Главная >  Публикации 

 

Как перейти к реформе питания


назад

Я верю в чувственность в ее истинном, а не приниженном значении, которое придавалось этому слову теологами. Я верю во вкусовое наслаждение и убежден, что вкус - одно из важнейших свойств человека. Гурман, набивающий себя пищей три раза в день и практикующий извращение вкуса, да еще с помощью приправ с целью стимуляции своего уже извращенного аппетита, не наслаждается едой. Он не знает вкусового удовольствия. Тупые прерывистые ощущения, которые он получает от перестимулированных едой нервов, несравнимы с удовольствием от приема естественной пищи человеком, нервы которого наполнены жизненной силой и способны уловить прекрасные и тонкие ароматы.

Конечно, здоровью и счастью способствует не только простое удовольствие от еды, но и способность съеденной пищи удовлетворить потребности организма в соответствующих питательных веществах. Однако роль удовлетворения от еды нельзя недооценивать. Проба на вкус, чувство наслаждения фактически заставляют вас продлевать разжевывание каждого кусочка и воздерживаться от „стремительного поглощения пищи", как правильно отметил Г. Флетчер.

Тот факт, что обложенный язык мешает нормальному восприятию пищевых ароматов, мешает установлению желудочных рефлексов и поэтому препятствует выделению „аппетитных" соков, указывает на важное значение наслаждения едой. От еды можно получить большое удовольствие, но человек в век хваленой цивилизации, приступая к еде, набивает рот пищей одной рукой, а другой в это время перелистывает газету или делает расчеты. В результате он не получает пользы ни от этих занятий, ни от пищи.

Высшее наслаждение от еды должно проистекать от голода. Сильный аппетит и способность полностью наслаждаться съеденной пищей являются определенными гарантиями выработки необходимого количества нужных пищеварительных соков. Чем больше вы наслаждаетесь пищей и чем полнее извлекаете вкусовое ощущение от каждого кусочка, прежде чем проглотите его, тем свободнее будет выделяться желудочный сок, а после этого тем быстрее и эффективнее будет усвоение в желудке. Блага развития организма являются следствием не распущенности и эксплуатации желания, а культивирования самоконтроля и использования способностей человека в наивысшей гармонии с интересами тела и ума.

У возможностей пищеварительных желез есть свои пределы. Они не в состоянии выделить достаточно соков и энзимов для совершенного усвоения трех „плотных" приемов пищи в день. Тот, кто потребляет такое количество пищи, не может быть достаточно голодным к моменту следующего приема, чтобы получить полное наслаждение от еды. Он не только ест сверх своих пищеварительных возможностей, но имеет и приток „психической" секреции, возникающей из страстного желания пищи и тонкого наслаждения ею. При обычном переедании желудочные и другие соки не могут выделиться в достаточном количестве и требуемой концентрации.

Одной из функций рта является регулирование функций других органов пищеварения. Для такого регулирования необходимы тщательное пережевывание и полное развитие вкусового ощущения. Самые тонкие ароматы от пищи получаются вследствие длительного пережевывания, которое дает достаточное время для слюны, чтобы воздействовать на пищу.

Оценка пищеварительных качеств пищи через окончания вкусовых нервов и через рефлекторные центры в мозгу подготавливают к работе желудок, печень, поджелудочную железу и другие органы пищеварительного тракта. Чем дольше пища остается во рту, и чем тщательнее она пережевывается, тем больше будет сока в желудке и тем лучше он будет адаптирован к потребностям съеденной пищи. Проба на вкус, до сих пор еще не полностью оцененная, регулирует процесс питания путем отключения аппетита последовательно на каждый съеденный вид пищи по мере получения организмом достаточного ее количества. Вкус - это инстинктивный регулятор питания, и если он нормальный и неизвращенный, то является надежным ориентиром при определении количества и качества необходимой пищи, но это - при условии приема натуральной пищи и отсутствия приправ и специй к ней.

