Главная >  Публикации 

 

Я. Н. Гузеватый население мира: проблемы и перспективы



Для этих целей удобен показатель, непосредственно характеризующий остроту потребности в трудовых ресурсах по регионам, а именно прирост числа рабочих мест в расчете на 100 человек естественного прироста трудовых ресурсов. Впервые такой показатель применил при анализе миграции советский экономист В. Д. Зайцев 5.

5 Зайцев В. Д. Проблемы моделирования миграции населения.— В кн.: Миграция населения РСФСР. М., 1973.

Очень важно, что соотношение прироста трудовых ресурсов и прироста рабочих мест отражает все причины увеличения занятости, как вызванные созданием новых рабочих мест, так и обусловленные освобождением их работниками, выходящими на пенсию. Пи один из других применяемых показателей прямо не связан с изменением числа работников на имеющихся рабочих местах.

Если принять в расчет показатель естественного прироста трудовых ресурсов, то можно повысить достоверность прогноза миграций. На 15—20 лет вперед прирост трудовых ресурсов можно рассчитать практически точно, а стало быть, точнее сделать и прогноз миграций.

Одни из самых важных результатов исследования миграций, о которых мы говорили,— принципиальное изменение взгляда на природу этого процесса. Стало ясно, что миграции — не прямая производная хозяйственного плана, а социальный процесс, развивающийся по своим внутренним законам и обладающий определенной самостоятельностью, поскольку он отражает одновременно интересы и личности, и общества. Это общепринятое теперь и ставшее едва ли не азбучным положение, прежде чем оно было сформулировано и доказано, потребовало очень большой исследовательской работы. Оно поставило прогнозирование миграций на совершенно иные методологические позиции, чем раньше.

Научный поиск направлен теперь на углубленное изучение объективных закономерностей процесса миграции, на анализ его взаимосвязи с ценностными ориента-циями личности, результатами экономической деятельности общества и другими социальными процессами.

Важно и другое. Многие исследователи склонны считать миграции лишь социально-экономическим, а не демографическим процессом. Они полагают, что хотя миграции н оказывают большое влияние на численность и состав населения в местах оттока и притока людей, но демографические факторы не влияют существенно на сам миграционный процесс. Обнаружение прямой зависимости между результатами миграции и естественным приростом трудовых ресурсов, зависящим от колебаний рождаемости в прошлом, причем зависимости очень тесной, заставляет смотреть па это явление иначе. Миграции, конечно, социально-экономический процесс, по с четко выраженной демографической составляющей.

Я. Н. Гузеватый население мира: проблемы и перспективы

Проблема роста мирового населения и его перспектив занимает сейчас одно из главных мест в обсуждениях глобальных проблем. Происходящие в мире за последние 30 лет изменения в демографических процессах столь значительны, что побудили ООН провести в 1974 г. (Бухарест) и в 1984 г. (Мехико) Всемирные конференции для обсуждения вопросов связи между численностью населения и его социальным и экономическим развитием.

Каково действительное положение в этой области? Каковы реальные возможности решить проблемы населения средствами демографической политики? Ответить на эти вопросы в какой-то мере — цель данной статьи.

Современную демографическую ситуацию в мире отличает резко ускорившийся в середине века рост численности населения. В течение 1950—1965 гг. население росло примерно на 2% в год, т. е. вдвое быстрее, чем в первой половине века. Соответственно увеличился абсолютный прирост численности жителей Земли: если с 1925 до 1950 г. она возросла на 600 млн. человек, то за следующую четверть века, с 1950 до 1975 г.,— на 1 520 млн. Иными словами, всего за два с половиной десятилетия к общему числу жителей в мире добавилось дополнительно столько людей, сколько жило на всей нашей планете в конце прошлого века.

Правда, со второй половины 60-х годов наметилась тенденция к постепенному замедлению роста численности населения. В 1980—1985 гг. относительный прирост составляет около 1,7% в год, а в пятилетии 1995— 2000 гг. он снизится, как ожидается, до 1,5%. Но это практически не означает снижения абсолютного прироста. Ведь общая численность жителей мира возросла с 2,5 млрд. человек в 1950 г. до 4,4 млрд. в 1980 г. Существенно увеличилось не только число детей, но и число родителей, так что абсолютный прирост будет еще расти и, согласно среднему, умеренному варианту прогноза ООН, составит за последние два десятилетия нашего века 1,7 млрд. Иными словами, в 2000 г. па Земле будет жить уже 6,1 млрд. человек.

