозговая артерия; 3 — гюбнеровская артерия; 4—сифон внутренней сонной артерии; 5 — средняя мозговая артерия: 6—внутренняя сонная артерия; 7 — передняя артерия сосудистого сплетения; 8 — задняя соединительная артерия; 9 — задняя мозговая артерия; 10 —верхняя мозжечковая артерия; 11 — основная артерия; 12 — артерия лабиринта; 13—нижняя передняя мозжечковая артерия: 14—позвоночная артерия; 15 — задняя нижняя мозжечковая артерия; 16 — задняя спинальная артерия; 17 — передняя спинальная артерия; 18 — сифон позвоночной артерии.

Но даже при наличии обеих внутренних сонных артерий имеет место анастомозирование их с наружной сонной артерией. Анастомозы располагаются как в черепной коробке, так и вне ее, в области шеи. Внутри канала и возле пещеристой пазухи ветви внутренней сонной артерии вступают в соединение с a. meningea parva, являющейся в свою очередь ветвью a. meningea media, и с a. vidiana. Кроме того, средняя менин-геальная артерия связана постоянным анастомозом с a. ophthalmica — крупной ветвью внутренней сонной артерии (М. А. Тихомиров, 1900; Б. А. Долго-Сабуров, 1946, и др.).

Относительно развития коллатеральных сосудов на шее животного в случаях экспериментального выключения артерий, снабжающих мозг, большой интерес представляют исследования, проведенные сотрудниками В. Н. Тонкова.

В проведенных на высоком техническом уровне работах А. П. Любомудрова (1919), В. П. Курковского (1937), В. В. Колесникова (1935, 1936, 1939), а также в работах М. Андреева (1937) показана широкая возможность развития коллатеральных сосудов на шее собак и кроликов при различных вариациях закрытая питающих мозг артерий (перевязка обеих сонных артерий, перевязка обеих сонных и обеих позвоночных артерий, стеноз аорты).

Наибольшее значение при этом приобретают значительно расширяющиеся нижняя и верхняя артерии щитовидной железы (a. thyroidea caudales et craniales), затылочная артерия (a. occipitalis), a. auricularis post., a. cervicalis ascendens, a. spinalis ant., a. spinalis post, и др. В качестве коллатеральных сосудов в этих случаях выступают также сильно увеличивающиеся в объеме мышечные ветви многих артерий, з том числе ветви позвоночной артерии, ветви поперечной, восходящей и глубокой артерий шеи, ветви межреберных артерий и т. д.

В коже шеи развивается густая сеть расширенных кожных артерий, принимающих в этих случаях участие в доставке крови к мозгу. Коллатеральные сосуды образуются также из vasa vasorum и vasa nervorum. Выключение основных, снабжающих мозг артерий сопровождается непосредственно следующим расширением уже существовавших коллатеральных сосудов во всей системе артерий, распределяющихся в мышцах, коже, нервах и т. д.

Окончательное оформление коллатералей может быть отнесено к 4—8-й неделе после начала опыта.

В литературе нам, к сожалению, не удалось найти исследований, на основании которых можно было бы составить представление о последующем развитии коллатерального кровообращения на шее человека после перевязки одной или обеих сонных артерий.

Мы видели, что и у человека анастомозы между внутренней сонной артерией и наружной сонной артерией могут стать путями коллатерального притока крови к мозгу в случае выключения одной или даже обеих сонных артерий. Однако ознакомление с клинической литературой указывает, что тромбоз или перевязка сонной артерии далеко не всегда компенсируется последующим развитием коллатералей. В одних случаях закрытие ее в результате какого-либо болезненного процесса или хирургического вмешательства не сопровождается возникновением патологических симптомов или появляющиеся симптомы скоропреходящие. В других же случаях закрытие этой артерии влечет за собой различной тяжести гемиплегические расстройства. Анализ сравнительно многочисленных случаев тромбоза внутренней сонной артерии вне полости черепа, а также последствий хирургических перевязок ее приводит в настоящее время исследователей к заключению, что прогноз в этих случаях зависит от многих причин.

Среди факторов, определяющих исход заболевания, важнейшее значение имеют анатомические соотношения, характерные для каждого отдельного индивидуума.

Анатомические соотношения, создающие основу коллатерального кровообращения, определяются величиной внутренних сонных артерий, различием величины и способа отхождения ее ветвей, возможностью большего или меньшего анастомозирования с ветвями наружной сонной артерии.

Далее:

 

9-Я лекция.

Рекомендации по очистке кишечника по н. Семеновой.

Техническое задание 4 - "Весы параллельные".

От Егора.

2. Растения, применяемые в народе при болезнях печени и желчного пузыря..

Антиоксидантная терапия.

Окрашивание белков в пааг.

 

Главная >  Публикации 


0.2848