Все знают, что у разных людей разное ощущение вкуса. Недавно в лаборатории Института Карнеги установили, что один и тот же химикалий у одних не вызывает никакого ощущения, а у других - горькое ощущения хинина. Подобные аномалии аналогичны дальтонизму и неразличимости тонов звука. Господствующая теория вкуса говорит о том, что имеется очень ограниченное число вкусовых ощущений - сладость, кислота, соленость, горечь и, возможно, еще два-три, а другие - лишь комбинации вкуса и запаха. Если это так, то насколько важным, имея в виду наши знания о связи вкуса пищи с хорошим ее усвоением, становится факт аромата нашей пищи и практика наслаждения ее различными благоуханиями. Отсутствие способности к восприятию какого-то вкусового ощущения может быть результатом атрофии или неполного развития определенных нервных окончаний.

Кроме того, существует другой и более распространенный дефект органа вкуса, который я назвал „вкусовым инфантилизмом". Под ним я имею в виду наличие у взрослых детских характеристик вкуса. Вкусовой диапазон у детей очень ограничен. По достижении определенного возраста очень трудно бывает заставить ребенка испробовать новую, незнакомую пищу. Еще до того, как он попробует ее, он про себя решает, что та ему не нравится, и если его удается заставить попробовать ее, обычно после пробы он все же считает, что она нехороша. В подростковом возрасте вкусовой диапазон начинает и потом продолжает расширяться. Молоко, если оно к тому времени еще не отвергнуто, похоже, становится „безвкусным", а многие продукты, которые раньше съедались без удовольствия, теперь потребляются с наслаждением. Создается новая, более широкая питательная база, в основе которой лежит большее разнообразие продуктов. Но есть люди, у которых эти изменения в подростковом и юношеском возрасте не получают более или менее сильного развития. Их ощущения не расширяются, и свои детские вкусовые антипатии они переносят на взрослый период жизни. Этих несчастных людей, как и детей, трудно заставить испробовать новую, незнакомую еду, и так же, как дети, еще до пробы, они решают, что она им не нравится, если попробуют.

Я не знаю всех факторов, которые отвечают за такое неполноценное развитие органа вкуса, но я думаю, что, по крайней мере, у некоторых людей оно является результатом отсутствия широкого разнообразия пищи в тот период, когда орган вкуса у них должен был бы нормально развиваться. Я наблюдал частые случаи такого явления у людей из более северных районов, где очень небольшое разнообразие пищи. Эти примеры убеждают меня в том, что такое состояние органа вкуса в большинстве случаев можно если не полностью, то в значительной мере преодолеть при условии, что его обладатель серьезно задумается над этим и честно попытается развить и воспитать вкусовые ощущения. Но часто такие люди не делают этого. Они довольствуются полудюжиной продуктов питания, которые им нравятся, и отказываются от попытки развить вкус к новым видам пищи. Вероятно, такие случаи даже нечто сложнее, чем обычная степень умственного инфантилизма.

Как перейти к реформе питания

Вопрос „Как перейти к реформе питания?" задают тысячи людей, которые впервые знакомятся с принципами правильного питания. Действительно, как начать? Как приготовить новое питание? Сколько есть? Какие реакции можно ожидать? Переходить ли к новой диете постепенно или сразу?

Это важные вопросы, на которые, к сожалению, большая часть литературы по этой теме не дает ответа. Слишком часто она повторяет принципы старой диеты вместо того, чтобы обучать правильной практике питания. Эти работы представляют собой компромисс с извращенными вкусами, аппетитом и вредной практикой питания. Это, видимо, является главной причиной того, что многие вегетарианцы не могут познать всей выгоды вегетарианского образа жизни. У меня голова идет кругом, когда я читаю все эти книги, знакомлюсь с рецептами по замене мяса. Что нам нужно от заменителей мяса? Можно ли мясо заменить или оно естественная часть рациона питания?