Быстрый рост численности человечества происходит одновременно с бурным ростом городов и стремительным умножением числа их жителей. Среднегодовые темпы прироста числа горожан в 1,5 раза выше соответствующего показателя для всего населения, и поэтому их доля быстро возрастает. Если в 1950 г. в городах проживала примерно четверть мирового населения, то в 1980 г. — свыше 40%, а в 2000 г., по прогнозу ООН, в городах будет жить 3,1 млрд. человек, или более половины всех жителей Земли, причем все больше людей сосредоточивается в городах-гигантах с населением 5 млн. человек и более. В 1950 г. насчитывалось 8 таких городов, в 1980 г.— уже 26 с общим числом жителей 252 млн. Предполагается, что к 2000 г. на Земле будет уже 60 городов-гигантов с общим числом жителей в 650 млн. человек. Из них шесть будут насчитывать от 20 до 30 млн. человек. Несомненно, столь резкие сдвиги в размещении мирового населения за сравнительно короткий исторический срок могут вызвать самые серьезные социальные и экономические последствия.

Особая сложность мировой демографической ситуации, если рассматривать ее в связи с глобальными проблемами современности, заключается в том, что свыше 4/5 прироста мирового населения приходится на освободившиеся от колониализма или полуколониальной зависимости развивающиеся страны. В этих странах свыше 9/ю общемирового количества голодающих, неграмотных, неполностью занятых и безработных людей. Именно Азия, Африка и Латинская Америка стали в 50-х годах ареной демографического взрыва, в результате которого численность их населения увеличивалась в среднем на 2,1% в год и достигла в 1980 г. 3,3 млрд. человек, т. е. удвоилась за предшествующие три десятилетия. В то же время население экономически развитых стран — Советского Союза, государств Европы и Северной Америки, Австралии, Новой Зеландии и Японии — увеличивалось за эти десятилетия умеренными, постепенно снижающимися темпами. В 1950—1955 гг. оно росло в среднем на 1,3% в год, а в 1975—1980гг. — в среднем на 0,7% в год. В результате доля развивающихся стран в общей численности населения мира повысилась с 67% в 1950 г. до 74% в 1980 г., причем около 3Д населения развиваю-

Щихся стран, или свыше половины жителей Земли, находится в Азии. По расчетам ООН, в 2000 г. в развивающихся странах будет проживать 4,8 млрд. человек, или около 80% мирового населения.

В результате столь быстрого роста численности их жителей, необычайного ускорения процесса урбанизации, увеличения промышленного производства развивающиеся страны все более становятся средоточием таких тревожных мировых проблем, как продовольственная и сырьевая, энергетическая и экологическая. Сохраняющееся экономическое отставание их от группы индустриально развитых государств усиливает нестабильность в мировой экономике, что становится само по себе одной из острейших глобальных проблем современности.

Конечно, у каждой страны свои проблемы, неодинакового характера и разной степени сложности. Различия между ними определяются различиями в общественном строе и политическом устройстве, в уровнях экономического и культурного развития, в величине и плотности населения, в особенностях его воспроизводства и размещения и многом другом. Тем не менее при всем этом многообразии развивающиеся страны сохраняют вполне определенную общность, которая принципиально отличает их от экономически развитых государств и свидетельствует, что тяжелое колониальное прошлое продолжает тяготеть над общественной жизнью освободившихся народов.

О такой общности свидетельствует прежде всего демографический критерий, отражающий сходность социально-экономических условий. Так, в развивающихся странах в целом уровень рождаемости вдвое выше, чем в экономически развитых странах, среднегодовой темп естественного прироста населения более чем втрое выше, младенческая смертность почти впятеро выше, а средняя продолжительность предстоящей жизни при рождении почти в полтора раза ниже. Даже при усиливавшейся за последние годы экономической дифференциации развивающиеся страны, как правило, остаются сходными по характеру воспроизводства населения.

Так, в богатой нефтью Саудовской Аравии валовой внутренний продукт' на душу населения составлял в

1 Стоимость материальных благ, созданных в данной стране, включая проданные за границу и исключая купленные за границей товары.

1981 г. 12700 долл., а в одной из беднейших стран мира— Бангладеш он был всего 144 долл. Но уровни рождаемости в 1983 г. в этих странах были почти одинаковыми; близкими были и уровни смертности: средняя продолжительность предстоящей жизни при рождении в Саудовской Аравии — 54 года, в Бангладеш — 47 лет, а умирало в возрасте до 1 года соответственно 112 и 135 на каждую 1000 родившихся. Таким образом, сходство демографических показателей подтверждает сходство экономической и культурной отсталости подавляющей массы населения.

Вот почему в современной международной статистике для измерения действительного общественного прогресса той или иной развивающейся страны все чаще применяются не привычные среднедушевые экономические показатели, а синтетические индексы, включающие более или менее широкий набор демографических социальных, культурных и других показателей, и прежде всего характеристики положения женщин.

К, Маркс писал, что «общественный прогресс может быть точно измерен по общественному положению прекрасного пола...»2. Это принципиальное замечание особенно важно для правильного понимания ситуации в развивающихся странах. Справедливость его наглядно подтверждают данные таблицы.

Сравнительные показатели положения мужчин и женщин в развитых и развивающихся странах (1980 г.)

Страны

Доля неграмотных среди взрослых, %

Охват школьным обучением подростков 12—17 лет, %

Доля экономически активных в общем числе трудоспособных,

ВВП па душу населения,

Развитые

Великобри-

Франция

Швеция

Япония

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 32, с. 486.

Продолжение

Развивающиеся

Бангладеш

Бразилия

Мексика

Нигерия

Пакистан

Саудовская Аравия

1 1 260

Возьмем опять Саудовскую Аравию и сравним ее, с одной стороны, с Францией и США, а с другой — с Бангладеш. По показателю ВВП на душу населения она окажется близкой к первым двум странам. Но по показателям грамотности, образовательного уровня и занятости женщин, как непосредственно, так и в сравнении их с мужчинами, Саудовская Аравия оказывается гораздо ближе к Бангладеш, а отнюдь не к Франции и США. Сравнение таких показателей наглядно подтверждает факт сохраняющегося деления всех стран мира на две основные группы — «развитые» и «развивающиеся», несмотря на заметное усиление дифференциации последних по обобщающим экономическим показателям.

Выборочные данные таблицы демонстрируют общую закономерность3: разительное различие между развитыми и развивающимися странами по уровню грамотности населения. Они показывают также большие культурные различия между мужчинами и женщинами в развивающихся странах, чего не наблюдается в развитых странах. Причем за очень низкими показателями женской грамотности и экономической активности в развивающихся странах скрывается огромная социальная приниженность абсолютного большинства женщин, традиционная

3 Разумеется, с отклонениями от нее в отдельных странах и поправками на специфику отдельных регионов.

ограниченность их общественных функций узкими рамками внутрисемейных обязанностей и деторождения.

А это в свою очередь свидетельствует о сохраняющемся преобладании в развивающихся странах докапиталистических, доиндустриальных форм семейно-родст-венных отношений и соответствующего типа воспроизводства населения. Как писал К. Маркс, крупная промышленность разрушает вместе с экономическим базисом старой семьи и старые семейные отношения, «создает новую экономическую основу для высшей формы семьи и отношения между полами»4. Однако в развивающихся странах этот процесс пока еще весьма далек от завершения.

Тем более неожиданным оказалось заметное понижение во второй половине 70-х годов уровня рождаемости в ряде развивающихся стран. Он понизился в таких азиатских странах, как Индонезия, Малайзия, Таиланд, Филиппины, и некоторых других. Это снижение было столь неожиданным, что демографической службе ООН пришлось за короткий срок трижды пересматривать в сторону уменьшения свои оценки ожидаемых темпов роста населения мира. Так, по оценке 1973 г., предполагалось, что в 1975—1980 гг. население всех развивающихся стран будет увеличиваться в среднем на 2,4% в год, а стран Юго-Восточной Азии — на 2,7%; по оценке 1978 г. — соответственно на 2,2 и 2,5%, а по оценке 1980 г. уже на 2,1% в обоих случаях.

К сокращению темпов роста населения привело также более медленное, чем ожидалось, снижение уровня смертности; в некоторых странах наметилось даже повышение смертности, особенно детей до одного года. Но все-таки особое внимание привлекает именно сокращение рождаемости, поскольку оно произошло без сколько-нибудь радикальных социально-экономических и культурных перемен.

Снижение уровня рождаемости стало поводом для оживления активности сторонников так называемого «демографического подхода» к решению актуальных общественных проблем развивающихся стран. Они, подвергая сомнению марксистский тезис о социально-экономической обусловленности демографических процессов, считают возможным изменить тип воспроизводства населения в экономически отсталых странах, т. е. перейти в них от традиционно высокого к низкому уровню рож-

4 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 500.

даемости и в существующих условиях экономической отсталости, с помощью демографической политики. Такая политика представляется им в виде хорошо организованных, предусматривающих иногда жесткие административные меры «программ планирования семьи».

Не касаясь вопроса о научной обоснованности приводимых в развивающихся странах мероприятий для снижения уровня рождаемости, сосредоточим внимание на некоторых принципиальных моментах в объяснении новой демографической ситуации. Прежде всего, какова же суть процесса, определяемого сейчас термином «демографический переход»?