Нет нужды имитировать старую диету, если она вредна. Нам нужно отказываться от „заменителей" и вернуться к первоначальному и естественному. Нам нужно полностью порвать со старой практикой питания.

Д-р Ф. Норман, ссылаясь на „Американскую домашнюю диету" Макколума и Симондса как на „прекрасную работу" и касаясь сбалансированной диеты, которая была внедрена вместе с инструкциями о ее применении, пишет: „Эта диета - обычная еда, но дополненная зелеными овощами, фруктами и молоком".

Привычка настолько затмила мышление исследователей, что они не смогли порвать с диетой, включающей хлеб, мясо и картофель. Поэтому сбалансированная диета есть просто улучшение баланса старой диеты.

Она не принимает во внимание физиологический процесс пищеварения. Другими словами, она не обращает ни малейшего внимания на пищевые сочетания. Эти „исследователи" настолько консервативны и связаны привычками и условностями, что боятся радикального пересмотра диеты.

Но гигиенисты не столь робки. Они не погрязли в древности, не связаны традициями и отжившими привычками. Они давно отказались от мясной, картофельной и хлебной диеты. „Хлеб - смертельный продукт", — заявил много лет назад Эммит Денсмор. Мясо мы отвергли свыше ста лет назад, но зато дали пищевые комбинации.

Реклама посуды, советы по питанию, преподносимые публике на страницах прессы, по радио,— все это заставляет народ идти вслепую, как и прежде, и готовить пищу для удовлетворения вкусовых ощущений. Поэтому эти советы, даваемые народу, преступны.

Я не хочу сказать, что обычно здоровые люди не могут есть эту пищу, чтобы поддержать обычный стандарт здоровья. Но я утверждаю, что они не могут быть равно здоровыми, принимая это питание или обходясь без него. Я говорю, что каждый прием такой пищи делает их более уязвимыми различным видам хронических болезней. Предписываемая обычно врачами диета - это вовсе не диета, она содержит те же продукты, денатурированные и измененные, в тех же самых комбинациях, которые больные принимали всю жизнь и которые создали такую питательную среду, которая образует биологическую основу для влияний, от которых страдают эти больные.

Врачи часто выступают против реформы питания из корыстных целей, а люди настолько опутаны добровольными или скованными ими самими цепями вкусового рабства, что они легко поддаются влиянию смехотворных речей своих, по сути, естественных врагов - высокопоставленных медиков, выискивающих „ересь", и так же легко игнорируют советы своих истинных помощников - „диссидентов". Но что можно узнать о реформе питания только понаслышке или только по отдельным случаям кратковременного изменения обычной практики питания?

Повсеместное заблуждение. К счастью, знания о правильном питании растут и расширяются с каждым годом. С течением времени все больше людей начинают интересоваться вопросами правильного питания своего организма. К сожалению, те, кто стремится расширить свои знания, напичканы таким количеством противоречивых теорий и практик и сталкиваются с такими разногласиями между учеными, выступающими в роли лидеров в науке о питании и восхваляющими свои взгляды как единственно правильные, что часто бывают сбиты с толку и с возмущением отказываются от дальнейших поисков.

Рынок наводнен поверхностными книгами и рецептами блюд, газеты и журналы печатают бесчисленные меню. Производители продуктов издают бесплатно поваренные книги, где меню содержит производимые ими продукты в качестве главных составных частей. В большинстве случаев авторы этих книг и статей заняты рекламой стимулирующих блюд в угоду больному вкусу и обжорам. В большинстве этих книг основное усилие авторов направлено, видимо, на то, чтобы смешать наибольшее число продуктов, приправ, солений, специй, подливок и т. д. в одном блюде и протолкнуть как можно больше разнородных веществ в желудок за один прием пищи.

Данная глава и написана с целью противопоставить, хотя бы в некоторой степени, правильную точку зрения дезинформации и деморализующему влиянию поваренных книг и великому множеству чепухи, которая пишется о диете, и помочь людям, особенно молодым, в понимании истинного воздействия пищи на здоровье.