Этот термин был впервые введен в научное обращение американским демографом Фрэнком Ноутстейном в 1945 г., хотя сходные идеи высказывались и раньше. Сама концепция демографического перехода приобрела особую популярность позднее, в связи с демографическими изменениями, происшедшими после второй мировой войны в освободившихся от колониализма странах. В результате значительного снижения смертности (на первых порах главным образом из-за успешных противоэпидемических мероприятий) и сохранения высокого уровня рождаемости в этих странах резко ускорился рост населения, что получило название демографического взрыва. Было выяснено, что аналогичные изменения произошли в основном уже в XIX в. и в ныне экономически развитых странах, но в них резкое ускорение роста населения сопровождалось снижением уровня рождаемости и в конечном счете стабилизацией роста населения. В концепции демографического перехода выделяются четыре последовательных этапа в демографической истории человечества. На первом этапе рождаемость и смертность остаются высокими, вследствие чего население растет медленно или даже совсем не растет. На втором смертность начинает снижаться, а рождаемость остается высокой, что вызывает быстрый рост населения. На третьем уровень рождаемости также начинает снижаться, и поэтому рост населения постепенно замедляется. Наконец, на четвертом этапе рождаемость и смертность достигают низкого уровня, вследствие чего рост населения становится медленным или совсем прекращается.

Переход от высоких уровней рождаемости и смертности к низким и получил название демографического перехода. Согласно такой периодизации, экономически развитые страны уже завершили демографический переход.

а развивающиеся заканчивают второй и вступают в третий этап, т. е. выходят из состояния демографического взрыва и приближаются к завершению демографического перехода.

Главный недостаток этой концепции с марксистских позиций в том, что она концентрирует внимание на самой динамике показателей рождаемости и смертности, а не на ее причинах. Именно поэтому исследователи-марксисты уделяют особенное внимание социально-экономическим факторам, обусловившим описанные демографические изменения.

Главная причина действительного демографического перехода от традиционной рождаемости, в основном не контролируемой супругами, к современной состоит в становлении нового типа семьи с иными, нежели в традиционном аграрном обществе, экономическими и социальными функциями. Такая семья ориентирована на малодетность вместо господствовавшей ранее в патриархальной семье установки на многодетность. Смена в ориентациях семьи вызвана модернизацией архаичных общественных отношений. Окончательное утверждение нового типа семьи возможно лишь в результате технического переворота во всем хозяйственном комплексе на основе развития крупной индустрии и осуществления культурной революции. Только эти факторы могут способствовать, как уже упоминалось, эмансипации женщин, обретению ими экономической самостоятельности, все более активному вовлечению их в общественное (внесе-мейное) производство, в политическую и культурную жизнь.

Таких изменений в подавляющем большинстве развивающихся стран пока не произошло. Индустриальное развитие их идет преимущественно в узких границах современного экономического сектора (высокопроизводительные, технически оснащенные предприятия, массовое производство и сбыт продукции и т, д.), за пределами которого сохраняется обширная сфера застойного традиционного производства и архаичных общественных отношений.

Такое однобокое экономическое развитие в большой мере объясняется все еще сильной зависимостью экономики развивающихся стран от внешних империалистических центров. Занимая неравноправное положение в мировом капиталистическом хозяйстве из-за своей экономической и культурной отсталости, освободившиеся от колониального гнета страны продолжают оставаться объектом эксплуатации .со стороны международных монополий. Только теперь она осуществляется не путем внеэкономического давления, а различными экономическими методами. Главным каналом империалистической эксплуатации освободившихся стран служит как раз этот узкий сектор современного производства. Благодаря чрезмерной ориентации на внешние ресурсы масштабы и темпы развития этого сектора выходят далеко за тесные рамки, которые в отсталой в целом национальной экономике создают нехватка капиталов, ограниченность внутреннего потребительского рынка и наличие многочисленного избыточного рабочего населения. Для развития промышленности на современном уровне освободившиеся страны импортируют (главным образом в кредит) практически все необходимое промышленное оборудование, значительную, если не основную, часть сырья и полуфабрикатов и даже продовольствия.

Более того, трудящиеся развивающихся стран, занятые в современном секторе производства, оказываются в положении резервной армии труда для международных империалистических монополий. Последние все чаще создают в этих странах свои предприятия в расчете на местную дешевую рабочую силу и на низкие налоги на прибыль. Монополистический капитал широко пользуется также импортом дешевой рабочей силы из молодых государств. Это позволяет заполнять при промышленном подъеме самые низкооплачиваемые рабочие места бесправными и неорганизованными иммигрантами. А во время экономических кризисов их увольняют прежде других и выдворяют из страны.

Далее:

 

7.11.3. Отстаивание.

Белки и информация.

Важное дополнение к созданию собственной системы оздоровления.

23. Опасайтесь сокращения курения.

Диеты, системы питания.

Нарушение секреции эритропоэтина.

Повышение эластичности коронарных сосудов.

 

Главная >  Публикации 


0.024