Американская диета неправильна. Ортодоксальные авторитеты утверждают, что большинство национальных диет различных народов значительно превосходят принятую в Америке диету, даже в ее лучшем виде. Какой это, должно быть, удар по высокомерию огромного числа „непогрешимых" врачей, утверждающих, что американская диета правильная, а любая другая, радикально отличающаяся от нее, неправильна.

Эти самые авторитеты признают возможность обеспечения правильной диеты разными путями, но они, видимо, не учитывают того важного факта, что принятая американская диета неправильна не потому, что ей не хватает разнообразия и объема, а потому, что она целиком ненатуральная. Эта неспособность признать источник неправильности американской диеты приводит их, вместо того чтобы улучшить диету иностранцев, к уговорам следовать американским стандартам, т.е. тому, что требуют невежественные врачи, равнодушные профсоюзные лидеры и корыстные предприниматели: „Более логично будет уговорить каждого иностранца вернуться к диете его родной страны". Эта более „логичная" процедура - не идеальное решение проблем питания. Если и национальная ирландская и германская диеты хороши, почему бы немцам не принимать ирландскую диету, а ирландцам - немецкую? Но если ни одна из них не самая хорошая, почему бы не предложить им самую лучшую диету вместо того, чтобы уговаривать принимать свою обычную? Мы стремимся к оптимальному развитию и оптимальному здоровью и наиболее совершенному питанию.

Что такое реформа питания? Реформа питания связана со многими изменениями в личных и социальных привычках, которые часто вступают в конфликт с образом мышления и поведением членов вашей семьи и знакомых. Но если, однако, вы не будете опасаться быть социально отверженными, вам нечего бояться. Вы не станете опасаться быть социально отверженным, да это и не нужно, если сами не захотите этого. Д-р Э. Сэксон (Англия) хорошо сказал: „Реформа питания начинается и кончается различением выбора и удовольствия. Просто отказ от нездоровой пищи не есть еще достаточно хорошее начало. Отказ полезен только тогда, когда он легко и неизменно вытекает из выбора чего-то лучшего. Упор должен быть сделан на позитивной стороне полезности, удовольствия и способности обеспечить потребности организма, а не на негативной - простом отказе от нездоровой пищи, каким бы важным он ни был. Реформа питания может произойти без изменения основного направления питания. Белый хлеб могут заменить хлебом из цельной пшеницы, и человек тогда будет питаться исключительно хлебом и есть его во всевозможных неправильных сочетаниях. Реформа процесса еды может сопровождать, а может и не сопровождать реформу питания. Истинная реформа питания будет только в том случае, когда вы начнете есть правильно.

Является ли пища, полезная для вас, вредной для меня? Правильно ли, что пища, полезная для одного человека, является вредной для другого? Вода - питание для одного и отрава для другого? А кальций? Фосфор? Натрий?

Никто не делает таких абсурдных заявлений. Продукты, являющиеся благом для одного и отравой для другого, никогда не поступают в кровь как таковые. Они расщепляются в процессе усвоения и поступают в кровь в виде аминокислот, моносахаридов, жирных кислот, минералов и витаминов. Маленькая рыбка никогда не плавает в кровотоке любителей рыбы. Картофель не катается по артериям как камешек. В ответ нам заявляют: „Мы неодинаковой конституции".

Но физиологи не нашли доказательств того, что жизнь настолько хаотична, как представляют ее авторы такого заявления.

Каждый из нас начинает жизнь как оплодотворенное яйцо, идет по единому пути эволюции, рожден с одинаковым числом и видом органов и едиными функциями. У нас одни и те же железы и системы усвоения, мы состоим из одних и тех же химических элементов одинаковой пропорции. Каждый из нас выделяет одинаковое число и виды пищеварительных соков и те же пищеварительные ферменты. Структурно и функционально наши системы пищеварения настолько схожи, что физиологи не могут найти те различия в конституции, о которых мы так много слышим.

Все говорит о том, что мы созданы на основе одних и тех же принципов, имеем одинаковую конституцию, одинаковые потребности в питании и снабжены для усвоения и использования одних и тех же видов и типов продуктов. Ни один человек не имеет конституцию собаки или коровы. У всех людей человеческая конституция.

Никто еще не заявлял о том, что коровы имеют такие различия в конституции, что некоторые из них не могут питаться травой и растениями, а другие должны есть мясо. Никто не говорит о том, что, хотя большинство львов питается мясом, кровью и костями, некоторые львы имеют такую конституцию, что для них мясо - отрава, и они должны, подобно быку, пастись на лугах.

Что такое конституция? Это структура тела. Это полный ансамбль органов и функций, образующих тело. Каждый орган и каждая функция в организме одного человека подчиняются тем же законам, что и органы и функции в организме другого человека. Законы природы не требуют одного вида деятельности у одного человека и другого вида - у другого. Привычки и обстоятельства, которые в точности вытекают из законов жизни у одного человека, те же, что и у другого. Из-за ложных концепций, будто существует много типов конституции человека, требующих различных привычек и обстоятельств, чтобы удовлетворить законы жизни, мы и совершаем бесчисленные ошибки.

„Табак не вредит моему организму",— говорит один, а другой убеждает, что „кофе годится" при его конституции. Третий имеет „конституцию", которая требует много пищи, четвертый так „устроен", что ему надо очень мало сна. Едва ли есть такая вредная привычка в длинном перечне злоупотреблений человеком своим здоровьем, которая не защищалась бы им на основании того, что она будто отвечает „его личной конституции". Но никто, насколько мне известно, не находил, что прыжок с „Эмпайр стейт билдинг" отвечает его конституции. Но если жизнь так хаотична, как они думают, то почему бы ни считать, что некоторые конституции нуждаются и даже требуют такого прыжка.

Если видеть жизнь и ее законы такими, какие они есть в действительности, то становится ясно: что является наилучшим для одного, есть наилучшее для всех, и что вредно для одного - вредно для всех. Это, однако, нельзя понимать так, что человеческие потребности не изменяются при разных условиях и обстоятельствах жизни. Никто не будет иметь глупость заявить, что трехдневный младенец и пятидесятилетний человек имеют одинаковые потребности или что они одинаковые у жителей тропиков и холодных районов. Но это результат изменения не законов жизни, а их условий. Один и тот же человек в разных условиях имеет разные потребности. Существуют индивидуальные слабости и различия в сопротивляемости организма, которые требуют временных приспособлений к любой программе жизни, но необходимо, чтобы эти модификации соответствовали законам жизни. Все программы или части программы жизни, нарушающие эти законы, в конечном счете вредны. Вариации внутри закона оправданны, но недопустимо любое нарушение самого закона.

Подходы. Ваш успех или неудача в диетической реформе будут зависеть в основном от вашего подхода к вашей собственной жизни. Вы должны будете образовать и закрепить новые привычки и в то же время ликвидировать и отбросить старые. Это требует прохождения через периоды переадаптации, которые вы сможете пройти только при условии, что вы действительно хотите его пройти и что вы обладаете знаниями о правильном питании, достаточными для того, чтобы одолеть этот период. „Железо" вашей воли часто более важно, чем железо в вашей еде.

Вы привыкнете ко всему лучшему, если вы твердо будете его придерживаться, то вы должны уметь воспрепятствовать соблазнам буфетов, общественных столовых и противостоять насмешкам ваших невежественных, находящихся в. заблуждении, хотя и благонамеренных друзей и родных. Будьте так же упорны в вашей решимости приобрести хорошие привычки, как и тогда, когда вы обретали привычку к табаку, несмотря на протесты ваших естественных инстинктов, и вы обязательно победите.
назад

Далее:

 

Концепция лечебной моды.

Азот.

Три обязательных условия здоровья.

2. Сосудистые клубочки.

 

Главная >  Публикации 


0.016